Всесильны ли крупные калибры?

Завершаем статью, посвященную борьбе снарядов мощнейших калибров (420, 380 и 305-мм) с препятствиями различных типов на основе опыта борьбы крепости Верден в 1915—1916 годах (см. «Чемодан» против убежища»).

Всесильны ли крупные калибры?



Общие наблюдения относительно снарядов всех трех калибров


Действие взрыва и сотрясения

Взрыв рассмотренных выше крупных снарядов был чрезвычайно силен.

В противоположность тому, что имеет место на открытом воздухе, взрыв данных снарядов в замкнутом пространстве, например, в подземных галереях укреплений, — формировал воздушную волну, распространяющуюся на очень большое расстояние.



Действительно, газы, расширяясь в зависимости от сопротивления стен, мгновенно заполняли все доступные галереи и пути, и, проникая во все смежные помещения, производили разные механические действия.

Так, в одном форте воздушная волна от взрыва 420-мм снаряда проникла в подземные помещения по лестничной клетке, сорвав по пути несколько дверей (одна из них была отброшена на 8 метров). Пройдя около 70 метров, эта волна ощущалась еще достаточно сильно, расталкивая людей и втискивая их в двери — несмотря на то, что на ее пути было 7 последовательных поворотов (из которых 5 — под прямым углом) и много открытых сообщений с наружным воздухом (через окна и двери).

В одной галерее волна подняла все, что находилось в помещении: койки, земляные мешки, туры и т. д., сделала из всего этого своеобразный вид забивки в самом конце галереи, и увлекла туда 2-х человек.



Один телеграфный пост имел вход в длинной галерее, находившейся от места взрыва очень далеко. Но воздушная волна вырвала дверь, прижав ее плашмя к стене и раздавив человека, захваченного ей по пути.

Сотрясения, которые производились ударом и взрывом этих снарядов, сильно ощущались защитниками, даже размещенными в подземных галереях. Сильно потрясали всю массу форта; иногда производили в некоторых помещениях, не испытавших удара снарядов, довольно глубокие расстройства – как это имело место во входном коридоре в 75-мм башню — расхождение между плитами и опорными стенками и менее важные трещины.

Иногда эти расслоения появлялись в опорных стенах, связанных с плитой, несколько ниже плиты.

Действие удара снарядов значительно менее отражалось на крупных массах бетона, нежели на малых: расслоения и трещины были более заметны, например, на соединительных галереях и быстрее там увеличивались от ударов, нежели на частях бетонированных казарм. Таким образом, большие массивы сопротивлялись не только вследствие своей большой толщины, но и большой массы.



Здесь и ниже — форт Во


Чтобы сопротивляться этому глубокому потрясению, основания сооружений должны были быть очень хорошо установлены и достаточно углублены, в особенности там, где взрыв под стеной или под полом помещения мог служить причиной серьезных разрушений.

Несомненно, таким сотрясением были вызваны обвалы в двух коридорах подземных убежищ одного из фортов, произошедшие в разное время, но в схожих условиях. Эти коридоры были пробиты на 8 — 9 метров ниже уровня земли, в очень плотном мергеле, смешанном с известняком, и имели кирпичные опорные стены толщиной 0,65 м и высотой 2,5 метра и такие же своды толщиной 0,34 метра. Вследствие удара и взрыва одного 420-мм снаряда (дававшего в подобном грунте воронки около 10 метров в диаметре и 5 метров глубиной) соответствующая часть свода была разрушена «глубоким сжатием земли»: оставшийся под сводом слой земли толщиной около 3 метров был вдавлен, и коридор оказался завален кусками мергеля и камнями.

Понятно поэтому, сколь важно, чтобы перекрытия глубоких галерей, — даже пробитых в скале, — были хорошо набиты и имели прочные опоры.



Действие газов

При кратковременной бомбардировке гарнизон не страдал от действия газов фугасных бомб, если только бомбы не взрываются в помещениях, занятых войсками. Бомба, взрывающаяся в жилом помещении, своими ядовитыми газами производит удушение людей — особенно при слабой вентиляции.

При продолжительных бомбардировках вентиляция необходима также и для подземных убежищ, организованных в минных галереях, так как ядовитые газы, глубоко проникающие в почву, могли проникать и в эти убежища, вследствие своей больший плотности, даже через трещины в скале.

Перекрытие убежищ требовало наличия достаточно толстой плиты, о которую взорвется снаряд, из прослойки 1 – 1,5 метра песка и собственно из перекрывающей плиты, которая, в зависимости от важности сооружения, должна быть не менее 2 метров толщиной.

Количество снарядов, выпущенных по фортам, было очень различно.

В 1915 г. на один из фортов и в непосредственной близости от него упало 60 снарядов 420-мм калибра, а до августа 1916 г. он получил еще около 30 таких снарядов, около сотни 305-мм бомб и значительное число снарядов меньшего калибра.

Другой форт с 26 февраля по 10 июля 1916 г. получил 330 бомб 420-мм калибра и 4940 бомб прочих калибров.



Еще один форт лишь за один день получил 15000 бомб, а во второй в течение двух месяцев (с 21 апреля по 22 июня) попало около 33000 снарядов разных калибров. Третий форт с 26 февраля по 11 апреля 1916 г. получил 2460 снарядов разных калибров, в том числе 250 бомб 420-мм калибра.

Сопротивление фортов бомбардировке

Если форты подвергались лишь средней бомбардировке (снарядами не более 380-мм калибра), то их элементы, не подверженные непосредственному воздействию бомб, оставались исправными, — как мы отметим ниже. Сети оказывались повреждены более — менее сильно, но еще являлись некоторым препятствием для противника.

Эскарпы и контр-эскарпы бывали отчасти разрушены, но рвы могли довольно легко обстреливаться из коффров и капониров.

В случае, если бомбардировка более напряженная, и снаряды достигали 420-мм калибра, то сети бывали уничтожены полностью или частично. Рвы оказывались более или менее завалены обломками эскарпов и контр-эскарпов, так что фланкирование могло стать достаточно трудным. Земляные насыпи вполне разрушались, и исчезали признаки обвода бруствера. Однако представлялось возможным использовать для размещения пехотинцев и пулеметчиков края воронок, которые покрывали парапет и бруствер.

На не бетонированные убежища рассчитывать уже нельзя. Некоторые бетонные сооружения также выходили из строя. Галереи, ведущие к коффрам контр-эскарпа, часто были завалены, и очень важным обстоятельством для дальнейшего сопротивления являлось снабжение находящихся в кофрах людей достаточным количеством боеприпасов, ручных гранат, провианта и воды.



Важнейшие бетонные сооружения, которые обладали большой массой, страдали, в целом, мало. Этот факт установлен на примере больших бетонных казарм, железобетонных массивов, окружавших башни и др. эквивалентных сооружений на всех фортах Верденской крепости. Так, несмотря на попадание в форт более 40000 бомб различных калибров, старый пороховой погреб (который после усиления относился к типу № 2) еще находился в хорошем состоянии и был вполне пригоден для размещения людей.

Орудийные башни вплоть до августа 1916 г. сопротивлялись крупным снарядам отлично, и если функционирование некоторых башен прекращалось вследствие попадания снарядов, то всегда эти башни в короткое время можно было вернуть в строй.

Даже после сильнейших бомбардировок Верденских укреплений бетонные форты сохранили свою ценность и, в частности, свои активные качества.

Во время шестимесячной борьбы в феврале — августе 1916 г. между бетоном и артиллерией долговременные фортификационные сооружения — даже наименее солидные — проявили огромную сопротивляемость мощным современным снарядам.

Действие снарядов очень крупного калибра на башни


Согласно показаниям защитников Вердена, броневые башни «сопротивлялись хорошо».

Примеры.

1) «Башни для 155-мм и 75-мм пушек в упомянутом выше форте (который с 26 февраля по 11 апреля 1916 г. получил 2460 снарядов, в т. ч. 250 – 420-мм) стреляют еще ежедневно».

2) Хотя 26 февраля 1916 г. противник особенно предметно направлял на них свой огонь, и несколько раз чрезвычайно методично по ним пристреливался, — ни один снаряд в купола башен не попал, но три 420-мм бомбы угодили в бетонную аванкирасу 155-мм башни. Массив из железобетона, окружавший броню, растрескался, а спутавшиеся пуки железной арматуры от бетона обнажились. Несмотря на это, башня действовала хорошо, и небольшое заедание присутствовало лишь в некоторых положениях.

Один более ранний факт также подтверждает эти указания.

В феврале 1915 г. 420-мм снаряд угодил в железобетонный массив, окружавший броню 155-мм башни, и дал отказ. Место попадания — 1,5 метра от внешней окружности аванкирасы. Снаряд отскочил и упал недалеко — во двор форта.

На круговой поверхности (диаметром до 1,5 метров) поднялся целый лес спутавшейся арматуры; бетон оказался поврежден, но не раздроблен. Башню заклинило, но она, в целом, не пострадала.

В течение 24 часов ее удалось отремонтировать и вновь ввести в дело.

Итак, форты, укрепления, броневые батареи и прочие опорные пункты Вердена, которые обороняющиеся должны были во что бы то ни стало удержать в своих руках, — даже в полуразрушенном виде — служили для защитников крепости удовлетворительными убежищами и облегчали отражение германских атак.

Могущественная современная артиллерия оказалась не в состоянии сделать эти сооружения непригодными для обороны.

Конечно, результаты этой беспримерной борьбы в значительной мере зависели от успешности действий французской артиллерии, которая не позволила немецким орудиям безнаказанно громить крепость. Однако, последствия бомбардировок были ослаблены нижеследующими обстоятельствами.

1) Относительный разрывной заряд в германских бомбах был, в целом, невелик, — как это можно увидеть из прилагаемой ниже таблички; даже к 420-мм гаубице вначале была принята бомба с перегородкой, содержавшая лишь 11,4% взрывчатого вещества. Позднее убедились в ненужности этой перегородки и ввели новый снаряд весом 795 кг, содержавший 137 кг (17,2%) взрывчатого вещества. Французские источники не отмечают разницы в действии этих двух типов снарядов, — которые несомненно применялись для бомбардировки Вердена, так как введение новых снарядов отмечено относящимися к этому периоду времени документами.

В. Рдултовский определяет для каждого снаряда приблизительные объемы воронок по средним из приведенных в тексте размерам и, деля объем воронки на вес взрывчатого вещества, вычисляет количество земли, выбрасываемой единицей веса этого заряда — в кубич. метрах на 1 кг и в кубич. футах на 1 русский фунт — как было принято в русской артиллерии. Для вычисления объемов воронок он пользуется следующей эмпирической формулой , выведенной на основании обмеров большого количества воронок в различных грунтах, где D1 и D2 – наибольший и наименьший диаметры воронки, h – ее глубина, V – объем. В данном случае D1 = D2.



В конце таблицы приведены сведения о снаряде к 370-мм французской мортире сист. Filloux, по своим баллистическим данным похожей на германские 305-мм мортиры; относительный заряд в этой бомбе был втрое больше, нежели в схожих германских снарядах.

Судя по данным этой таблицы, можно считать, что замедление в действии взрывателя 420-мм бомб было подобрано удачно; чувствительность же их была недостаточной — так как они давали довольно много отказов.

380-мм снаряды, в среднем, давали удовлетворительные воронки, нo часто объем воронок не превышал 12 куб. метров. Данные снаряды имели взрыватели без замедления и действовали по земляным насыпям не однообразно; а при попадании в бетонные сооружения взрывались почти в момент удара; даже при попадании в гражданские дома они производили разрушения лишь в верхних этажах. Поэтому можно считать, что их огромная сила (начальная скорость достигала 940 метров в секунду) и большой разрывной заряд не были использованы в надлежащей мере.

Разрывной заряд в 305-мм бомбах, в относительно большом количестве применявшихся при обстреле французских позиций, был, очевидно, недостаточен.

2) Количество наиболее крупных снарядов, попавших в форты, оказалось менее значительным, чем можно было предполагать.

3) Обращает на себя внимание отмеченный французами факт: в течение шестимесячной борьбы на Верденских позициях не было ни одного попадания крупных снарядов в купола либо в кольцевую броню орудийных башен, хотя немцы неоднократно и методическим вели по последним пристрелку. Вполне понятно, что башни при этом условии выдержали бомбардировку на "хорошо".

Но тщательно организованные опыты показали, что башни таких же типов, как и установленные во французских крепостях, сильно страдали от попаданий в купол либо в кольцевую броню даже 280-мм снарядов. Таким образом, отмеченное успешное сопротивление башен следует во многом приписать не прочности их конструкции, а трудности попадания, в боевых условиях, в их наиболее уязвимые части.

Возможно, что результаты бомбардировок были бы другими, если б 420-мм бомбы были применены в большем количестве, а также устранены отмеченные выше недостатки.
Автор:
Олейников Алексей
Статьи из этой серии:
«Чемодан» против убежища
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

54 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти