Накануне Великой Отечественной. Сообщения разведок о немецкой группировке против войск ПрибОВО

В предыдущей части мы провели сравнение данных, представленных в сводках Разведуправления Генштаба КА по состоянию на 1 и 22 июня 1941 года, с фактическим наличием немецких соединений у границы. Было отмечено, что руководство КА неверно оценило минимальное количество немецких войск, необходимое для начала войны с Советским Союзом (до 180 дивизий). Однако из-за массовой дезинформации наши разведки до 21 июня не смогли документально подтвердить выход немецких соединений к госгранице. В соответствии с РМ немецкие войска по состоянию на 21 июня находились в пунктах дислокации достаточно далеко от границы и выдвинуться к ней по местности, имеющей не так много дорог, в течении суток просто не смогли бы. Обнаруженных танковых частей было крайне мало для нападения на нашу страну.




По нанесенной обстановке на карте ПрибОВО на 21 июня можно отметить, что командование округа не подозревало о том, что гитлеровские войска подтянулись к границе и в ночь на 22 июня были готовы занять исходные позиции для нападения. В Наркомате обороны в Москве по похожим РМ должна была существовать аналогичная карта с обстановкой, по которой руководству КА 21 июня также было трудно сделать вывод о начале войны на рассвете 22.6.41 г.

Может быть, представленная карта, которую мы рассмотрели в предыдущей части, это послевоенная фальсификация генералов, которые сочувствовали генералам-предателям? Нет, все гораздо проще. На карту была нанесена обстановка в соответствии с РМ разведотдела ПрибОВО по состоянию на 17 июня и на 20-00 21 июня. Обе сводки подробно рассмотрены в цикле. Там же автор Вик привел карты с подробным размещением немецких войск в соответствии с данными указанными в РМ.

Зона ответственности разведотдела ПрибОВО


На рисунке приведены зоны ответственности разведотделов ПрибОВО (граница: Сувалки – Ликк – Алленштайн — Кенигсберг) и ЗапОВО.

Накануне Великой Отечественной. Сообщения разведок о немецкой группировке против войск ПрибОВО


Зона ответственности разведки ЗапОВО проходит через Сувалки и далее за границу рисунка (западнее на 53 км), поворачивает к городу Млава и дальше идет к Варшаве. От Варшавы до города Радом и поворачивает к границе. Разведка ЗапОВО считала своими немецкие войска, располагаемые в городах Аленштайн и Сувалки. Разведуправление считало, что войска в указанных городах относятся к зоне ответственности ПрбОВО.

Также в РМ разведотдела ЗапОВО отмечаются войска размещаемые и за пределами их зоны ответственности. Например, за 400 км от госграницы. Поэтому данные по немецким войскам в РМ разведотдела ЗапОВО завышены относительно аналогичных данных из сводок Разведуправления Генштаба КА. Такое течение событий продолжалось достаточно долго и трудно сказать: почему это позволяли в Разведуправлении. Ведь РМ в Разведуправление из штаба ЗапОВО поступали регулярно…

Дислокация немецких войск накануне войны по данным разведки


Для наглядности приведу рисунок из цикла, которые соответствуют РМ на 20-00 21 июня. В прошлом году автор перепроверил соответствие частей приведенных на рисунках в цикле данным, указанным в разведсводках. Практически все совпало. Не удалось найти только 4-5 населенных пунктов из РМ. Возможно, недостаточно усердно искал…



Из рисунка видно, что на северном фланге группировки вторжения, размещенной в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши, непосредственно у границы накануне войны до населенного пункта Задарун дислоцируются всего три пехотных батальона и один артиллерийский полк. На указанном участке границы ни о каком вторжении такими силами не может идти и речи!

От городка Задарун до Сувалкинского выступа (в зоне ответственности ПрибОВО) размещена более значительная группировка: штаб пехотной дивизии, 3 пехотных полка, артиллерийский, танковый, моторизованный и кавалерийские полки, 2 артдивизиона, 4 пехотных и один саперный батальоны. Суммарно эти силы можно оценить в 2…2,5 дивизий. Из указанных частей только три полка (танковый, моторизованный и кавалерийский) могут составить некую подвижную группировку для быстрого продвижения в глубину территории округа. Из представленной обстановки можно предполагать только некие провокационные действия германских генералов против войск ПрибОВО в районе Сувалкинского выступа. Именно об этом и говорили из Москвы…

Из рисунка видно, что за 8 часов до начала войны на расстоянии до 10 км от границы имеется всего четыре танковых батальона. Еще часть пехотных, моторизованных и танковых частей размещена в 15-20 км от границы. Разведка ПрибОВО не выявила места сосредоточения ударных группировок противника у границы. Группировка, сосредоточенная у города Гамбиннен, может быть передислоцирована и к Сувалкинскому выступу, что соответствует концепции угрожаемых направлений, которые были отражены в «Планах прикрытия…».


Куда-то пропала из зоны внимания нашей разведки часть немецких войск. Разведке дали указание разобраться в этом вопросе: «…Продолжается сосредоточение немецких войск к государственной границе. Общая группировка войск продолжает оставаться в прежних районах... Требуется установить… продолжают ли оставаться части, не указанные в этой сводке, ранее нами отмечаемые (наша разведсводка №15 [разведсводка от 18.06.41 г.]…»

Информацию о том, что разведка ПрибОВО не вскрыла перемещение немецких войск к границе до 21 июня, подтверждается и распоряжением начальника штаба артиллерии 11-й армии: «…Штаб начарт 11, Каунас. 21.6.1941 14-00. 1. По данным разведки положение остается прежнее…»

Начальник штаба ПрибОВО генерал-лейтенант Петр Семенович Кленов был арестован в начале июля и ему было предъявлено обвинение во вредительской деятельности. В этом он уличался показаниями четырех свидетелей, три из которых относились к руководству разведотдела штаба ПрибОВО (в последствии разведотдела Северо-Западного фронта). Имеющиеся в настоящее время РМ показывают полное отсутствие накануне войны достоверной информации, представленной руководству округа разведотделом штаба и Разведуправлением Генштаба КА…

Данные о немецкой группировке после начала войны


Рассмотрим обстановку на карте Северо-Западного фронта (бывшего ПрибОВО) по состоянию на 22-23 июня.





Из карты видно, что к Лиепае движется около танковой роты. В направлении на Приэткуле продвигается неизвестное количество пехоты и танков. Против трех стрелковых полков 10-й стрелковой дивизии отмечаются в обороне два пехотных полка.



На фрагменте карты отмечены неизвестные части противника, танки. Вероятно, 23 июня отмечена 61-я пехотная дивизия. Ниже отмечены еще одна пехотная и одна моторизованная дивизии.



Снова пехотная дивизия с неизвестным количеством танков, два пехотных полка, пехотная дивизия, танковая бригада, более пехотной дивизии с танковым полком.



До трех пехотных дивизий, танковая дивизия, пехотный полк, моторизованный полк, неизвестное количество танков.

Уже сутки идет война, но немецких частей обнаружено не так уж и много. Ударные группировки на карте не обозначены и, следовательно, снова не выявлены. Исходя из нанесенной обстановки на северном фланге фронта немцы придали танковые части пехотным дивизиям. Именно так и ожидалось их применение малыми группами, так как моторизованных корпусов и танковых групп разведка еще не обнаружила.

Ниже на рисунке указанные выше дивизии приведены по двум участкам территории Северо-Западного фронта.



Разведуправление об обстановке на Северо-Западном фронте


По имеющимся данным на 22-00 22 июня подготовлена Разведсводка №01 Разведуправления Генштаба КА. На рисунке ниже приведены синим шрифтом направления ударов группировок противника по войскам Северо-Западного и Западного фронтов.



Выводы по представленным РМ


Исходя из выше изложенного можно констатировать следующее:

1) разведотдел штаба ПрибОВО (СЗФ) в зоне своей ответственности на 21 июня насчитывал до 24-24,5 немецких дивизий из 41-й находящихся в его зоне ответственности. Это свидетельствует об отличной работе немецких спецслужб и германского военного командования при дезинформационной работе и при скрытой передислокации дивизий к границе;

2) большая часть немецких войск по состоянию на 21 июня сосредоточены достаточно далеко от границы. Требуется около 1-2 дневных переходов для сосредоточения пехотных частей и около одного для сосредоточения моторизованных и танковых частей. Учитывая ограниченное количество дорог можно предположить, что для сосредоточения потребуется не менее двух суток. Двое суток позволит руководству КА и ПрибОВО своевременно привести войска округа в полную боевую готовность. Вывести войска из пунктов постоянной дислокации или лагерей, а также рассредоточить авиацию;

3) по информации Разведуправления Генштаба КА против войск ПрибОВО сосредоточено 29 немецких дивизий. Поскольку в данных разведотдела ПрибОВО на 21 июня отмечается только 24-24,5 дивизии, то еще около пяти дивизий (по мнению разведчиков округа) находятся западнее зоны ответственности разведки ПрибОВО, т.е. достаточно далеко от границы;

4) РМ о дислокации немецких войск на 20-00 21 июня не могут свидетельствовать об ожидании начала войны на рассвете 22 июня против войск ПрибОВО.

Вероятно, что в ночь на 22 июня в штаб округа поступали многочисленные донесения о выдвижении немецких войск на исходные позиции перед нападением к границе. Только этим можно объяснить появление в передаваемой в войска ПрибОВО Директиве №1 отдельного пункта о начале минирования немедленно. Даже то обстоятельство, что на дорогах ямы под установку мин были вырыты и была начата перевозка мин к местам установки – установить их не успели…

Завышение количества немецких дивизий советской разведкой


Предлагаю рассмотреть тему завышения количества немецких дивизий на советско-германской границе. Для начала обсуждения приведу рисунок, который использовала автор Вик в частях, посвященных разведке. На 1 сентября 1940 года количество немецких дивизий на советско-германской границе (до Словакии) составляла от 83 до 90. По РМ на 1.10.40 г. количество дивизий составляло от 80 до 88.



По РМ накануне войны на границе с Советским Союзом (включая границу с Румынией, но без учета границы со Словакией и Прикарпатской Украиной) имелось до 125 немецких дивизий. Если из этого количества удалить 17 немецких дивизий, которые в соответствии с РМ находились у границы в Румынии, то получаем число 108 дивизий сосредоточенных до Словакии. К 22 июня немецкая группировка от Кенигсберга до Словакии увеличилась на 9,3% по сравнению с численностью группировки на конец августа 1940 года! При интенсивных перевозках к границе за 8,5 месяцев произошло увеличение немецкой группировки вторжения всего на величину не более 10%!

Кто прочитал части цикла, посвященные разведке, понимают, что РМ перепроверялись разными разведками и при необходимости готовились запросы по перепроверке данных другими источниками. 83-90 или 80-88 немецких дивизий это достаточно точные данные для разведки. Немецкие войска где-то дислоцировались, военнослужащих из этих дивизий где-то видели… Жалко, что на этот период не удалось найти фактическое количество соединений имевшихся в этой зоне.

В период, когда у нашей границы и западнее от нее имелась группировка до 80-90 дивизий противника происходит интересный разговор, который был описан в мемуарах генерала Сандалова:

«…Вначале, может быть, придется и отступить, — уточнил Павлов… А вот когда из тыла подойдут войска внутренних округов, — Павлов посмотрел на Тюленина, — когда в полосе вашей армии будет достигнута уставная плотность — 7,5 километра на дивизию, тогда, конечно, можно будет двигаться вперед и не сомневаться в успехе…
Затем поднялся Чуйков:
— Вам хорошо известно, товарищ командующий округом, что в первом эшелоне 4-й армии весной этого года было всего лишь две дивизии на сто пятьдесят километров фронта. Летом нам подбросили еще одну. Значит, плотность теперь — пятьдесят километров на дивизию. Во втором эшелоне тоже не густо — только одна дивизия. Это же не армия, а всего лишь корпус... Почему бы в нашу полосу не выдвинуть заблаговременно две-три дивизии из тыла страны?
— Как вы не понимаете, что подобными действиями можно спровоцировать войну? — раздраженно ответил Павлов. — Да и казарм у нас нет для размещения новых войск...
Я поспешил на помощь Чуйкову:
— Выдвижение в полосу армии новых дивизий можно провести весной под видом учебных сборов. С жильем гоже найдется выход: на первых порах будем строить землянки. Ведь поселили же мы таким образом сорок девятую дивизию.
Меня перебил Запорожец:
У нас с Германией договор о ненападении, и нет никаких оснований сомневаться, что она не выполняет своих обязательств. Да и вообще, — он повернулся в сторону Павлова, — мне начинает казаться, что у вас здесь некоторые командиры начинают проявлять чрезмерную немцебоязнь.
И хотя Запорожец произнес последние слова с улыбкой, Павлов, который знал то, чего не знали ни Чуйков. ни я, почувствовал, что это говорит уже не член Военного совета столичного округа. Он тоже изобразил на своем лице улыбку и попытался внести полную ясность:
— Вы высказываетесь в данном случае как член Военного совета МВО или уже как начальник Главного управления политпропаганды?..»


80-90 немецких дивизий у границы осенью 1940 года не пугало руководство ЗапОВО и КА. В тот период у границы не было танковых частей и в вермахте ожидалось формирование многих новых соединений. Также шла в некоем образе и война Германии с Англией…

В дальнейшем происходит передвижение немецких войск в Румынию и на Балканы. Однако численность немецких войск, которые разведка относит, как возможных участников войны с СССР находится на достаточно большом уровне — 78...80 соединений. Как в течение 4,5 месяцев разведки КА и НКВД регулярно отслеживали эти соединения и также регулярно продолжали значительно завышать их количество?

Немецкое командование не только осуществляло подброску дезинформации на разных уровнях и в разных странах – хоть что-то дойдет до советской разведки, но и вероятно организовало много фиктивных формирований. Наличие этих фиктивных формирований наши разведки регулярно перепроверяли и вновь убеждались в их наличии. Об этом практически нет информации в Интернете. Конечно же, кто-то решит для себя использовать и другую версию: о повальном предательстве в советских разведках…

В РМ в апреле-мае говорилось об увеличении перевозок немецких войск, техники и воинских припасов. В июне было отмечено значительное увеличение этих перевозок. Однако из РМ количество дивизий в июне увеличилось всего на 7-9! А куда девалась вся эта прорва немецких войск, которую видели на железнодорожных перегонах и станциях? Они оседали в местах надежно защищенных от простых обывателей и вероятно наполняли личным составом и техникой фиктивные соединения.

Разведка обнаруживала интенсивные воинские перевозки, но фактически не смогла определить где находились эти войска и сколько их вообще сосредоточились...

С апреля месяца 1941 года разведки зафиксировали значительное увеличение численности немецких войск перебрасываемых к границы. Уточню, что не на саму границу, а в населенные пункты на некотором удалении от нее. Удаление могло быть десятки километров (для частей осуществляющих разгрузку, например, в Кенигсберге или Варшаве и более).

По максимальным данным из разведсводок, на 4.4.41 г. у границы было зафиксировано 84 немецкие дивизии. На 25 апреля – 100 дивизий (увеличение на 19%), а на 15 мая – 119 (увеличение на 41,7%). Такие объемы перевозок наши разведки обнаружили. Следовательно, очень внимательно отслеживали коммуникации и возможные станции разгрузок воинских частей и техники.

С 4 апреля по 15 мая фактически произошло увеличение числа дивизий с 47 до 71 (увеличение на 51%). Получается, что фактически немцы перевезли 24 дивизии, а разведки насчитали за тот же период 35. Произошло завышение объема перевозимых войск на 45%. Вообще-то это дезинформация... Я говорю это не в адрес людей из разведки, а в адрес литераторов, которые данные разведки возводят в ранг абсолютно верной информации, которая не требует перепроверки. Разведка доставляла ту информацию, которую удавалось достать и ее неоднократно перепроверяли.

Давно было оценено, что до Словакии немецкое командование может перебрасывать железнодорожным транспортом до 8 дивизий в сутки! Ведь объем воинских перевозок может сильно возрасти! А как должно было отреагировать командование КА и руководство Советского Союза на возрастание переброски немецких войск к границе? Если принять версию П.А. Судоплатова — они должны были наращивать группировку войск КА у границы и держать передовые части в готовности. В этот же период поступают РМ, в которых указываются сроки начала войны 15-20 мая и даже называется конец мая.

М.Г. Паджиев (командир заставы 94-го погранотряда): «…Она сообщила, что гитлеровцы готовятся напасть на Советский Союз, и назвала дату нападения — от семнадцатого до двадцать пятого мая. Видимо, дата 17-25 мая была принята высшим командованием к сведению. Сразу после первомайского праздника части прикрытия выделили на наиболее угрожаемые направления свои подразделения.

3 или 4 мая к нам на заставу прибыли три армейских командира. Командир стрелкового батальона, уже пожилой человек с седеющими висками, развернул карту и показал мне, где должна быть занята оборона. Утром он и сопровождавшие его танкист и артиллерист обошли будущий оборонительный район. А еще через день танковый взвод и артиллерийская батарея заняли позиции в лощине за селом Кривка. Стрелковые роты расположились по высоте между селами Хусня и Ивашковцы. Ускоренными темпами возводились оборонительные сооружения. Работы были закончены ко второй половине мая…»


Возможно, что выдвижение стрелкового батальона с частями усиления осуществлялось в начале мая и на других направлениях... Такой информации практически нет. Легче найти информацию о войсках накануне войны… Это версию косвено может подтвердить и директива штаба 6-й армии об установке пунктов ВНОС (не путаем их с территориальными пунктами ВНОС) и организации на них круглосуточного дежурства. Готовность их должна быть обеспечена к 5 мая. В принципе, это достаточно серьезное указание. Более точной информации найти не удалось…



По поводу занятия в мае гарнизонами долговременных сооружений УРов информация довольно противоречивая. Имеется одно воспоминание о занятии огневых точек в начале мая. Однако два других воспоминания полностью опровергают эту версию.

И.П. Кривоногов: «…Товарищи командиры, — продолжал комроты, — мы должны быть готовы в любую минуту отразить возможное нападение. Слушайте приказ:«В 23-00 30.5.41 года занять ДОТы и привести их в полную боевую готовность. Вести беспрерывное наблюдение за той стороной. Обо всем подозрительном докладывать в штаб…». Личный состав находился в сооружениях до начала войны.

А.К. Штаньков (командир взвода, 68 УР): «…Почти весь апрель 1941 года личный состав находился неотлучно в дотах. Оружие очистили от зимней смазки, в сооружения завезли боеприпасы и продовольствие. Но в начале мая поступил новый приказ, и гарнизоны были выведены из дотов. Бойцов вновь поселили в казарме примерно в километре от сооружений, офицеры вернулись к семьям. Продовольствие, патроны и снаряды возвратили на ротный склад. При этом снаряды обильно смазали пушечным салом для длительного хранения…»

В будущем планирую прорабатывать тему о готовности приграничных войск КА в апреле-мае 1941 года. В следующей части мы рассмотрим дислокацию немецких дивизий по данным разведок против войск КОВО.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

2 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти