На волосок от смерти. Лечение ранений в Отечественную войну 1812 года

На переднем крае медицины


Как уже говорилось ранее, главным поражающим фактором на полях Отечественной войны было огнестрельное оружие. Так, в Бородинском сражении доля таких раненых в госпиталях составляла порядка 93%, из которых с пулевыми ранами было от 78% до 84%, остальные были поражены артиллерией. Можно также предположить, что ранения от сабель, палашей и пик были гораздо смертоноснее, и несчастных просто не успевали доставить до пунктов перевязки и госпиталей. Как бы то ни было, полевым врачам приходилось иметь дело преимущественно с огнестрельными ранениями. Для этого на созданном Яковом Виллие в 1796 году инструментальном заводе изготавливали военно-медицинские наборы – корпусный, полковой и батальонный. Самым простым, естественно, был батальонный, в который входили всего 9 приспособлений для резекции и ампутации. В полковом наборе было уже 24 медицинских инструмента, позволяющих, помимо прочего, проводить соединения и разъединения тканей. Корпусный медицинский набор состоял из 106 (по другим данным, 140) приспособлений, с помощью которых уже можно было оперировать тяжелые черепно-мозговые ранения.




С чего же начинал работу с пациентом лекарь в военно-временном госпитале? Прежде всего определялась глубина пулевого ранения и наличие в ней инородных тел. Хирург при необходимости вынимал осколок или пулю пальцами, щипцами, лопаткой и другими подходящими приспособлениями.

В исторической литературе остались воспоминания офицера русской армии, иллюстрирующие будни госпиталя:
«Раздвинули толпу, и меня мои провожатые представили врачу, который с засученными по локоть рукавами стоял у доски, обагренной кровью... На спрос лекаря, где моя рана, я указал, и сподвижники его, фельдшера, посадив на доску меня, чтобы не беспокоить раненой ноги, размахнули ножом рейтузы и сапог и, обнажив мою ногу, пробовали рану, говоря доктору, что рана моя странная: отверстие одно, а пули не ощупали. Я просил самого доктора внимательнее осмотреть и объяснить мне откровенно, останусь ли я с моей ногою или должен с нею проститься. Он также зондом пробовал и сказал: «Что-то задевает», и просил дозволения испытать; пальцем он всунул в рану, боль была нестерпимая, но я мужался, не показав при всем этом ни малейшей слабости. Обшарив, лекарь, по кости моей сказал, что пуля ущемлена в кости, и вынуть оттуда трудно, и нелегко переносить операцию, «но уверяю вас благородным словом, возразил доктор, что рана неопасна, ибо кость не перешиблена; позвольте, я сам вам перевяжу рану, и вы можете отправиться куда угодно». Не прошло минуты, рана перевязана, причем объявил мне доктор, что до 3 суток не касаться моей раны и перевязки».


На волосок от смерти. Лечение ранений в Отечественную войну 1812 года

Полевой или батальонный хирургический набор


Кровотечения, которые были неизбежны при ранениях на поле боя, купировались перетягиванием жгутами, укладкой снега или льда («унимание стужей»), а также тампонацией, к примеру, жеваной бумагой. Могли при необходимости прижечь раскаленной сталью, нередко в этой роли выступал клинок подходящей сабли или палаша. В те времена уже были знакомы со способами перевязки крупных кровоточащих артерий и, если позволяло время и присутствовал опытный врач, то такая филигранная операция проводилась с использованием артериального крючка. Для промывания раны применяли красное вино или чистую прохладную воду, в которую часто добавляли соль с известью. Далее следовало высушивание и тугая перевязка раны. Иногда зияющие раны скрепляли пластырем или просто зашивали. Солдат перевязывали подручными материалами, а для генералов и офицеров использовали батистовые платки. Как уже говорилось ранее, основной опасностью ранений, особенно огнестрельных, было развитие «антонова огня», или анаэробной инфекции. Боролись с этим «не иначе, как чрез нагноение», которое регулярно освобождали от гноя или «испражняли». В некоторых случаях мелкие осколки и пули специально не вынимали из неглубоких ран, а ждали, пока инородное тело не выйдет вместе с гноем. «Испражняли» рану, выпуская кровь из близлежащих вен, а также рассекая ланцетами кожу вокруг раневых «губ». В некоторых случаях положительную роль играли личинки мух, которые нередко от антисанитарии заводились в гноящихся ранах – под наблюдением врачей насекомые очищали раны и ускоряли заживление. Не забывали русские лекари и про пиявок – их прикладывали к воспаленным тканям для удаления «плохой» крови. Все хирургические процедуры, как можно понять из описания, были крайне болезненными для раненых. Стараясь избегать смерти от «нервного потрясения» (болевого шока), врачи в самые критические моменты обезболивали солдат обычной водкой, а офицерам для этой цели полагались уже опий и "сонные зелья". В первую очередь такая нехитрая анестезия применялась при ампутациях конечностей. В русской армии лишением людей рук и ног не злоупотребляли, как во французских войсках, где практиковалось предохранительная ампутация, но часто без нее обойтись было нельзя. Смертность после таких операций была достаточно высока, а наибольшие сложности у врачей вызвали высокие травматические ампутации бедра и плеча от пушечного ядра или сабли. В таких случаях приходилось полностью удалять остатки конечности, что чаще всего приводило к смерти несчастного.


Инструменты для ампутации


При ампутации мягкие ткани рассекались ланцетами и ампутационными ножами, а кости перепиливались специальными пилами. Настоящим бедствием при тяжелых пулевых ранениях становилось инфекционное воспаление костной ткани (остеомиелит, или «костоед», который однозначно становился диагнозом к ампутации конечности).

В воспоминаниях участников событий Отечественной войны есть такие холодящие кровь строки:
«Резатели обмыли рану, из которой клочьями висело мясо и виден был острый кусок кости. Оператор вынул из ящика кривой нож, засучил рукава по локоть, потом тихонько приблизился к поврежденной руке, схватил ее и так ловко повернул ножом выше клочьев, что они мигом отпали. Тутолмин вскрикнул и стал охать, хирурги заговорили, чтобы шумом своим заглушить его, и с крючками в руках бросились ловить жилки из свежего мяса руки; они их вытянули и держали, между тем оператор стал пилить кость. Это причиняло, видно, ужасную боль. Тутолмин, вздрагивая, стонал и, терпя мучение, казался изнеможенным до обморока; его часто вспрыскивали холодною водою и давали ему нюхать спирт. Отпиливши кость, они подобрали жилки в один узелок и затянули отрезанное место натуральною кожею, которая для этого была оставлена и отворочена; потом зашили ее шелком, приложили компресс, увязали руку бинтами – и тем кончилась операция».




Важное значение в терапии играли лекарственные средства, которые в те времена не отличались разнообразием. Русские врачи использовали камфору и ртуть, тщетно надеясь на их мнимое противовоспалительное и успокаивающее действие. Для лечения нарывов применяли «шпанскую мушку», раны заживляли оливковым и подсолнечным маслом, уксусом останавливали кровотечения, а опий, помимо его анестетического эффекта, использовался для замедления перистальтики кишечника, что помогало при ранениях брюшной полости.

Лучшие в своем деле


Хирург военно-полевого госпиталя начала XIX века должен был уметь проводить шесть видов операций: соединения, разъединения, извлечение инородных тел, ампутацию, дополнение и выправление. В наставлениях требовалось при первой перевязке раны проводит её расширение «для того, дабы переменить свойство оной и дать ей вид свежей и кровавой раны».

Особый акцент был на расширении ран конечностей в областях с большой мышечной массой:
«Раны членов, из многих мускулов состоящих и крепкою сухожильною перепонкою облеченной, непременно должны быть расширены, что разумеется о пострелинах ляжки, икры и плеча. Разрезы вовсе не нужны и бесполезны в местах, по большей части из костей состоящих и в коих весьма мало имеется мышечного существа. Под сими местами разуметь должно голову, грудь, руку (исключая ладонь), ногу, нижнюю часть икры и сочленные составы».


Историк медицины доктор наук, профессор С. П. Глянцев в своих публикациях приводит пример лечение травматических аневризм (полостей) крупных кровеносных сосудов. Раненым прописывали
«отвращение всякого сильного движения сердца и крайнее спокойствие души и тела: прохладную атмосферу и диэту, умаление количеств крови (кровопускание), утоляющие (замедляющие) движение сердца селитру, наперстянку, ландыш, минеральную воду, наружное употребление стужи, стягивающие средства и легкой прижимности как всего члена, так особливо главного ствола артерии».




Контузии в русских госпиталях лечили просто покоем и наблюдением за больным, ожоги обильно смазывали сметаной, медом, маслом и жиром (что часто вызывало осложнения), отморожения лечили ледяной водой или снегом. Однако подобное «согревание» отмороженной конечности приводило часто к гангрене со всеми вытекающими последствиями.

При всей эффективности работы военно-полевой медицины русской армии существовал один серьезный недостаток, выразившийся в устаревшем на то время лечении переломов. На войне для иммобилизации конечностей применяли лубки или «аппараты к перевязки переломов», в то время как врач из Витебска Карл Иванович Гибенталь предлагал использовать гипсовые повязки. Но отрицательная рецензия профессора Санкт-Петербургской медико-хирургической академии И. Ф. Буша исключила использования гипса для иммобилизации переломов. В практику русских военно-полевых врачей гипсование переломов пришло только в эпоху легендарного Николая Ивановича Пирогова.

Немаловажным фактором, который влиял на эффективность медицинской службы русской армии, был хронический некомплект личного состава – в войне участвовало всего 850 врачей. То есть на одного врача приходилось сразу 702 солдата и офицера. К сожалению, нарастить численность армии в то время России было проще, чем снабдить необходимым количеством врачей. При этом русским военным лекарям удалось совершать немыслимые подвиги – смертность в госпиталях составляла мизерные для того времени 7-17%.

Важно отметить, что сберегательная тактика лечения ранений конечностей положительно сказалась на судьбе ветеранов войны 1812 года. Многие тяжелораненые солдаты продолжали службу в течение пяти-шести лет после окончания войны. Так, в списке солдат лейб-гвардии Литовского полка, датированным 1818 годом, можно найти такие строки:
«Рядовой Семен Шевчук, 35 лет, ранен в правую ногу ниже колена с повреждением костей и жил, отчего худо владеет оною; также ранен в колено левой ноги. В гвардейский служащий инвалид.
Рядовой Семен Андреев, лет от роду 34. Ранен в бедро левой ноги навылет с повреждением жил, отчего худо владеет оною. В гвардейский гарнизон.
Рядовой Дементий Клумба, 35 лет. Ранен в правую руку у плеча, а также в левую ногу, отчего худо владеет как рукою, так и ногой. В гвардейский гарнизон.
Рядовой Федор Моисеев, 39 лет. Ранен в левую руку с раздроблением костей, отчего худо владеет оною; также и в правой от нарыва повреждены жилы, отчего сведен указательный палец. В гвардейский служащий инвалид.
Рядовой Василий Логинов, 50 лет. Ранен картечью в плюсну левой ноги с раздроблением костей. В гвардейский служащий инвалид.
Рядовой Франц Рябчик, 51 год. Ранен пулею в правую ногу ниже колена и в левую ногу в бедро с повреждением костей. В гарнизон».


Героев войны с достаточно тяжелыми ранениями демобилизовали только в 1818 году. Во Франции же в это время торжествовала тактика предупредительной ампутации, и солдаты с подобными ранениями гарантированно оставались без фрагментов рук и ног. В русских госпиталях инвалидность пациентов при выписке не превышала обычно 3%. Стоит помнить, что работать военным врачам пришлось в эпоху, где не существовало эффективной анестезии, а об асептике с антисептикой вообще не подозревали.

Император Александр I в своем Манифесте от 6 ноября 1819 года отметил исключительную важность русской военной медицины на поле брани, чем выразил признательность врачам от современников и потомков:
«Военные врачи разделяли на поле сражения наравне с военными чинами труды и опасности, явив достойный пример усердия и искусства в исполнении своих обязанностей и стяжали справедливую признательность от соотечественников и уважение от всех образованных наших союзников».
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти

  1. Дальний В 12 августа 2019 06:37 Новый
    • 3
    • 7
    -4
    врачи в самые критические моменты обезболивали солдат обычной водкой, а офицерам для этой цели полагались уже опий и "сонные зелья".
    Киянкой по лбу, сталбыть, к этому времени уже устарело. Мдя. Прогресс не стоял на месте.
    Вот всех бы этих царей-анпираторов, которые эти войны бессмысленные развязывали, туда, под пули, под шрапнель (да и под штыки с саблями тоже), чтобы они на себе тогдашний уровень медицины испытали.
    1. EvilLion 24 сентября 2019 10:02 Новый
      • 0
      • 0
      0
      Вообще-то войну развязывают, чтобы после ее окончания жить лучше, чем до нее. В средние века же любой король как раз на передовой и находился.
  2. Авиатор_ 12 августа 2019 07:23 Новый
    • 5
    • 0
    +5
    Хороший исторический обзор. Автору - респект. Жду продолжения.
  3. Ольгович 12 августа 2019 09:08 Новый
    • 7
    • 0
    +7
    При этом русским военным лекарям удалось совершать немыслимые подвиги – смертность в госпиталях составляла мизерные для того времени 7-17%
    .
    Просто поразительные цифры-для того времени!
    Свидетельство высочайшего искусства русских военных медиков.

    Спасибо за интереснейший материал hi
    1. депрессант 12 августа 2019 10:21 Новый
      • 4
      • 0
      +4
      В моём представлении хирурги -- особенные люди, свехлюди. Тем более военные хирурги. Даже простой порез на пальце хоть на своём, хоть на чужом вызывает у меня сильнейший приступ боли на поверхности кожи. От вида крови эта жуткая, жгучая боль стремительно распространяется по телу, начиная с ступней ног, заставляет крепко жмуриться, сжиматься в комок и шипеть сквозь зубы, втягивая воздух, в течение 5-6 секунд. И остаток дня проходит в болезненном состоянии. Потому ножи на кухне большую часть времени -- тупые. Стоит только заточить -- обязательно режусь. И так всю жизнь. Привыкания нет. Что это, я не знаю. Потому наделяю хирургов мистическими свойствами. В детстве имелась книга про великого Пирогова. Читана многократно, собственно, до дыр. Но было понимание, что врачом, тем более хирургом, мне не быть. Каждая эпоха в истории человечества отмечена великими целителями. Но такое впечатление, что с возникновением огнестрельного оружия -- только великими хирургами. Разве что 20-й век дал плеяду микробиологов -- антибиотики, вакцины. Но вряд ли этих людей можно назвать врачами. Они изобретатели, исследователи. А статья очень хороша. Спасибо!
  4. Рязанец87 12 августа 2019 11:38 Новый
    • 3
    • 0
    +3
    Так, в Бородинском сражении доля таких раненых в госпиталях составляла порядка 93%, из которых с пулевыми ранами было от 78% до 84%, остальные были поражены артиллерией.
    - какая-то невероятная пропорция, особенно для Бородино с интенсивным применением артиллерии. Возможно, ранения от картечи зачислены в пулевые раны.
  5. Рязанец87 12 августа 2019 11:42 Новый
    • 2
    • 0
    +2
    Можно также предположить, что ранения от сабель, палашей и пик были гораздо смертоноснее,
    - едва ли это так. Ветеранов 1812 (особенно кавалеристов) с 5-6 рублеными ранами было изрядно.
    Вот записки прапорщика Зотова, например:
    "...офицер Леонтьев был первой жертвой этого неравенства: несколько штыков в грудь повергли его на землю без чувств. (Он выздоровел впоследствии и говорил, что это было самое неприятное чувство, когда холодный трехгранник лезет в грудь.)"
    "...С первых двух ударов палашами по голове я, однако, не упал, а невинной своей шпагой оборонялся и помню, что одного ранил по ляжке, а другого ткнул острием в бок.... Тут я упал, и тогда-то удары и ругательства посыпались на меня как дождь. На мне был сюртук, мундир и фуфайка, а сверх всего еще ранец. Все это было изрублено как в шинкованную капусту, и изо всех ударов только два еще по голове были сильны, один в руку самый незначащий, и один с лошади ткнул меня в спину острием палаша. Все прочие удары даже не пробили моей одежды."
  6. михаил3 12 августа 2019 16:23 Новый
    • 2
    • 4
    -2
    Безумные реформы, затеянные "гениальным реформатором" Петром 1, кроме всего прочего ужасного вреда, невосполнимо разрушившего Россию, принесли с собою и "преклонение перед науками" в самой бессмысленной, самой разрушительной, самой опасной форме. Поскольку под "науками" стали понимать исключительно то, что пришло из Европы.
    Любое мнение, любой опыт, любое открытие и средство, основанное на местной разработке, отвергалось практически с порога. Если ты не из Парижа, то самое простое, очевидное, работающее решение отбрасывалось, ты же местный! Ты же русский , что ты можешь знать и уметь полезного?! Мало ли, что средство твое работает! Это не важно, потому что о нем ничего не сказано в английских книгах!
    Издавна боевые раны обрабатывались на Руси порошком из цветков ноготка.Календула является мощным противовоспалительным, антимикробным, кровеостанавливающим средством. Порошок так же быстро подсушивает края раны, помогает стягиванию... много лет уж пользуюсь (впрочем я отвлекся). Но о таком способе ничего не сказано в иностранных медицинских журналах! И военные медики не использовали это не одобренное западной наукой знахарство.
    Тысячи и тысячи людей заплатили жизнью за презрение к скромному ноготку, за "лечение" ожогов всякой дрянью вместо простой прополисной мази... Куда ни ткни, практически везде найдешь следы петровских реформ, один разрушительнее и гаже другого.
    1. Конструктор68 16 августа 2019 19:56 Новый
      • 2
      • 0
      +2
      Так и видятся врачи, ползающие по полям в сборе колендулы
      Самое смешное, что в до петровские времена для лечения царской семьи откуда по вашему мнению выписывались доктора?
      1. михаил3 17 августа 2019 09:46 Новый
        • 0
        • 1
        -1
        Так и видится... Молодой человек, я понимаю, ваш мир никогда не станет прежним, мне немного неловко, но понимаете... Сбор и заготовка лекарственных средств - это отдельная профессия. Ею занимались т.н. "аптекари". Кто то собирает цветки, сушит их правильно, потом перетирает в порошок, пакует порошок в мешочки, и внезапно, продает доктору, или в казну.
        Какой класс? 5? 6? Ваша мама должна лучше наблюдать за вашим начальным образованием. Скорее всего, не повредит и применение папиного ремня.
        1. Конструктор68 17 августа 2019 17:16 Новый
          • 0
          • 0
          0
          Какой класс? 5? 6? Ваша мама должна лучше наблюдать за вашим начальным образованием. Скорее всего, не повредит и применение папиного ремня

          Хахаха)) какой примитивный троллинг. Как раз на уровне ваших суждений об истории в общем и военно-полевой хирургии в частности
          На вопрос откуда выписывались лекари для лечения царских особ в до петровские времена ответить духу или знаний не хватает? lol
          1. михаил3 17 августа 2019 18:29 Новый
            • 0
            • 0
            0
            На ответ, почему вы не знаете кто такой аптекарь, чем он отличается от доктора, и почему доктор сам не собирает травы, духу или знаний не хватает? Учись чему нибудь, малыш...
            Как я писал в своем тексте, русские ученые не пользовались необходимым авторитетом, так что царские врачи были как правило иностранцами. И наши цари рано умирали от простейших болячек, от которых их могла бы вылечить даже деревенская бабка. Я писал об этом, парень. Именно об этом. Смени 68 на 14, так будет честнее.
            1. Конструктор68 17 августа 2019 18:55 Новый
              • 0
              • 0
              0
              В общем слился, мил челавек) а столько пафоса, столько ампломба... а по факту пшик, замах как грится на рупь, да удар на копейку. Потуги в троллинг - и те скуку да зевоту навевают.
              1. михаил3 17 августа 2019 21:07 Новый
                • 0
                • 0
                0
                Интересно. Сначала со мной пытался спорить явный бот, с характерными ухватками типа "профи". Теперь подчеркнуто безграмотный, при этом ехидный в столь же стандартном стиле, только другой сетевой роли... Что это? Появилось финансирование на борьбу с "русской интернет-угрозой", включающее в себя индивидуальное противодействие? Или просто забавные совпадения? Посмотрим, как пойдет дальше.
                1. Конструктор68 18 августа 2019 07:45 Новый
                  • 0
                  • 0
                  0
                  Ого! Как не скромно то, величать себя "русской интернет-угрозой" lol написал бестолковый с исторической точки зрения комментарий, и уже мнит себя Новиковым и Радищевым в одном флаконе belay
                  1. михаил3 18 августа 2019 10:37 Новый
                    • 0
                    • 0
                    0
                    Ага, спасибо. Анализ пошел...
  7. kalibr 12 августа 2019 17:47 Новый
    • 1
    • 0
    +1
    Цитата: михаил3
    Куда ни ткни, практически везде найдешь следы петровских реформ, один разрушительнее и гаже другого.

    Именно!
  8. bubalik 12 августа 2019 22:42 Новый
    • 3
    • 0
    +3
    Спасибо автору, интересно и в то же время жутко.
  9. EvilLion 24 сентября 2019 10:00 Новый
    • 0
    • 0
    0
    Ну если человек с трудом ходит, а его еще куда-то отправляют, то, конечно, инвалидность будет незначительная, ну и особо тяжелые ранения - это просто смерть.

    Про ранения холодным оружием, то, разумеется, это трупы в подавляющем большинстве случаев, даже если человека сразу не добили, то кто его уносить будет из под ног сражающихся. То ли дело Вторая мировая, когда на 1 убитого 2-3 раненых, т. к. подавляющая часть ранений дистанционная и раненых реально вытаскивать. А в Южной Осетии ЕМНИП даже до 5 раненых на 1 убитого было. Подозреваю, что в основном осколочные ранения при обстреле.
  10. phair 26 сентября 2019 00:42 Новый
    • 0
    • 0
    0
    В годы Великой Отечественной Войны наши советские медики вернули в строй 72,3% раненых и 90,6% больных воинов. Если эти проценты представить в абсолютных цифрах, то число раненых и больных, возвращенных в строй медицинской службой РККА за все годы Великой отечественной войны, составит около восемнадцати миллионов человек, что является абсолютным рекордом за всю историю человеческих войн.

    В вермахте (армии нацистской Германии) в строй вернулась почти половина раненых.

    Так, что неплохой результат.