1814-й: на пути в Париж. Наполеона опять подвели маршалы


Он снова стал Бонапартом


12 неудач Наполеона Бонапарта. Открывая поход 1814 года, 44-летний император отнюдь неспроста предлагал 56-летнему маршалу Ожеро, своему старому боевому товарищу, «примерить сапоги 1796 года». Во французской кампании сам он словно вернулся в эпоху революционных войн, сокрушая союзные корпуса и армии в сражениях, которые следовали буквально одно за другим. Но тем страшнее оказалось похмелье.

Тяжёлая неудача под Лаоном фактически вынудила Наполеона оставить Блюхера и пытаться нанести удар по Главной армии союзников, которая превосходила его силы почти втрое. В итоге едва ли не сразу за Лаоном последует ещё один «почти разгром» – в сражении при Арси-сюр-Об – от Главной армии союзников. Оно станет для императора последним в кампании 1814 года, перед его первым отречением от трона.




На картах кампания 1814 года порой напоминает то ли шашки, то ли пинг-понг

А в феврале 1814 года, после того, как несколько раундов переговоров в Шатильоне не дали результата, союзные войска всё же перешли к более активным действиям. Но только Силезская армия, возглавляемая фельдмаршалом Блюхером, пыталась зацепить французов где только можно, в итоге разбросав свои силы по всей Шампани. Этим вскоре и воспользовался Наполеон.

При этом Главная армия Шварценберга, реально угрожавшая Парижу, продолжала своё почти безмятежное пребывание на берегах Сены. Ни о каком накапливании сил не было и речи, хотя в то же самое время к французам непрерывно подтягивались старые испытанные в боях полки из Испании.

И не только. Наполеон уже к лету вполне мог задействовать большую часть из 170 тысяч юных конскриптов, призванных на рубеже 1813 и 1814 годов. Русские и прусские историки дружно осуждают союзного главнокомандующего князя Шварценберга за бездействие, но забывают тот факт, что даже русский император Александр I отнюдь не торопил его.

1814-й: на пути в Париж. Наполеона опять подвели маршалы

Бернадот – ярый республиканец и маршал Франции, ставший королём Швеции

Среди прочего союзники рассчитывали на то, что к ним в конце концов присоединится Северная армия Бернадота. Этот бывший французский маршал, ставший наследником шведского престола, весьма своевременно — 14 января 1814 года отобрал у Дании Норвегию по Кильскому договору.

Показательно, что большинство участников той кампании были куда терпимее к австрийскому фельдмаршалу, хотя многие из них буквально рвались в бой вслед за неуёмным Блюхером. Его же Силезская армия частью сил успела двинуться к северу, навстречу долгожданным подкреплениям от шведского кронпринца – русскому корпусу Винцингероде и прусскому Бюлова.

Узнав об этом, Наполеон тут же отправил Коленкуру предписание прекратить переговоры в Шатильоне. Точнее, в его письме речь шла о том, чтобы, ради маскировки, только прервать обсуждение условий будущего мира. Он объявил одному из адъютантов: «Теперь речь не о мире. Я пойду разбить Блюхера».

Шестидневная война Бонапарта


Наполеон прекрасно знал, как обстоят дела в Главной армии союзников, но оставил против неё очень сильный заслон – почти 40 тысяч в корпусах Удино и Виктора и молодых полках. Им было приказано защищать переправы на Сене «до последней крайности». Подобной риторики в приказах императора не было очень давно.

С 30-тысячной армией император фактически бросился вдогонку за уходящими колоннами Силезской армии Блюхера. Старый гусар рассчитывал отрезать у Ла-Ферте-су-Жуар путь отступления маршалу Макдональду, который уводил к Мо артиллерийский парк наполеоновской армии. И в то же время дожидался в Вертю подхода корпусов Клейста и Капцевича.

За левый фланг Блюхер не беспокоился, считая, что он обеспечен наступлением Главной армии. Наполеон с корпусами Мармона, Нея и Мортье, гвардией и большей частью кавалерии стремительно двинулся на Сезанн через Вильнокс. Гениальный полководец нацелился ударить в самый центр разбросанной Силезской армии.


Первый удар пришёлся на 6-тысячный русский корпус Олсуфьева, который был буквально раздавлен в бою у Шампобера. Сам генерал попал в плен. Узнав, что главные силы Блюхера всё ещё находятся у Вертю, император оставил против него маршала Мармона с дивизией Лагранжа и конницей Груши.

Главные силы Наполеон бросил на Сакена к Монмираю. Уже на следующий день вся французская армия обрушилась на одинокий русский корпус. Солдаты Сакена дрались отчаянно, но единственное, что им удалось, это, потеряв 4 тысячи человек и 9 орудий, отступить на соединение с подтянувшимся к Шато-Тьерри прусским корпусом Йорка.



У Шато-Тьерри французы снова атаковали позиции союзников, выстроившихся прямо в чистом поле. Попытка устоять против Наполеона в открытом бою стоила русским и пруссакам трёх тысяч убитых, раненых и пленных, а также 6 пушек. Противник был отброшен Наполеоном к Ульши-ле -Шато по дороге на Суассон. Французская армия готова была добить корпуса Сакена и Йорка, но преследованию помешал Блюхер, который стал теснить Мармона. Против побеждённых был брошен маршал Мортье, а Наполеон с главными силами бросился на помощь Мармону.


«Победный февраль. Наполеон в 1814 году» Худ. Ж-Л.Э. Мейсонье

У Вошана 13 февраля маршал Ней со своим корпусом вместе с гвардией и конницей Лефевра-Денуэтта устроили пруссакам настоящую выволочку. Блюхер едва сумел пробиться сквозь ряды конницы Груши, оставив на месте сражения и в лесу Этож до 6 тысяч выбывших из строя и полтора десятка орудий. В итоге Силезская армия, которая уже почти дошла до Мо, где открывалась дорога в Париж, оказалась размётана ударами Наполеона на пространстве от Суассона до Шалона.

Оказалось, что добивать императору некого – добыча будет слишком мелкой. Главные силы французов разворачиваются против Главной армии Шварценберга. Силезскую армию от ударов Мортье спас подошедший с севера русский корпус Винцингероде, авангард которого под командованием генерала Чернышёва неожиданно захватил Суассон. Оттуда бежали в Компьен остатки 7-тысячного гарнизона, и это дало возможность Блюхеру соединиться с разбитыми корпусами Йорка и Сакена. Свежие силы Винцингероде фельдмаршал тут же выдвинул в Реймс, коронационную столицу старой Франции.

Всё это время движение Главной армии было предельно осторожным, но она всё же приблизилась к Парижу на четыре перехода, сосредоточившись у Труа. После серии столкновений Виктор и Удино отвели свои корпуса к Нанжису, где к ним присоединился Макдональд, вернувшийся от Мо. Несмотря на вновь испортившуюся погоду, Наполеон с главными силами начал марш в сторону Шалона, который союзники сразу приняли за генеральное наступление.


Главная армия сдвигалась в сторону Арси-сюр-Об, так как русский император не без оснований волновался за её тыл и правое крыло. Силезская армия Блюхера, потеряв до трети сил, едва избежала полного разгрома, зато союзные монархи и командование окончательно смирились с мыслью, что о мире с Наполеоном даже мечтать не приходится.

Уже в XX веке многие военные историки с удовольствием, по вполне известным причинам, стали называть эту победоносную эстафету Наполеона шестидневной войной. Действительно, шесть дней побед французского императора едва не привели войну к финалу. Император сам отверг весьма умеренные мирные предложения союзников. В чём-то его успехи объяснялись и бездействием Шварценберга, как впрочем, и трёх союзных государей, кому австрийский фельдмаршал подчинялся беспрекословно.

Попытка номер два


Страх перед армией Наполеона был всё ещё одним из важнейших факторов войны. На время забыв о Блюхере, против которого оставались только Мармон и Мортье, император уже 16 февраля привёл армию в Гин. К нему присоединилась кавалерия из Испании, рвавшая в бой, и для начала она разметала на подходах к Провену русский авангард Палена с потерей у последнего 9 орудий и двух тысяч пленных.

В это время три корпуса Главной армии союзников сумели всё-таки оказаться на правом берегу Сены, что впрочем, сразу сделало их уязвимыми перед главными силами Наполеона. Тот вполне мог бы продолжать напирать на правый фланг Шварценберга, но даже перспектива отрезать тем самым Блюхера его не прельстила.

Гениальный полководец предпочёл решить более актуальную задачу, он отбросил у Монтеро корпус Евгения Виртембергского и сразу заставил союзников бросить все переправы через Сену. В сложившемся положении неторопливость Шварценберга вполне оправдала себя. Он сумел стянуть главные силы к Труа, даже не рассчитывая на то, что к нему сумеет присоединиться Блюхер.


Сегодня, глядя на старинные гравюры, многие могут подумать, что в руках Блюхера совсем другая «трубка»

Однако прусский фельдмаршал на удивление быстро сколотил обратно до 50 тысяч войск Силезской армии, с которыми присоединился к правому флангу Главной армии. Даже отброшенные, казалось, напрочь, корпуса Воронцова и Строганова ухитрились подтянуться к Винцингероде у Реймса.

Атаковать Главную армию Наполеон не спешил, рассчитывая на то, что в тыл ей ударит тот самый маршал Ожеро из Южной Франции, но обстоятельства сложились иначе. Сначала на сторону союзников решил перейти не кто иной, как король Неаполитанский Мюрат, что сделало положение Ожеро бесперспективным. Стареющий маршал и сам медлил, так и не найдя свои «сапоги 1796 года».

В результате сражение у Труа так и не состоялось, несмотря на то, что Силезской армии Блюхера не удавалось перейти на другой берег Сены, охраняя коммуникации с тылом и с армией Бернадота. В случае серьёзного столкновения она в любом случае теряла бы на переправу сутки, за которые Наполеон был вправе рассчитывать разделаться с Шварценбергом.

Сначала за Сену ушла армия Шварценберга, что вызвало страшное недовольство в войсках. Французы почти не преследовали союзников, и арьергардное дело было незначительным. Союзники даже предполагали отступить к Рейну, а потом затеяли переговоры с Наполеоном, но французский император наотрез отказал адъютанту австрийского главнокомандующего.

Только 23 февраля французы подошли к Труа и без успеха пытались штурмовать крепость. К утру гарнизон ушёл на соединение с главными силами в Бар-сюр-Об, и через день на военном совете было решено не отступать, чего требовал Шварценберг, а снова дать полную свободу действий Блюхеру. Тому теперь предстояло воссоединить Силезскую армию с корпусами Воронцова, Бюлова и Винцингероде, застрявшими на Марне против Мортье и Мармона.


От Краона до Лаона


Главная армия союзников отползала к Шомону и Лангру, хотя не потерпела от Наполеона ни одного серьёзного поражения. А не раз битый старый гусар Блюхер фактически вновь вызывал огонь на себя. Даже только его армия была сильнее армии Наполеона, хотя в союзной главной квартире никак не хотели этому верить. Но Блюхер хотел идти прямо на Париж.

В последние дни зимы отдельные корпуса Главной армии нанесли поражения наполеоновским маршалам Удино и Макдональду у Бара и Ла-Ферте, и только после этого узнали, что Наполеон снова погнался за Блюхером. Тот с 50 тысячами в корпусах Йорка, Сакена и Клейста незамедлительно выступил из Мери. На Париж направлялись и корпуса Винцингероде и Бюлова из Северной армии – один через Реймс, другой через Лаон.

Блюхер заставил Мортье и Мармона отойти к Мо, где случилось первое столкновение, о котором по грохоту артиллерийской канонады узнали в Париже. Парижане из бюллетеней Наполеона полагали союзников в полном отступлении к Рейну и разочарование было просто ужасным. На берегах Урка из столицы маршалам были тут же отправлены запасные полки, рекрутские депо и части из кадров.

Под Мо 1 марта фельдмаршал Блюхер получил сообщения о приближении Наполеона. Его цель была достигнута – Главная армия снова могла наступать, и старый гусар со своей армией уходил от парижских предместий. На следующий день Наполеон с высоких берегов Марны уже наблюдал арьергардные колонны Силезской армии, но ударить по ним ещё не мог. Переправы через Марну были сожжены русскими сапёрами.


Догнать русско-прусские силы император рассчитывал чуть севернее – на реке Эна, каменный мост через которую в Суассоне был в руках у французов. Потеряв надежду на то, что Ожеро поможет с юга, Наполеон решил, разбив Блюхера, наступать в Голландию, для деблокады многочисленных гарнизонов тамошних крепостей, которые могли дать ему дополнительно почти 100 тысяч.

Первый удар Наполеона пришёлся 7 марта по корпусам Воронцова и Строганова, защищавшим Краонские высоты с силами в 16 тысяч. Наступление 40-тысячной массы французов они могли только задержать, тем более, что обходной манёвр кавалерии, предпринятый Блюхером, не удался из-за сильной распутицы.


Много позже М.С.Воронцов станет хозяином Новороссии и Крыма и удостоится эпиграмм от Пушкина, а молодым он геройски сражался против Наполеона

Не устояв у Краона, Блюхер, с подходом корпусов из Северной армии, смог стянуть к Лаону уже больше 100 тысяч войск при 260 орудиях. Наполеон, имея всего 52 тысячи солдат при 180 пушках, всё же решился атаковать. Но русские полки выстояли под ударом главных сил французов в правый фланг, а на левом фланге ночной контрудар союзников застал врасплох корпус Мармона.


Его солдаты, располагаясь на ночлег, уже готовы были вместе со своим императором возобновить сражение следующим утром. Несмотря на полный разгром Мармона, император не прекращал атаки и только в ночь на 11 марта отступил к Сене. Прорваться на север не удалось, а с юга снова напирал Шварценберг. Наполеон ещё попытается посчитаться с ним у Арси на южном берегу реки Об, но это будет его последняя неудача в кампании 1814 года.
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.

Уже зарегистрированы? Войти