Дальневосточный вопрос. Как Россию стравили с Японией. Часть 2

Установление официальных отношений России с Японией

Необходимо отметить, что в 19 столетии была возможность установления добрососедских отношений между Россией и Японией. В настоящее время, после двух русско-японских войн, японской интервенции на Дальний Восток во время Гражданской войны в России, активного союза Японии и с гитлеровской Германией и США, требований Токио насчёт т. н. «Северных территорий», это кажется странным. Однако именно Япония объективно могла дополнить Россию на Востоке, как это могла сделать Германия на Западе. Чтобы этого не произошло, Россию и Японию столкнули между собой примерно по той же схеме, как это было сделано с Россией и Германией. Часто в этом «стравливании» мелькают те же фигуры, которые старательно портили русско-германские отношения, вроде Витте.

К середине 19 столетия у России было две попытки установления отношений с Японией: 1792-1793 гг. экспедиция Адама Лаксмана уже было установила контакт с этой восточной цивилизацией, но в силу ряда «тёмных» обстоятельств, Россия не смогла закрепить этот успех; путешествие Резанова в 1804-1805 гг. было откровенно неудачным, японское правительство запретило русским кораблям приставать к японским берегам. Имея Русскую Америку, Петербург был обязан систематически наращивать своё присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Это могло привести и сдвигу с мёртвой точки и японских дел. Вместо этого Петербург и министр иностранных дел Карл Нессельроде (возглавлял внешнеполитическое ведомство с 1816 года — по 1856 год) фактически отдавали инициативу на Тихом океане США, Англии и другим странам. Достаточно сказать, что за целых 18 лет – с 1834 по 1852 год, в воды Тихого океана было отправлено всего 5 русских судов.


Даже закрепление Амурского края за Россией фактически произошло не благодаря политике официального Петербурга и российского МИДа, а из-за самоотверженных и самостоятельных действий Геннадия Невельского и поддерживающего его графа Николая Муравьева. Когда 14 августа 1850 года Невельский, чтобы закрепить устье Амура за Россией, основал форт Николаевский пост и поднял над ним русский флаг, Совет министров, с подачи Нессельроде, постановил предать Невельского военному суду как человека вредного и «толкающего Отечество к неминуемой опасности». Спасла отважного путешественника личная аудиенция Муравьева и императора Николая. Государь губернатора и капитана наградил и сказал: «Где раз поднят русский флаг, он опускаться не должен». К сожалению, этот принцип нарушит уже Александр II и великий князь Константин, которые спустят русский флаг над Русской Америкой.

Главными противниками «дальневосточных авантюр» были министерство финансов и МИД. Нессельроде больше всего боялся «неудовольствия Европы», в первую очередь Англии. Эта оглядка на мнение Запада «зарубила» множество полезных мероприятий, которые в перспективе вели к процветанию России и её лидерству в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Однако даже тяжеловесная николаевская Россия видела необходимость установления с Японией официальных отношений. В 1843 году вице-адмирал Евфимий (Ефим) Васильевич Путятин, известный путешественник и дипломат, разработал план организации экспедиции к восточным морским границам Китая и Японии. В докладной записке на имя государя, Путятин благоразумно отмечал, что Россия имеет необходимость исследовать восточную нашу границу с Китаем, провести поиск «благонадёжного порта», исследовать залив между материком и Сахалином и сделать новую попытку для открытия сношения с Японией. Император Николай I, несмотря на противодействие министра иностранных дел графа Нессельроде, который твердил «о возможности разрыва с Китаем, о неудовольствии Европы, в особенности англичан, в случае каких-либо энергичных действий с нашей стороны», приказал снарядить экспедицию. Однако Нессельроде поддержал министр финансов Е. Ф. Канкрин, который говорил о больших тратах на путешествие, также боялся осложнений с Китаем и вреда «кяхтинской торговле», экспедиция была отложена. Правда, был отправлен небольшой бриг «Константин» под командой поручика Гаврилова, но он выполнить задачу не смог. Особый комитет под председательством главы МИД Нессельроде и с участием военного министра графа Чернышева, генерал-квартирмейстера Берга и др. немедленно постановил признать Амурский бассейн принадлежащим Китаю и отказаться от него навсегда». Как тут не вспомнить Сталина с его «Вы дурак или враг». Только Невельский и Муравьев смогли переломить эту негативную тенденцию. Огромный Амурский край всё же стал русским.

Путятин не забыл своей идеи о путешествии в Японию. В 1852 году правительство вернулось к мысли открыть дипломатические отношения с Японией. К тому же были получены данные о подготовке американцами эскадры под руководством Мэттью Перри. В состав экспедиции кроме вице-адмирала Путятина вошли: чиновник торгового ведомства, секретарь Путятина, писатель И. А. Гончаров, чиновник, знаток китайского и корейского языков И. А. Гошкевич, Александр Можайский (будущий контр-адмирала и создатель первого русского самолёта), учёный-востоковед и архимандрит Аввакуум. В путь отправились на 52-пушечном фрегате «Паллада» под командованием капитана И. С. Унковского. Путятин имел предписание добиваться открытия Японии исключительно мирными методами.

Дальневосточный вопрос. Как Россию стравили с Японией. Часть 2

Фрегат «Паллада».

7 октября 1852 года фрегат двинулся в путь, вышел он из Кронштадта. Маршрут пролегал вокруг Африки, через Атлантический, Индийский и Тихий океаны. В ходе путешествия корпус корабля был расшатан океанским переходом, «Паллада» попала в два тайфуна (в Индийском океане и у Гонконга). Поэтому из Кронштадта отправили второй 52-пушечный фрегат «Диана» под началом С. С. Лесовского. Он шёл через мыс Горн. 12 августа 1853 года «Паллада» прибыла в порт Нагасаки, спустя месяц после первого визита «чёрных кораблей» Перри. Однако японские чиновники приняли письмо графа Нессельроде сёгуну только 9 сентября 1853 года. Видимо, экспедицию надо было послать более представительную, по примеру, американцев. Во время посещения Нагасаки Путятин показал японским изобретателям действие парового двигателя, что помогло Хисасигэ Танака впоследствии создать первый японский паровоз.

Евфимий предложил японским чиновникам установить торговые отношения и провести границу между русскими и японскими владениями на север от Японии. Видя, что японцы затягивают переговоры, Путятин решил посетить Филиппины, затем Корею, произвести разведку восточного побережья Приморья. Русская экспедиция открыла заливы Посьета, Ольги и острова Римского-Корсакова. 11 июля 1854 года на Дальний Восток прибыл фрегат «Диана», на котором Путятин отправился в Японию вторично. Фрегат «Паллада» пришлось отбуксировать в Константиновскую бухту Императорской Гавани (Советская гавань), где его в 1856 году затопили.

22 ноября 1854 года «Диана» прибыла в порт Симода, где через месяц начались переговоры. Буквально через день после начала переговоров – 23 декабря произошло сильное землетрясение и цунами. Русские моряки оказали помощь местному населению. Русский фрегат был сильно повреждён, а в начале 1855 года, во время транспортировки к месту ремонта, затонул. 7 февраля 1855 г. в храме Гёкусэндзи вице-адмирал Е. В. Путятин и Тосиакира Кавадзи подписали первый договор о дружбе и торговле между Россией и Японией (Симодский договор). Трактат состоял из 9-ти статей. Между двумя державами устанавливался «постоянный мир и искренняя дружба». Для русских судов были открыты три порта - Хакодатэ, Нагасаки и Симода. В них разрешалась ограниченная торговля, под присмотром японских чиновников. В Японию назначался русский консул - им стал Иосиф Гошкевич (в 1858 - 1865 г. – консул Российской империи в Хакодатэ).

Уже в этом договоре были заложены спорные моменты. Путятин, несмотря на его заслуги перед Отечеством, явно дал маху. Необходимо учесть, что в этот момент Япония была «устаревшей» державой, отставшей от передовых стран на столетия в технологическом плане. Россия же была в числе мировых лидеров. Нельзя забывать и шок японцев, который был вызван демонстрацией мощи американской эскадрой. Момент был крайне удобный для закрепления за Россией Сахалина и всех Курильских островов. Однако Путятин почему-то согласился с тем, что Сахалин является неразделённой демилитаризованной зоной, совместным владением двух держав. Курильские острова к северу от о. Итуруп объявлялись владениями России, а японцам отходила часть Курил - Итуруп, Кунашир, Шикотан и группа островов Хабомаи. В результате Симодский трактат стал документом, на который японские политики ссылаются до сих пор, ставя вопрос о территориальной принадлежности Курильских островов. Это была явная и грубая ошибка русских дипломатов. Возможно, на них повлияла Крымская война, которая подорвала авторитет Российской империи. Однако это их не оправдывает, Япония к этой войне отношения не имела, и не имела никаких возможностей противиться присоединению к России всех Курил и Сахалина. Необходимо также учесть и изначальную ошибку Петербурга – отправлять надо было не один фрегат, а отряд (эскадру) из нескольких кораблей, на которых надо было привезти промышленные изделия России, картины, фотоальбомы о России, чтобы дать представление о её истории и мощи. Безусловно, следовать примеру американцев и вести себя агрессивно было нельзя. Но показать силу России было необходимо. Справедливые требования нужно было подкрепить видимой мощью Российской империи.

Надо сказать, что в целом русские моряки показали в Японии отличие русского национального характера, от западноевропейского, американского. После природной катастрофы, экипаж, который сам потерял корабль, оказал помощь местному населению. Во время этой экспедиции началось сотрудничество Японии и России в области науки и техники. Так, русским помогли с рабочими и материалами для строительства судна. Это был первый опыт японцев в строительстве корабля европейского образца. 14 апреля шхуна «Хэда» была спущена на воду и 26 апреля русские отплыли на родину. По образцу этой шхуны японцы построили ещё несколько кораблей. Русские позднее отдали японцам и «Хэде», вместе с научными приборами и 52 орудиями с затонувшего фрегата.

В 1857-1858 гг. Путятин ещё дважды посетил Японию и заключил дополнительные договоры, которые давали русским купцам дополнительные льготы в торговле, предоставляли более удобный порт для русских судов вместо Симоды, разрешали русским приезжать самим или с семьями «на временное или постоянное житье», было дано разрешение открытие в Японии православной церкви. В целом это были положительные изменения, но Петербург был более озабочен вопросами торговли, чем вопросами изменения невыгодного для России территориального межевания к северу от Японии.

К сожалению, это не стало началом плодотворного сотрудничества и союза между Японией и Россией. Япония предпочла ориентацию на более жесткий и решительный Запад. Петербург же продолжил делать ошибки в отношении Японии. Правительство Александра II вообще побило рекорд по глупости в своей дальневосточной политике. Царь со своим братом великим князем Константином «освободил» Россию от Русской Америки в 1867 году, национальным интересам державы в Азиатско-Тихоокеанском регионе был нанесён тяжелейший удар. Вскоре он «освободил» Россию и от Курил. 25 апреля (7 мая) 1875 года в Санкт-Петербурге был заключен договор между Россией и Японией. Согласно нему Япония «отказывалась» от Сахалина - он ей никогда и не принадлежал. Ещё во времена Резанова туземцы Сахалина, айны, говорили: «Сахалин – земля айнов, японской земли на Сахалине нет...». Против русского подданства они не возражали. Но в «обмен» Россия отдавала Японии все 18 Курильских островов.

Таким образом, с самого начала в отношениях между Россией и Японией были совершены фундаментальные ошибки, которые послужили основой более чем вековой вражды. Со стороны Петербурга была проявлена дурость, в смеси глупейшими ошибками и авантюрами в области американской, корейской и китайской политике. Со стороны Японии – неумная самурайская спесь в сочетании с такими же авантюрами в Корее, Китае и России.

Дальневосточный вопрос. Как Россию стравили с Японией. Часть 2

Санкт-Петербургский договор 1875 года (Архив МИД Японии)

Широко шагая. Успехи Японии на Дальнем Востоке

Капиталистический старт Японии был более чем впечатляющим. В 1872 году первая японская железная дорога соединила Эдо (Токио) с портом Иокогама. В 1873 году был заложен фундамент современной металлургии – завод вблизи железных рудников Камаиси в префектуре Ивате. Правда, этот первый опыт оказался неудачным, через десять лет завод закрыли. Но в 1901 году заработал крупнейший государственный металлургический завод Явата. Япония с 1891 года по 1907 год увеличила тоннаж своего торгового флота на 704% (!). Для сравнения, в этот же период Великобритания увеличила тоннаж своего торгового флота на 91%, Франция – на 49%, США – на 217%, Германия – на 222%. Понятно, что в абсолютных цифрах (611 тыс. регистровых тонн к 1907 г.) Япония ещё сильно уступала великим державам, Англии в 16 раз, Германии – в 3,5 раза, США – 2 раза. Но Япония уже обогнала Италию и нагнала Францию. В конце 1880-х годов в Японии телеграфная сеть была равна фактически нулю, через десять лет страна уже имела почти 3 тыс. км телеграфных линий, а к 1908 году – более 8 тыс. км (в Италии было 2 тыс.). В 1893 году Япония производит первый отечественный паровоз. В 1909 году японские сберегательные кассы имели 8 млн. вкладчиков (английские – 11 млн.). Темпы роста экономики и перехода большой страны к качественно новой жизни и новому уровню державной мощи были ещё невиданными для мира. Только сталинский СССР превзойдёт Японию в темпах изменений, но это произойдёт позднее.

Интересно, что в эту бурную эпоху в Японии не выдвинулся какой-то конкретный, один национальный лидер. В Японии в «эпоху Мэйдзи» были фигуры яркие и энергичные, но их было много. Среди них были Тосимити Окубо и Такаёси Кидо – они подготовили и провели административную реформу в Японии, автор конституции Хиробуми Ито. В большинстве своём это были молодые люди, на их глазах Японию «открыли» и начали унижать. И они стали создавать новую Японию, самоотверженно, с полной отдачей сил и энергии. Они хотели освоить знания и умения европейцев и сравняться с ними в силе. Им пришлось преодолеть серьёзное внутренне сопротивление консервативных сил, это вылилось фактически в Гражданскую войну. Её можно смело поставить в вину Западу, т. к. именно американцы и европейцы вызвали раскол в японском обществе. Японии пришлось преодолевать отставание не постепенным, эволюционным путём, а революционным рывком. Многие реформаторы заплатили за это жизнями. 14 мая 1878 года группа недовольных самураев убила Окубо Тосимити.

Дальневосточный вопрос. Как Россию стравили с Японией. Часть 2

Первый японский паровой двигатель, сооружённый в 1853 году Хисасигэ Танака по образцу машины, установленной на «Палладе».

Японию в эту эпоху возглавляли деятельные, смелые люди, которые вели Японию к победам и державной мощи. Понятно, что добрых чувств к ним мы испытывать не можем, по вполне ясным причинам. Однако их биографии и дела вызывают уважение. Они открыли перед Японией действительно великое будущее. И при более умной политике Петербурга, Россия и Япония вместе могли вести регион к процветанию и стабильности.

В отношении Кореи японцы вели себя примерно так же, как вёл себя по отношению к Японии коммодор Перри. В 1876 году японцы добились открытия для своей торговли важного порта Фузан, а в 1880 году – Гензана и Чемульпо. Корея была наводнена японскими торговцами, военными, всякого рода авантюристами, которые ловили рыбу в «мутной воде» «открытой» страны. Они обманывали, грабили корейцев, принимали участие во всевозможным внутренних интригах при корейском дворе, добивались преобладающего влияния при дворах корейских феодалов. Такое наглое давление дважды привело к отрытому восстанию – в 1882 и 1884 годах.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 3
  1. avt 31 января 2013 10:02
    В отношении Кореи японцы вели себя примерно так же, как вёл себя по отношению к Японии коммодор Перри. В 1876 году японцы добились открытия для своей торговли важного порта Фузан, а в 1880 году – Гензана и Чемульпо. Корея была наводнена японскими торговцами, военными, всякого рода авантюристами, которые ловили рыбу в «мутной воде» «открытой» страны. Они обманывали, грабили корейцев, принимали участие во всевозможным внутренних интригах при корейском дворе, добивались преобладающего влияния при дворах корейских феодалов. Такое наглое давление дважды привело к отрытому восстанию – в 1882 и 1884 годах. -------------------- Что интересно - моментально скупали участки побережья или арендовали ,где наши флотские приглядывались на предмет угольной базы и стоянки . Статье + ,ждем продолжения .
    avt
  2. ken 31 января 2013 18:45
    Продолжение должно быть интересным. С Японией не сложилось как то у Николая,сначала будучи князем,он путешествуя по Японии,пяьный с каким то родственником английским били тростями в священный колокол,хихикая. За что его по голове ударил японский полицейский мечем,но промахнулся,но чуть не убил. Потом все пошло шиворот на выворот, с вводом войск в Маньчжурию под видом "лесорубов",с "договорами" с китайцами,когда немцы оккупировали их порт а пришедшие русские "союзники" вместо того что бы вступиться за китайцев оккупировали соседний. И конечно посылка флота заведомо под раздачу,когда там моряки с семьями прощались еще на пол дороге,когда прочли телеграмму от царя,что надо обязательно идти к берегам Японии,с капитуляциями крепостей,и проигрышем в итоге крошечной Японии войны,что послужило причиной первой русской революции.
    ken
  3. albert 1 февраля 2013 07:00
    Вывод один -никогда не оглядывайся не"неудовольствие Европы".

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня