Покоритель Закавказья - князь Павел Дмитриевич Цицианов

И воспою тот славный час,
Когда, почуя бой кровавый,
На негодующий Кавказ
Подъялся наш орел двуглавый,

Когда на Тереке седом
Впервые грянул битвы гром
И грохот русских барабанов,
И в сече, с дерзостным селом
Явился пылкий Цицианов…

А. С. Пушкин. «Кавказский пленник».


Одной из самых интересных и противоречивых фигур в кавказской политике Российской империи на рубеже двух столетий – XVIII – XIX – был князь Павел Дмитриевич Цицианов (1754 — 1806). Именно Цицианову, представителю рода грузинских князей Цицишвили, Россия во-многом обязана присоединению значительной части современной Грузии и подчинения рядя мусульманских ханств Северного Азербайджана. Причём очень часто Цицианов брал на себя инициативу, действовал на свой страх и риск, не имея соответствующих полномочий. Действовал он с поразительным размахом, понимая стратегическую важность выполняемой им на Южном Кавказе миссии. Это был один из выдающихся российских государственных деятелей, о которых следует помнить потомкам.

Род Цицианова, как и многие другие грузинские семьи, переселился в Российскую империю после 1725 года, спасаясь из родного края, где свирепствовали то османы, то турки. С этого момента Россия стала их Родиной. Род Цицианова был весьма древним, происходившим из картлинских и кахетинских князей, будучи по женской линии в родстве с грузинскими царями. Первым княжеский титул получил ещё при царице Тамаре Великой (правила в 1184 — 1209/1213 гг.) Захарий Панаскетели. Его потомки занимали в Грузии важные государственные должности и отличались в войнах с турками, персами, горскими племенами и во внутренних междоусобицах. Его предки носили фамилию Панаскетели, затем Цицишвили, уже в российском подданстве – Цициановы.

Родился Павел Цицианов 8 (19) сентября 1754 года в Москве. Его прадед Паата Цицишвили (Павел Захарьевич Цицианов) приехал в Россию вместе с царем Вахтангом VI, который уехал в Россию из-за масштабного турецкого наступления. Князь получил поместье и служил России в чине капитана в Грузинском гусарском полку. Отец, Дмитрий Павлович, был придворным и служил в гражданской области. Мать была урожденной княжной Елизаветой Михайловной Давидовной. Двоюродная сестра будущего кавказского наместника – Мариам (Мария) Георгиевна Цицишвили, стала последней грузинской царицей, будучи женой царя Георгия XII.

Покоритель Закавказья - князь Павел Дмитриевич Цицианов До Кавказа

Воспитанный в довольно небогатой семье княжич, согласно родовой традиции, готовился к военной службе. Поэтому хорошо знал военную историю, ратную родословную семьи, благо гордиться было чем. В жизни приходилось надеяться только на себя, к числу состоятельных и известных, род Цицианова в России не принадлежал. Начал службу в лейб-гвардии Преображенском полку в 1772 году, начиная с прапорщика. Павел Цицианов старался, себя не жалел. Отличался напористостью, упорством, исполнительностью и требовательностью. Требовательность в нём в дальнейшем разовьется до жестокости, зачастую необходимой, если учесть реальную ситуацию на Кавказе.

В 1786 году Цицианов назначен командиром Санкт-Петербургского гренадерского полка. То, что он стал в тридцать с небольшим лет командиром полка, говорит о его личности многое. Прежде всего о том, что служил Цицианов примерно, являясь образцом для других командиров. В русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Цицианову можно сказать повезло, он служил под началом восходящей звезды русской армии – Александра Суворова. Своё боевое поприще он начал с отличием, познав победы под Фокшанами, Рымником и Измаилом. Кроме того, он отличился под Хотиным, отражая вражескую вылазку. В суворовской переписке фамилия Цицианова встречается не один раз. И всегда Суворов отмечал его как командира энергичного, умелого. Правда, надо сказать, что в «золотой век» побед русского оружия таких командиров в русской армии было предостаточно.

Ещё один раз под началом Суворова уже генерал-майору Цицианову удалось послужить в Польше в 1794 году, во время подавления восстания Тадеуша Костюшко. Отряд Цицианова прикрывал от мятежников Белоруссию. В самом начале кампании он умело отстоял Гродно, важный в военно-стратегическом отношении город. Польские повстанцы при поддержке местной шляхты в тот период пытались расширить восстание, разжечь его очаги в Литве, Белоруссии, Украине. Для этого на восток посылали многочисленные отряды. 24 августа 1794 года Цицианов принял первый самостоятельный бой: под Любанью он, имея гораздо меньшие силы, полностью разгромил 5-тыс. отряд варшавского генерала Стефана Грабовского, который форсировал Западный Буг и пытался прорваться к Минску. Цицианов решительно навязал противнику бой, не дав ему отступить. Польский отряд понес большие потери и был рассеян, оставив русским солдатам весь обоз и артиллерию. Эта победа показала полководческий талант Цицианова. Не случайно Суворов в одном из приказов по армии писал: «… Сражаться решительно, как Цицианов».

Цицианов в Польскую кампанию смог отличиться в бою ещё один раз. Русские войска вели мобильную войну, преследуя польские бандформирования. Польские отряды не могли противостоять русским войскам в открытом бою, даже имея численное преимущество, терпели поражения. Но разгромленные и рассеянные, снова объединялись, создавая опасность для тыловых подразделений, российской администрации. Отряд Цицианова настиг соединение «генерал-майора литовских войск» Павла Грабовского в приграничном районе Царства Польского. В скоротечном бою поляки были разбиты. Цицианов преследовал противника, до его полного рассеяния.


Успешное командование Цицианова войсками во время Польской кампании была замечено в российской столице. Императрица Екатерина II наградила его орденом Св. Георгия III степени. Кроме того, он получил крупное поместье в Минской губернии с 1500 крепостных крестьян, что сделало его крупным помещиком. Польские победы предопределили и дальнейшую карьеру Цицианова. В скором времени он получит назначение на Кавказ, куда он давно стремился.

Общее положение дел на Кавказе

С давних пор христианские народы Грузии и Армении тяготели к Руси-России. Южнокавказские государства, исторически раздробленные на небольшие царства, ханства и княжества, которые постоянно враждовали с друг другом, просто не могли противостоять таким великим мусульманским державам, как Персия и Османская империя. Стоял вопрос о самом существовании христианских народов на Кавказе.

Перед Грузией стоял выбор: быть полностью порабощённой империями Востока, потеряв значительную часть национальной идентичности, или перейти под власть единоверной и доброжелательной России. Многие народы Кавказа именно в русских видели спасителей и защитников от персидских и турецких захватчиков. В России же многие государственные мужи осознавали необходимость присоединения кавказских земель к России. Кавказские горы были своеобразной естественной границей России на этом стратегическом направлении. Кроме того, Кавказ был отличным опорным плацдармом для расширения влияния на Восток. Россия получала значительные куски побережья сразу двух морей – Чёрного и Каспийского. Тем более, что Турция была давним историческим врагом России, с которым велись одна за другой ожесточённые войны. Одновременно с вытеснением османов из Причерноморья, шел процесс и проникновения России на Кавказ.

Всё это привело к тому, что 1783 году был заключен Георгиевский договор между Россией и Восточной Грузией. Картли-Кахетия переходила под протекторат России. Однако сразу две тяжёлые войны – русско-турецкая 1787—1791 гг. и русско-шведская 1788—1790 гг., отвлекли внимание Петербурга от Кавказа. Последнее десятилетие 18 столетия было очень кровавым даже для Кавказа, где войны, различные междоусобные конфликты были обыденным делом. Грузии угрожали нашествием Персия и Турция. Опустошительные набеги часто совершались из Дагестана и ханств Северного Азербайджана. Тысячи людей гибли, других уводили в рабство.

В Иране в ходе кровавой междоусобной войны власть захватил Ага Мохаммед Шах (1741—1797), прозванный «Ахта-хан», то есть Скопец-хан. Он в юном возрасте был оскоплён, став евнухом. Эта физическая травма привела к деформации психики, сделала его человеком злобным и безжалостным. Но он одновременно был талантливым полководцем. После смерти Карим-хана в 1779 г. Ага-Мухаммед возглавил тюркское племя каджаров, подчинил себе Мазендеран и Гилян и выступил против династии Зендов. В 1785 г. он захватил тогдашнюю столицу – Исфахан. Город подвергся настолько страшному разгрому, что отметили современники, хотя жестокостями тогда людей было трудно удивить. Ага Мохаммед захватил ещё несколько важнейших городов и сделал через некоторое время столицей Тегеран. В 1794 г. после пятимесячной осады был штурмом взят последний оплот Зендов – Керман. По приказу шаха большинство его жителей было перебито, 20 тыс. мужчин ослеплено, тысячи женщин отданы на потеху воинам.

В 1795 г. Ага-Мухаммед с 60-тыс армией перешёл Аракс и вторгся в Закавказье. Страшному разгрому подверглись Карабахское, Шекинское и другие ханства. Ага-Мухаммед потребовал от владыки Картли-Кахетинского царства Ираклия II отказаться от союза с Россией и подчиниться Персии. В случае отказа угрожал сделать «… из крови российских и грузинских народов реку текущую». Ираклий II, надеясь на помощь России, мужественно отказался выполнять это требование.

Однако помощь могла подоспеть только в ноябре. Да и грузины смогли собрать только 5-7 тыс. отряд, включая войска имеретин во главе с царем Соломоном II, а царь надеялся собрать 40-тыс. ополчение. Большинство грузинских царевичей предпочло отсиживаться в своих уделах, другие прислали только часть своих дружин. Многие грузинские князья (тавады) предали своего царя, не привели воинов.

35-тыс. персидская армия во главе с шахом уже в начале сентября была на подступах к Тбилиси. Ираклий, а тогда ему было 75 лет, все же решил, несмотря на малочисленность своего войска, принять бой. 10 (23) сентября в битве у Соганлуга грузины разгромили передовые части персидской армии. Встретив столь яростное сопротивление, враг заколебался. Опасаясь встретить сильное грузинское войско, персы уже стали думать об отступлении. Но предатели грузинского народа сообщили о малочисленности защитников Тбилиси. 11 (24) сентября на Крцанисском поле состоялась одна из самых трагических битв в истории Грузии. Грузинский отряд грудью встретил многочисленные полчища противника и дрался до последнего, почти все защитники столицы пали в этой битве. Сам Ираклий II в разгаре битвы был окружен и уже готовился принять смерть, но его спас внук царевич Иоанн, который со своими воинами пробился к деду и вывел его из боя.

Персы ворвались в Тбилиси, и город был подвергнут страшному разгрому. За девять дней пребывания в городе персидские воины почти полностью разграбили и разрушили грузинскую столицу. Храмы и дворцы были осквернены и разрушены, погрому подверглись пушечный завод, арсенал, монетный двор, все значительные здания. Тех жителей, которых не убили, увели в рабство (главным образом женщин и детей). Опустошению подверглись и многие районы страны. Погром, учинённый в Грузии, обрадовал не только персов и соседние с Картли-Кахетией ханства, но и Турцию и Францию. В Стамбуле и Париже расценили разгром Тбилиси, как поражение их соперницы — Российской империи.

Русско-персидская война 1796 года

Императрица Екатерина II, как только получила известие о трагедии в Тифлисе (Тбилиси), отдала приказ помочь Ираклию, как вассалу российского престола. Россия объявила Персии войну. По повелению российского правительства в Восточную Грузию и Дагестан (дагестанские правители, опасаясь вторжения персов, также попросили помощи) были направлены первые соединения: 3 батальона пехоты – около 3 тыс. штыков при 6 орудиях, и около 1 тыс. конницы (в основном, это были казаки и калмыки).

В 1796 году была сформирована Кавказская армия в составе трёх корпусов: Главного, Кавказского и корпуса генерал-поручика Булкакова. В армии было 21 тыс. человек. включая 9 тыс. конницы. Для боевых действий против Персии был направлен отдельный Каспийский экспедиционный корпус (около 13 тыс. человек) под началом Валериана Зубова. В его состав входили Каспийская флотилия, дагестанский отряд генерала Савельева и русские войска в Грузии. Ближайшим помощником Зубова стал князь Павел Цицианов.

Второй Персидский поход, как и Первый, который предпринял император Пётр в 1722-1723 гг., был успешным. Русские войска 10 мая 1796 года штурмом взяли Дербент, в июне – без боя заняли Кубу и Баку. В середине ноября уже 35-тысячный русский корпус достиг района слияния рек Куры и Аракса, и был готов продолжать наступление вглубь Персии. Однако смерть Екатерины II перечеркнула все блестящие перспективы Второго Персидского похода. В этом отношении этот поход разделил судьбу Персидского похода 1722-1733 года, когда смерть Петра Алексеевича не позволила России присоединить к себе обширные территории каспийского побережья и закрепиться в Персии.

Павел Цицианов в походе отвечал за «экспедиционную политику». Именно он убедил бакинского Гуссейн-Кули хана присягнуть на верность российской императрице. В 1796 году – начале 1797 года Цицианов исполнял должность коменданта Бакинской крепости. Когда император Павел отозвал войска из Закавказья, Цицианов временно остался не у дел и вышел в отставку.

Присоединение Грузии к России

С выводом русских войск из Закавказья там снова стала складываться критическая обстановка. Ага-Мухаммед собрал 60-тыс. армию и готовился снова разгромить Грузию. Персы вторглись в Карабах, взяли крепость Шушу. Область подверглась кровавому опустошению. Однако шаха убили собственные же командиры, которых незадолго до этого он приказал казнить. Это спасло Грузию, персы ушли домой. Но такой исход мог стать только временной передышкой перед новым разгромом Закавказья.

В январе 1798 года скончался на 78-м году жизни царь Ираклий II. После смерти Ираклия трон достался его сыну, Георгию XII, который продолжил политику отца по сближению с Россией. Не имея сил бороться с Ираном и внутренними усобицами, Георгий XII попросил императора Павла I о принятии Грузии в подданство Российской империи. 22 декабря 1800 года Павел Петрович подписал манифест о присоединении Картли-Кахетинского царства к России. Накануне этого события в Грузию прибыли русские войска под командованием генерала Лазарева. Вместе с ними в Грузию прибыл и российский полномочный министр при грузинском царе Коваленский. Лазарев и Коваленский сосредоточили в своих руках управление Восточной Грузией.

Император Александр Павлович 12 сентября 1801 года подтвердил решение отца, издав соответствующий манифест. Восточная Грузия стала частью Российской империи. Во втором своем манифесте касательно Грузии, Александр сообщил о лишении прав всех царствующих ранее династий на грузинский трон.

Возвращение Цицианова на службу

Император Александр Павлович был обеспокоен ситуацией в Закавказье. Грузии угрожала опасность со стороны Персии. Кнорринг, назначенный правителем Грузии, возбудил недовольство местного населения, не мог решить проблему набегов лезгин. Поэтому Кнорринг и Коваленский были отозваны, а главнокомандующим в Восточную Грузию назначен генерал-лейтенант князь Цицианов.

На Кавказе требовался человек решительный и в тоже время знающий местную ситуацию, умеющий подчинять феодальных владетелей, говорить на их языке. На выборе императора сказалась и позиция самого Цицианова. Он не раз высказывал её при дворе: «В Азии все убеждения и переговоры суть ничто, а сила – всё. Такой силой на Кавказе должна стать только Россия…». У Цицианова было и своё отношение к восточным правителям, неважно каким, будь это повелитель Персидской державы, или феодал имевший под своей власть десяток аулов. Цицианов, получивший европейское воспитание, видел в них людей, которые осуществляют свою власть в соответствии с варварскими традициями. Поэтому бороться и вести с ними дела надо, не по европейским правилам, а в соответствии с их традициями. К примеру, как это делал Чингисхан или «железный хромец» Тимур. Цивилизацию на Востоке, по мнению Цицианова, надо было нести на штыках.

Надо отметить, что император Александр Павлович долго колебался в грузинском вопросе. Он передоверил решение по нему Государственному совету и т. н. «молодым друзьям» (Негласному комитету). Это были Строганов, Кочубей, Новосильцев и Чарторыйский. Можно сказать, что они представляли «либеральное» крыло того времени в России. «Либералы» были против присоединения Грузии к России. Они настаивали, что главной задачей Александра должно быть не расширение империи, а внутреннее благоустройство России.

Но в Госсовете преобладали «имперские орлы» Екатерины II во главе с Платоном Зубовым. По их мнению, Грузию надо было удержать из-за нескольких причин. Во-первых, во имя достоинства империи. В мире Восточную Грузию уже считали русской и отступать от присоединения было нельзя, это был урон достоинству Российской империи. Во-вторых, отмечалось, что внутренние конфликты ведут это ослабленное православное царство, которое к тому же находится во враждебном окружении, к усобицам, хаосу и гибели. Грузия не могла устоять без внешней помощи. В-третьих, Грузию нужно было присоединить к России, чтобы обеспечить спокойствие южных границ империи. Отмечалось также наличие в Грузии богатых рудников.

«Имперцы» вышли победителями в схватке с «либералами». Волю России на Кавказе должен был воплотить в жизнь князь Цицианов. 11 сентября 1802 года он был назначен главнокомандующим русскими войсками на Кавказе, как на Северном, так и на Южном. Кроме того, он получил должности инспектора на Кавказской пограничной укрепленной линии, военного губернатора Астрахани и главнокомандующим в Грузии.

Многие исследователи отмечают, что в тот период времени, Александр Павлович сделал наилучший выбор, назначив Цицианова на должность главнокомандующего на Кавказе. Он был храбрым полководцев и одновременно умелым администратором, который сочетал европейское образование и знание местных условий. К этим качествам добавлялась кипучая энергия, политическая воля, острый ум, решительность и твердость.

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти