Начало эры пара и брони

Приход на флот в XIX в. паровой машины и бомбических орудий привёл к появлению таких типов боевых кораблей, которых ещё не знала история морских войн.

Начало эры пара и брони


ПОСЛЕДНЯЯ ВОЙНА ПАРУСНОГО ФЛОТА


Несколько тысячелетий человечество вело войны на море. В истории войн остались ожесточённые морские сражения, кровавые драмы, трагедии и триумфы. Их история неразрывно связана с поисками наиболее эффективных средств и способов уничтожения кораблей противника. Непрерывно развивалась тактика и стратегия боя на море. Сначала моряками были придуманы таран и абордаж, они стали применять катапульты и другие метательные машины. Немного позднее были придуманы и применены на практике «ворон» и греческий огонь. Корпуса кораблей строили из дерева, в качестве движетеля в те далёкие времена использовали вёсла, парус играл лишь вспомогательную роль. Но постепенно размеры кораблей росли, и моряки были вынуждены усовершенствовать парусное вооружение и управление им. Это позволило постепенно отказаться от вёсел. В XIV в. на кораблях начали размещать артиллерию. Сначала пушек на кораблях было немного, но постепенно их количество росло. Окончательный отказ от вёсел на крупных кораблях позволил увеличить численность орудий в десятки раз. Теперь их размещали на батарейных палубах. Изменилась и тактика — крупные корабли выстраивались в кильватерную линию, и в ходе сражения обрушивали на противника всю мощь своей многочисленной артиллерии. Так в XVII в. появились линейные корабли — самые мощные и хорошо вооружённые парусники, настоящие «короли морей». В течение нескольких веков росли размеры линкоров, совершенствовалась их конструкция, они получали всё больше пушек (100, 120 и даже больше), которые размещались на нескольких батарейных палубах. Но по-прежнему в качестве главного движетеля на них использовали парус. Так продолжалось до середины XIX в.

Начало эры пара и брони
120-пушечный парусный линейный корабль «Париж» Черноморского флота


Главным революционным новшеством, которое пришло на флот в первой половине XIX в. стало применение в качестве двигателя паровой машины. В составе военно-морского флота появляются первые небольшие пароходы, они играли вспомогательную роль. Применение паровой машины позволяло кораблям не зависеть от ветра и увеличивало их скорость, а это в корне меняло тактику морского боя. Но первые паровые машины были маломощными и на кораблях использовались в качестве вспомогательной силовой установки, вращавшей гребные колёса или винт. Постепенно мощность машин росла, и их начали устанавливать даже на огромных парусных линкорах, которые продолжали оставаться основной силой флотов. В 1822 г. французский офицер-артиллерист Анри-Жозеф Пексан придумал новый тип орудия, а в 1824 г. он продемонстрировал своё изобретение — пушку, которая стреляла разрывными бомбами. Они являлись пустотелыми снарядами, начинёнными порохом, которые взрывались дистационной разрывной трубкой и вызывали огромные разрушения, на паруснике начинался пожар. На испытаниях всего несколькими выстрелами был уничтожен списанный парусный линкор. После такого триумфа ведущие флоты мира стали перевооружать свои корабли бомбическими орудиями. Не остался в стороне и русский флот, который в 1838 г. получил подобные пушки. На этом настаивал командующий Черноморским флотом адмирал М.П. Лазарев. Он сумел добиться принятия их на вооружение, несмотря на отказ Главного морского штаба выделить средства на испытания. Первыми были вооружены пароходофрегаты «Язон» и «Колхида». Благодаря настойчивости Лазарева, и черноморские парусные линкоры получили эти орудия. В октябре 1853 г. на Чёрном море начинаются боевые действия. Началась Крымская (Восточная) война (1853—1856). Русская эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова немедленно вышла в море и начала поиск противника. Он был обнаружен на рейде крепости Синоп — здесь под прикрытием береговых батарей находилась турецкая эскадра вице-адмирала Осман-Паши. Под его командованием находились 12 кораблей с 476 орудиями — 7 фрегатов, 3 корвета и 2 пароходофрегата. Под флагом Нахимова находились 11 кораблей с 734 орудиями — 6 линкоров, 2 фрегата и 3 пароходофрегата (последние не успели прибыть к началу сражения). Нахимов решил атаковать противника и 18 ноября вошёл в Синопскую бухту. В течение нескольких часов шёл ожесточённый бой, в ходе которого турецкая эскадра была полностью уничтожена, спасся бегством лишь один пароходофрегат. Русские моряки показали своё тактическое превосходство, лучшую выучку и беспримерную храбрость. Свою роль сыграли и бомбические орудия, которые сожгли все турецкие корабли. Повреждённые русские линкоры были приведены в Севастополь пароходофрегатами. Это был последний в истории бой парусных эскадр. Он показал огромный разрушительный эфект от огня бомбических орудий и моряки начали искать способы защиты кораблей.

В Крымской войне самое активное участие принимали русские пароходофрегаты. За несколько дней до разгрома турок при Синопе на Чёрном море состоялся первый в истории бой пароходофрегатов. 5 ноября пароходофрегат «Владимир» под флагом вице-адмирала В.А. Корнилова встретил турецкий «Перваз-Бахри». Командир «Владимира» капитан-лейтенант Г.И. Бутаков решил атаковать противника. Турок маневрировал и отстреливался, но Бутаков перешёл за корму противника, где у него не было орудий и ввёл в действие свои носовые бомбические орудия. Они нанесли вражескому пароходу огромный ущерб. Турки отчаянно сопротивлялись, но они несли большие потери, их огонь постепенно слабел. Тогда «Владимир» пошёл на сближение и открыл огонь картечью. После трёхчасового боя «Перваз-Бахри» спустил флаг. Вот что творилось на захваченном пароходе: «Посланные овладеть призом, нашли на нём страшную картину разрушения и гибели: обломки штурвалов, компасов, люков, перебитые снасти, перемешанные с оружием трупами, ранеными, кровью, каменным углём... Ни одной переборки, которая была бы цела. Бока, кожухи будки избитые. Паровая и дымовая труба как решето». Пароход привели в Севастополь, отремонтировали, переименовали в «Корнилов» v включили в состав Черноморскогj флота. Г.И. Бутаков был награждён орденом Георгия 4-й степени и стаг капитаном 2 ранга. Он начал разрабатывать тактику боевого использования пароходов.

КОРАБЛИ ОДЕВАЮТ БРОНЮ

D Крымскую войну оказались втянуты не только Российская и Османская империи, но и Англия, Франция и Сардиния, которые выступали на стороне Турции. Союзники ввели свои флоты в Чёрное море и высадили десант в районе Евпатории. Их целью был захват Севастополя и уничтожение Черноморского флота. Корабли Черноморского флоты были затоплены, моряки воевали на берегу. Лишь пароходофрегаты продолжали принимать активное участие в обороне главной базы Черноморского флота, которая длилась 11 месяцев, но силы были неравны и город пришлось оставить. А война продолжалась. Союзниками были впервые применены бронированные корабли — французские броненосные паровые плавучие батареи «Лавэ», «Тоннан» и «Девастасьон». Их построили по приказу имератора Наполеона III, которого убедил начать их постройку главный кораблестроитель флота Дюпюи-де-Лом. Это были неуклюжие деревянные корабли, вооружённые 18х240-мм орудиями. Их надводный борт был обшит железными листами толщиной 120-мм. В движение они приводились паровой машиной и гребным винтом. Их дебют состоялся 17 октября 1855 г. при штурме Кин-бурна. Эскадра союзников атаковала русские укрепления на реке Дунай. Три часа длилась канонада, русские батареи были разрушены и сдались. Наши артиллеристы стреляли хорошо — «Лавэ» и «Тоннан» получили по 60 попаданий, а «Девастасьон» целых 75! Но ни в одном случае железные плиты не были пробиты. Этот бой стал настоящим триумфом брони над снарядом. Адмирал Брюэ так написал в отчёте об этом бое: «Всяческих успехов можно ожидать в будущем от этих изумительных машин войны».

Начало эры пара и брони
Начало эры пара и брони
Артиллерия «Владимира» нанесла огромный урон турецкому пароходу. На снимках бомбические орудия показаны на модели «Владимира» из экспозиции Центрального Военно-морского музея. Фото автора


Вскоре во всех флотах, помимо броненосных батарей, приступили к строительству мореходных броненосцев. Законодателями мод вновь были французы. Они построили первый в мире мореходный батарейный броненосец «Глуар», который был спущен на воду в 1859 г. Он был практически неуязвим для корабельных гладкоствольных орудий — при водоизмещении 5530 т его обшили броневыми плитами толщиной 119 мм, вооружение составляли 36 162-мм орудий. Англичане дебютировали с броненосцем «Уорриор», который был спущен на воду в 1860 г. Его построили целиком из железа, он был больше по водоизмещению и размерам чем «Глуар», лучше бронирован и вооружён. При водоизмещении 9094 т. На нём размещались две 203-мм и 28 178-мм пушек, толщина брони была 114 мм, но она состояла из нескольких железных листов, нагретых в печах до сварочного жара и прокованных паровыми молотами. Это улучшало крепость броневых плит. Каждый год в строй вступали всё новые батарейные броненосцы, их конструкция постоянно совершенствовалась, но по-сути это были те же линейные корабли в железном варианте. В 1865 г. англичане спустили на воду первый в мире казематный броненосец «Беллерофон», который при водоизмещении 7550 т нёс 10 229-мм и 4 178-мм орудия. Главный калибр находился в каземате за 203-мм бронёй, остальной корпус был прикрыт 152-мм плитами. Теперь во всех странах начали строить казематные броненосцы. Через некоторое время появились цитадельные броненосцы, а немного позднее и брустверные.

Начало эры пара и брони
Батарейный броненосец «Уорриор» сохраняется англичанами в качестве корабля-музея в Портсмуте до настоящего времени


Начало эры пара и брони
Броненосная батарея «Первенец», построенная в Англии, предназначалась для защиты с моря Кронштадта и Санкт-Петербурга


Иначе ситуация развивалась в США. В 1861 г. начинается Гражданская война между северными и южными штатами. У южан не было флота, но они попытались отвоевать господство на море с помощью броненосцев. Первым из них стала «Вирджиния», которая была перестроена из фрегата «Мерримак». У него срезали весь надводный борт и на его месте разместили прямоугольный каземат с наклонными стенками, которые прикрывали два перекрещивающихся слоя из 51-мм железных полос. В каземате установили десять орудий (6 229-мм гладкоствольных, 2 178-мм и 2 152-мм — нарезные), а в носовой части броненосца разместили таран. 8 марта 1862 г. работы на «Вирджинии» были завершены и она вышла из Норфолка на Хэмптон-ский рейд. Здесь находилась часть флота северян, которые блокировали порт. Целый день она безнаказанно громила корабли северян: сначала потопила шлюп «Кумберленд» и фрегат «Конгресс», повредила фрегат «Миннесота». Лишь заход солнца остановил бойню. А утром 9 марта у броненосца южан появился новый противник — на Хэмптонский рейд пришёл броненосец северян «Монитор». Это был корабль нового типа — небольшой, низкобортный, хорошо бронированный. Толщина поясной брони составляла 100 мм, борта — 127 мм, палубы — 25 мм, башни — 200 мм. Он был вооружён двумя 279-мм гладкоствольными орудиями Дальгрена, а постройка его закончилась буквально накануне. Начался первый в истории бой броненосцев. Несколько часов оба корабля ожесточённо обстреливали друг друга, маневрировали, садились на мели, пытались таранить, но безрезультатно. «Монитор» получил 22 попадания, а «Вирджинию» — 20. Лишь один снаряд в этом бою смог пробить броню броненосца «Вирджиния», но полуметровые деревянные стены его каземата выдержали попадание. После этого боя в северных штатах началась настоящая «мони-торная лихорадка»: за короткий срок было построено несколько десятков подобных кораблей. Во многих флотах мира также появились мониторы. Они были одно-, двух- и даже трёхба-шенными, прибрежные и океанские.

ПЕРВЫЕ РОССИЙСКИЕ БРОНЕНОСЦЫ

Не осталась в стороне от гонки морских вооружений и Российская империя. После поражения в Крымской войне император Александр II начал реформирование всего государственного аппарата, включая армию и флот. Менялась система управления, структура и организация, началось перевооружение. На Чёрном море наша страна не могла иметь флота, и новейшие корабли строились исключительно для Балтики. Вместо парусных линкоров было решено начать строить броненосцы из железа. Из-за недостатка средств эти корабли были гораздо скромнее, чем английские и французские броненосцы, но и цели у этих кораблей были другие — защита побережья Финского залива, оборона с моря Кронштадта и Санкт-Петербурга. Дебютом отечественного железного кораблестроения стала броненосная канонерская лодка «Опыт», спущенная на воду 27 сентября 1861 г. При водоизмещении 270 т она была вооружена одним 196-мм гладкоствольным орудием. Его размещали в носовом бруствере, который защищала 114-мм броня на 305-мм тиковой подкладке. Накопленный опыт позволил развернуть на отечественных верфях постройку небольших кораблей и судов из железа. Было построено несколько серий канонерок, а вскоре началось и строительство броненосцев для защиты Финского залива. Опыта подобных работ у русских инженеров не было, и решено было использовать передовой английский опыт. Прежде всего, надо было получить технологии, и в ноябре 1861 г. в Англии был заказан небольшой броненосец — плавучую батарею «Первенец». В Британию направили целую «бригаду» российских инженеров и мастеров, строительство неоднократно инспектировали военачальники. 6 мая 1863 г. батарею спустили на воду. При водоизмещении 3622 т она была вооружена 26 196-мм гладкоствольными орудиями, корпус защищали 114-мм кованые железные плиты на 254-мм тиковой подкладке. В августе 1863 г. «Первенец» прибыл на Балтику. Ему предстояла долгая служба по защите рубежей Родины. Корабль неоднократно перевооружали (табл. 1).

Начало эры пара и брони
Броненосная батарея «Не тронь меня» — первая железная плавучая батарея отечественной постройки


В 1892 г. «Первенец» переквалифицировали в броненосец береговой обороны, и он продолжил службу. Устаревшие броненосные корабли вошли в состав Практической эскадры Балтийского флота, которая стала настоящей «кузницей кадров» для Российского Императорского флота. Только в 1905 г. «Первене-ца» исключили из списков флота, продали частнику, но после революции национализировали. Он вновь был включён в состав Балтийского флота и использовался в качестве угольной баржи. В этом качестве он прошёл всю Великую Отечественную войну. Корпус «Первенца» сдали на слом лишь в конце 50-х гг. прошлого века.

Остальные броненосцы было решено строить в Санкт-Петербурге при помощи англичан. В ноябре 1863 г. на Галерном островке заложили броненосную батарею «Не тронь меня». По своей конструкции она повторяла «Первенец», и в её постройке активное участие принимали британские специалисты. При водоизмещении 3494 т она получила 17 203-мм нарезных орудий. Было усилено бронирование корабля (до 140 мм), причём плиты доставлялись из Англии. 11 июня 1864 г. батарею спустили на воду. Корабль за долгую службу неоднократно перевооружали, и до начала XX в. «Не тронь меня» находилась в составе Российского императорского флота (табл.2). А потом ещё полвека она несла службу на Балтике как вспомогательное судно. В апреле 1863 г. был подписан контракт на строительство броненосной батареи «Кремль». В конструкции этого корабля был учтён опыт предыдущих кораблей. 14 августа 1865 г. его спустили на воду. При водоизмещении 4323 т батарея была вооружена 17 196-мм гладкоствольными орудиями, система бронирования повторяла систему бронирования «Первенеца». «Кремль» входил в состав Балтийского флота до 1905 г.

Начало эры пара и брони
Броненосная батарея «Кремль» после модернизации несколько десятилетий выполняла функции учебного корабля и готовила кадры для Российского Императорского флота


Таблица 1. Артиллерийское вооружение батареи «Первенец»

ВооружениеГоды службы
186418671869187218741875187718801881
Каземат24x196*2x203 20x196*22x196*2x203 20x196*12x20314x20310x203 2x15210x203 2x15210x203 2x152
Верхняя палуба2x196*2x196*2x196*1x203 1x1962x86.41 х86.41x107 1x86.41x229 (мортира)1хЭ 1*Б 1хП1x229 (мортира) 2хЭ 1хБ 2хП1хГ
Примечание. *— гладкоствольная пушка, Э — Энгстрема. Б — Барановского, П — Пальмкранца, Г — Гочкиса, калибр дан в мм.

После этого и Россию охватила «мониторная лихорадка» — первыми стали башенные броненосные лодки типа «Ураган», которые строили по проекту инженера Эриксона, создателя знаменитого «Монитора». Их борт прикрывала 127-мм броня, а башню 280-мм. Было построено 10 мониторов, которые при водоизмещении 1560 т по проекту вооружались двумя 229-мм гладкоствольными орудиями, но в 1868 г. их перевооружили 381 -мм чугунными гладкоствольными орудиями. В 1878 г. их заменили на 229-мм стальные нарезные орудия Обуховского завода. Помимо перевооружения, все мониторы прошли модернизацию. Они были в составе флота до 1900 г. После чего устаревшие корабли списали, но несколько бывших мониторов продолжили службу в качестве вспомогательных судов (угольные баржи, минные склады и блокшивы). Есть основания полагать, что один из корпусов мониторов типа «Ураган» уцелел до нашего времени и находится в Кронштадте.

Кроме однобашенных мониторов, была построена двухбашенная броненосная лодка «Смерч». На ней разместили новейшие орудийные башни английского конструктора Кольза, которые отличались повышенной прочностью и более совершенной конструкцией. Борт прикрывала 114-мм броня на 203-мм тиковой подкладке. Корпус «Смерча» был заложен в августе 1863 г., 11 июня 1864 г. он был спущен на воду. Первоначально, при водоизмещении 1401 т, на ней были установлены 4 196-мм гладкоствольных орудия, которые в 1867 г. заменили на 203-мм нарезные орудия, заряжающиеся с казённой части — впервые в отечественном флоте. В 1870 г. их заменили на 229-мм орудия образца 1867 г., которые построил Обуховский завод. Дополнительно на корабле установили 44-мм скорострельную пушку Энгстрема и 16-мм картечницу Гатлинга. «Смерч» в июле 1865 г. «отличился» на манёврах — лодка натолкнулась на необо-значенную скалу и затонула. Её вскоре подняли, отремонтировали и ввели в строй. Лишь в 1904 г. устаревший корабль исключили из списков флота. В качестве вспомогательного судна «Смерч» в годы Первой мировой принимал участие в Ледовом походе и продолжал службу даже в годы Великой Отечественной войны. 7 октября 1941 г. его потопила в Кронштадте немецкая артиллерия, но в 1942 г. корпус был поднят. Корабль списали лишь в 1959 г. За «Смерчем» последовало строительство в 1865—1869 гг. по английскому проекту двухбашенных броненосных лодок «Русалка» и «Чародейка». Спуск обеих лодок состоялся 31 августа 1867 г., но при достройке возникли сложности, которые привели к двухлетней задержке. При водоизмещении 1881 т на вооружение они получили 2 229-мм стальных нарезных орудия образца 1867 г. и 2 381-мм чугунных гладкоствольных Олонецкого завода. Эти корабли также неоднократно перевооружали во время службы. 7 сентября 1893 г. «Русалка» погибла в шторм со всем экипажем при переходе из Ревеля в Гельсингфорс. В 1902 г. в Ревеле ей открыт памятник. «Чародейка» служила на Балтийском флоте до 1907 г.

Начало эры пара и брони
Начало эры пара и брони
Мониторы типа «Ураган» были построены в России большой серией в разгар «мониторной лихорадки». Они служили несколько десятилетий и были основой береговой обороны Финского залива. Мониторы прошли не одну модернизацию, менялся их внешний вид и вооружение. На снимках «Вещун» до модернизации (вверху) и «Колдун» после модернизации (внизу)


Таблица 2. Артиллерийское вооружение батареи «Не тронь меня»

ВооружениеГоды службы
186618681873187418761877188018811882

Каземат

15x20314x20316x20316x203 1x196*16x20312x20312x20312x20312x203

Верхняя палуба

2x2032x203 1x196*1x196*2x86.44x86.44x203 6x86.42x203 6x86.4 1 х Э 1 х П 1x229 (мортира)

2x203 4x86.4 1 х Э2x203 4x86.4 2 х Э
Примечание. *— гладкоствольная пушка, Э — Энгстрема, Б — Барановского. П — Пальмкранца, Г — Гочкиса, калибр дан в мм.

Идеи, заложенные в «Смерче», были развиты и реализованы при постройке четырёх двухбашенных броненосных фрегатов второй серии. «Адмирал Чичагов» и «Адмирал Спи ридов» строились в 1865—1868 гг. русскими инженерами и рабочими, по отечественному проекту и из российских материалов. При водоизмещении 3196 т (по проекту) они вооружались 4 229-мм орудиями. «Спиридов» спустили на воду 16 августа 1868 г., «Чичагов» — 1 октября 1868 г. Во время службы их неоднократно перевооружали. В 1911 г. корабли списали, но они продолжали службу — «Спиридов» использовался как угольный склад, а «Чичагов» в качестве артиллерийской мишени в районе Ревеля. Их дальнейшим развитием стали трёхбашенные броненосные фрегаты «Адмирал Лазарев» и «Адмирал Грейг», которые строились в 1865 — 1871 гг. «Лазарева» спустили на воду 9 сентября 1867 г., «Грейг» — 18 октября 1868 г. При водоизмещении 3027 т (по проекту) они были вооружены 6 229-мм орудиями, но вскоре их заменили тремя 280-мм. Их дополняли 1 229-мм, 4 87-мм и 1 44-мм пушки. Вес бортового залпа каждого корабля составлял 750 кг. В результате этого перевооружения они долгое время оставались самыми мощными, после «Петра Великого», русскими кораблями на Балтике. Служили они до 10-х годов XX в, после чего их отправили «на иголки».

Тем временем, в мае 1869 г. на Галерном островке в Санкт-Петербурге был заложен броненосец-монитор «Крейсер»...

Начало эры пара и брони
Начало эры пара и брони
Трёхбашенные броненосные батареи «Адмирал Грейг» (вверху) и «Адмирал Лазарев» (внизу) - сильнейшие корабли береговой обороны на Балтике во второй половине XIX в.


Начало эры пара и брони
Двухбашенный фрегат «Адмирал Чичагов» (на снимке) и «Адмирал Спиридов» надёжно защищали морские подступы к российской столице вместе с многочисленными фортами Кронштадта


Автор выражает благодарность за консультации, помощь в работе и предоставленные материалы В.Н.Данилову.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 19
  1. Iraclius 25 сентября 2013 08:27
    Статья интересная, спасибо.
    Есть концептуальная неточность. Идея Пексана была не в том, чтобы стрелять из пушек бомбами - ими стреляли и до него. Идея была в том, чтобы стрелять бомбами по настильной траектории. Для этого были нужны тяжёлые орудия, дульной энергии которых достаточно, чтобы бомба проломила борт корабля. Когда это удалось, то эпохе паруса пришёл конец. Правда эти орудия были настолько тяжелы, что их ставили на самые нижние деки, чтобы в качку корабль не сделал оверкиль.
    Кстати говоря, этот факт навёл некоторых исследователей на мысль о пересмотре уязвимости старого флота перед старыми-добрыми ядрами. Оказалось, что обшивки деревянных кораблей были многослойными и прекрасно держали удар ядер. Причиной смерти чаще всего становились щепки, отколотые от обшивки изнутри.
    Так что - да, изобретение Пексана явилось мощным толчком не только к появлению брони, но и явилось стимулом стремительного прогресса военного флота вообще.
    1. Гражданский 25 сентября 2013 08:30
      Автору больше спасибо! Надеюсь будет продолжение, хотелось бы про железные фрегаты. Сам видел реплику 1930 х годов, учебный америго веспуччи вроде итальянский
    2. Vadivak 25 сентября 2013 09:01
      Цитата: Iraclius
      Первым из них стала «Вирджиния», которая была перестроена из фрегата «Мерримак». У него срезали весь надводный борт и на его месте разместили прямоугольный каземат с наклонными стенками, которые прикрывали два перекрещивающихся слоя из 51-мм железных полос.


      Наверное именно этот пароход послужил прообразом класса «Littoral Combat Ship»
    3. trenkkvaz 25 сентября 2013 14:14
      Цитата: Iraclius
      Идея Пексана была не в том, чтобы стрелять из пушек бомбами - ими стреляли и до него. Идея была в том, чтобы стрелять бомбами по настильной траектории. Для этого были нужны тяжёлые орудия, дульной энергии которых достаточно, чтобы бомба проломила борт корабля. Когда это удалось, то эпохе паруса пришёл конец.


      То есть если бы подобные орудия придумали еще раньше, то также бы пришел конец парусу ? Даже несмотря на то, что не было бы еще мощных паровых машин для кораблей ? smile
    4. D2R 7 ноября 2014 08:22
      Re: Iraclius

      Многие ваши утверждения неточны, а потому и в целом неверны.

      В первую очередь, исходное утверждение о стрельбе бомбами из пушек было всё-таки корректно. Потому что термин "пушка" на тот момент сам по себе подразумевает настильную стрельбу. Для стрельбы навесом существовали гаубицы, которые и использовались до Пексана для стрельбы бомбами, по палубам и береговым объектам.

      Во-вторых, бомбы обычно не пробивали борта на вылет. Разрушал его взрыв бомбы, который происходил внутри борта, в котором она застревала. Случаи, когда бомба проламывала борт и взрывалась внутри корабля, тоже были, но это были скорее исключения, чем правило.

      Бомбы были крупного калибра, очень лёгкие и быстро теряли скорость, пробивная способность их была невелика сравнительно с ядром того же калибра.
      Большие калибры бомбических орудий не должны вводить в заблуждение, поскольку они, в отличие от пушек времён первого поколения броненосцев, рассчитанных на стрельбу высокоскоростными ядрами, были в основной массе расчитаны на стрельбу ТОЛЬКО бомбами (сильно облегчёнными относительно ядер того же калибра).

      На самом деле это были сравнительно слабые орудия с ослабленным пороховым зарядом, коротким стволом и плохой баллистикой, типа улучшенных карронад (тоже фугаски, но ещё более короткие, для "пистолетных" дистанций). Увеличение эффективной дистанции огня при применении бомб было связано с их принципом действия (фугас, разрушительная сила которого не зависит от расстояния до цели), а не большой мощностью самих орудий.

      В-третьих, не нужно тащить сюда ревизионизм про "неуязвимые" для ядер деревяные корабли и матросов, якобы дохнувших в основном от отлетавших от бортов щепочек (имеющий источник кажется в виде канала Дискавери, прославившегося такими гроздьями клюквы) - поскольку реальное положение дел хорошо известно и нашло отражение в аутентичных трудах тех лет, сведённых ещё в 19 в. в эмпирические формулы. Если вкратце, его можно охарактеризовать таким образом:

      "…деревянные парусные [линейные] корабли и фрегаты по тогдашним наступательным средствам обладали в высокой степени качеством живучести. Они не были неуязвимы, большая часть ядер пронизывала их борта, тем не менее недостаток неуязвимости, пополнялся у них живучестью." (С. О. Макаров)
      D2R
    5. D2R 7 ноября 2014 08:23
      В реальном сражении стрельба велась с таких дистанций (сравнимых с длиной корабля), что даже метровая толща линкорного борта от ядер никак не защищала. Ядра пронизывали корабль на оба борта, или на один и потом либо застревали во втором, либо, при невезучести экипажа, отскакивали от него обратно, нанося при этом дополнительный ущерб. Щепки, конечно, были поражающим элементом, но лишь вторичным, основное поражение приходилось на долю самих ядер. Особенно губителен был продольный огонь, так как ядра пролетали внутри корабля через все деки вдоль, убивая или калеча большинство находящихся на них, разбивая пушки и т.п. Именно этим широко пользовался, в частности, Нельсон при Трафальгаре. Так как корабли были просто кусками дерева, без каких либо жизненно важных частей, сражение велось до полного уничтожения экипажа или потери им воли к сопротивлению - либо до возгорания на борту противника, которое обычно становилось фатальным. Без пожара пустить корабль на дно было очень сложно, но этого обычно и не требовалось.

      Что касается брони, то главной причиной её пояления была не уязвимость деревянного корпуса, с которой как-то мирились с 1820-х по 1850-е (а если учесть, что бомбами пуляли ещё в XVIII веке из гаубиц и карронад - то и дольше), а огромная уязвимость к любому артогню - ядрам в не меньшей степени - паровых машин и особенно котлов, одно удачное попадание в которые могло вызвать локальный армагедец в трюме, не говоря уже о полной потере подвижности. А после 1855 года стало ясно, что боевой корабль без паровой машины практически бесполезен, так как, будучи зависим от ветра, не может свободно маневрировать и всегда будет побит пароходом, вольным выбирать выгодные для него и невыгодные для противника курсовые углы. Именно сочетание свободного манёвра, даваемого паровой машиной, и брони дало скачок в развитии флота. А орудия Пексана так и остались в его истории временным веянием моды.

      Если бы не паровая машина, брони так бы и не появилось, а господствующим типом корабля с наибольшей вероятностью стал бы большой однодечный фрегат с дальнобойной бомбической артиллерией (подобный английским "Мерси"-"Орландо" или американской "Ниагаре"), расчитанный на ведение огня с предельной для того времени дистанции, которая по сути и играла бы роль брони, т.е. обеспечивала бы определённую защиту от огня противника за счёт меньшего процента попаданий и более низкой пробивной способности снарядов - в случае технического отставания последнего в области артиллерии, вплоть до полной неуязвимости, так как число попаданий свелось бы к нулю. Т.е. в этом случае баланс нападения и защиты на море был бы восстановлен безо всякого бронирования. Длаьше пошло бы развити артиллерии в направлении не бронепробиваемости, а точности, развитие обеспечения стрельбы и т.п.
      D2R
      1. D2R 7 ноября 2014 08:46
        Да, уже не могу редактировать свой пости, поэтому добавлю отдельным. Тот шок, который испытали моряки XIX века перед бомбическими орудиями, был вызван не их огромной разрушительной силой как таковой, а именно тем, что они таки *действительно* могли в реальный отрезок времени утопить крупный корабль, чего раньше, при стрельбе ядрами, было добиться очень сложно. Корабли тонули редко и всегда после многочасовой перестрелки, а тут раз-раз - и в борту у ватерлинии дыры в несколько квадратных метров, на борту пожар, корабль идёт на дно.

        Но для более поздней эпохи это не представляло из себя ничего особенного, даже броненосные корабли современной им артиллерией выводились из строя достаточно быстро, по сути единичными удачными попаданиями из сверхтяжёлых орудий.

        То есть, боязнь бомбических орудий была в большой степени психологической, возникшей у моряков, привыкших к тому, что быстрое потопление крупного корабля, не успевшего как следует ответить своему противнику - весьма редкое событие. Примирить деревянный небронированный флот с их существованием было вполне возможно, если бы не паровая машина, потребовавшая защиты бронёй. Просто корабли бы тонули, а не выводились из строя многочасовым огнём. К этому новому стилю боя просто нужно было приспособиться, как оно и произошло позднее, уже в эпоху броненосцев.

        Также добавлю, что от бомб достаточно эффективно защищали даже тонкие железные листы. Оконечности деревянных броненосцев обшивались простой толстой жестью, этого считалось достаточно для того, чтобы обеспечить мало-мальски приемлемую защиту от зажигательного действия бомб. Разработчики брони же с самого начала рассчитывали на противодействие именно ядрам, пробивающим борта и способным нанести поражение паровому двигателю.
        D2R
  2. Eugeniy_369 25 сентября 2013 10:04
    Прочитал, и как будто в юность вернулся winked . Я тогда в "Моделист-Конструктор" рубрику "Морская Коллекция" по пять раз перечитывал laughing . Статье плюс. Большая просьба, автору, сделать статью о парусном флоте - линейных кораблях и фрегатах.
    Eugeniy_369
  3. shurup 25 сентября 2013 11:41
    Что-что там в Кронштадте могло уцелеть? У кого есть допуск может стоит покопаться? Это, как золотую монету в куче хлама найти.
    Автору спасибо за цикл.
    1. ваня иванов 25 сентября 2013 19:20
      вот Вам,пожалуйста.Кронштадт,Средняя гавань,территория Морского завода.корпус(то что чёрное) монитора "Стрелец",а быть может "Латник".подводная часть,отчётливо виден дейдвуд.в данный момент,вроде как плавмастерская.
      ваня иванов
      1. ваня иванов 25 сентября 2013 19:23
        ..............................................................................
        ваня иванов
  4. Vasia Kruger 25 сентября 2013 12:04
    Спасибо за статью, было очень интересно.
  5. бездельник 25 сентября 2013 12:49
    Не моряк, но материал впечатлил. Особенно большое спасибо за фотографии.
    бездельник
  6. митридат 25 сентября 2013 13:11
    хорошая статья с иллюстрациями
  7. RomanN 25 сентября 2013 16:18
    Сколько же исторического было уничтожено в конце 50х начале 60х,не перечесть.В 80х один знакомый,увлекающийся историей флота, показывал фото,сделанное местным историком энтузиастом в конце 70х во Владивостоке или на Русском,с корпусом без труб и надстроек,говорил что это последний из (новиков).
    1. 755962 25 сентября 2013 18:03
      Цитата: RomanN
      Сколько же исторического было уничтожено

      Что имеем -не храним....
      Про потомков не думаем.....
      Хранить историю-дорого?
      Себе же дороже делаем..очень жаль!
      755962
      1. D2R 7 ноября 2014 08:33
        Цитата: 755962
        Цитата: RomanN
        Сколько же исторического было уничтожено

        Что имеем -не храним....
        Про потомков не думаем.....
        Хранить историю-дорого?
        Себе же дороже делаем..очень жаль!


        ничего не хочу сказать, но
        если бы весь хлам, выработанный человечеством, сохранялся
        то была бы не Земля, а свалка
        а историю надо хранить в первую очередь внутри себя, в виде памяти поколений, а не артефактов т.е. хлама
        цепляние за созданное руками предков - признак отсутствия собственного развития, застоя
        потому что живой процесс развития, когда он идёт - он обычно сметает весь этот хлам с лица планеты, заменяя продуктами собственного творческого импульса
        ну а если этого импульса нет... живём на свалке предыдущих поколений
        D2R
  8. Takashi 26 сентября 2013 05:51
    Отлично!!! Словно в детство окунулся !!!!
    Можно было по-больше написать
  9. ВольдемарЪ 1 мая 2014 20:08
    "Корпус «Первенца» сдали на слом лишь в конце 50-х гг. прошлого века."Ничего себе, это больше ста лет было кораблю. Очень много, долгая жизнь была, даже в Великую Отечественную успел послужить. Я вот не знал до этого таких моментов.

    "Есть основания полагать, что один из корпусов мониторов типа «Ураган» уцелел до нашего времени и находится в Кронштадте."Найти бы и восстановить, вот было бы здорово.

    И еще, - посмотрел на таблицы - броненосные лодки, плавучие батареи перевооружали если не каждый год, то раз в два года точно, меняли не только количество, но и состав вооружения, даже иногда возвращаясь к старому раскладу по орудиям. Какое-то странное качание туда сюда.

    Смотришь вот так на старые фотографии, - на корабли, на людей и понимаешь, что их больше нет. Жили люди, что-то делали, что-то думали... на фотографию их запечатлели и теперь мы их видим, сквозь время. Задумывались ли они, что вот так останутся в вечности, что через столетия о них будет кто-то говорить, будут их видеть? Интересно...
    1. D2R 7 ноября 2014 08:34
      Цитата: ВольдемарЪ
      "Корпус «Первенца» сдали на слом лишь в конце 50-х гг. прошлого века."Ничего себе, это больше ста лет было кораблю. Очень много, долгая жизнь была, даже в Великую Отечественную успел послужить.


      успел послужить угольной баржей или плавучей казармой
      D2R

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня