Китай переходит в наступление в Восточной Азии


Американский вице-президент Джо Байден, совершающий турне по Азии, посетил Японию и прибыл в Китай. Недавнее введение КНР в одностороннем порядке зоны опознавания ПВО в Восточно-Китайском море привело к буре протестов со стороны США, Японии и Южной Кореи. Вашингтон, Токио, Сеул дружно заявили, что не признают китайского решения, более того, японские и корейские власти запретили своим авиакомпаниям передавать соответствующую информацию Пекину. К тому же все участники конфликта провели рейды своих ВВС над спорными территориями. В условиях резкого обострения ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе Вашингтон подтвердил решимость не отступать от союзнических обязательств перед Токио и распространить их на острова Сенкаку. Однако это не смутило Пекин, который не собирается отступать. Китайские власти выразили готовность создать новые зоны ПВО. В частности, такая зона может быть создана в районе Южно-Китайского моря.

Такая ситуация заставляет и другие страны вспомнить о своих претензиях и амбициях, а также больше внимания уделять усилению вооруженных сил. Китай постепенно переходит к новой внешнеполитической стратегии. Во-первых, Пекин чувствует свою силу: только новые боевые корабли в последние годы спускаются на воду десятками. Во-вторых, к этому его вынуждает ослабление США. Американская сверхдержава в кризисе, что приводит к активизации игроков, претендующих на глобальную или региональную роль. В-третьих, в самом Китае вызревают негативные тенденции, связанные с системными дефектами его экономики. Партийная номенклатура перерождается в буржуазию. Национальная буржуазия, средний класс переходят к идеологии национализма. К тому же агрессивная внешняя политика позволяет сбросить внутреннее социальное напряжение. Судя по всему, первой серьезной проверкой новой стратегии Пекина станет Восточная Азия. Китай попытается прорвать «первую линию обороны» США, которую Вашингтон встраивает из Японии, Южной Кореи, Тайваня и Филиппин. В принципе это выгодно России. Экспансия Китая направлена на восточное и юго-восточное направления.


Из-за чего весь сыр-бор?

Спор разгорелся вокруг заявления КНР от 23 ноября 2013 года, когда Пекин сообщил всем, что в Восточно-Китайском море в одностороннем порядке создает зону опознавания противовоздушной обороны (Casus belli. Китай показывает, кто хозяин в Восточно-Китайском море). Зона ПВО прилегает к воздушному пространству Китая и создана для более эффективного прикрытия воздушных границ Китайской Народной Республики. Китайские власти потребовали, чтобы самолеты все государств до входа в зону ПВО уведомляли их об этом. Иначе китайские военные пообещали принять жесткие меры к нарушителям.

В принципе, практика введения аналогичных зон достаточно распространена. Они существуют в США, Японии, Южной Корее и у других стран. Однако проблема в том, что зона опознавания противовоздушной обороны КНР затронула спорные территории — острова Сенкаку (Даяюйдао) и скалу Иодо. Надо отметить, что все стороны считают, что никаких спорных территорий нет: японцы считают острова своими, как и китайцы. В определенной мере китайская зона — это попытка застолбить спорные территории. Ярость японцев понятна. Они являются фактическими хозяевами Сенкаку. Схожей была бы реакция Москвы, если бы японцы посмели установить свою зону ПВО над Курилами.

Китай переходит в наступление в Восточной Азии


Реакция заинтересованных сторон

Поэтому односторонние действия Китая вызвали большую шумиху. В числе главных недовольных оказались США, Япония и Южная Корея. Высказали свою позицию и другие заинтересованные стороны — Тайвань и КНДР. Токио и Вашингтон сразу заявили о своем непризнании китайской зоны. Глава японского правительства Синдзо Абэ заявил о намерении Японии «со всей решимостью защищать свои территориальные воды и воздушное пространство», действия Китая были названы «абсолютно неприемлемыми». Однако Вашингтон удивил своего японского союзника непоследовательностью, порекомендовав авиакомпаниям следовать требованиям Пекина.

Белый дом, Пентагон высказались в довольно резком тоне по поводу китайской зоны ПВО. Американские бомбардировщики США Б-52 без предупреждения вошли в китайскую опознавательную зону воздушной обороны. Затем началась демонстрация воздушной и морской силы. Проигнорировали новую зону противовоздушной обороны Китая ВВС Японии и Южной Кореи. Их самолеты пролетели над территорией китайской зоны ПВО без предупреждения и не встретив сопротивления. Китай ответил тем, что направил истребители патрулировать новую зону идентификации ПВО над спорными островами Сенкаку. В это время в воздухе в этом же районе находилось несколько японских и американских самолетов. Затем японские и американские ВМС провели учения в Восточно-Китайском море, в них участвовали более 7 тыс. человек. Маневры прошли неподалеку от объявленной КНР зоны ПВО. Ещё одним регионом, где великие державы решили потрепать друг другу нервы, стало Южно-Китайское море. Туда на учения направили сразу 4 авианосца с кораблями сопровождения. В Южно-Китайском море находятся спорные острова Спратли, на которые претендуют несколько стран. В регионе находились две американские авианосно-ударные группировки с авианосцами «Нимиц» и «Джордж Вашингтон». Япония направила в Южно-Китайское море свой новейший вертолетоносец (по факту легкий авианосец) «Исэ». Китай же направил в поход в Южно-Китайское море свой единственный авианосец «Ляонин». 2 декабря США перебросили в Японию два береговых патрульных самолета P-8A Poseidon. Они должны вести поиск субмарин и вести разведку недалеко от китайских территориальных вод, включая ЗИ ПВО.

Неожиданно острый конфликт разгорелся по поводу зоны ПВО между Китаем и Южной Кореей. Югу не понравилось, что китайцы включили в свою зону часть аналогичной южнокорейской зоны опознавания ПВО и пространство над подводной скалой Иодо. Эта скала является объектом территориального спора между Сеулом и Пекином. Выступил против КНР и Тайвань. В Тайбэе есть свои виды на архипелаг, принадлежащий Японии, они тоже считают его китайским. Но, хотя отношения материкового и островного Китая в последнее время стали несколько лучше, объявленная КНР зона идентификации ПВО положила конец этой тенденции. В Тайбэе заявили о «неуемных аппетитах Пекина» и о том, что коммунистическому режиму верить нельзя. Тайвань призвал отменить это решение. Другие страны региона, опасающиеся роста влияния КНР, также раскритиковали решение Пекина. Только Северная Корея сообщила, что «поддерживает позицию Китая». Россия никак не отреагировала на все это. Это и понятно, Восточно-Китайское море довольно далеко от наших границ. Нам нет резона поддерживать ни Японию, ни Китай.

Надо отметить весьма показательную реакцию китайского общественного мнения. Китайцы через соцсети и форумы приветствовали установление ЗИ ПВО и предложили сбивать нарушителей. Мол, американцы сделали бы то же самое. Это очевидный факт роста националистических настроений в КНР.

Реакция корейского тигра

Южная Корея оказалась в достаточно сложном положении. Она фактически зажата между двумя мощными противниками: американо-японским союзом с одной стороны и огромным Китаем — с другой. США — официальный союзник, американские войска стоят в Южной Корее, являясь сдерживающим (и одновременно провоцирующим) фактором для КНДР. США — основной поставщик новейших вооружений, военных технологий. Однако Китай — главный торговый партнер и непосредственный сосед. В Сеуле учитывают и влияние Пекина на Пхеньян, что крайне важно для будущего объединения Корейского полуострова. В результате Сеулу не так-то просто решить, кто важнее.

Поначалу Сеул хотел решить вопрос с китайской зоной ПВО полюбовно. У Китая и Южной Кореи нет непримиримых противоречий, как у китайцев с японцами. Пекин также демонстрировал более мягкий подход. Ранее Китай не стал обострять конфликт за скалу Иодо, на фоне резкого обострения с Японией. Пекин выразил надежду, что проблема будет решена путем переговоров и «на основе принципов взаимного уважения». В Сеуле поддержали эту идею. Начались консультации по поводу участка, где китайская и южнокорейская зоны ПВО накладываются друг на друга и по проблеме подводной скалы Иодо. Однако переговоры с треском провалились. На уровне представителей военных ведомств Поднебесная сказала четкое «нет» на все предложения Юга. Китайцы отказались менять границы своей зоны в обоих случаях.


Это был холодный душ для Сеула. Пекин стал «показывать зубы», демонстрируя, кто будущий хозяин в регионе. Сеул ответил тем, что дал указание своим гражданским авиакомпаниям не информировать китайские власти в случае полета над зоной. Корейские самолеты весьма активны в этом районе — до 310 рейсов в день. Появилась новость, что Южная Корея готова ответить расширением своей зоны идентификации ПВО, с включением района Иодо и других удаленных территорий на юге. В результате пересекутся уже зоны ПВО Южной Кореи, Японии и Китая. Над Иодо могут столкнуться ВВС всех трех держав.

Одновременно посыпались новости о серьёзном усилении южнокорейских ВВС и ВМС. Из-за финансовых проблем Южная Корея в последнее время несколько сбавила темпы модернизации вооруженных сил, но обострение ситуации в Восточно-Китайском море вынудило Сеул реализовать программы перевооружения в полном объеме. Так, ещё до начала спора по поводу зоны ПВО Сеул принял решение купить у США 40 истребителей-бомбардировщиков 5-го поколения F-35A. Южнокорейский тендер уже продолжался довольно долго, Сеул всё сомневался, какие самолеты купить. Теперь выбор сделан. Практически одновременно было заявлено о реанимации проекта создания собственного корейского истребителя-«невидимки». Стартует программа в начале 2014 года. 27 ноября появилось известие о том, что южнокорейское оборонное ведомство заказало разработку модернизации истребителей KF-16. Самолеты должны получить радиолокационные станции с активной фазированной антенной решеткой Raytheon RACR, систему самозащиты AN/ALR-69A и новые системы вооружения. Также возможно продление ресурса планеров и двигателей южнокорейских истребителей. Начало модернизации назначено на 2014 год. Юг планирует модернизировать 134 самолета. 28 ноября появилась новость о покупке в 2014 году 4 самолетов-заправщиков. «Летающие танкеры» должны существенно увеличить радиус действия истребителей южнокорейских ВВС. По информации военных, приобретение четырех самолетов-заправщиков позволит ВВС увеличить примерно на час то время, которое могут находиться в воздухе истребители. Это позволит усилить возможности обороны удаленных территорий — Токто (Такэсима) на востоке и пространства над подводной скалой Иодо на юго-западе. Кроме того, США предложили Корее 14 подержанных вертолетов CH-47D Chinook, которые базируются на территории этого восточноазиатского государства.

1 декабря появилось известие о том, что принято решение об ещё трёх новейших эсминцев с боевой информационно-управляющей системой (БИУС) «Иджис». Таким образом, в ВМС Южной Кореи будет уже 6 эсминцев проекта KDX-3. Ранее строительство новых эсминцев планировали отложить, но теперь передумали — в связи с ростом угрозы на море. Ранее, в октябре, появилась новость, что Сеул рассматривает проект создания в ВМС двух авианосных группировок, их основой будут два легких авианосца. Таким образом, очевидно, что Сеул видит в перспективе угрозу серьёзного конфликта в АТР и серьёзно к нему готовится.

Китай уступать не собирается

Пекин проводит двойственную политику. С одной стороны, китайцы подчеркивают, что воевать не собираются. Мол, что все так всполошились, аналогичные зоны ПВО есть у всех держав, которые критикуют Китай. Покричат и успокоятся. Всегда можно договориться. Поэтому Пекин не делал резких движений, когда американские и японские военные самолеты пролетели через его зону ПВО. Однако, Китай обозначил твердость своей позиции на следующий день, послав свои истребители на облет спорного района. Пекин показал твердость своей позиции и в переговорах с Сеулом. Он показал, что обратного хода нет.

Поднебесная не собирается прямо сейчас устраивать побоище в стиле «ни шагу назад» за клочок земли в океане. Но назад Китай не отыгрывает. Сейчас КНР может особо не усердствовать по части выполнения грозных заявлений. Но по мере накопления сил и изменения геополитической обстановки (кто знает, что будет с США через два-три года) Поднебесная обязательно напомнит соседям, что она «всех предупреждала». Пекин сообщил, что установит аналогичные зоны ПВО и в других регионах — над Желтым и Южно-Китайским морями. В Желтом море будут затронуты интересы Южной Кореи и США, там американцы и южнокорейцы проводят свои маневры. В Южно-Китайском море ситуация ещё более сложная — это территориальный спор за острова Спратли, в котором замешаны Китай, Вьетнам, Тайвань, Филиппины и другие страны.

Спор по поводу зоны ПВО — это второй серьёзный шаг Китая по смене общей военно-политической стратегии. Первым шагом было обострение территориального спора с Японией из-за островов Сенкаку. Теперь Китай не боится показывать свою силу, активно проецировать и защищать свои национальные интересы, не обращая внимания на раздражение соседей. Зоны ПВО — это пробный удар по «первой линии обороны» США. КНР планирует расшатать и прорвать американскую линию обороны, вырваться в Мировой океан. Период «тихого накопления силы» (стратегия Дэн Сяопина) завершен, теперь Пекин будет наступать более напористо и более активно. По мере усиления глобального кризиса и кризисных тенденций внутри КНР эта внешнеполитическая активность будет усиливаться.

«Желтая угроза» и визит Джо Байдена

Определённая часть американской элиты считает Китай главной угрозой США. Так, конгрессмен-республиканец Дана Рорабахер, выступая на заседании подкомитета по Европе, Евразии и возникающим угрозам международного комитета Палаты представителей США, заявил: «Мы находимся в состоянии холодной войны с Китаем!» Заседание было посвящено теме «Морские и другие географические угрозы Китая». По сути, все заседание подкомитета свелось к «разоблачению коварного Пекина». Рорабахер отнес Китай к глобальной угрозе в связи с его стремлением доминировать в АТР. Территориальные требования Пекина в зоне Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей он оценил как «необоснованные», «сомнительные» и «экспансивные». Член комитета Алэн Лоуенталь, подводя итоги собрания, сделал ещё одно громкое заявление: «Необходимо с большей тревогой относиться к Китаю, иначе… новый Перл-Харбор может застать США врасплох».

Конфликтная ситуация стала и главной темой во время турне по Азии вице-президента США Джо Байдена. В стенах американского посольства в Токио, куда на встречу с американским посланником прибыли лидеры правящей коалиции и японской оппозиции, Байден постарался успокоить союзников. Он заявил, что США не признают попытку изменить статус-кво в регионе, и Вашингтон по этому вопросу будет действовать согласованно с Токио. Он также пообещал японцам донести общую позицию Вашингтона и Токио до высшего руководства Поднебесной. Из Токио в среду американский политик отправился в Пекин. Затем американский политик планирует посетить Сеул.

В Пекине Байден встретился с председателем КНР Си Цзиньпином и провел встречу в американском посольстве с молодыми китайцами, которые ожидают американских студенческих виз. Байден, как и ожидалось, не сказал ничего нового, заявив о необходимости расширения сотрудничества двух государств. Никто не ждет особого прорыва от поездки американского вице-президента в Пекин. Американцам предлагают прекратить закрывать глаза на опасную политику конфронтации, проводимую Японией. США должны прекратить поощрять агрессивное поведение японского премьер-министра Синдзо Абэ, «переходящего все границы провокаций и неправомерных притязаний», предупреждает китайская газета China Daily. В целом этот визит можно расценить как «разведку», прощупывание позиций оппонента.
Автор:
Самсонов Александр
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

35 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти