Первые танки Швеции. Часть I

Двадцатые и тридцатые годы прошлого века стали периодом активного развития бронетанковой техники. Инженеры различных стран изучали различные компоновки и применяли разные технические решения, что приводило к появлению оригинальных и порой даже странных проектов. Однако именно экспериментальные бронемашины того времени помогли разным государствам создать собственные школы танкостроения. В самом конце двадцатых годов к странам, занимающимся созданием собственных танков, присоединилась Швеция. Шведское танкостроение имеет очень интересую историю. Прежде всего, по той причине, что оно «происходит» от немецкого. Первые шведские танки собственной постройки (L-5) были разработаны в Германии. Кроме того, несколько следующих шведских танков были разработаны на базе этого немецкого проекта. В дальнейшем пути развития танкостроения Германии и Швеции разошлись. Первые шведские танки двадцатых и тридцатых годов представляют большой интерес. Рассмотрим несколько проектов того времени.

Landsverk L-5

Первым шведским танком собственного производства (но не разработки) стала боевая машина Landsverk L-5, также известная под обозначениями Stridsvagn L-5, GFK и M28. Этот танк спроектировали в Германии, а шведская компания Landsverk была привлечена к проекту в качестве предприятия-строителя прототипов. В середине двадцатых годов, когда создавался танк L-5, немецкие власти старались скрыть все проекты военной техники, из-за чего к созданию перспективного легкого танка были привлечены зарубежные организации.


Первые танки Швеции. Часть I


Проект GFK (именно такое название он носил в Германии), как считается, появился под влиянием английских идей начала двадцатых годов. Видя новейшую зарубежную технику, немецкие военные и конструкторы начали разработку сразу нескольких проектов аналогичных машин. Стоит отметить, до стадии испытаний прототипа дошел лишь один из них, создававшийся под руководством конструктора О. Меркера. По понятым причинам, в проекте GFK не было никаких серьезных нововведений, за исключением нескольких оригинальных идей. Этот легкий танк использовал ряд известных и освоенных к тому времени технических решений, что могло обеспечить сравнительную простоту производства техники на предприятиях третьих стран, не имеющих собственного танкостроения.

Пожалуй, самой интересной чертой проекта GFK/L-5 стала оригинальная ходовая часть. Гусеницы того времени имели малый ресурс, из-за чего немецкие инженеры решили оснастить новую боевую машину комбинированной колесно-гусеничной ходовой частью. Непосредственно на бортах танка крепился многокатковый гусеничный движитель с передним направляющим и задним ведущим колесом. Кроме того, на бортах корпуса, рядом с гусеницей, предусмотрели подвеску колес с системой их подъема. Крутящий момент двигателя через отдельные агрегаты трансмиссии передавался на колеса. Коробка передач и ведущие задние колеса соединялись при помощи цепной передачи.

Предполагалось, что новый танк GFK сможет передвигаться по дорогам на колесах и перед боем на пересеченной местности переходить на гусеницы. Подобная возможность могла обеспечить перспективному танку высокую подвижность в боевых условиях и одновременно с этим не приводила к повышенному расходу и без того небольшого ресурса гусениц.

Можно сказать, что комбинированный движитель оказался единственной по-настоящему оригинальной идеей в проекте GFK/L-5. Все остальные узлы и агрегаты нового танка были выполнены в соответствии с обычными для того времени технологиями. Корпус предлагалось собирать клепкой из сравнительно тонких листов противопульного бронирования. Компоновку внутренних объемов выполнили по классической схеме: в передней части корпуса разместили отделение управления с рабочим местом механика-водителя. За ним поместили боевое отделение с поворотной башней, а корму корпуса выделили под двигатель и трансмиссию. Для удобства работы механика-водителя над его рабочим местом предусмотрели небольшую рубку со смотровыми щелями. Отделение управления было сдвинуто к правому борту. У левого размещалась отдельная бронированная рубка с пулеметом MG 08 калибра 7,92 мм.

Основное вооружение танка GFK размещалось в поворотной башне. Оно состояло из одной пушки калибра 37 мм и одного пулемета MG 08. Как у некоторых других танков того времени, новая немецкая машина не имела спаренного оружия. Пушка и башенный пулемет устанавливались на отдельных опорах и из-за этого имели различные углы наведения. Так, орудие можно было наводить по вертикали в пределах от -10° до +30° от горизонтали. Углы вертикальной наводки пулемета были больше: от -5° до +77°. Поворотные механизмы башни позволяли атаковать цели в любом направлении. Внутри боевого отделения удалось разместить 200 снарядов для 37-мм пушки и 1000 патронов для башенного пулемета. Еще 1000 патронов предназначались для курсового пулемета в передней части корпуса.

Подобно некоторым другим легким танкам двадцатых годов, GFK получил два комплекта органов управления. Один из них размещался на рабочем месте механика-водителя, а другой – в задней части боевого отделения. Предполагалось, что второй водитель обеспечит большую маневренность, а при необходимости сможет вывести поврежденную машину с поля боя. Насколько оправданным было такое решение, выяснить не удалось. Единственным подтвержденным следствием использования двух водительских мест стала теснота внутри обитаемых объемов. Экипаж танка состоял из четырех человек: двух механиков-водителей, командира и пулеметчика. Предполагалось, что «свободный» механик-водитель сможет помогать другим членам экипажа в подготовке пушки к стрельбе.

Танк GFK получился сравнительно небольшим и легким. При длине около 5 метров, ширине около 2 м и высоте не более 1,5 метра машина имела боевую массу порядка 7 тонн.

К моменту окончания проектирования немецкий легкий танк получил новое обозначение – Räder-Raupen Kampfwagen M28. Версальский мирный договор не позволял Германии строить, испытывать и использовать танки. Из-за этого немецким танкостроителям пришлось обратиться за помощью к зарубежным организациям. Необходимо отметить, что немецкие военные не желали рисковать и поэтому достаточно долго тянули с решением. В итоге было решено построить опытную партию из шести легких бронемашин.

К дальнейшему осуществлению проекта M28 привлекли шведскую компанию Landsverk. Ей передали документацию по проекту и поручили построить опытные образцы нового танка. По-видимому, для сохранения секретности шведские промышленники переименовали проект M28 в L-5. Именно под этим названием он позже получил широкую известность.

В 1929 году компания Landsverk построила первую из опытных бронемашин. В 30-м закончилась сборка остальных пяти. Шесть танков-прототипов отличались друг от друга некоторыми особенностями конструкции. Так, первые три танка получили четырехцилиндровый карбюраторный двигатель фирмы Daimler-Benz мощностью 60 л.с. Оставшиеся три машины оборудовали бензиновыми моторами Bussing-NAG D7 мощностью 70 л.с. В ходе испытаний предполагалось сравнить возможности танка с разными силовыми установками. Кроме того, планировалось сравнить электрическую и гидравлическую системы поднятия колес. Первые четыре прототипа получили электрическую, пятый и шестой – гидравлическую.

Вскоре после окончания строительства начались испытания шести танков-прототипов. На этой стадии проект вновь стал предметом международного сотрудничества. Дело в том, что пять танков L-5 испытывались в Швеции. Шестой, в свою очередь, отправился в Советский Союз, в танковую школу «Кама» в Казани, где в то время проходили подготовку немецкие танкисты. Несмотря на проведение испытаний на разных полигонах, отзывы немецких танкистов-испытателей были в целом схожи. При приемлемой огневой мощи и достаточном уровне защиты танк L-5 имел неоднозначные ходовые характеристики. Система подъема колес оказалась слишком сложной, а ее размещение за пределами бронированного корпуса отрицательно сказывалось на живучести в боевых условиях.

Поскольку танк GFK/M28/L-5 не имел никаких преимуществ перед иной бронетехникой немецкой разработки, работы над ним прекратили. В 1933 году опытный танк, испытывавшийся в Казани, отправили обратно в Швецию. Дальнейшая судьба шести опытных машин неизвестна. Скорее всего, они остались на предприятии Landsverk, где позже были разобраны. Достоверные данные на этот счет отсутствуют.

Landsverk L-30

Вскоре после получения конструкторской документации по танку M28/L-5 шведские конструкторы из компании Landsverk решили создать свой собственный проект боевой машины аналогичного назначения. После обсуждения перспектив такой техники было решено разрабатывать на базе L-5 сразу два танка. Один из них должен был представлять собой усовершенствованный вариант немецкого проекта с комбинированной ходовой частью, а второй предполагалось оснастить лишь гусеничным движителем. Эти проекты получили обозначения L-30 и L-10 соответственно.

Первые танки Швеции. Часть I
Landsverk L-10

Первые танки Швеции. Часть I
Landsverk L-30


Работы по усовершенствованию немецкого проекта не заняли много времени. Проектирование колесно-гусеничного танка L-30 продолжалось всего несколько месяцев. За 1930 год сотрудники фирмы Landsverk успели создать технический проект, а затем построить первый и, как позже выяснилось, единственный экземпляр нового танка.

В основных своих чертах легкий танк L-30 был похож на предшественника, однако при создании проекта шведские инженеры учли выявленные недостатки последнего. Поэтому конструкция машины претерпела заметные изменения. Компоновка корпуса осталась прежней: отделение управления в передней части, боевое в средней и моторно-трансмиссионное – в кормовой. Рабочее место механика-водителя на танке L-30, в отличие от L-5, помещалось у левого борта. Кроме того, экипаж сократили до трех человек, поскольку было решено отказаться от второго рабочего места водителя, не дававшего никаких особенных преимуществ.

Бронированный корпус легкого танка L-30 предполагалось сваривать из катаных броневых листов. Лобовой лист корпуса имел толщину 14 мм, остальные – до 6 мм. Необходимо отметить, при изготовлении корпуса танка-прототипа шведские промышленники решили сэкономить и собрали его из обычной стали. Тем не менее, это не помешало провести испытания и сделать необходимые выводы.

Первые танки Швеции. Часть I


В кормовой части корпуса разместили 12-цилиндровый бензиновый двигатель Maybach DSO8 мощностью 150 л.с. Рядом с ним находилась трансмиссия, предназначенная для передачи крутящего момента на оба движителя.

Ходовая часть была самым слабым местом проекта M28/L-5. Несмотря на все преимущества, комбинация гусеничного и колесного движителя была недостаточно надежной. Конструкторы фирмы Landsverk учли опыт немецких коллег и создали свой вариант комбинированной ходовой части. Прежде всего, они упростили гусеничную ходовую часть и тем самым повысили ее надежность. На каждом борту танка осталось по четыре опорных катка. Они были сблокированы по два и оснащены пластинчатыми рессорами. Кроме того, в составе гусеничной ходовой части были два поддерживающих катка, переднее направляющее и заднее ведущее колесо.

Колесная ходовая часть танка L-30 в целом основывалась на немецких разработках, но в ее конструкции было несколько нововведений. Так, узлы крепления колесного движителя размещались на борту танка, над опорными катками и под верхней ветвью гусеницы. Четыре колеса с пневматическими шинами оснастили подвеской с вертикальными пружинами. Механизм спуска и подъема колес, по некоторым данным, имел электрический привод. При движении на колесах ведущей была только задняя ось.

Первые танки Швеции. Часть I


Все вооружение танка L-30 находилось в башне. Прототип получил 37-мм нарезную пушку Bofors и спаренный с ней 7,92-мм пулемет. Конструкция конической башни позволяла в дальнейшем изменить состав вооружения танка, установив на него подходящее орудие или пулемет другой модели. Кроме того, в некоторых источниках упоминается возможность установки дополнительного пулемета в передней части корпуса, рядом с рабочим местом механика-водителя. Внутри боевого отделения удалось разместить укладки на 100 снарядов для пушки и 3000 патронов для пулемета.

Танк собственной шведской разработки оказался заметно крупнее и тяжелее немецкого прототипа. Так, боевая масса машины L-30 превысила 11650 кг. Некоторый интерес представляют габариты новой боевой машины. Танк шведской разработки оказался незначительно длиннее немецкого (общая длина 5180 мм) и гораздо выше – его высота по крыше башни достигла 2200 мм. Из-за изменения большого количества элементов ходовой части танк L-30 оказался примерно на 60 см шире L-5.

Испытания опытного танка Landsverk L-30 стартовали в самом конце 1930 года. Обновленная ходовая часть наглядно продемонстрировала свои высокие характеристики. При использовании гусениц танк передвигался на шоссе со скоростью до 35 км/ч, а на колесах разгонялся до 77 км/ч. Запас хода достигал 200 километров. Подобные характеристики подвижности были достаточно высокими для самого начала тридцатых годов. Тем не менее, у комиссии военного ведомства Швеции возникли претензии к новой боевой машине. Применение гусеничного и колесного движителя усложняло конструкцию, а также негативно сказывалось на простоте и удобстве эксплуатации.

Дальнейшую судьбу проекта L-30 определило сравнение с другим танком на базе немецкого L-5 – L-10. Колесно-гусеничная бронемашина превосходила его лишь по скорости на шоссе при движении на колесах. Сравнение иных характеристик либо не показывало никаких преимуществ танка L-30, либо было не в его пользу. В итоге на вооружение шведской армии был принят танк Landsverk L-10, получивший новое обозначение Strv m/31.

***

Проект L-30 оказался последней шведской попыткой создать легкий танк, ходовая часть которого могла бы объединить в себе все лучшие стороны гусениц и колес. Испытания семи бронемашин двух моделей показали не только преимущества примененных технических решений, но и их серьезные недостатки. Некоторые проблемы танка L-5 были исправлены в проекте L-30, однако и это не привело к появлению техники, пригодной к практическому применению. Общая архитектура колесно-гусеничной ходовой части была слишком сложной в изготовлении и эксплуатации, а также не давала ощутимых преимуществ перед гусеничной или колесной техникой. Дальнейшее развитие шведского танкостроения пошло по пути создания чисто гусеничных машин, а легкий танк L-10, созданный на базе L-5, в той или иной мере стал основой для нескольких следующих типов бронетехники.


По материалам сайтов:
http://www2.landskrona.se/
http://aviarmor.net/
http://militaryfactory.com/
http://tanksinworldwar2.com/
http://protanki.com/

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. avt 23 декабря 2013 10:26
    А где поклонники резунской теории про ,,коварного "Сталина ,,,тирана" желавшего на колесных танках рассекать по немецким автобанам !?? laughing Срочно нужно обосновать ,что шведы делали их по заказу НКВД и не беда что в СССР это пропихивал Тухачевский .
    avt
    1. Комментарий был удален.
    2. Комментарий был удален.
  2. ildar335 26 декабря 2013 08:04
    красавчик!)))

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня