Америка против Англии. Часть 2. От Великой войны к Великой депрессии

Америка против Англии. Часть 2. От Великой войны к Великой депрессии


Лиаквад Ахамед в предисловии к русскому изданию своего труда «Повелители финансов» объяснил возникновение Великой депрессии в США тем, что доведенная Первой мировой войной до грани банкротства Британия больше не могла исполнять роль мирового экономического лидера, а США не желали принять на себя подобное бремя ответственности. В данной части мы убедимся, что в действительности все было с точностью до наоборот. И Великая депрессия в Америке возникла именно благодаря тому, что Британия больше не могла быть полноценным лидером, но при этом и не желала передать бразды правления страстно желавшей экономического и политического лидерства Америке.

Каппов путч, или «Роялистский заговор», как окрестили его британцы, продлился ровно сто часов — с 13 по 17 марта 1920 года. Убедившись в отсутствии поддержки в Германии монархистов, Америка взялась за создание нового, националистического движения. «31 марта 1920 года, можно сказать, наутро после Капповского путча, Гитлер был официально уволен из армии и мог теперь полностью посвятить себя политической деятельности. Он занялся реорганизацией партии, которая была настолько нищей, что не имела далее печати, изменив в первую очередь ее название. … К февралю следующего года он затмил всех остальных действующих лиц набиравшего силу движения, став его единоличным вождем и непревзойденным пропагандистом» (Препарата, Г.Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх).


Благодаря весьма специфической помощи Англии белому движению в России советская власть устояла. В 1920 году Советская Россия заключила мирные договоры с Литвой, Латвией, Эстонией и Финляндией, а 12 октября 1920 года, ввиду обоюдной неспособности после «чуда на Висле» продолжать войну, заключила с Польшей перемирие. В начале 1921 года в России закончилась гражданская война. Подписав договоры об установлении дружественных отношений, РСФСР признали Иран, Афганистан, Турция и Монголия. 18 марта 1921 года, в один день, Польша подписала с РСФРС мирный договор, «на восемнадцать с половиной лет располосовавший по живому Украину и Белоруссию», а Англия заключила временное торговое соглашение. Вслед за Англией «РСФСР заключила временное соглашение с Германией, а затем, в течение года, соглашение с Италией, Норвегией и Австрией» (Всемирная история. В 10 т. Т. 8).

Убедившись в жизнеспособности Советов в России, в мае 1921 года Германии выставили счет в 34 миллиарда долларов с рассрочкой оплаты в течение 37 лет. Эта сумма в два с половиной раза превышала годовой доход Германии за 1913 год, в десять раз — размер контрибуции, наложенной Германией на Францию в 1871 году, и находилась за всякими пределами платежеспособности побежденной Германии. На деле в Лондоне никто и не собирался получить с Германии все эти деньги. Англия готовилась простить Германии весь ее несуразный долг в обмен на разгром Советской России.

В ответ Германия начала тайное военное сотрудничество с Советской Россией. «В военном министерстве Германии … была создана «Зондергруппа Р» (Россия), в советской терминологии — «Вогру», т. е. военная группа. … Уже весной 1921 г., как минимум с мая месяца, в Москве появился первый уполномоченный «Зондергруппы Р» О. фон Нидермайер… В течение 1921 г. попеременно в Москве и Берлине шли интенсивные строго секретные переговоры» (Горлов С.А. Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920-1933 гг.).

В августе 1921 года США заключили с Германией отдельный договор, почти идентичный Версальскому, но не содержавший статей о Лиге Наций, и перешли в наступление на английские позиции на международной арене. В ходе проходившей с 12 ноября 1921 года по 6 февраля 1922 года в Вашингтоне международной конференции об ограничении морских вооружений и проблемах Дальнего Востока и бассейна Тихого океана США добились от Англии двух важных уступок. Во-первых — отказа от идеи превосходства английского флота над флотами двух ведущих морских держав и признания равенства английского линейного флота линейному флоту США. Во-вторых — аннулирования англо-японского союза.

В отличие от Англии, Америка была категорически против военного столкновения Германии с Советской Россией и намеревалась добиться сбора военных долгов со своих должников, используя германо-советское сближение. Согласно решению Генуэзской конференции, проходившей с 10 апреля по 19 мая 1922 года, Великобритания должна была США выплатить свой долг в 4 млрд. 600 млн. долларов в течение 62 лет. «При этом … сумма процентов стала выше самой суммы долга. Англия должна была заплатить 11 млрд. 105 млн. долларов. Это притом, что большую часть германских репараций получала Франция — 54,4%, а Англия получила 23%. Берлин ежегодно был обязан выплачивать странам-победителям по 650 млн. долларов, из них 149 млн. 760 тыс. долларов причиталось Англии. До 1933 года Лондон был должен передавать американцам ежегодно по 138 млн. долларов. Таким образом, практически все репарации Германии, которые полагались Англии, поглощали США» (Самсонов А. Как разбогатели США).

Исходя из этого Америка, в расчете на то, что промышленные товары Германия сбывала бы в дружественную аграрную Советскую Россию, получая взамен сырье и гарантированный рынок сбыта, запланировала восстановить экономику Германии. Вырученные средства Германия передавала бы Англии и Франции в счет выплаты репараций, а те, в свою очередь, расплачивались бы ими с США за военные долги Первой мировой войны. Таким образом, казалось бы, окончательно вышедшая из мира капитализма Советская Россия вновь вводилась бы в мировую экономику, но только уже в виде ее сырьевого придатка, а не великой державы. В Советской России данный план, завуалированный в теорию перманентной революции, настойчиво продвигал Лев Троцкий.

Судя по всему, в основе плана лежали сформулированные в марте 1922 года по предложению влиятельного адвоката из уолл-стритской фирмы «Салливен и Кромвель» Джона Фостера Даллеса (будущий госсекретарь в кабинете президента Эйзенхауэра и брат будущего директора ЦРУ Аллена Далласа) идеи представителя «Дрезднер Банка» Ялмара Шахта. «Впрочем, … Ялмар Горацио Грили Шахт … был в большей степени американцем, чем немцем. Отец его был гражданином США, крупным предпринимателем, компаньоном фирмы «Энкуитабл Лайф Ашшуренс». В США у Ялмара жили два брата и три дяди — все банкиры. А сам он очутился вдруг рядом с Гитлером, стал его финансовым советником» (Шамбаров В. Кто привёл Гитлера к власти?).

Именно Джон Фостер Даллес в качестве юридического советника президента В. Вильсона «выступил в Версале с мелочными придирками, благодаря которым бремя расходов на военные пенсии союзникам было бесчестно добавлено к окончательному итогу суммы репараций. Будучи все время повитухой немецкого «пробуждения», находился теперь в Берлине и наблюдал — среди всего прочего — за деятельностью немецкой банкирской решетки» (Препарата. Указ. соч.). «Даллес передал эту записку главному доверенному лицу «Дж.П.Морган и Кº», после чего Дж.П. Морган рекомендовал Я. Шахта М. Норману [главе Банка Англии — С.Л.], а последний — веймарским правителям» (Рубцов Ю. Кредит на мировую войну Гитлер взял у Америки).

16 апреля 1922 года в Рапалло с подписанием полноценного договора было начато советско-германское сотрудничество. В конце 1922 года с Гитлером, при посредничестве генерала Эриха Людендорфа, лично встретились служивший в годы Первой Мировой в Берне под началом Аллена Даллеса, а в послевоенное время ставший центральной фигурой Бильдербергского клуба, представитель Госдепартамента США Роберт Мерфи и сотрудник американской разведки в Германии Труманэн Смит.

В ноябре 1922 года Смит доложил своему вашингтонскому начальству, что после прихода к власти Гитлер «потребует снизить требования по репарациям до реалистичной цифры, но после этого обязуется выплатить согласованную сумму до последнего пфеннига, объявив это делом национальной чести. Для выполнения этой задачи диктатору необходимо ввести систему всеобщего обслуживания репарационных выплат и обеспечить ее поддержку всеми силами государства. Его власть в период выполнения репарационных обязательств не должна ограничиваться каким бы то ни было законодательным или народным собранием» (Энгдаль У.Ф. Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок).

Очевидно, Вашингтон условия Гитлера вполне устроили, и «с 1923 года в кассы гитлеровской партии начинают поступать средства от англо-голландского нефтяного треста «Ройял Датч-Шелл». С того же времени в финансировании фашистов активное участие принимают руководители компании «Дженерал моторз», Генри Форд, британский магнат прессы лорд Ротермир и др. Американский журналист Лохнер оценивает сумму, полученную нацистами в 1923-1929 годах только из этих источников, в 10 млн. марок» (Розанов Г.Л. Германия под властью фашизма (1933-1939 гг.). «Как писал в своих мемуарах бывший канцлер Германии Брюнинг, начиная с 1923 г., Гитлер получал крупные суммы из-за рубежа. Откуда они шли неизвестно, но поступали через швейцарские и шведские банки» (Рубцов. Указ соч.).

«Через Смита в круг знакомых Гитлера был введён Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль (Путци), выпускник Гарвардского университета [однокашник и друг Франклина Д. Рузвельта — С.Л.], сыгравший важную роль в формировании А. Гитлера как политика, оказавший ему значительную финансовую поддержку и обеспечивший ему знакомство и связи с высокопоставленными британскими деятелями» (Рубцов. Указ соч.). Эрнст Ганфштенгль неустанно внушал А. Гитлеру: «Америка — страна, с которой надо считаться... Если американцы окажутся на стороне противника, вы проиграете любую будущую войну еще до того, как начнете ее. …

Американцы мобилизовали два с половиной миллиона солдат на ровном месте и направляли свыше 150 тысяч человек в месяц, чтобы удержать фронт. Если случится еще одна война, ее неизбежно выиграет тот, на чьей стороне будет Америка. У них есть деньги, они создали гигантскую индустриальную мощь, а вы будете игнорировать их на свой собственный риск. Единственно правильная политика, за которую вы должны ратовать, — это дружба с Соединенными Штатами. Это единственный для нашей страны путь к поддержанию мира в Европе и укреплению собственных позиций. Казалось, что он понял все и пробормотал: «Да, да, должно быть, вы правы» (Ганфштенгль Э. Утраченные годы. Воспоминания сподвижника фюрера. 1927-1944).

На Парижской репарационной конференции в начале 1923 года Англия предложила уменьшить размер репараций с 132 до 50 млрд. золотых марок и предоставить Германии мораторий (отсрочку платежа) на 4 года. Однако Франция, наделенная функцией по надзору за немецкими репарациями, а вместе с ними и над всей немецкой экономикой, рассматривала ослабление Германии как залог своей безопасности и обеспечения гегемонии в Европе, и по этой причине выступила с решительными возражениями, вследствие чего конференция была сорвана. Последующая попытка Франции в январе 1923 года самостоятельно оккупацией Рура стабилизировать выплату Германией репараций окончилась неудачей.

Осенью 1923 года германская экономика рухнула. «Выпуск бумажных денег приобрел астрономические масштабы». Деньги стоили дешевле бумаги, на которой они были напечатаны. Их носили корзинами. Рост цен достиг 16% в день и «заработную плату стали выплачивать ежедневно, а иной раз дважды в день, чтобы люди успели потратить деньги до нового скачка цен. ... Поскольку рост цен значительно обгонял печатание денег, их постоянно не хватало». Полный крах финансовой сферы спровоцировал лево- и праворадикальные выступления коммунистов во главе с Э. Тельманом в Гамбурге и нацистов во главе с А. Гитлером в Мюнхене. «В декабре 1923 г. Я. Шахт стал управляющим Рейхсбанка и сыграл важнейшую роль в сближении англо-американских и немецких финансовых кругов» (Рубцов. Указ. соч.).

После смерти в январе 1924 года основателя созданного 30 декабря 1922 года СССР В.И. Ленина пришедшее к власти в Англии в феврале 1924 года первое лейбористское правительство Макдональда признало Советский Союз. Вслед за Англией в 1924 году СССР признали Италия, Австрия, Норвегия, Швеция, Китай, Мексика и Франция, а в январе 1925 — Япония. Вместе с тем «правительство Макдональда активно поддерживало план Дауэса, а так же политику вовлечения Германии в антисоветский блок и превращение ее в оружие агрессии против СССР» (Всемирная история. В 24 т. Т. 22. Канун Второй мировой войны). Замысел Англии был сколь прост, столь и очевиден — восстановить экономику западных стран с помощью Советской России, после чего уничтожить ее, укрепив тем самым свое владычество.

В начале 1924 года Америка обвалила франк. «14 января, в тот день, когда комитет Дауэса … начал свои совещания, обменный курс франка упал почти на 10% всего за один день». «В конце апреля посол США в Берлине Алансон Хьютон записал в своем дневнике: «Англия и Америка взяли франк под контроль и, видимо, могут теперь делать с ним все, что захотят» (Препарата. Указ. соч.). В обмен на уступку своих позиций в Германии Франция согласилась на кредит «Морган и К°» в 100 миллионов долларов на шесть месяцев под залог французского золота. По словам Лиаквата Ахамеда предоставление этого кредита по сути дела спасло франк. За две недели он подорожал более чем на 60% — с 29 до 18 за доллар.

На Лондонской конференции 1924 года был принят план, названный по имени награжденного в 1925 году Нобелевской премией мира «председателя готовившего его комитета экспертов, американского банкира, директора одного из банков группы Моргана» и сенатора, а с ноября 1924 года вице-президента США Чарлза Дауэса. В качестве советника в работе комитета Дауса по урегулированию репарационного вопроса принимал участие Джон Фостер Даллес. «По утверждению сестры Даллеса Элеоноры, ее брат был главным архитектором плана Дауэса и даже последующего плана Юнга» (http://www.peoples.ru/state/statesmen/john_foster_dalles/).

Вступивший в силу 30 августа 1924 года план предусматривал восстановление военной экономики Германии и «расчистил путь для широкого притока в Германию иностранного, главным образом американского, капитала». «К августу 1924 г. старую немецкую марку заменили новой, финансовое положение Германии стабилизировалось, и Веймарская республика была подготовлена к «самой живописной экономической помощи за всю историю, за которой последует самая горькая жатва в мировой истории» — «в Германию хлынул поток американских займов. Экспорт американских капиталов в Германию в 1924 — 1929 гг. составил 70% всех ее иностранных займов и осуществлялся в виде прямой скупки американцами акций германских фирм. С началом реализации «плана Дауэса» германское правительство приняло решение о скорейшем вступлении Германии в Лигу Наций» (Горлов. Указ. соч.; Препарата. Указ. соч.; Рубцов. Указ. соч.).

«За 6 лет, с 1923 по 1929 года, Германия получила преимущественно из США и Англии более 21 млрд. золотых марок в виде долгосрочных и краткосрочных кредитов, что способствовало гигантскому усилению ее военно-промышленного потенциала». Между тем «страна оказалась в состоянии сильной финансовой зависимости, наметился явный перекос в сторону отраслей, выпускающих средства производства. Рынок потребительских товаров оставался ненасыщенным» (Энгдаль. Указ. соч.).

«Общая сумма иностранных вложений в германскую промышленность за 1924-1929 гг. составила почти 63 млрд золотых марок (30 млрд приходилось на займы), а выплата репараций — 10 млрд марок. 70% финансовых поступлений обеспечивали банкиры США, большей частью банки Дж.П. Моргана. В итоге уже в 1929 г. германская промышленность вышла на второе место в мире, но в значительной мере она находилась в руках ведущих американских финансово-промышленных групп» (Рубцов. Указ. соч.).

В апреле 1924 года А. Гитлера за мюнхенский путч приговорили к четырем годам тюремного заключения. Впоследствии срок заключения Гитлера был сокращен. За «месяцы, проведенные в Ландсбергской крепости, он успел в общих чертах закончить «Майн кампф» — трактат, излагавший его политическую философию» и не оставлявший ни малейшего шанса Великобритании остаться мировым политическим лидером. Англии предлагалось сдать позиции Соединенным Штатам Америки либо по-хорошему, потеряв часть своего могущества, либо по-плохому, потеряв все.

В первом случае А. Гитлер предлагал Англии союз для разгрома Советского Союза на условии участия в нем Италии и уничтожения Франции, что позволяло Германии совместно с Италией контролировать Англию, нивелировало ее значение и позволяло Соединенным Штатам выйти на первые позиции в политической сфере. Во втором случае А. Гитлер угрожал Англии союзом Германии с Советским Союзом ради ее полного уничтожения.

Пришедшее на смену лейбористам в октябре 1924 года правительство консерваторов во главе с С. Болдуином заняло в отношении СССР «чрезвычайно жесткую позицию». В декабре 1924 года А. Гитлер был амнистирован. «В тюрьме он находился с 12 ноября 1923 года — то есть провел в заключении всего тринадцать месяцев» (Препарата. Указ. соч.). В июле 1925 года из Рура были выведены последние подразделения франко-бельгийских войск. После принятия плана Дауэса политика Англии натравливания Германии на Советский Союз возобновилась.

В октябре 1925 года в Локарно принятием Рейнского гарантийного пакта гарантии границ западных соседей Германии были усилены. В то же самое время гаранты этого соглашения, Англия и Италия, несмотря на все старания Франции, «отказались взять на себя обязательство выступить против Германии в случае нарушения ею границ своих восточных соседей», что вновь дало возможность Англии использовать Германию для похода на Восток. По мнению В.Ф. Фалина, «решения Локарнской конференции «лишь усугубляли пороки версальской конструкции, обещавшей безопасность на Западе и простор для военно-политического блица на Востоке» (Фалин В.М. К предыстории пакта о ненападении между СССР и Германией // Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну?).

«12 октября 1925 г. в Москве был подписан договор между СССР и Германией: … По объему этот договор являлся одним из обширнейших в международной практике. Он создавал все необходимые предпосылки для успешного развития советско-германской торговли на основе принципа наибольшего благоприятствования» (Горлов. Указ. соч.). Однако конференция в Локарно наглядно показала советскому руководству зыбкость зависимости от Запада. Промышленное изобилие в любой момент грозило обернуться интервенцией промышленно развитых стран, с которыми аграрная Советская Россия не могла бы справиться. Парадокс заключался в том, что СССР сам бы своими собственными руками поднял на ноги и возродил мощь своих убийц и могильщиков.

Неудивительно, что состоявшийся в декабре 1925 года XIV съезд Коммунистической партии обосновал курс на социалистическую индустриализацию, на превращение страны из аграрной в индустриальную. Съезд поручил Центральному Комитету: «Вести экономическое строительство под таким углом, чтобы СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, превратить в страну, производящую машины и оборудование, чтобы таким образом СССР в обстановке капиталистического окружения отнюдь не мог превратиться в экономический придаток капиталистического мирового хозяйства, а представлял собой самостоятельную экономическую единицу, строящую по-социалистически» (Всемирная история. Т. 22).

«18 декабря 1925 г. договор был ратифицирован ВЦИК СССР, а 6 января 1926 г. — германским рейхстагом. 14 февраля 1926 г. состоялся обмен ратификационными грамотами» (Горлов. Указ. соч.). 24 апреля 1926 г. в Берлине состоялось подписание советско-германского политического договора. «Подписанием Берлинского договора после Локарно была как бы подтверждена преемственность Рапалльского договора. Берлинский договор представлял собой единое целое с Московским договором от 12 октября 1925 г. и создавал дальнейшие предпосылки для расширения двустороннего сотрудничества» (Горлов. Указ. соч.).

Вместе с тем индустриализация Советского Союза ломала американскую схему плана Дауэса. Индустриально развитый Советский Союз не дополнял индустриально развитую Германию, как было задумано, а противопоставлял себя ей. Неудивительно, что «1926 г., а в более широком плане полоса 1925-1927 гг. стали водоразделом в советско-германских отношениях, являвших собой в 1920 — 1926 гг. довольно тесное военно-политическое содружество» (Горлов. Указ. соч.).

На протяжении 1925-1927 годов Советский Союз заключил с рядом стран пакты о ненападении и нейтралитете: в 1925 году — с Турцией, в 1926 — с Германией, Афганистаном и Литвой. В 1926 году СССР предложил Польше заключить договор о ненападении, но это советское предложение под надуманными предлогами неоднократно отвергалось Варшавой». После установления Пилсудским в мае 1926 года в стране личной диктатуры, знавшей ответственность лишь «перед Богом и историей» «начальника» Польши заносило почти на каждом вираже. Он требовал наделения Польши статусом «Великой державы», обладающей под стать Франции и Англии правом вето по меньшей мере в восточноевропейском, а еще лучше и в центральноевропейском диапазоне» (Фалин. Указ. соч.).

В 1927 году Англия предприняла отчаянную попытку уничтожить Советский Союз до его индустриализации. 23 февраля 1927 года Британия «неслыханно грубым, беспрецедентным в дипломатической практике тоном» потребовала от СССР прекратить «антианглийскую пропаганду» и военную поддержку революционного гоминьдановского правительства в Китае. 26 февраля 1927 года советское правительство ответило провокаторам, что «в своём обращении с Советским Союзом великобританское правительство сознательно отступает от общепринятых международных норм и обычаев и даже элементарных приличий» и что оно, «отклоняя обычные дипломатические пути регулирования конфликтов, позволяет себе говорить с Советским правительством тоном угроз и ультиматумов».

Советское правительство заявило, что «угрозы в отношении СССР не могут запугать кого бы то ни было в Советском Союзе», подтвердив в то же время своё стремление к мирным и нормальным отношениям со всеми странами, в т.ч. и с Англией» (Дипломатический словарь). В апреле 1927 года IV Всесоюзный съезд Советов «обязал правительство в кратчайший срок выработать пятилетний план развития народного хозяйства страны». «Отказ СССР выполнить условия «ноты Чемберлена» … привел к резкому ухудшению отношений между Британией и СССР» (http://www.hrono.ru/sobyt/1900war/1927sssr.php). В мае 1927 год Англия разорвала дипломатические отношения с СССР, что в Советском Союзе было воспринято как «несомненный признак неотвратимо приближавшейся британской агрессии».

Соотношение вооруженных сил СССР и его вероятных противников было в ту пору явно не в пользу СССР. В случае всеобщей мобилизации, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша и Румыния на западной границе, Турция, Персия и Афганистан на Среднем Востоке, Япония и Манчжурия на Дальнем Востоке сообща выставляли 229 стрелковых дивизий и 101 кавалерийскую бригаду или полк против советских 92 дивизий и 74 кавалерийских полков. «Штабом РККА принималось во внимание, что это — вооруженные силы первого эшелона, за которыми, рано или поздно, встанут вооруженные силы Франции и Великобритании» (Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950-е годы: темпы экономического роста, структура, организация производства и управление).

«Во Франции, Польше и в ряде других стран началась антисоветская кампания. … Все же ни одна другая капиталистическая страна не последовала примеру Англии и не порвала дипломатические отношения с Советским Союзом». «Все происходящее вызвало в Советском Союзе настроение, получившее название «военная тревога 1927 года» и положило начало строительству в СССР долговременных укреплений, получивших впоследствии неофициальное наименование «линия Сталина» (Лопуховский Л.Н. Июнь 1941. Запрограммированное поражение).

«В декабре 1927 г. в Москве состоялся XV съезд ВКП(б), который одобрил проведенную Политбюро ЦК ВКП(б) работу по подготовке страны к обороне. Хотя развернутого постановления по этому вопросу съезд не принимал, в выступлении Наркома по военным и морским делам К.Е. Ворошилова … установка на всестороннюю милитаризацию экономики СССР, в связи с приближением войны, была изложена достаточно четко. В резюме своего выступления Ворошилов выделил следующие первоочередные задачи партии в этом направлении:

«1. Пятилетний план народного хозяйства должен исходить из неизбежности вооруженного нападения на СССР и, следовательно, из необходимости в меру материальных ресурсов организации такой обороны Советского Союза, которая обеспечила бы победоносный отпор объединенным силам наших вероятных противников. 2. Индустриализация страны предопределяет обороноспособность СССР. Но именно поэтому военные соображения должны внести свои коррективы в конкретные планы промышленного строительства. … Наряду с пятилетним планом необходимо немедленно приступить к детальной проработке вопросов о планировании всего народного хозяйства во время войны» (Симонов. Указ. соч.).

Открывшаяся 20 июня 1927 года Женевская конференция США, Великобритании и Японии, или, как ее еще называли в прессе «крейсерская конференция Кальвина Кулиджа» продемонстрировала непримиримые англо-американские противоречия. «Главная цель британской программы разоружения состояла в дальнейшем укреплении английского господства на морях. Ограничение тоннажа линейных кораблей, калибра их крупных орудий и продление срока службы судов этого класса, помимо соображений экономии. диктовалось специфическими особенностями морской политики Англии.

Напротив, важнейшим пунктом программы Соединенных Штатов было стремление к полному паритету с Британской империей во всех видах морских вооружений. Ограничивая определенной цифрой общий тоннаж крейсерского флота, США стремились, с одной стороны, наложить узду на дальнейшее строительство судов этого класса Великобританией, а с другой — обеспечить себе возможность догнать и перегнать последнюю в будущем. … Острые противоречия Англии и Америки и бескомпромиссная борьба англосаксонских стран явились важнейшими причинами провала Женевской конференции» (Бекзатова Б.Б. Англо-американские отношения и Женевская конференция 1927 года).

План американцев окончательно рухнул после того, как осенью 1927 года Троцкий потерпел безоговорочное поражение в борьбе за власть в Советском Союзе. 12 ноября 1927 года он был исключён из партии, а 18 января 1928 года силой выслан в Алма-Ату.

Англичане остаются приверженцами своего единовластного и непоколебимого лидерства. Готовы ради сохранения своего лидерства принести СССР в жертву. В свою очередь Советский Союз категорически этому сопротивляется и проводит индустриализацию. Восстановление Германии осуществляется зря. В данной ситуации в Америке принимается решение привести к власти в Германии Гитлера уже не для сбора военных долгов, а для свержения Англии с ее лидирующих позиций. Поскольку осуществить все это можно только при крайне неблагоприятных экономических обстоятельствах начинается разрушение американской экономики. Вслед за локомотивом неизбежно под откос полетит и германский прицеп.

Таким образом, убедившись в жизнеспособности Советской России, союзники объявили Германии ее репарации. Англия при этом надеялась натравить Германию на Советскую Россию, в то время как Америка — использовать германо-советское сближение для получения военных долгов с Англии и Франции. В Генуе выплата военных долгов Англии и Франции Америке была синхронизирована с выплатой германских репараций, что позволяло использовать советско-германское сближение для переложения бремени репарационных выплат с Германии на Советскую Россию. Ради этого Франция напрочь была вытеснена Англией и Америкой из Германии.

После принятия плана Дауэса началось восстановление германской экономики. Однако вскоре в Локарно британские надежды на военный разгром СССР обрели зримые очертания. В ответ Советский Союз объявил об индустриализации своей экономики, после чего в отношении Германии и Советского Союза наступил водораздел отношений.

После военной тревоги 1927 года, нежелания Англии идти на дальнейшие уступки Америке в вопросе морских вооружений и приготовлений СССР к отражению военной интервенции, Америка решила привести Гитлера к власти в Германии с целью смещения его руками Англии с политического Олимпа. Поскольку приход Гитлера к власти в стабильной Германии было невозможен, было принято решение о дестабилизации американской экономики, которая неизбежно тянула за собой в пучину хаоса подчиненную ей и зависимую от нее экономику германскую.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. Турик 11 февраля 2014 11:33
    Краткое Содержание статьи:

    Сказ о том как бандиты бабки делили.
    Турик
  2. Standard Oil 11 февраля 2014 13:52
    Как не банально это звучит,но пока Россия существует,англосаксы нас в покое не оставят,причем неважно как Россия называется,Российская империя/СССР/Российская Федерация...Российская империя для Запада была "слишком консервативная и реакционная",СССР "слишком революционным и недемократичным",РФ "недостаточно демократична и не любит геев",даже если Россия станет суперультралиберальной и демократичной,возлюбит геев и лесбиянок,зоофилов и пр...Запад выдвинет новые требования,еще более абсурдные и так будет продолжаться пока Россию не неизведут до уровня Московской области.Вся эта возня,что предшествовала и Первой и Второй Мировым войнам,сводилось в поиске врага для России на которого Россия натравливалась (Первая мировая),или который натравливался на Россию/СССР (Вторая мировая),потом мышиная возня в попытках развалить СССР,т.к. Запад понял что тягаться с СССР напрямую бессмысленно,и наконец подлое предательство результатом которого стало нынешнее состояние России.И вот начинается очередной раунд Большой игры.
  3. Dazdranagon 11 февраля 2014 14:05
    Мда... Плохо я знаю историю... Спасибо автору за подробности!
  4. Motors1991 11 февраля 2014 15:17
    В целом статья интересная,но выводы какие-то странные.Для того что бы дестабилизировать экономику Германии,устраивать кризис в собственной стране как-то не умно,тем более,что для этих целей достаточно было перекрыть или уменьшить финансовый поток в Германию.Скорее всего для США Германия и СССР были теми отдушинами,которые не позволили рухнуть экономике Америки окончательно.Надо думать уже тогда печатолось слишком много зеленых бумажек.
    1. Комментарий был удален.
    2. сибиралт 11 февраля 2014 20:26
      Кому кризис? Себе что ли и для своего народа? Так им глубоко плевать и на свой народ, когда бабки побольше можно на войнушке заработать. Только бизнес и ничего личного.
  5. dimarm74 11 февраля 2014 21:05
    Это нелепая попытка извратить истинные причины кризиса. Повторюсь, уже писал этот пост к другой статье.
    1929 год в США. Крах фондового рынка спровоцировал фактическое разрушение банковской системы США. Банки вкладывали свои активы в акции и различные производные ценные бумаги, которые перестали что-то стоить. В среднем в период с 1921 по 1929 год ежегодно прогорали 627 банков, имевших на депозитах примерно $169 млн. Но эти банкротства были в порядке вещей, поскольку разорялись в основном не выдерживавшие конкуренции мелкие банки (в среднем на депозитах в каждом из этих банков размещалось не более $270 тыс. долларов). За первые же три года депрессии обанкротились 4835 банков. На депозитах в них было размещено $3 263 049 000. Акции разорившихся банков не просто упали до нулевой отметки. Многие банки, потеряв все инвестированные активы, должны были отвечать по долгам перед вкладчиками и держателями акций. Между тем охваченное паникой население бросилось изымать свои деньги из уцелевших банков, чтобы зашить их в матрасы. Количество денег в обращении выросло с $454 млн. в 1929 году до $5699 млн. в конце 1932 года. Население прятало в кубышках полтора миллиарда долларов. Президент Гувер попытался остановить этот процесс.
    В 1931 году он призвал банки организоваться в «Национальную кредитную корпорацию» — своеобразный фонд взаимопомощи, который бы помогал банкам, испытывающим наи-большие трудности. В 1932 году «Национальная кредитная корпорация» была преобразована в «Реконструктивную финансовую корпорацию», в которой уже участвовало государство. Корпорация, обладавшая капиталом в $3,5 млрд., ссужала государственные деньги банкам, испытывающим трудности. Это помогло лишь замедлить скорость развала банковской системы, на протяжении 1932 года ежедневно разорялись по 40 банков. Каждый день превращались в пыль $2 млн., размещенных на банковских депозитах. К концу года в банковской системе на-ступил коллапс. 14 февраля 1933 года закрылись все банки в Детройте, а еще через три недели по всей стране были объявлены банковские каникулы.
    Разрушение банковской системы означало далеко иду-щие последствия для всего реального сектора экономики - про-мышленности, транспорта, сельского хозяйства. Что именно оз-начал крах банковской системы:
    1. Разорение граждан (домохозяйств) – вкладчиков, чьи денежные сбережения и иные ценности хранились на счетах в банках;
    2. Разорение компаний (хозяйствующих субъектов) – клиентов банка, которые также хранили свои денежные средства и осуществляли безналичные расчеты по своей основной деятельности;
    3. Прекращение безналичных расчетов в экономике США, а также кассового обслуживания компаний. Фактически коллапс платежной системы. Это означало практическое прекращение хозяйственной деятельности всех компаний в национальной экономике США.
    4. Прекращение кредитования реального сектора экономики США. Просто некому стало давать кредиты и некому их получать.
    На практике это означало разорение и остановку компаний, нищету населения, падения спроса на все товары и услуги, безработицу и т.д. То есть все то, что происходило в США, и в других развитых странах в 1929-1939 годах.
    Уже тогда экономика США была тесно связана с экономиками Канады, Великобритании и ряда развитых европейских стран. Поэтому кризис, разразившийся в США, перекинулся и на них, где все развивалось по такому же сценарию: крах фон-довых рынков – далее разорение и коллапс банковской системы – и как следствие разорение частных лиц и компаний.
    Можно сделать вывод - что главной причиной «Великой депрессии» были спекулятивные капиталы, которые уже тогда носили глобальный характер в экономике США. Банки, как финансовые институты, естественно, не могли не поддаться искушению, вкладывать деньги в ценные бумаги и в различные производные от них.
    dimarm74
    1. vladim.gorbunow 11 февраля 2014 22:27
      Уже тогда экономика США была тесно связана с экономиками Канады, Великобритании и ряда развитых европейских стран. Поэтому кризис, разразившийся в США, перекинулся и на них, где все развивалось по такому же сценарию: крах фон-довых рынков – далее разорение и коллапс банковской системы – и как следствие разорение частных лиц и компаний. ... Интересные связи: 1. Отказ Британии от золотого обращения - удар по внешней торговле САСШ из-за завышенного курса золотого доллара. 2. Закон об имперских преференциях, позволявший захват имущества американских резидентов. 3.Международный дефолт по долгам перед САСШ (Лозаннская конференция 32г.)В отношении Канады планировался силовой захват. То есть шла мировая экономическая война , которую САСШ едва не проиграли. Задолженность Британии на середину 39г. оценивали в 26 млрд., Английского короля, визитировавшего в Вашингтон, в газетах предлагали посадить в долговую яму. Даже формула Ленд-лиза появилась из-за закон Джонса 34г. , грозившего 5летним сроком за покупку британских обязательств.
  6. rassel0889 8 января 2016 00:17
    что то мне это напоминает сегодняшнее время.. только инструменты поменялись, а игроки всё те же

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня