Америка против Англии. Часть 4. Как Даллас и Папен Гитлера к власти привели

Америка против Англии. Часть 4. Как Даллас и Папен Гитлера к власти привели

Коалиционное правительство Гитлера. Сидят (слева направо): Герман Геринг, Адольф Гитлер, Франц фон Папен. Стоят (слева направо): Франц Зельдте, Гюнтер Гереке, Шверин фон Крозиг, Вильгельм Фрик, Вернер фон Бломберг, Альфред Гугенберг.


Америка, погрузившись в Великую депрессию, дестабилизировала экономическую ситуацию сперва в Германии, а затем и по всему капиталистическому миру. Помочь Германии было некому: вся Европа находилась в столь же бедственном положении. Германия стремительно радикализировалась. Для прихода нацистов к власти в Германии, по сути, были созданы тепличные условия. Гитлер вышел на финишную прямую и был готов к безоговорочной победе на президентских или парламентских выборах и принятию столь им вожделенных диктаторских полномочий.

«В сентябре 1931 года Гитлер запросил Картера [представителя моргановской группы — С.Л.], на какую субсидию от американских промышленников нацисты могли бы рассчитывать в дальнейшем. Для того чтобы дать обстоятельный ответ, Картер созвал новое совещание, на котором помимо участников июльского совещания 1929 года присутствовали также находившийся в то время в США директор Банка Англии Монтегю Норман и представитель «Азиатик петролеум К°» Энджелл. В ходе совещания Олдрич, Картер и Клин рекламировали гитлеровскую партию как единственную «реальную силу» в Германии, а Гитлера как «сильного человека», способного предотвратить хаос и революцию. Участники совещания уполномочили Уорбурга вновь встретиться с Гитлером и сообщить ему об увеличении финансовой помощи нацистской партии.


Во время последующей встречи, имевшей место в частной резиденции Гитлера в Берлине, последний развил перед американским банкиром свои планы захвата власти. Видимо, эти планы встретили полное одобрение американских монополий, ибо в ходе последующих переговоров, которые Уорбург вел с видными представителями фашистской партии — Герингом, Штрейхером, Хейдтом, Лютгебруном и Грегором Штрассером — была согласована передача гитлеровской партии новой субсидии в размере 15 млн. долл. Осенью 1931 года в целях конспирации передача этой суммы была осуществлена в три приема — через вышеупомянутый банк Мендельсона в Амстердаме, «Банкферейнигунг» в Роттердаме и «Банка итальяна» в Риме. К концу 1931 года в пять-шесть раз возрастает сумма финансовой помощи, оказываемой гитлеровцам концерном «Ройял датч-Шелл». Всего за 1923-1933 годы она составила сумму 50-60 млн. долл.» (Розанов Г.Л. Германия под властью фашизма (1933-1939 гг.). — М.: Изд-во ИМО, 1961 — С. 26-27//
http://library.nulau.edu.ua/POLN_TEXT/KNIGI/ROZANOV_GERMAN_1961.htm#Г_1).

В октябре 1931 года Лондон посетил гитлеровский расовый теоретик Альфред Розенберг. «Среди прочих Розенберг встретился с директором газеты «Таймс» Джеффри Доусоном; издателем газеты «Дейли Экспресс» и закадычным другом Черчилля лордом Бивербруком; и с самим «человеком-пауком» Норманом, которому Розенберг приглянулся своими антисемитскими изысканиями; кроме того, была встреча с одними из будущих влиятельных сторонников нацизма, директорами банкирского дома Шредера. Это был концерн, имевший большое влияние во всемирной банковской сети; официальным представительством Банка Шредера на Уолл-стрит было не что иное, как контора «Салливен и Кромвель», где завершили свое ученичество братья Даллесы, Джон Фостер, юрист американской делегации в Версале и будущий государственный секретарь США и Аллен Фостер, возглавлявший в годы холодной войны Центральное разведывательное управление (ЦРУ). Бруно фон Шредер, патриарх компании, был в 1905 году одним из учредителей англо-германского «Юнион-Клуба», и его банк вошел в «тот узкий круг лондонских финансовых домов, пользовавшихся признанным (пусть и неофициальным) влиянием... в правлении Английского банка» (Препарата Г.Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх// http://litrus.net).

«В последовавшие несколько месяцев «Таймс» оказала движению Гитлера бесценную помощь в создании положительного облика в глазах мировой общественности. Однако самой важной встречей Розенберга во время первого визита в Англию в 1931 году стала беседа с Монтегю Норманом, управляющим «Английского банка» и едва ли не самым влиятельным лицом мирового финансового мира того времени. По словам его личного секретаря, Норман ненавидел три вещи: французов, католиков и евреев. Норман и Розенберг легко нашли общий язык. Норману Розенберга представил Ялмар Шахт. …

Розенберг завершил свой судьбоносный визит в Лондон встречей с первым лицом лондонского «Банка Шредера», связанного с нью-йоркским «Дж. Г. Шредер Банк» и с кельнским частным банком «И. Г. Штайн Банк», принадлежавшим барону Курту фон Шредеру. На встрече с Розенбергом «Банк Шредера» представлял Ф.С. Тиаркс, член совета управляющих «Английского банка» и близкий друг Монтегю Нормана.

Когда после 1931 года барон фон Шредер и Ялмар Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первый вопрос обеспокоенных и скептически настроенных промышленников был такой: «Как международное финансовое сообщество, и особенно Монтегю Норман, отнесется к перспективе немецкого правительства во главе с Гитлером?» Готов ли был Норман в этом случае помочь Германии кредитами? Именно в этот момент, когда гитлеровская НСДАП получила на выборах 1930 года чуть меньше 6 миллионов голосов, международная поддержка Монтегю Нормана, Тиаркса и их лондонских друзей имела решающее значение» (Энгдаль У.Ф. Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок// http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/9097/).

«10 октября 1931 года Гитлер, как представитель нового массового движения Германии, встретился с президентом Гинденбургом. Своевременность этой встречи просто поражает: прошло всего две недели после отказа Британии от золотого стандарта, а нацисты уже ищут встречи с президентом Германской республики, чтобы предъявить то, что с полным правом можно назвать законной претензией на власть. С точки зрения морских держав, предпосылки для такой встречи не могли быть более благоприятными: новый динамичный лидер националистов встречается лицом к лицу с эрзац-кайзером Гинденбургом — герой войны и блистательный символ императорской эпохи.

«Дело сделано» — так, должно быть, думали они. Но дело не было сделано. Гинденбург испытывал глубочайшее отвращение к этому «богемскому ефрейтору»; он принял Гитлера, беседовал с ним и отпустил с ледяной холодностью. Германия сопротивлялась. Гинденбург решил до конца поддерживать своего канцлера Брюнинга». (Препарата. Там же) У. Черчилль в своих мемуарах пишет, что когда старый маршал увидел Гитлера «тот не произвел на него никакого впечатления. «Этого человека назначить канцлером? Я его сделаю почтмейстером — пусть лижет марки с моим изображением» (Черчилль, У. Вторая мировая война. В 3 кн. Кн. 1// www.lib.ru).

В Америке «к началу 1931 г. индекс промышленного производства составил 60% от уровня 1928 г., без работы остались 6 млн человек — почти треть рабочей силы» (Ахамед Л. Повелители финансов: Банкиры, перевернувшие мир/ Пер. с англ. — М: Альпина Паблишерз, 2010. — С. З81). «В условиях разразившегося банковского кризиса и краха промышленности Германии зима 1931-32 года стала, по некоторым утверждениям, «самой тяжелой зимой века». Сложившаяся ситуация стала питательной средой для радикальных политических течений» (Энгдаль. Там же).

4 января 1932 г. состоялась встреча А. Гитлера и фон Папена с крупнейшим английским финансистом М. Норманом, на которой было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП, «к тому времени практически разоренной и обремененной огромными долгами, вплоть до захвата Гитлером власти. На этой встрече присутствовали также и американские политики братья Даллесы, о чём не любят упоминать их биографы» (Рубцов Ю. Кредит на мировую войну Гитлер взял у Америки// http://svpressa.ru/war/article/13438/). После нее «по указанию Гитлера в структуре НСДАП был создан экономический совет, в который вошли известные и уважаемые предприниматели Вильгельм Кепплер и Курт фон Шредер» (Немчинов А. Олигархи в черных мундирах. — М: Яуза, 2005. — С. 17).

После этой встречи кураторство над Гитлером от братьев Даллес принял Папен. Привести Гитлера к власти в Германии было по-прежнему невозможно, поэтому и было решено привести к власти сначала Франца фон Папена, который смог впоследствии своими кулуарными интригами протолкнуть Гитлера во власть. Пожалуй только этим можно объяснить, как по словам самого фон Папена, «могло случиться, что человек моего положения, находившийся более или менее постоянно в конфликте с остальными членами своей партии и никогда не занимавший никаких государственных должностей, приобрел достаточно влияния, чтобы получить назначение на пост канцлера» (Папен Ф. фон. Вице-канцлер Третьего рейха. Воспоминания политического деятеля гитлеровской Германии. 1933-1947 / Пер. с англ. — М.: Центрполиграф, 2005. — С. 116).

Что касается поддержки Гитлера англичанами, то в Лондоне наверняка понимали, что договариваться надо было не с нацистами, а с их заокеанскими хозяевами. Проблема была в том, что Вашингтон был готов обсуждать исключительно условия безоговорочной капитуляции Британской империи. Помогая нацистам, заигрывая с ними, ведя переговоры и заключая соглашения, Лондон безуспешно попытался перехватить управление и ввести нацистов в сферу своего влияния. Ослабление влияния Америки на нацистов создавало иллюзию их самостоятельности, однако по факту Англия своими действиями добилась лишь усиления позиций Америки и ослабления своих.

«22 января 1932 г. Ф. Рузвельт официально заявил, что он выставляет свою кандидатуру на пост президента. … Он считал, что кризис в США — закономерный результат развития американской экономики, его нельзя смягчить, не внеся крутых изменений в методы правления в США. … Он настаивал: «Мы можем приступить к экспериментам, и мы должны пойти на них, пока еще не поздно. В противном случае у нас наверняка разразится революция». (Яковлев Н.Н. Неизвестный Рузвельт. Нужен новый курс!// http://lib.rus.ec/b/442116/read). Таким образом, приход Рузвельта к власти вел к улучшению экономической и социальной ситуации сперва в Америке, а затем и Германии. С этого момента Гитлер был крайне ограничен во времени. Необходимо было торопиться — выборы нового президента США должны были состояться осенью 1932 года, а его инаугурация весной 1933.

Между тем попытка министра внутренних дел земли Брауншвейг Дитриха Клаггеса, члена НСДАП, «устроить Гитлера на должность преподавателя Высшего технического училища в Брауншвейге» не удалась 22 февраля 1932 года было объявлено об участии Гитлера в президентских выборах. И «лишь последовавшее затем запасное решение о назначении Гитлера государственным чиновником брауншвейгского представительства в Берлине увенчалось успехом» (Фест И. Гитлер. Биография. Путь наверх/ Пер. с нем. — М.: Вече, 2006. — С. 520). 25 февраля 1932 года, за две недели до выборов и «накануне своего прихода к власти [как полагали, во всяком случае, нацисты — С.Л.], фюрер заветное гражданство получил. Ни раньше, ни позже. А в самый раз…» (Стариков Н.В. Кто заставил Гитлера напасть на Сталина? Роковая ошибка Гитлера. Указ. соч. — С. 146).

Президентские выборы состоялись 13 марта 1932 года. Гинденбург был переизбран только во втором туре. «10 апреля 1932 г. за кандидатуру Гитлера было подано уже 13,4 млн. голосов, за Гинденбурга — 19,36 млн. Спустя четыре дня в связи с публикацией в германской печати документов, свидетельствовавших о подготовке национал-социалистами вооруженного путча с целью захвата власти, Гинденбург подписал чрезвычайное постановление о запрете СС и СА» (Горлов С.А. Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920-1933 гг. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001// http://militera.lib.ru/research/gorlov1/05.html).

«1 июня 1932 года рейхсканцлером был назначен Франц фон Папен. Выходец из тевтонского рыцарского рода, крупный землевладелец, офицер кайзеровского генштаба и военный дипломат [в начале Первой мировой войны находился в США в качестве германского военного атташе, откуда был выслан американским правительством за «неподобающую деятельность в военной и военно-морской областях» — С.Л.], он, как ни удивительно, не пользовался авторитетом влиянием. Массам фон Папен был чужд. Элита считала его несерьёзным персонажем. Характерно, что при крайне консервативных взглядах, он входил не в ДНФП, а в Центр — консерваторы уважали людей жёстких, тогда как центристы отличались большей терпимостью. Но именно такой политик более всего годился на роль председателя ликвидационной комиссии Веймарской республики, в которую после Брюнинга окончательно превратился кабинет министров Германии. О таком контрагенте Гитлер мог только мечтать» (Фреронов С. Финал в преисподней //http://solidarizm.ru/txt/fiura.shtml).

«Папен … начал с того, что распустил парламент. Германии предстояло пережить второй за этот год выборный марафон. На этот раз нацисты показали все, на что были способны. … Как только в июне был снят запрет штурмовых отрядов, красные и коричневорубашечники немедленно снова принялись рвать друг друга в клочья. В течение месяца полиция зарегистрировала более ста уличных убийств. Раненых было в три раза больше. Геббельс писал в своем дневнике: «Мы катимся к гражданской войне, но на Вильгельмштрассе это никого не волнует». …

В июне во время международной конференции в Лозанне, — теперь, когда инкубация была завершена, — союзники по предложению Британии покончили со схемой выплаты репараций, потребовав уплаты символического куска в 3 миллиарда марок, которые Германия так и не заплатит, — в 1933 году Гитлер отказался платить репарации» (Препарата Г.Д. Там же). «В дни завершения работы Лозаннской конференции в июле 1932 г. Папен предложил Франции сотрудничество генштабов двух стран с целью образования затем антисоветского фронта. [который планировалось затем развернуть в «германо-франко-польский союз для захвата Украины» — Горлов С.А. Там же] …

Таким образом, Парижу таки удалось добиться одной из своих целей — между Москвой и Берлином пролегла тень недоверия, а германская пресса истолковала переговоры СССР с Францией и Польшей и последующее заключение соответствующих пактов о ненападении как «взрыв» Рапалло. Москва свою «податливость» Франции объясняла реализацией политики безопасности, выражавшейся в заключении ряда двусторонних пактов о ненападении со своими соседями Турцией, Ираном, Афганистаном, той же Германией. … Советско-польский пакт о ненападении … был подписан … 25 июля 1932 г., а 29 ноября 1932 г. состоялось подписание и советско-французского пакта о ненападении» (Горлов С.А. Там же).

Между тем в Америке «миллионы стояли перед не проблемной, а совершенно реальной угрозой голодной смерти, в то время как по всей стране бездействовали заводы и фабрики, а фермеры задыхались от кризиса перепроизводства. Даже «Нью-Йорк таймс» писала: «Вызывающие беспокойство экономические явления не только превосходят эпизоды подобного рода, но и угрожают гибелью капиталистической системы. … 7 марта 1932 года была расстреляна из пулеметов трехтысячная демонстрация у ворот заводов Форда в Диброне. …

На Среднем Западе летом 1932 года … распространилось забастовочное движение фермеров. … Движение удалось остановить заверениями провести реформы после президентских выборов. Фермеры поверили на слово, но твердо заявили: если их обманут, весной 1933 года разразится национальная забастовка». 28 июля 1932 года в Вашингтоне танками, кавалерией, штыками и гранатами со слезоточивым газом было разогнано собрание 25 тысяч ветеранов Первой мировой войны (Яковлев Н.Н. Там же). Показательно, что рост населения Америки в годы Великой Депрессии снизился в разы по сравнению с предыдущими и последующими периодами. Снижение роста численности населения США отчетливо видно как на графике численности США, так и на демографической пирамиде США второй половины XX века (схемы 1-2).


Америка против Англии. Часть 4. Как Даллас и Папен Гитлера к власти привели

Схема 1. Рост населения США в XX веке

Америка против Англии. Часть 4. Как Даллас и Папен Гитлера к власти привели

Схема 2. Демографическая пирамида США 1950-1960 гг. Источник: http://www.docstoc.com/docs/533673/Population-Pyramids-US---1950--2020-by-5-years

Америка против Англии. Часть 4. Как Даллас и Папен Гитлера к власти привели

Схема 3. Возрастная структура населения СССР и США. Источник: Подъячих П.Г. Население СССР. — М.: Госполитиздат, 1961. — 192 с. — С. 30.

Сравнив возрастную структуру населения СССР и США на схеме 3 мы увидим, что «население СССР имеет два ярко выраженных «провала» в пирамиде возрастов (уменьшение численности населения): для возрастов 10-19 лет и для возрастов 35-44 лет. Лица в возрасте 35-44 лет относятся к родившимся в 1914—23 гг., т. е. в период первой мировой войны, интервенции и гражданской войны, 10-19 лет — к 1939-48 гг. рождения, т.е. к годам Великой Отечественной войны и примыкающим к ним довоенным 1939-40 гг. и первым послевоенным 1946-48 гг.

По США имеется только один «провал» для возрастов от 15 до 34 лет, в котором «дно» приходится на возраста 20-29 лет. Лица 15-34 лет родились в 1925-44 гг., в том числе лица 20-29 лет — в 1930-39 гг. На уменьшении численности родившихся в США в эти годы сказался общий кризис капиталистической системы и происходившие в условиях его экономические кризисы (особенно значительные в 1919-21 гг., 1929-33 гг. и в 1937-38 гг.). Кризисы 1929-33 гг. и 1937-38 гг. сказались на воз-растной структуре населения США так же значительно, как на возрастной структуре Советского Союза — первая и вторая мировые войны.

В то же время на возрастной структуре населения США мировые войны не только не отразились отрицательно, а даже наоборот — несколько улучшили ее. На территории США не происходило военных действий и страна не испытывала связанных с ними разрушительных последствий. Наоборот, монополии США получали во время войны баснословные прибыли, наживались на торговле с воюющими странами и укрепляли свои экономические позиции. Расширение военного производства вызвало временный рост занятости населения. Это не только не сократило рождаемость в США в годы мировых войн, но даже способствовало ее росту» (Подъячих П.Г. Население СССР. — М.: Госполитиздат, 1961. — 192 с. — С. 31).

1 июля демократическая партия объявила Рузвельта кандидатом в президенты. Учитывая недовольство простых американцев политикой Гувера, у Франклина Рузвельта были большие шансы стать президентом США и свернуть экономическую политику своего предшественника. На 8 июля 1932 года пришелся пик падения американского фондового рынка. Во время своего падения с исторического максимума в 381 пункт 3 сентября 1929 года до исторического минимума в 41 пункт индекс Доу-Джонсон потерял 93%. С июля 1932 года ситуация медленно, но неуклонно начала улучшаться. У Гитлера осталась последняя попытка легитимно, с убедительной победой на выборах придти к власти. По словам Геббельса «теперь должно что-то произойти. Мы должны прийти к власти в обозримом будущем. Иначе мы напобеждаемся на выборах до собственной гибели» (Фест И. Указ. соч. — С. 547).


Америка против Англии. Часть 4. Как Даллас и Папен Гитлера к власти привели

Схема 4. Динамика индекса Доу-Джонса в Великую Депрессию.
Источник: http://www.finam.ru/analysis/newsitem3C940/default.asp

«НСДАП 31 июля 1932 года получила рекордное количество голосов – 37,3 процента, то есть 13,7 миллиона голосов. Это максимум того, что смогла собрать нацистская партия легальным путем, – это была весьма значительная доля, но не абсолютное большинство. Прорыв не состоялся. … 10 августа Гитлер встретился с Гинденбургом и потребовал пост канцлера. Гитлер без обиняков заявил президенту, что не собирается входить в кабинет, чтобы играть вторую скрипку при фон Папене, и не собирается сколачивать в парламенте поддерживающее его большинство. Он тоже желал править декретами: все или ничего. «Ничего», – резко ответил Гинденбург: он абсолютно не доверял Гитлеру. Тот кипел от ярости» (Препарата Г.Д. Там же).

Объявление новых выборов, достаточно циничное, не замедлило себя ждать. «На первом же рабочем заседании Рейхстага, созванном Папеном 12 сентября» ему «с помощью Германа Геринга, избранного председателем Рейхстага» был выражен вотум недоверия. В ответ Папен «предъявил Рейхстагу знаменитую красную папку, содержащую указ о его роспуске, подписанный еще до заседания. … После почти часового заседания только что выбранный парламент был распущен. Новые выборы должны были состояться 6 ноября. … Геббельс писал в дневнике: «Все до сих пор в шоке; никто не верил, что мы осмелимся на такое решение. Радуемся только мы одни» (Фест И. Указ. Соч. – С. 568).


В октябре 1932 года сделавший ставку на построение «сильного [сиречь фашистского — С.Л.] государства» входивший одно время в правительство Макдональда бывший член лейбористской партии О. Мосли основал Британский союз фашистов, в состав которого вошли многие члены созданной в 1931 году по образцу НСДАН Новой партии и остатки ранних фашистских организаций. «При этом Мосли опирался на поддержку некоторых видных промышленно-финансовых магнатов, в частности, лорда Неффилда и Ротермира. Сам он тоже был весьма состоятельным человеком. Британский союз фашистов мог содержать целый штат лидеров». Однако, «несмотря на все усилия и помощь внутренней и внешней реакции, БСФ не смог стать массовой организацией» (История фашизма в Западной Европе. — М.: Наука, 1978. — С. 347, 358).

5 ноября, за день до выборов в рейхстаг Геббельс пишет: «Последний штурм. Отчаянное сопротивление партии против поражения… … Все, что можно было сделать, мы сделали Теперь пусть решает судьба» (Фест И. Указ. Соч. — С. 572). 6 ноября 1932 года «нацисты понесли урон, и их 230 мандатов сократились до 196 — разница досталась коммунистам. Тем самым позиции Гитлера были ослаблены» (Черчилль, У. Там же). В свою очередь на выборах 8 ноября 1932 г. Ф. Рузвельт одержал безоговорочную победу над Г. Гувером, получивших 22,8 млн. и 15,7 млн. голосов избирателей и заручившись 472 и 59 голосами выборщиков соответственно.

Отсутствие прорыва у Гитлера требовало продолжение политики ухудшения экономического положения. Неудивительно, что «в период «междуцарствования», когда Рузвельт уже был избран, но еще не вступил в должность, страну накрыла очередная волна банкротств банков» (Ахамед Л. Указ. соч. — С. 302). «Партнер банка И. X. Штейна в Кельне, немецкого филиала фирмы Шредеров, Курт фон Шредер, вместе с Шахтом и другими видными представителями германских деловых кругов в ноябре 1932 года подписал петицию, в которой содержался настоятельный призыв к Гинденбургу назначить канцлером Адольфа Гитлера» (Препарата Г.Д. Там же).

17 ноября Папен ушел в отставку, а уже «19 ноября Гитлер, все еще лидер ведущей в стране политической силы, снова постучался в дверь Гинденбурга, требуя от него президентского мандата. И снова получил отказ. «Кабинет, руководимый вами, — с солдатской прямотой сказал Гинденбург фюреру, — необходимо станет диктаторской партией, следствием чего станет углубление конфликта, раздирающего немецкий народ... Я не могу отвечать за такие последствия ни перед моей присягой, ни перед моей совестью». Этот отказ прозвучал как окончательный приговор. Гитлер был напуган и сломлен: в тот момент он признался Геббельсу, что у него займет три минуты, чтобы выстрелом вышибить себе мозги, и это будет конец всему» (Препарата Г.Д. Там же).

29 ноября 1932 года между Советским Союзом и Францией был заключен советско-французский пакт о ненападении. «СССР и Франция обязались … не вмешиваться во внутренние дела друг друга, воздерживаться от поощрения любой враждебной агитации и пропаганды в отношении друг к другу, не создавать и никоим образом не поддерживать и не допускать на французской и советской территориях никаких военных организаций, которые готовили бы вооружённую борьбу друг против друга. … Статьи пакта … также … обязывали обе стороны не участвовать ни в каком международном соглашении, которое имело бы практическим следствием запрещение покупки одной стороны у др. Это было более чем своевременно, т.к. определённые круги в ряде стран не оставили мысли об экономической блокаде СССР. … Советско-французский пакт свидетельствовал о том, что попытки изолировать СССР на международной арене провалились» (Протопопов А. С., Козьменко В. М., Елманова Н. С. История международных отношений и внешней политики России (1648-2000). Учебник для вузов/Под ред. А. С. Протопопова- М.: Аспект Пресс, 2001.- С. 126).

2 декабря Гинденбург назначил Курта фон Шлейхера последним рейхсканцлером Веймарской республики. Шлейхер взялся осуществить раскол нацистского движения. «По сути дела момент для планов Шлейхера был необычайно благоприятен: кризис, переживаемый Гитлером, достиг своей кульминации, он был тяжелее любой другой из его прежних неудач. В кругах его сторонников широко выражались нетерпение и обманутые надежды, к тому же моментами казалось, что партия вов-вот рухнет под тяжестью долгов. … На выборах в лантаг Тюрингии, бывшей до тех пор одним из оплотов Гитлера, НСДАП потерпела крупное поражение. 6 декабря Геббельс записывает в дневник: «Положение в стране катастрофическое. В Тюрингии мы по сравнению с 31 июля потеряли почти 40 % голосов». Впоследствии он публично признавал, что в то время его иногда одолевали сомнения — не погибнет ли движение окончательно» (Фест И. Указ. соч. — С. 579-580).

«15 декабря генерал [Шлейхер — С.Л.] выступил по радио и обнародовал программу широкомасштабной попытки создания рабочих мест. Он явно обратил взор на левый фланг, рассчитывая создать всеобщий альянс, включавший множество сил — от католиков и социалистов до армии и левого штрассеровского крыла нацистской партии. Это был превосходный маневр, последнее наступление, предпринятое Германией в лице одного из ее генералов в попытке удержать себя от падения в бездну. Поистине этот маневр был плодом безмерного отчаяния. 19 декабря Шлейхер принял Максима Литвинова, русского министра иностранных дел, который на встрече вел себя очень сердечно. Но Литвинов обманывал человека, которого немецкая реакционная пресса уже поносила как внушающего страх и отвращение «красного генерала»: еще в первой половине октября Литвинов говорил Ивану Майскому, только что назначенному новому советскому послу в Лондоне, что нацисты скоро придут к власти.

Но несмотря ни на что, Шлейхер все же привел свой план в действие: пост вице-канцлера он предложил Штрассеру, желая оторвать от нацистов их левое крыло и привлечь его в свой лагерь. И Штрассер не сказал «нет»... Он распустит парламент и в оговоренный конституцией шестидесятидневный срок проведет новые выборы — Шлейхер был уверен, что сможет убедить старого президента Гинденбурга пойти и на это. Таким образом можно было бы поставить на место нацистов, чей избирательный успех таял на глазах. Если же этот толчок встретил бы сопротивление, то он был готов использовать армию в гражданском конфликте с гитлеровцами! Если бы по какому-то капризу судьбы этот маневр удался, то, вероятно, Германия была бы спасена» (Препарата Г.Д. Там же).

«23 декабря Геббельс записывает: «Меня охватывает ужасное одиночество, схожее с тупой безысходностью!» Под новый год «Франкфурт Цайтунг» уже радовалась «развенчанию легенды о НСДАП», а Гарольд Ласки, один из ведущих интеллектуалов английских левых сил, уверял: «День, когда национал-социалисты представляли собой смертельную опасность, прошел… Если отвлечься от случайностей, то не так уж невероятно, что Гитлер окончит свою карьеру стариком в какой0нибуть баварской деревушке, рассказывающим своим друзьям по вечерам в пивной, как он однажды чуть было не устроил переворот в Германском рейхе». Словно продолжая эту мысль, Геббельс недовольно писал: «Год 1932-й был сплошной полосой неудач. Его надо разбить вдребезги… не осталось никаких перспектив, никаких надежд. …

Правда, экономический кризис, которому партия была так многим обязана, все еще был далек от преодоления, общее число безработных, включая и скрытую безработицу, в октябре 1932 года составляло, по официальным данным, 8750 тысяч человек, и страна шла навстречу голодной и холодной зиме со всеми ее непредсказуемыми деморализующими и радикализующими последствиями. Но по мнению экспертов, впервые появились несколько обнадеживающие признаки перелома, да и во внешней политике затянувшийся процесс достижения компромисс сдвинулся с мертвой точки» (Фест И. Указ. соч. — С. 581, 585-586).

В конце 1932 года произошло первое ослабление ограничений Версальского договора. «Шляйхер добился от четырех держав (Англия, Франция, США, Италия) подписания 11 декабря 1932 г. декларации о признании принципа равноправия Германии в вопросе о вооружениях» (Горлов С.А. Указ. соч.). «План А» 1930 года по созданию из 10 дивизий рейхсвера общей численностью 100 тыс. человек сухопутной армии в составе 21 дивизии общей численностью около 300 тыс. человек к 1937 году был пересмотрен и принят к исполнению. «В Восточной Пруссии было начато строительство постоянной, но без железобетонных долговременных сооружений, оборонительной позиции — так называемого Хейльсбергского треугольника. Это строительство должно было продемонстрировать, перед лицом Польши, поведение которой считалось угрожающим, волю Германии в случае необходимости бороться за эту провинцию с оружием в руках, хотя для этого врят ли хватило бы сил» (Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг. — М.: Изографус, 2002. — С. 19, 23-25, 31).

«Не кто иной, как Франц фон Папен спутал все расчеты Шлейхера и неожиданно помог НСДАП обрести новый шанс» (Фест И. Указ. соч. — С. 587). «Чтобы отразить … удар, Папен … пригласил Гитлера на тайную встречу на вилле барона фон Шредера» (Препарата Г.Д. Там же). «14 января 1933 г. состоялась встреча Гитлера со Шрёдером, Папеном и Кеплером, где программа Гитлера была полностью одобрена. Именно здесь был окончательно решён вопрос о передаче власти нацистам» (Рубцов. Там же). «Гитлер, отрезвленный холодным душем, которым его окатили выборы, согласился войти в коалиционное правительство, от чего он до сих пор упорно отказывался, и послужить главой квартета — скорее, по мысли фон Папена и его друзей, подставным главой — желавшего свергнуть республику.

Отныне барон фон Шредер и его синдикат инвесторов начали оплачивать все долги партии: одним росчерком пера абсентеисты вручили нацистам новую связку ключей от банкирской решетки — они предоставили Гитлеру неограниченный «кредит». 17 января Геббельс записал в своем дневнике: «Финансовая ситуация внезапно улучшилась». Одновременно, спрошенный одним американским журналистом о возможном сроке, отпущенном режиму Шлейхера, находившийся в своем загородном доме Шахт уверенно ответил: «Три недели». … Действительно, квартету, ведомому папеновской хунтой и поддержанному массированным вмешательством иностранного капитала, потребовалось ровно три недели для того, чтобы подкупить, улестить и переубедить остальную часть германского истеблишмента, в особенности его последний бастион, престарелого фельдмаршала Гинденбурга, и сместить наконец Шлейхера» (Препарата Г.Д. Там же).

22 января на вилле Риббентропа в атмосфере строгой секретности состоялась встреча Гитлера с сыном президента Гинденбурга Оскаром — адъютантом и доверенным лицом отца. «Среди присутствующих были Папен, Геринг, Фрик и помощник президента Мейснер. Оскар Гинденбург и Гитлер уединились на час. По словам первого, говорил в основном Гитлер и только о том, что именно ему суждено спасти Германию от красных. Гинденбург и Мейснер ушли первыми. Оскар всю дорогу, пока они добирались до города на такси, молчал и только на прощание сказал Мейснеру: «Ничего не поделаешь, придется включить нацистов в правительство».

По мнению Мейснера, Гитлеру тогда удалось произвести на сына фельдмаршала благоприятное впечатление, хотя возможна и другая версия. Гитлер мог, например, пригрозить Оскару публичным скандалом, связанным с так называемым фондом юнкеров, который был создан шесть лет назад в помощь разорявшейся земельной знати. Средствами из этого фонда широко пользовался сам фельдмаршал, взяв из него 620 тысяч марок. Не желая платить налог на наследство, Гинденбург передал свое имение сыну в дар, не заплатив даже сбор за оформление сделки. Это давало все основания для привлечения президента к суду. И даже если бы его оправдали, восстановить свою репутацию ему бы уже не удалось.

На следующий день состоялось объяснение президента с возмущенным Шляйхером, узнавшим о сговоре за его спиной. Угрожая военным путчем, канцлер-генерал требовал распустить рейхстаг и отложить выборы. Гинденбург, которому он порядком надоел, отказался выполнять требования Шляйхера, и тот подал в отставку. Позднее к фельдмаршалу явились Папен, Оскар и Мейснер, вновь предложившие кандидатуру Гитлера. «Ну что же, придется выполнить неприятную обязанность и назначить этого Гитлера канцлером», — недовольно проворчал старик»
(Толанд Д. Адольф Гитлер// http://rushist.com/index.php/toland-adolf-gitler/682-toland-10).

«Около четырех лет экономика капиталистических стран находилась в состоянии полнейшей дезорганизации. С особой силой кризис поразил главную страну капиталистического мира — Соединенные Штаты Америки. Гигантская разрушительная сила кризиса проявилась в резком падении промышленного производства. Общий объем продукции американской промышленности по сравнению с докризисным уровнем 1929 г. в 1930 г. составил 80,7% в 1931 г. — 68,1, а в 1932 г. — 53,8%. Период с лета 1932 г. до весны 1933 г. стал временем наибольшего углубления кризиса. И только с вёсны 1933 г. уровень промышленного производства США стал медленно повышаться, знаменуя переход экономики в фазу депрессии» (Экономическая история зарубежных стран: Учеб. пособие: 3-е изд., доп. и перераб. — Минск: Интерпрессервис; Экоперспектива, 2002. — С. 285).

Великая Депрессия выполнила возложенную на нее задачу лишь отчасти — «30 января 1933 года Гитлер был приведен к присяге рейхсканцлера. Папен стал вице-канцлером в кабинете, в котором было всего двое нацистов — Фрик и Геринг. Остальные были аристократы голубой крови» (Препарата Г.Д. Там же).

Как показала практика, обрушение американской экономики имело свои границы, за которыми радикализация уже самой Америки становилась небезопасной для правящего класса. Именно по этой причине приход Гитлера к власти в Германии практически синхронизирован с приходом к власти в США Рузвельта, обещавшего покончить с экономическим хаосом в Америке. Проиграв в 1932 году все выборы и не желая доводить дело до полного краха Гитлер был вынужден согласиться на вхождение в состав коалиционного правительства.

Таким образом, даже в условиях жесточайшего экономического кризиса Гитлер не смог придти к власти законным путем, через выборы, и встать во главе однопартийного нацистского кабинета. Все чего смогли добиться его кураторы, заокеанский Даллас и доморощенный Папен, так это протащить своего протеже путем подковерной борьбы, заставив Гитлера смирить свои амбиции и возглавить коалиционный кабинет.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2
  1. parusnik 11 марта 2014 11:03
    США спонсировала Гитлера,теперь его последышей на Украине..
  2. valokordin 11 марта 2014 21:02
    Осталось сказать "Хайль Обама!"
  3. allexx83 12 марта 2014 00:42
    До чего похоже на современность. Аж жуть берет.
  4. python2a 7 января 2016 17:14
    Ничего нового янки выдумывать не собираются, везде всюду действуют методами, опробованными в конце 19 и начале 20 столетий.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня