Разложение польской государственности. Восстание Костюшко. Часть 2

Проблема диссидентов. Гражданская война

Поводом для постоянного вмешательства в дела Речи Посполитой были польские диссиденты. Екатерина II и Фридрих II взяли под защиту протестантов и православных в Польше. Их поддержали в этом вопросе Англия, Швеция и Дания. Надо сказать, что это был один из первых случаев использования приема «прав человека» в истории. В XX и начале XXI вв. этот приём будет активно использовать Запад, чтобы вмешиваться во внутренние дела СССР-России и других государств.

Российский посол Николай Репнин потребовал равных прав для православных и получил отказ. Поначалу Репнин попытался воздействовать на польские власти чисто местным методом — создать диссидентскую конфедерацию. Однако тут выяснилось, что православной шляхты в Речи Посполитой почти нет. Польские власти об этом позаботились — практически вся русская верхушка за предшествующие столетия была обращена в католичество и ополячена. В результате православную конфедерацию, учреждённую 20 марта 1767 года в Слуцке, возглавил кальвинист генерал-майор Я. Грабовский. Одновременно в Торне создали протестантскую коалицию во главе с маршалом Генрихом фон Гольцем.


Разложение польской государственности. Восстание Костюшко. Часть 2

Николай Васильевич Репнин (1734 — 1801)

23 сентября 1767 года в Варшаве начал работу внеочередной сейм (его назвали «Репнинским сеймом), который должен был хотя бы частично уравнять в правах права католиков и диссидентов. Репнин склонил на свою сторону короля Станислава Понятовского. К тому же к Варшаве стянули русские войска. Однако ситуация была сложной. Против уравнения прав резко выступали влиятельные лица, особенно выделялись религиозные фанатики — краковский епископ Солтык, шведский епископ Залусский и краковский воевода Ржевусский. Их поддерживал представитель папы Римского Бенедикта XIII, призвавший не уступать требованиям России. Репнин принял решение действовать жестко — все три фанатика были арестованы и высланы в Калугу. В имения других оппозиционеров ввели русские отряды. В результате 27 февраля 1768 года российско-польский трактат и два сепаратных акта о правах диссидентов и российской гарантии польской конституции были утверждены сеймом. Православные и протестанты получили свободу совести и богослужения, избавились от юрисдикции католических судов, получили частичное уравнение в гражданских правах. Католицизм по-прежнему остался государственной религией. В частности, переход из католицизма в другую религию считался уголовным преступлением.

Однако преследования православных продолжались. Местные власти не могли сразу изменить столетние установки, направленные на борьбу с православием. Так, игумен и правитель всей церковной организации на Правобережной Украине Мелхиседек (в миру Значко-Яворский) не раз подвергался пыткам и издевательствам. Мелхиседек побывал в Петербурге и, заручившись поддержкой русской императрицы, отправился к послу Репнину, передав ему документы, где перечислялись изуверства, которые совершали поляки. Под нажимом Репнина и на основе документальных свидетельств насилия польский король Станислав Августа Понятовский потребовал передать униатскому митрополиту приказ прекратить насилие и наказать преступников. Такие же требования получили польские паны, которые владели западнорусскими землями. Кроме того, король Станислав Понятовский подтвердил все документы, которые его предшественники дали в пользу православной церкви.

Однако эти указы дали обратный эффект, они только разворошили «осиное гнездо». Польская «элита» не собиралась отказывать от своих многовековых принципов, направленных против русских и православия. Началась волна новых жестоких преследований. Польская государственность находилась в стадии полного разложения (вроде нынешней Украины), и королевская власть была бессильна сломить панскую волю, которая опиралась на католическое и униатское духовенство. Распущенная шляхта откровенно глумилась над королевскими указаниями. Доходило до того, что некоторые шляхтичи пообещали самому королю отрубить голову, за то, что он «схизматикам выдал привилей».

Шляхта, католическое и униатское духовенство ответили на постепенное уравнивание некатоликов в правах жестоким террором. Отпавших от унии священников лишали мест, налагали телесные наказания, непокорные селения облагали огромными штрафами, заставляли строить миссионерские дома и содержать униатов-миссионеров. Самого Мелхиседека схватили, избили, увезли на Волынь и замуровали в каменной тюрьме, где он едва не умер. На западнорусские земли вступило польское войско и навело ужас на все живое. Началось разграбление селений (поборы на содержание войска), «бунтующих», то есть тех, кто отказывался от унии, показательно карали. «Зачинщиков» рубили и сжигали. Православные церкви брали штурмом, монахов и священников убивали или заковывали в железо, отправляли в Радомысль, где снова били смертным боем (по 600-800 ударов), бросали в смрадные ямы, изводили на тяжелых работах. Над простыми жителями также издевались: забивали до смерти, разрывали рты, выворачивали руки и ноги и т. д. Шляхта и униатское духовенство буквально соревновались в изобретении пыток и издевательств. Шляхта доводила целые селения до смертного ужаса — поляки объявляли смертный приговор целым селениям (общинам), назначался день и час казни или казнь объявляли без срока исполнения. Люди массово бежали в леса, горы, пустоши или действительно готовились к смерти, прощались, исповедовались, надевали чистые рубахи и т. д.

Польские магнаты не ограничились жесточайшим усмирением православного населения, они решили организовать гражданскую войну, отменить решения «Репнинского сейма». В начале 1768 года недовольные паны собрали конфедерацию на Подолии в городе Бар. Они выступили против решений сейма и самого короля, объявив себя защитниками всех древних прав и привилегий, которыми обладала римско-католическая шляхта. Барская конфедерация начала боевые действия против русских войск и частных армий магнатов, которые сохранили верность королю. Поначалу король пытался договориться с конфедератами, но после того как они объявили «бескоролевье», попросил помощь у императрицы Екатерины Алексеевны.

На подавление восстания Петербург двинул значительные силы. Русские войска и верные королю силы летом 1768 года заняли Бердичев, Бар, Львов и Краков. Одновременно началось восстание крестьян в западнорусских землях (Колиивщина). Их поддержали запорожские казаки. Поводом к восстанию стал подложный указ русской императрицы Екатерины II (т. н. «золотая грамота»), в котором повелевалось истреблять конфедератов, что часто зачитывали неграмотным крестьянам как «ляхов, униатов и жидов».

В результате польский террор вызвал ответную волну насилия — восставшие резали поляков и евреев. На деревьях развешивали поляков, евреев и собак с надписью: «Лях, жид, собака — вера однака». Восставших возглавили казаки Иван Гонта и Максим Зализняк (Железняк). Особенно кровавая резня произошла в Умани, куда, как в место наиболее укрепленное, стекались при появлении первых слухов о восстании паны и евреи. Паны договорились сдать Умань без боя на условии сохранения жизни шляхты, католиков и поляков вообще, неприкосновенности их имущества. Насчёт евреев и их имущества такого условия не было, их сдали. Евреев в западнорусских землях ненавидели не меньше, чем поляков, так как еврейские ростовщики закабаляли целые селения, высасывая из них все соки. Кроме того, евреи часто были польскими управленцами, и на них обращался весь гнев народа, за все несправедливости. Восставшие ворвались в город и стали резать евреев, но затем вошли в раж и перебили и шляхту. По польским данным, погибло до 20 тыс. человек. Видимо, эти данные сильно преувеличены.

Восстание помогло русским войскам, отвлекая силы Барской конфедерации. Многие конфедераты и богатые люди бежали на территорию Османской империи. Однако восстание не было в интересах Петербурга, где не могли поддерживать крестьянскую и казацкую вольницу. Поэтому русским войскам пришлось решать задачу ликвидации восстания. Восстание подавили хитростью. Генерал Михаил Кречетников пригласил казаков на штурм Могилева. Железняка, Гонту и других атаманов позвали на совещание и арестовали.

После ареста лидеров восстание было быстро подавлено. Железняка как подданного России и его товарищей заключили в Киево-Печерскую крепость, а затем сослали в Восточную Сибирь. Смертной казни в Российской империи не было, она полагалась только в исключительных случаях, по приговору военно-полевого суда. По одной из версий, Железняк смог сбежать и принял участие в крестьянской войне под началом Пугачева. К рядовым участникам восстания русские власти были милостивы, всех рядовых гайдамаков распустили по домам.

Гонта был выдан полякам и был приговорен к специальной, страшной казни, которая должна была длиться на протяжении двух недель и сопровождаться ужасными пытками (первые 10 дней с него должны были постепенно снимать кожу и т. д.). Однако на третий день пыток коронный гетман Ксаверий Браницкий не выдержал кровавого зрелища и приказал отрубить казаку голову.

Одним из любопытных последствий восстания в западнорусских землях и гражданской войны в Польше стала русско-турецкая война 1768—1774 годов. Противоречий между Россией и Турцией было множество, но поводом к войне стал совершенно неожиданный случай. Один из казацких отрядов (гайдамаков) под началом сотника Шило захватил селение Балта на турецко-польской границе. Шило вырезал всех местных поляков и евреев и отправился восвояси. Однако мусульмане и евреи из соседней турецкой деревни Галта ворвались в Балту и в отместку стали резать православных. Узнав об этом, Шило вернулся и атаковал Галту. После двухдневных столкновений казаки и турки пришли к взаимопониманию и даже помирились, договорились вернуть награбленное. Это могло стать обычным пограничным инцидентом, но в Стамбуле раздули проблему. Турецкое правительство объявило гайдамаков регулярными русскими войсками и потребовало у Петербурга вывести войска из Подолии, где шли бои с конфедератами. Русского посла Обрескова оскорбили и арестовали. В результате Порта использовала это дело как повод для войны с Россией. Началось очередное русско-турецкое противостояние.

Разложение польской государственности. Восстание Костюшко. Часть 2

«Рейтан — Падение Польши», картина Яна Матейко

Первый раздел Польши

Терпя поражение, Барская конфедерация обратилась за поддержкой к Франции и Турции. Но Турция в войне потерпела поражение, а Франция не смогла оказать значительной поддержки из-за своей удаленности от театра военных действий. В этом противостоянии хорошо проявилось разложение польского национального характера. Поляки уже не надеялись на свои собственные силы, а хотели победить Россию с внешней поддержкой. В этой войне они надеялись на помощь Франции, Турции и Австрии. После уничтожения польской государственности поляки будут надеяться на помощь Франции, поддержав Наполеона; во время Крымской войны и восстания 1863 года — на помощь Англии и Франции; во время Гражданской войны в России и советско-польской войны — на Антанту, в настоящее время они рассчитывают на НАТО и США…

Ситуация в самой Польше была тяжелой. Король и его сторонники с одной стороны боролись с конфедератами, с другой стороны — вставляли палки в колеса русским войскам, опасаясь, что те русские войдут в Польшу и останутся, заняв наиболее важные города и крепости. К тому же Россия должна была воевать с Османской империей, что ослабляло её силы в Речи Посполитой. Лучшие войска и командиры воевали с османами. Поэтому подавление восстания Барской конфедерации затянулось. Многие польские магнаты и паны, формально не поддержавшие Барскую конфедерацию и лояльные королю, заняли выжидательную позицию, ожидая исхода русско-турецкой войны. Да и многие королевские советники требовали распустить коронное войско, воюющее против конфедератов, и не поддерживать Россию.

Гражданская война в Польше усиливалась. Русские войска имели возможность контролировать только крупные города и крепости. Польские паны, которые и в мирное время были лихим народом, откровенно занимались грабежом. Единого командования над отрядами конфедератов не было. Польские руководители ссорились между собой. Организатор и маршалок Барской конфедерации Юзеф Пулавский бежал в Молдавию. Он был оклеветан перед турками Иоахимом Потоцким и Адамом Красинским, которые обвинили его в своих неудачах. Пулавский скончался в хотинской темнице (официально от болезни, но видимо, его убили). Сыновья Пулавского — Франтишек и Казимир, в сентябре 1769 года в битве под Ломазами потерпели поражение от русской армии под командованием Александра Суворова. Франтишек Пулавский погиб в бою, прикрыв своим телом старшего брата Казимира. Казимир бежал в Австрию и продолжил борьбу. После поражения конфедератов он бежал в Турцию, а затем во Францию, оттуда уехал в Америку и воевал на стороне американцев в войне за независимость США. Стал «отцом американской кавалерии».

Необходимо отметить антирусскую роль Австрии в это войне. Австрия давала убежище конфедератам на своей территории. Их штаб сначала расположился в Тешене в Силезии, затем в Прешове в Венгрии. Восстание возглавил Михал Пац и князь Кароль Станислав Радзивилл. Австрия хоть и дала возможность использовать свою территорию как базу, но все же не решилась открыто выступить против России. Кроме того, австрийцы первыми воспользовались слабостью Польши и начали оккупацию польских земель.

Франция, которая была удалена от России, действовала более откровенно и нагло. Надо сказать, что некоторые французы довольно хорошо оценили степень разложения польской «элиты». Так, в 1768 году первый министр Франции герцог Шуазёль направил к восставшим капитана Толеса со значительной сумой денег. Когда французский офицер познакомился с конфедератами поближе, он решил, что для Польши сделать уже ничего нельзя и не стоит тратить на поляков деньги и силы. В 1770 году Шуазёль отправил генерала Дюмурье. Однако и он сделал схожую оценку: «Изумительная роскошь, безумные издержки, длинные обеды, игра и пляска — вот их занятия!» Конфедераты имели сразу до десятка независимых вождей, интригующих друг против друга. Иногда даже воевавших между собой. Дюмурье попытался улучшить военную организацию конфедератов, но не добился большого успеха.

Конфедераты не могли противостоять регулярным войскам. Они грабили имения сторонников короля, совершенно опустошали простых крестьян. При этом в верхушке процветала коррупция, воровство. Вместо того, чтобы обучать солдат, офицеры все свободное время проводили в пирах и азартных играх. Конфедератов до поры, до времени спасало только то, что русское командование не имело достаточно сил, чтобы проводить масштабные операции по зачистке больших районов путем их окружения и тщательной проверки.

Дюмурье показал себя неплохим стратегом и составил план «освобождения» Польши. К началу 1771 года он собрал почти 60-тыс. армию. Маршалок великопольский Заремба и маршалок вышеградский Цалинский с 10-тыс. корпусом должны были наступать на варшавском направлении. Казимир Пулавский должен был действовать в Подолии. Великий гетман литовский Огинский должен был наступать в сторону Смоленска. Сам французский генерал с 20 тыс. пехоты и 8 тыс. конницы планировал захватить Краков и оттуда идти на Сандомир. Затем развить наступление на Варшаву или Подолию, в зависимости от успеха других отрядов.

Этот план имел бы шансы на успех, если бы под началом Дюмурье были не поляки, а французы, а противником шляхты был бы не Суворов, а какой-нибудь западноевропейский генерал. Дюмурье смог внезапным ударом захватить Краков и очистить Краковский округ. Против него направили Суворова с 1,6 тыс. солдат, по пути к отряду присоединилось ещё около 2 тыс. человек. 10 мая 1771 года Суворов атаковал конфедератов у Ландскроны. Как отметил сам Суворов, «польские войска не разумели своего предводителя», излишняя хитрость французского генерала только запутала поляков, и они проиграли бой. Дюмурье, возмущенный глупость поляков, уехал во Францию.

Пулавский попытался захватить важную крепость Замостье, но потерпел неудачу. 22 мая Суворов разбил Пулавского. В это время литовский гетман Огинский решил выступить на стороне конфедерации и двинулся к Пинску. Суворов немедленно выдвинулся ему навстречу. Русский полководец ранним утром 12 сентября нанес внезапный удар по полякам. Гетман ещё не успел толком проснуться, как его отряд был полностью разгромлен. Несколько сотен перебили, около 300-400 взяли в плен. Польская кампания стала для Суворова «звездной».

Франция прислала нового «координатора» — барона де Виомениля. С ним прибыло несколько десятков французских офицеров и унтер-офицеров. Виомениль решил сменить тактику и вместо масштабных наступлений перейти к отдельным акциям, которые должны были вдохновить польскую нацию на масштабное сопротивление. Сначала попытались выкрасть короля Понятовского, но акция провалилась. Затем в январе 1772 года отряд конфедератов смог внезапным рейдом захватить Краковский замок. Однако в апреле гарнизон капитулировал.

Разложение польской государственности. Восстание Костюшко. Часть 2

Столкновение конфедератов с русскими войсками

Гражданская война и развал польской государственности стали поводом для раздела Речи Посполитой. Пока русские и королевские войска гонялись за конфедератами, австрийцы без всяких заявлений захватили два староства с богатыми соляными копями. Земли объявили «возращёнными» на том основании, что они в 1402 году отошли Польше от Венгрии.

Пруссия ещё в 1769 году предложила России план раздела Польши. Однако Екатерина II Алексеевна тогда и слышать об этом не желала. В период с 1768 по 1770 гг. Петербург не планировал захватывать земли Речи Посполитой, хотя русские войска контролировали огромные польские территории. Тогда пруссаки стали действовать самостоятельно и под предлогом защиты своих владений от мора, который свирепствовал в Южной Польше, заняли приграничные области.

Понимая, что Польшу просто захватят без русского участия, Петербург решил, что раздел Речи Посполитой неизбежен. К тому же Россия была связана войной с Турцией и не могла конфликтовать с Австрией и Пруссией из-за Польши. В конце 1770 года Екатерина Алексеевна дала понять Пруссии, что вопрос подлежит обсуждению. К этому времени Пруссия и Австрия уже де-факто захватили часть польских земель.

После долгих согласований вопрос решили положительно. 6 (17) февраля 1772 года в Петербурге было заключено тайное соглашение между Пруссией и Россией. 25 июля (5 августа) такое соглашение было подписано и с Австрией. Пруссия получила всю Померанию, кроме Данцига с округом. Пруссии также отошла Вармия, Королевская Пруссия, округа и воеводства Поморское, Мальборское (Мариенбург) и Хелминское (Кульм) без Торуни, а также некоторые районы в Великой Польше. Всего Пруссия получила 36 тыс. кв. км, где проживало 580 тыс. жителей. Пруссия захватила наиболее развитые северо-западные земли Польши. В результате у прусаков оказалось до 80% оборота внешней торговли Польши. Пруссия ввела огромные таможенные пошлины, чем ускорила окончательный крах Речи Посполитой.

Австрия получила: Затор и Освенцим, часть Малой Польши, которая включала южную часть Краковского и Сандомирского воеводств, а также части Бельского воеводства и всю Галицию (Червонная Русь). Сам Краков остался за Польшей. Всего к Австрии присоединили 83 тыс. кв. км и 2 млн. 600 тыс. человек.

России отошли: часть Литвы (Литовского княжества), включая Ливонию и Задвинское герцогство, и часть современной территории Белоруссии до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Всего к России присоединили 92 тыс. кв. км с населением 1 млн. 300 тыс. человек. Собственно, Россия не захватывала земли, населенные этническими поляками. Были возвращены русские земли.

Соглашение держали в тайне до сентября 1772 года. В августе-сентябре русские, прусские и австрийские войска одновременно вошли на территорию Речи Посполитой и заняли области, которые были распределены заранее. Внезапность акции, а также неравенство сил и полная деморализация польской «элиты» привели к тому, что раздел прошёл без войны. Речь Посполитая была сохранена как государство. В апреле 1773 года удалось созвать чрезвычайный сейм, который заседал до сентября 1773 года. Союзные государства заставили польский сейм утвердить три отдельных договора, которые закрепляли раздел части территорий Речи Посполитой.

Разложение польской государственности. Восстание Костюшко. Часть 2


Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 11
  1. Trapper7 26 марта 2014 08:48
    Ага, делили все, а ненависть у ляхов осталась только к России. Германию с Австрией нелюбить нельзя. Нетолерантно))))
    1. Turkir 26 марта 2014 12:10
      Самое грустное, что в русской части Польши, газеты, школы, администрация, были на польском языке! В австрийской и прусской части Польши, официальным языком был немецкий, ни в каких школах, университетах и газетах польского языка вообще не было.
      1. Trapper7 26 марта 2014 15:48
        Цитата: Turkir
        Самое грустное, что в русской части Польши, газеты, школы, администрация, были на польском языке! В австрийской и прусской части Польши, официальным языком был немецкий, ни в каких школах, университетах и газетах польского языка вообще не было.

        Меня это тоже всегда удивляло. Ведь сделали же неплохие довольно таки условия. И сейм оставили. Очень большая автономия была у ляхов. В тех условиях - идеал для сохранения польской культуры. И против нас же восстали. Странно все это.
  2. parusnik 26 марта 2014 09:32
    Поляков история ничему не учит
  3. svskor80 26 марта 2014 09:59
    Не только поляков история не учит, Украина кажется той же проторенной дорожкой пошла. Разума когда люди лишаются то это грустно.
  4. AVIATOR36662 26 марта 2014 10:16
    Цитата: Trapper7
    Ага, делили все, а ненависть у ляхов осталась только к России. Германию с Австрией нелюбить нельзя. Нетолерантно))))

    Православная вера России-вот что в первую очередь отделяет(разделяет) нас от Запада. Ну а статья замечательным образом показывает,что разделы стран были и могут быть бескровными.
    AVIATOR36662
  5. ehomenkov 26 марта 2014 11:39
    огромное спасибо за статью - с нетерпением жду продолжения...стали понятны склочность и кичливость некоторых членов моей семьи -пся крэв...
    1. Rider 26 марта 2014 13:09
      Цитата: ehomenkov
      .стали понятны склочность и кичливость некоторых членов моей семьи -пся крэв.

      в таком случае вам не стоит показывать им эту статью.

      так и до развода недолеко.

      laughing
  6. Turkir 26 марта 2014 12:51
    Спасибо за статью. Своевременно и чётко.
  7. Jurkovs 26 марта 2014 12:53
    Россия напрасно приняла участие в разделе Польши. Вместе с отошедшими к России территориями по первому разделу автоматически стали подданными России 300 тысяч евреев, до тех пор фактически не проживавших на территории России и сразу же возник еврейский вопрос. Потом было не желание евреев заниматься любым видом деятельности кроме коммерции. Массовое владение евреями шинков на территории Западной Белоруссии и начало спаивания русского народа. Нежелание платить налоги государству напрямую а стремление сделать это через кагалы. Много чего. Потом массовое участие евреев в русской революции, которую, из-за засилья евреев в верхах, впору было назвать еврейской. Засилье евреев в высших органах государства, партии, ЧК и так далее, напрямую связано с перегибами в "красном терроре", коллективизации, уничтожение русского духовенства и так далее. В эпоху культурной революции, из-за невозможности учиться в университетах потомков бывших имущих классов, и не способности по малограмотности потомков гегемона, доля евреев в университетах доходила до 70%. Это привело к тому, что нарождающаяся советская интеллигенция стала по преимуществу еврейской, что внесло серьезные искажения в русское национальное культурное ядро. И последнее: массовый исход советской еврейской интеллигенции в 70-е годы в Израиль, нанес серьезный удар по советской высшей школе и качестве национального образования. Хай бы жила себе Польша и нам было бы счастье.
  8. revnagan 26 марта 2014 14:14
    Творчески использовали восстание казаков и крестьянства Украины ,вероломно,обманом захватили вожаков восстания,Гонту выдали на жуткую смерть-отблагодарили,так сказать за помощь.
    1. xan 26 марта 2014 15:54
      Это реалполитик.
      Самым сильным человеком Польши был русский посол князь Репнин, а не австрийский или прусский послы. Там даже в театрах не начинали представления даже в присутствии короля, пока не появлялся русский посол. Разумеется это не просто так. Екатерине явно нужна была вся Польша, контролируемая ее сердечным другом Станиславом Августом Понятовским, поэтому она и больше всех старалась. Сторонники короля Польши были ее союзниками. Зачем из-за Гонты и Железняка консолидировать поляков на антирусских позициях? Да и русским подданным украинцам сохранили жизнь и отпустили по домам, а Железняка сослали в Сибирь. Расплатился за все Гонта, но это по взрослому, иначе бы пришлось всю объединенную Польшу нагибать, а это совсем другие жертвы.
      xan
  9. ДимЯн 26 марта 2014 18:05
    Да..... Нужен второй 1795 год.
  10. rezident 27 марта 2014 01:43
    Сколько бодались но независимость получили. Однако крепкие ребята
    rezident
  11. ФРЕГАТ2 27 марта 2014 04:39
    обращаюсь к автору. вам не надоело недоисторией заниматься?
    ФРЕГАТ2

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня