Разложение польской государственности. Восстание Костюшко

Разложение польской государственности. Восстание Костюшко

220 лет назад, 24 марта 1794 года, спустя год после Второго раздела Польши между Россией и Пруссией, началось восстание на территории Речи Посполитой. Тадеуш Костюшко торжественно объявил в Кракове о начале освободительного восстания, и тогда же был оглашен Акт восстания. Костюшко был провозглашен диктатором республики, верховным главнокомандующим, получив всю полноту власти в стране.

Восстание привело к окончательной ликвидации польской государственности. В 1795 году состоялся Третий раздел Речи Посполитой. Россия вернула значительную часть западнорусских земель. Коренные польские земли, населённые этническими поляками, отошли Австрии и Пруссии. Так, завершился длительный процесс разложения польской государственности. Внутренние проблемы Речи Посполитой стали главными предпосылками в процессе крушения Польши.

Разрушение польской государственности


Польша в XVIII веке достигла пика своего разложения. Особенности польской системы управления привели к тому, что великая держава постепенно подпала под влияние своих соседей. Короля в Польше выбирали паны, поэтому после смерти короля часто началась смута, когда различные партии предлагали своих кандидатов. Франция, Австрия, Пруссия и Россия плели свои интриги, стараясь посадить на трон своего кандидата.

Так, после смерти короля Августа II (1 февраля 1733 года), началась борьба за трон. Август Сильный, со времен Северной войны был союзником России, и Петербург хотел сохранить дружественные отношения с Речью Посполитой, посадив на польский престол дружественного Российской империи претендента. Франция уже давно плела интриги и хотела посадить на трон Станислава Лещинского, который был уже королем Польши в 1704-1709 гг., воюя против России на стороне шведского монарха Карла XII. Его дочь Мария была женой французского короля Людовика XV. Австрия предложила кандидатуру португальского принца. Все державы отправили в Варшаву значительные суммы на подкуп панов.

Петербург потребовал от Варшавы исключить Станислава Лещинского из числа кандидатов на польский престол. Однако могущественные магнаты Потоцкие (после смерти Августа первым лицом Речи Посполитой был архиепископ Гнезненский Федор Потоцкий) обладали «административным ресурсом», да и Париж прислал на подкуп панов 3 млн. ливров золотом, поэтому большинство сейма выбрало Лещинского. Сам Лещинский тайно прибыл в Варшаву, чтобы сразу занять престол. Одновременно Париж направил к польским берегам «группу поддержки» - 9 линейных кораблей, 3 фрегата и корвет под началом графа Сезара Антуана де ля Сюзерна. Узнав о «правильном выборе» польской знати, французскую эскадру отозвали.

В ответ Петербург решил ввести в Польшу «ограниченный контингент» войск - 18 полков пехоты и 10 полков кавалерии, плюс иррегулярные силы. Войска возглавил губернатор Лифляндии Пётр Ласси. В самой Польше русские войска поддержали противники Лещинского, которые создали свою конфедерацию. Конфедерацией в Польше называли временные объединения вооружённой шляхты.

20 сентября Ласси занял предместье Варшавы – Прагу. 22 сентября Лещинский сбежал из Варшавы в Данциг. 24 сентября противники Лещинского выбрали себе короля – Фридриха-Августа, курфюрста саксонского, сына покойного короля. Он занял трон под именем Августа III.

Война за польское наследство продолжалась до 1735 года. Станислав Лещинский засел в Данциге, надеясь на помощь Франции. Осада Данцига затянулась с февраля до июня 1734 года (Генерал-фельдмаршал Христофор Антонович Миних: осада Данцига). Это было связано с нехваткой сил – армия гонялась за польскими отрядами, и отсутствием осадной артиллерии в начале осады. Попытки французской эскадры помочь крепости провалились. Высаженный французскими кораблями десант не смог прорваться к городу, частью был блокирован и сдался. Поэтому Данциг капитулировал. Станислав Лещинский смог сбежать, переодевшись простолюдином.

Эта война стала хорошим показателем разложения польской «элиты». Большая часть богатых панов и мелкой шляхты выступили на стороне Станислава Лещинского, они набрали значительные силы. Но не могли помочь осажденному Данцигу, так как в основном занимались грабежом имущества сторонников Августа. Польские воины старались избегать столкновения с русскими войсками, они их только тревожили. Собирались большими толпами около расположения русских частей, жгли поместья своих соотечественников, которые были в другом лагере, говорили о желании дать сражение русским. Но как только русские войска появлялись, поляки сразу бежали или после нескольких орудийных выстрелов. Как отмечали современники, в этой войне 300 русских никогда не сходили с дороги, чтобы избежать встречи с 3 тыс. поляков. Они всегда их били. При этом поляки не боялись драться с саксонцами, которых они презирали и часто били. К русским же они «питали сильный страх».

Значение Польши при правлении Августа III (1734 — 1763) ещё больше упало. Он, как и его отец, предпочитал больше жить в тихой Саксонии, чем в буйной Польше. К тому же новый король не обладал политическими способностями отца, но унаследовал от него его страсть к роскоши и искусству. Тратил громадные суммы на приобретение картин Дрезденской галереи и других знаменитых музеев, содержание блестящего двора. К тому же казну расхищали высшие сановники. Так, главой правительства был тщеславный и жадный Генрих фон Брюль. С помощью своих ставленников он производил разорительные для страны операции со свидетельствами об уплате податей, министерство юстиции погрязло в коррупции. Огромные суммы денег министр тратил на придворный штат короля, и еще большие на свой собственный. Брюль платил своей почетной страже лучше, чем монарх, содержал 200 человек прислуги и давал самые роскошные обеды. В результате казна была пуста. К тому же Август вёл неудачные войны с Пруссией, потерпел ряд жестоких поражений.

Разложение польской государственности. Восстание Костюшко

Август III

Сеймы также не могли оказать благотворное влияние на развитие страны. Во-первых, не было сильной исполнительной власти, которая бы могла реализовать решения сеймов. Во-вторых, принцип единогласия при принятии решений («Свободное вето» - лат. Liberum veto), приводил к блокированию большинства предложений и парализовал работу сейма. С 1652 по 1764 гг. из 55 сеймов было сорвано 48. Причем треть из них была сорвана голосом всего одного депутата. Плачевное положение финансов Речи Посполитой характеризует то факт, что в 1688 году чеканку монеты просто прекратили.

Одновременно единство страны подрывало католическое духовенство, которое требовало новых ограничений в правах православных и протестантов. В результате Речь Посполитая так и не смогла создать единую державу. Западнорусское население не стало полноправным в Польше и смотрело на восток, на Россию. Православные и протестанты составляли до 40% населения страны, поэтому их притеснение подрывало единство Речи Посполитой. Панский гнет и религиозные преследования по-прежнему вызывали восстания в западнорусских областях.

Деградация государственности, проблемы в экономике и финансах привели к серьёзному ослаблению военной мощи Польши, которая некогда была серьёзной военной державой. Речь Посполитая практически проспала новые тенденции в военном деле. Существенно возросла эффективность ружейного и артиллерийского огня, коренным образом изменилась тактика боя. Решающую роль в войнах стала играть пехота, поддерживаемая полевой артиллерией. Роль кавалерии снизилась. В результате храбрая и довольно умелая польская конница оказалась неспособной противодействовать регулярным армиям Пруссии и России.

Это привело к тому, что в XVIII столетии Польша буквально стала «проходным двором» для армий соседних держав. На польской территории годами воевали армии Швеции, России, Саксонии, Пруссии и Османской империи при поддержке войск Крымского ханства.

Понятно, что резко усилившаяся Россия не могла остаться равнодушной к такой ситуации на своей западной границе. Деградация Польши привела к тому, что по её территории спокойно разгуливали вражеские армии, используя польскую территорию как плацдарм для удара по России. Так, крымские татары регулярно проходили по землям Южной Польши и зачастую переходили оттуда на русские земли. Да и сама Варшава в любой момент могла присоединиться к врагам России. Во время Северной войны Станислав Лещинский воевал на стороне Швеции. На Польшу оказывала огромное влияние враждебная России Франция. Да и усиление Австрии и Пруссии за счёт Речи Посполитой ничего хорошего России не давали. Нельзя забывать и том, что Варшаве принадлежали огромные территории, которые некогда входили в состав Руси. Они по-прежнему были населены русскими людьми. Понятно, что было бы глупо не пытаться изменить ситуацию на западных рубежах в свою пользу.

Кроме того, у Петербурга имелись и другие, более мелкие претензии к Речи Посполитой. Так, в 1753 году провели изучение местности и выяснили, что около 1 тыс. квадратных вёрст русской земли незаконно остались в польском владении. Они относились к России по Вечному миру 1686 года и должны были входить в Стародубский, Черниговский и Киевский полки. Это дало повод к постоянным спорам. Поляки самочинно заселили 10 городов Правобережья, которые по договору 1686 г. были признаны спорными и поэтому не подлежали заселению. Польский сейм до 1764 года вообще отказывался ратифицировать Вечный мир 1686 года. К тому же Польша была последней из европейских держав, которая не признала за Россией императорского титула, который Пётр Великий принял в 1721 году.

Омрачала отношения двух славянских держав и проблема бегства русских крестьян в Польшу. Тысячи русских людей бежали в Польшу. Только в районах западнее Смоленска приняли около 120 тыс. человек. Это противоречие не должно удивлять. В Польше действительно притесняли православное население, да польские паны весьма жестко закрепостили местных крестьян (хлопов). Однако крестьяне и дезертиры из русской армии (опять же крестьяне) бежали в Польшу. Причин тут несколько. Во-первых, польские паны по разному относились к своим старым хлопам и беглым «москалям». Новоприбывшие первоначально получали некоторые льготы, чтобы их не отпугивать. Беглых солдат вообще могли зачислить в свои частные войска. Во-вторых, в России в XVIII столетии окончательно оформилось классическое крепостное право. Крестьяне теряли свои прежние вольности и отвечали бегством, волнениями. При Екатерине II, когда система общего служения всего народа (дворян и крестьян) государству была извращена, вообще вспыхнула настоящая крестьянская война. В-третьих, шли постоянные войны, было много дезертиров.

В результате на границе обстановка была сложной. В приграничных с Российской империей районах скопились тысячи разбойников, которые регулярно совершали набеги за кордон. Паны или закрывали на это глаза, так как разбойники с ними делились, или это были их отряды, составленные из беглых солдат.

Действия Екатерины Великой

Надо отметить, что Москва и Петербург при Романовых особо и не стремились стать «собирателями русских земель». Если русские государи династии Рюриковичей от Ивана III до Ивана Грозного пытались воссоединить все русские земли, которые были составе Древней Руси, то Смута прервала этот процесс. Михаил Фёдорович только хотел вернуть земли, которые Польша отняла во время Смуты, но потерпел поражение под Смоленском. Царь Алексей Михайлович отказался поддержать натиск казаков в Причерноморье и довольно долго не хотел вмешиваться в дела Речи Посполитой, когда там началось восстание Богдана Хмельницкого. Только когда восстание приняло характер освободительной войны и привело к большим успехам, в Москве обратили на него внимание.

Петр Алексеевич вообще забыл о западнорусских землях. В ходе Северной войны Польша была в таком ужасном состоянии и к тому же перешла на сторону Швеции, что для возвращения значительной части западнорусских земель не нужно было ни одного русского солдата. С этой задачей бы легко справились казаки. Однако Пётр тратил все силы для того чтобы прорубить «окно в Европу», а прорубив его даже не стал брать значительную часть Финляндии и Прибалтики, хотя мог. К тому же он мечтал утвердиться в Германии. Ради этого покровительствовал германским баронам и организовал серию династических браков с правителями германских государств.

Анну Иоанновну и Елизавету Петровну также больше интересовали германские и вообще западноевропейские дела, чем проблема воссоединения Руси. Елизавета даже присоединила к России Восточную Пруссию, только её смерть остановила этот процесс. Только Екатерина II поняв бесперспективность русского вмешательства в дела Германии, стала активно работать на польском направлении. Она даже отказала за своего сына Павла от наследственных прав в Голштинии. Мудрая женщина стала постепенно очищать государственный аппарат от засилья немцев, заменяя их русскими, в крайнем случае, талантливыми представителями других наций. Ни один из многочисленных немецких родственников Екатерины Алексеевны не получил ответственной должности в империи.

В конце 1750-х годов король Август III стал часто болеть. Польские магнаты задумались о его преемнике. Сам король хотел передать трон своему сыну Фридриху Кристиану. Саксонскую партию возглавили глава правительства Брюль, великий маршал коронный граф Мнишек, гетман Браницкий и могущественный род магнатов Потоцких.

Против них выступил клан Чарторыских (Чарторыйских). Они вели происхождение от сына великого князя Ольгерда. Чарторыские предлагали провести ряд реформ в Польше. Главной из них была передача трона династии Пястов, первой польской княжеской и королевской семье, которая правила в Кракове до 1370 года, когда скончался король Казимир III. Законных потомков этой династии не было и Чарторыские к ней отношения не имели, но в Петербурге закрыли на этого глаза и поддержали идею. В России были готовы поддержать любого лояльного магната. Политическая группировка Чарторыских получила название «Фамилия».

Чарторыских поддержал и Станислав Понятовский, воевода Мазовецкий и каштелян Краковский. Станислав Понятовский, как и подавляющее большинство польских магнатов, не имел моральных принципов, и действовал исключительно из соображений собственной выгоды. В молодости он примкнул к королю Лещинскому, и в Полтавском сражении воевал на стороне шведов. Затем Понятовский вместе со шведским королем бежал в Османскую империю, где они оба подстрекали султана начать войну с Россией. Увидев, что карта Лещинского бита, уехал к королю Августу II. Его карьерному росту способствовала женитьба на дочери Казимира Чарторыского. После смерти короля Августа II Понятовский даже пытался пролезть в короли. Поняв, что королем ему не быть, снова поставил на Лешинского и оказался с ним в осажденном Данциге. Но снова проиграл. После утверждения королем Августа III примкнул к «Фамилии» Чарторыских, став одним из главных советников нового короля.

Головокружительную карьеру сделал четвёртый сын каштеляна краковского - Станислав Август Понятовский. Он много путешествовал по Западной Европе, долгое время провёл в Англии и стал протеже английского посла при саксонском дворе Чарльза Хэнбери Вильямса. В 1755 году Вильям был назначен послом в Петербург и взял с собой и молодого Понятовского. После бесплодных попыток найти подходы к императрице Елизавете Петровне и будущему императору, британец обратил внимание на Екатерину. Понятовский стал фаворитом великой княгини. Даже когда Вильямс покинул Петербург, Понятовский остался. Причем его связь с великой княгиней не была тайно даже для мужа - Петра. Тот не испытывал к жене никаких чувств и они даже вчетвером (с любовницей Петра) кутили. Петр и Понятовский в этот период были приятелями. Только когда слухи пошли по столице и французский посол стал отрыто потешаться над ситуацией, императрица Елизавета выслала Понятовского из России. После его отъезда Екатерина продолжала с ним переписываться.

После государственного переворота 28 июня 1762 года, когда Петра свергли, и трон заняла Екатерина, Понятовский хотел вернуться, но его остановила императрица. Она сообщила, что приезжать в Россию опасно, Понятовского могли просто убить. Место у Екатерины заняли братья Орловы. Могла возникнуть и негативная реакция дворянства – поляк у трона русской императрицы был бы слишком сильным раздражителем.

В это время в Польше усилилось противостояние «Фамилии» и придворной партии. Чарторыские обвиняли в злоупотреблениях «саксонских» министров и чиновников. Придворная партия пригрозила магнатам арестом. В ответ Екатерина пообещала Варшаве «населить Сибирь» врагами России и «спустить запорожских казаков», которые хотят отомстить за оскорбления, понесенные от польского короля. Одновременно русская императрица попросила русского посла сдержать рьяность Чарторыских. Армия не была готова к войне, финансы были в расстройстве.

Здоровье короля Августа III продолжало ухудшаться. 3 февраля 1763 года в Петербурге прошел государственный совет. Почти все сановники выступили за «Пяста». Только граф Бестужев-Рюмин пытался поддержать кандидатуру сына умирающего короля. Совет решил сосредоточить 30-тыс. армию на границе с Речью Посполитой и держать наготове ещё 50 тыс. солдат.

5 октября 1763 года Август III скончался. Гетман Ян Клеменс Браницкий поднял коронное войско, которое поддержали саксонские отряды. В ответ «Фамилия» попросила Екатерину оказать им военную помощь. Сначала к резиденции коронного гетмана в Белостоке решили направить небольшой отряд, который уже находился в Речи Посполитой. Около 1,5-2 тыс. солдат охраняли склады, оставшиеся после Семилетней войны. В начале апреля 1763 года в Речь Посполитую ввели дополнительные силы. Первая колонна под командованием князя М. Н. Волконского шли через Минск, вторая под началом князя М. И. Дашкова – через Гродно. 10 (21) апреля 26 польских магнатов отправили Екатерине письмо, в котором полностью поддержали ввод русских войск.

31 марта (11 апреля) в Петербурге был подписан русско-прусский оборонительный договор. Пруссия обязывалась выплачивать России ежегодные субсидии (400 тыс. рублей в год) в случае её войны с Крымским ханством или Турцией. Королем в Польше договорились избрать Станислава Понятовского. Пруссия и Россия договорились соблюдать действующий порядок и законы в Польше. «Диссиденты» (православные и протестанты) должны получить прежние права и вольности.

В конце апреля в Варшаву на конвокационный сейм стали съезжаться сенаторы, депутаты и паны. Конвокационным сеймом (от лат. convocatio - созыв) в Польше называли сейм, который созывал после смерти короля гнезненский архиепископ (примас Польши), первый по рангу среди сенаторов, выполнявший во время «бескоролевья» королевские функции. Задачей конвокационного сейма было поддержание порядка до избрания нового короля. Само избрание производилось на другом, т. н. элекционном (выборном), сейме.

Многие прибывали со своими частными отрядами. Так, воевода виленский князь Карл Радзивилл привел 3-тыс. отряд. Поблизости расположились и русские войска. 26 апреля (7 мая) сейм открылся. Варшава в это время была разделена на две враждебные партии, готовые к бою. Саксонская партия подала протест в связи нахождением русских войск. Хотели сорвать начало сейма, но не вышло.

Успеху России, Пруссии и «Фамилии» способствовала и смерть преемника Августа – Фридриха Христиана. Фридрих Кристиан стал саксонским курфюрстом в октябре 1763 года, но уже после всего двух месяцев правления скончался от оспы. Главным противником Станислава Понятовского теперь мог стать только гетман Браницкий.

В июне 1764 года завершился конвокационный сейм. Маршалком коронной конфедерации избрали князя Чарторыского, воеводу русского. Сейм постановил не допускать иностранных кандидатов и выбирать только из польских шляхтичей. К тому же сейм, в благодарность за поддержку Петербурга, признал за Екатериной императорский титул.

Отряды Радзивилла и Браницкого потерпели поражение от русских войск. Оба магната бежали за пределы Польши. Под давлением русского и прусского послов первым кандидатом на престол стал Станислав Понятовский. В августе 1764 года спокойно прошел избирательный сейм. Графа Понятовского единогласно избрали королем под именем Станислав II Август Понятовский. Таким образом, Речь Посполитая оказалась под контролем России и Пруссии.

Разложение польской государственности. Восстание Костюшко

Станислав II Август Понятовский

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4
  1. parusnik 24 марта 2014 09:59
    великая держава постепенно подпала под влияние своих соседей по собственной глупости..в Польше каждый себе пан..нет первых среди равных,та же хрень и на Украине сейчас..
  2. sv68 24 марта 2014 13:26
    с такими друзьями как польша-врагов не надо.на каждую нашу ложку мёда мы получаем от них бочку дерьма
  3. 225chay 24 марта 2014 13:29
    Всегда очень интересные статьи у Самсонова! Единственное если можно попросить у автора писать их несколько покороче... Плиз )
    225chay
    1. xan 24 марта 2014 16:03
      да у него и так практически не одного лишнего слова нет, и явно дофига пропущено много незначительных, но характерных и интересных событий.
      xan
  4. omsbon 24 марта 2014 14:34
    Еще Польска не сгинела - но дала уже душок!

    Никогда на Польшу нельзя было положиться, лгуны и пустобрехи!
  5. kin 24 марта 2014 21:14
    Ну, положим, государство не было чисто польским...

    А где же Костюшко?
    kin

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня