Америка против Англии. Часть 5. На распутье

Америка против Англии. Часть 5. На распутье

Поджог Рейхстага


В феврале 2014 года на Украине в результате государственного переворота впервые за всю послевоенную историю Европы к власти пришли неонацисты. Как и в случае с Гитлером, за ними вновь стоят Америка и Европа. Остается надеяться, что столь откровенное выступление нацистов в современной Европе не только встретит достойный отпор, но и послужит предупреждением для неонацистских поползновений в странах Прибалтики.

В январе 1933 года перед Гитлером встали две неотложные задачи. Первым делом ему было необходимо утвердить власть нацистов в Германии. Вторым — определиться со своим стратегическим выбором. Заключать ли ему союз с Великобританией против Советского Союза, либо с Советским Союзом против Великобритании.


«В январе 1933 года Гитлера сделали канцлером — правда, что он и его сподвижники реально взяли власть, это пока не означало» (Препарата Г.Д. Гитлер, Inc. Как Британия и США создавали Третий рейх // http://litrus.net/book/read/103531?p=70). Для захвата власти во всей ее полноте «1 февраля 1933 г. был досрочно распущен парламент и назначены новые выборы на 5 марта» (Экономическая история зарубежных стран: Учеб. пособие: 3-е изд., доп. и перераб. — Минск: Интерпрессервис: Экоперспектива, 2002. — С. 315). «2 февраля всякие митинги или демонстрации германской Коммунистической партии были запрещены, и по всей Германии началось изъятие припрятанного оружия, принадлежащего коммунистам» (Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991// http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/1_05.html). Невзирая на репрессии своих политических противников при обеспечении себе большинства в рейхстаге нацисты стремились «придать своему правлению определенную респектабельность» (Экономическая история зарубежных стран. Указ. соч. — С. 315).

15 февраля 1933 г. на Ф. Рузвельта при посещении им Майами было совершено покушение Джузеппе Зангара — безработным каменщиком, итальянцем по происхождению. Смертельно был ранен мэр Чикаго Чермак, еще четыре человека получили ранения. Рузвельт остался невредим. «Что это, случай или первый выстрел в вооруженной борьбе за власть?» — вопрос не праздный в тогдашней до предела наэлектризованной атмосфере» (Яковлев Н.Н. Неизвестный Рузвельт. Нужен новый курс!// http://www.litmir.net/br/?b=195390&p=42).

17 февраля 1933 года Гувер потребовал от Рузвельта заверений, что «не будет инфляции и бюджет останется сбалансированным, правительство не возьмет на себя финансирование просроченных закладных фермеров, не будет давать займов муниципалитетам на общественные работы. … Гувер признался в частном письме: «Если вновь избранный президент сделает эти заявления, он ратифицирует основную программу республиканской администрации и 90 процентов так называемого нового курса будет отброшено». …Рузвельт отказался» (Яковлев Н.Н. Там же). Стабилизация американской, а вслед за ней и мировой экономики выбивала почву из под ног нацистов, требовала скорейшей узурпации ими власти и отмены выборов.

«20 февраля на узком совещании с крупнейшими промышленниками — Круппом, Феглером, Бошем и др., Геринг заверил монополистов, что если фашисты одержат победу на выборах, то «это будут последние выборы в Германии на 10 лет, а может быть, и на 100 лет». Монополисты поддержали фашистов и морально, и финансами. В их поддержку организовывались митинги, демонстрации, факельные шествия. За 5 дней до выборов, в ночь с 27 на 28 февраля, был организован поджог рейхстага с целью скомпрометировать политических соперников — коммунистов. По этому делу было арестовано 10 тыс. человек, в том числе знаменитый Георгий Димитров, блестяще защитивший себя и оправданный немецким судом.

На следующий после поджога рейхстага день чрезвычайным декретом президент отменил важнейшие демократические права и свободы: были запрещены коммунистическая и социал-демократическая печать, ликвидированы неприкосновенность личности, свобода слова, собраний, печати. Однако, несмотря на террор, демагогию и махинации при подсчете голосов, против фашистов проголосовали 22 млн., т.е. более половины избирателей» (Экономическая история зарубежных стран. Указ. соч. — С. 315). За нацистов проголосовало 17,27 млн. избирателей или 43,91 %. В итоге из 647 мандатов им досталось только 288.

Заняв 4 марта 1933 г. Белый дом Ф.Д. Рузвельт предложил США «серию либеральных реформ, известных как «новый курс». Теоретическую основу «нового курса» составили воззрения английского экономиста Дж.М. Кейнса о необходимости государственного регулирования капиталистической экономики для обеспечения бесперебойной работы рыночного механизма. … Девальвация доллара, изъятие монетного золота из частных рук, обеспечение доступа к кредиту способствовали повышению цен и создали механизм инфляционного развития американской экономики, одновременно давая тем самым в руки государства средства для проведения реформ в других отраслях хозяйства» (Экономическая история зарубежных стран. Указ. соч. — С. 291-292, 294).

«Между тем не стоит забывать о сыгравшей немалую роль в выходе США и Англии из кризиса помощи этих стран нацистской Германии. США помогли Германии в организации производства как обычного высокооктанового, так и синтетического горючего, каучука, алюминия, магния, никеля и других стратегических материалов, активно обменивались всевозможной технической информацией, развивали германское авиа- и автостроение». …От американских монополий не отставали и английские. Англия занимала второе место после США по капиталовложениям в Германии» (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. В 6 т. Т. 1. Подготовка и развязывание войны империалистическими державами. — М.: Военное издательство министерства обороны СССР, 1963. — С. 32-35).

На международной конференции по сокращению и ограничению вооружений, созванной по решению Совета Лиги Наций 2 февраля 1932 в Женеве Франция добивалась сохранения своего военного превосходства над Германией, Великобритания — сохранения лидирующих позиций и морского могущества, Германия требовала равенства в вооружениях. «Её проект поддерживали США и Англия, которые полагали, что для сохранения равновесия в Европе нужна сильная Германия, способная противостоять Франции, но главным образом Советскому Союзу». (Протопопов А.С., Козьменко В.М., Елманова Н.С. История международных отношений и внешней политики России (1648-2000). Учебник для вузов/ Под ред. А.С. Протопопова. — М.: Аспект Пресс, 2001. — С. 126).

Французский «план Тардье» предусматривал создание под эгидой Лиги Наций международной армии, в которой руководящая роль принадлежала бы Франции. В ответ 16 марта 1933 года Англия выдвинула план, получивший свое название по имени своего автора и вдохновителя — Макдональда. Численность французской и германской армий подлежала уравниванию. Причем если французская армия с 500 тысяч человек сокращалась до 200 тысяч, то германская со 100 тысяч соответственно увеличивалась до такого же размера. Сокращению подлежали французское тяжелое вооружение и авиация. В результате Великобритания и США получали большие преимущества в военно-морских и военно-воздушных силах.

В свою очередь 18 марта 1933 года Муссолини в Риме вручил английскому премьер-министру Макдональду и министру иностранных дел Саймону «проект договора между Италией, Германией, Англией и Францией. Проект предусматривал возможность пересмотра мирных договоров, признание равенства прав Германии в области вооружений и принятие аналогичного решения в отношении Австрии, Венгрия и Болгарии, проведение политики сотрудничества четырёх держав во всех европейских и внеевропейских вопросах, в т.ч. и колониальных, а также воздействие участников пакта на другие европейские страны» (Дипломатический словарь//
http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/927/%D0%9F%D0%90%D0%9A%D0%A2).

«Пакт четырех» был реальной альтернативой гитлеровскому плану англо-германо-итальянского союза для свержения Великобритании с политического олимпа. Позднее вновь был реализован в результате Мюнхенского сговора. «Американский автор Фарниа, опираясь на материалы секретных архивов госдепартамента и опубликованные дипломатические документы США и Англии, пришел к выводу: содержащиеся в этих источниках сведения «почти не оставляют места для сомнений, что происхождение «Пакта четырех» связано первоначально с правительством Макдональда» (Овсяный И.Д. Тайна, в которой война рождалась. — М., Политиздат, 1971// http://militera.lib.ru/research/ovsyany/02.html).

По мнению Игоря Овсяного, «легко в статье I различить четырехгранное острие, направленное против Советского Союза. Задуманная Форин оффисом дипломатическая комбинация сводилась к следующему: фашистские державы — участницы пакта возьмут на себя задачу спасти Европу от «большевистской опасности». Западные же демократии обязуются щедро вознаградить своих наемников. Статья II устанавливала фактически, что оплата должна производиться чужими землями и чужой свободой под предлогом «пересмотра» версальских границ.

Правда, там содержалась ссылка на Устав Лиги наций. Но, поясняя подлинный смысл статьи статс-секретарю германского МИД Бюлову, итальянский посол в Берлине Черрути сообщил: идея пакта заключалась в том, чтобы «осуществить ревизию [мирных договоров] посредством соглашения между четырьмя державами, имея в виду, что затем это будет только подтверждено Лигой наций». Статья III являлась наиболее одиозной и в свете дальнейших событий, нельзя не сказать, наиболее преступной. Она предусматривала «подарок» Гитлеру, о котором тот не смел тогда и мечтать. Западные державы соглашались на ликвидацию военных ограничений Версаля» (Овсяный И.Д. Там же).

Неудивительно, что «характеризуя позицию правящих кругов Англии, советское полпредство в Лондоне сообщало в Москву 25 апреля 1933 г., что за последние месяцы в них усиливаются «тенденции к активизации идеи о создании антисоветского фронта. Эти тенденции вырастают... на почве торжества гитлеризма в Германии, растущей агрессивности Японии на Дальнем Востоке». Политика Англии сводится к тому, чтобы «ударить кулаком в русском вопросе». Это был курс на сколачивание «священного союза» с целью ликвидации Советского государства.

Лорд Ллойд говорил, излагая планы английской правящей верхушки: «Мы предоставим Японии свободу действий против СССР. Пусть она расширит корейско-маньчжурскую границу вплоть до Ледовитого океана и присоединит к себе дальневосточную часть Сибири... Мы предоставим Германии свободу вооружения... Мы откроем Германии дорогу на восток и тем обеспечим столь необходимую ей возможность экспансии. Таким образом можно будет отвлечь от нас Японию и Германию и держать СССР под постоянной угрозой». В беседе с английским послом в Москве лордом Чилстоном нарком иностранных дел СССР счел необходимым обратить его внимание на эти антисоветские высказывания лорда Ллойда, означавшие натравливание Японии и Германии против СССР. Подобные же мысли, отмечал нарком, высказывают «Морнинг пост», «Дейли мейл», «Дейли экспресс» и другие английские газеты» (Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. — М.: Международные отношения, 1979// http://militera.lib.ru/research/sipols1/01.html).

«В марте 1933 года, после демонстрацией Польшей своей военной силы в Данциге, маршал Пилсудский высказал французам мысль о желательности совместной превентивной войны против Германии» (Ширер У. Взлет и падение третьего рейха (Том 1)// http://www.razlib.ru/istorija/vzlet_i_padenie_tretego_reiha_tom_1/p32.php), пытаясь тем самым вбить клин между немцами и французами. Польша была, конечно, не против территориального расширения за счет СССР. И не отказывалась сотрудничать с нацистами. Польша была категорически против того, что Англия возглавить процесс доверила Италии, а не ей. Польша должна быть Великой, она должна определять политику. Она должна указывать, а не ей. Польша взялась торпедировать план Макдональда-Муссолини преследуя одну единственную цель — уничтожить проект со своим второстепенным участием и предложить Англии свой безальтернативный план уничтожения Советского Союза.

Из опасения франко-польской интервенции «Гитлер в своем правительственном заявлении в рейхстаге 23 марта 1933 г. заявил о своих намерениях «сохранить дружеские отношения с СССР» (Горлов С.А. Совершенно секретно: Альянс Москва — Берлин, 1920-1933 гг. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001// http://militera.lib.ru/research/gorlov1/05.html). Однако «поддерживать отношения с режимом, выступавшим с крайних позиций антикоммунизма, антисоветизма и антисемитизма и установившим в короткий срок жесточайший террор внутри страны, Москва не решилась. Военного министра Бломберга … она вряд ли могла — в отличие от Шляйхера — рассматривать как гаранта сохранения прежнего качества отношений между СССР и Германией» (Там же).

«17 марта 1933 г. … Шахт вновь возглавил Рейхсбанк, заменив на этом посту Г. Лютера» (Шахт, Ялмар// http://ru.wikipedia.org). Подчинив себе тем самым германские финансы, Гитлер приступил к обеспечению своего неограниченного никем и ничем политического влияния внутри Германии. Отсутствие большинства в парламенте предопределило появление законопроекта наделяющего Гитлера чрезвычайными полномочиями. Для обеспечения необходимого кворума «специальным постановлением была запрещена Коммунистическая партия Германии, мандаты, которые должны были по итогам прошедших выборов достаться депутатам-коммунистам (81 мандат), аннулированы, около четверти оппозиционных нацистам депутатов СДПГ была арестована, выслана или находилась в подполье». В результате «число депутатов рейхстага сократится с 647 до 566 и для принятия акта об изменении конституции» потребовалось уже не 423, а лишь 378 голосов (Закон о чрезвычайных полномочиях (1933)// http://ru.wikipedia.org).

Голосование за законопроект происходило в обстановке, когда здание, в котором заседали депутаты, было окружено отрядами СА. Гитлер провёл переговоры с лидером Партии центра Людвигом Каасом и уговорил его поддержать законопроект в обмен на полученные от Гитлера устные гарантии свободы церкви. Социал-демократы планировали сорвать кворум, бойкотируя заседание, однако руководство рейхстага во главе с Германом Герингом изменило процедуру, согласно которой отсутствие по неуважительной причине не учитывалось как основа для определения кворума. Таким образом бойкот терял смысл и социал-демократы приняли участие в заседании. За закон проголосовали 441 депутат, против проголосовали все 94 депутата от СДПГ» (там же). Таким образом «24 марта 1933 г. новый парламент наделил правительство Гитлера чрезвычайными полномочиями, что по сути дела и упразднило Веймарскую Конституцию республики» (Экономическая история зарубежных стран: Указ. соч. — С. 315).

25 марта 1933 года «Постоянный совет Малой Антанты [созданный в 1920-1921 году альянс Чехословакии, Румынии и Югославии — С.Л.] высказался против ревизии мирных договоров. Аналогичную позицию заняла и Польша. Резкой критике проект «Пакт четырех» подвергся также в английской палате общин и французской палате депутатов» (Дипломатический словарь. Там же). О каком пересмотре идет речь. По всей видимости, в обмен за отмену репараций, возврат Германии Судет, Польского коридора и предоставления колоний в России и Украине странам директории предстояло заставить Германию разгромить Советский Союз. Совместно с Германией при этом должны были выступить Чехословакия и Польша, которые в компенсацию за свои возвращенные Германии территории получили бы часть советской территории. Участие в походе на Россию должны были принять Япония на Востоке и мечтающие о создании Великих держав Финляндия, Румыния и Венгрия на Западе.

«8 апреля 1933 г. в Москву прибыл первый французский военный атташе полковник Мендрас, дружески принятый Ворошиловым, Егоровым и Литвиновым. Гитлер, пытаясь удержать Москву от сближения с Францией, предпринял очередной жест в сторону СССР — 13 апреля 1933 г. уже после роспуска рейхстага ратифицировал Московский протокол от 24 июня 1931 г. о продлении Берлинского договора о ненападении и нейтралитете. Но поезд уже ушел» (Горлов С.А. Там же).

В апреле 1933 года глава американской делегации на конференции Норман Девис на пару с Алленом Даллесом в Берлине встретился с Гинденбургом, Гитлером и министром иностранных дел Нейратом. После чего «министр пропаганды Германии Геббельс, находившийся … в Женеве в связи с Конференцией по сокращению и ограничению вооружений, предложил в беседе с министром иностранных дел Польши Ю. Беком урегулировать германо-польские отношения на такой основе: Польша передаст Германии «коридор», а сама получит выход к морю за счет Литвы и Латвии. Затем обе страны выступят против СССР, причем в результате захвата Украины Польша получит выход также и к Черному морю, в том числе в Одессу» (Сиполс В.Я. Там же). Между тем, в отличие от Москвы, Варшава сочла возможным пойти на сотрудничество с нацистами.

Вслед за Польшей нацисты взялись наладить свои отношения с Англией. Разумеется, на антисоветской почве. «Последний визит Альфреда Розенберга в Лондон состоялся в мае 1933 года, на этот раз уже в качестве одной из представителей нового правительства Гитлера. Розенберг отправился прямиком в поместье Бакхерст-Парк неподалеку от Эскота, принадлежавшее сэру Генри Детердингу, главе «Ройал Датч Шелл» и едва ли не самому влиятельному бизнесмену мира. По информации английской прессы, между ними состоялась теплая и оживленная беседа. Впервые Розенберг встречался с Детердингом еще во время лондонской поездки 1931 года. «Ройал Датч Шелл» поддерживала теснейший контакт и обеспечивала поддержку немецкой НСДАП. Хотя подробности и были сохранены в тайне, надежные британские источники того времени утверждают, что Детердинг оказал значительную финансовую поддержку «Проекту Гитлер» на важнейшем начальном этапе его осуществления» (Энгдаль У.Ф. Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок// http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/9097/).

Помимо Детердинга, близкий соратник Гитлера и идеолог НСДАП по внешнеполитическим вопросам Альфред Розенберг беседовал в Лондоне и «с министром иностранных дел Англии Джоном Саймоном и изложил британскому руководству гитлеровский план территориальных захватов в Восточной Европе. О том, что данный план был встречен благосклонно, свидетельствует интервью секретаря германского посольства в Лондоне О. Бисмарка канадской газете «Торонто Дейли Стар», данное им, когда гитлеровский эмиссар еще не отбыл в Берлин. Бисмарк утверждал, что Германия получит «польский коридор» без войны, за что Польше будет предоставлен сектор в Гданьске, свободный от таможенных пошлин, и территориальная компенсация за счет Украины. …Поскольку гитлеровские планы не противоречили стратегическим задачам британской внешней политики, а наоборот — лежали в их русле, то лондонским политикам предстояло выяснить, насколько они серьезны и каким образом их можно реализовать на деле. Причем сделать это предстояло без лишнего шума, ведь из-за отрицательного отношения британской общественности к нацистской Германии в целом и к визиту Розенберга, в частности, официальный Лондон был вынужден отрицать факт проведения переговоров антисоветского содержания. Эта деликатная миссия была поручена секретарю кабинета министров и комитета имперской обороны, «человеку секретов» Морису Хэнки, посетившему Германию летом 1933 г.

По возвращении домой он представил правительству «Заметки о внешней политике Гитлера в теории и на практике», в которых излагались возможные перспективы реализации нацистской внешней политики с учетом британских стратегических интересов. Получалось, что восточные планы фюрера в значительной степени соответствовали внешнеполитическим предпочтениям британских правящих кругов — Гитлер получал «лебенсраум» [жизненное пространство — С.Л.] на Востоке и отказывался от претензий на имперскую собственность Великобритании» (Морозов С.В. К вопросу о секретном приложении к польско-германской декларации от 26 января 1934 года // www.lawmix.ru/comm/1987/).

Угроза СССР исходила не только с Запада, но и с Востока. «Встав еще в 1931 году на путь агрессии, японские империалисты захватили Северо-Восточный Китай (Маньчжурию). Они образовали там марионеточное государство Маньчжоу-Го. Наряду с планами продолжения агрессивных действий в Китае японские самураи обращали алчные взоры также в сторону советского Дальнего Востока и Монгольской Народной Республики. Япония неоднократно отклоняла советские предложения о заключении между СССР и Японией договора о ненападении. Военный министр Японии генерал Араки рьяно ратовал за нападение на СССР. В 1933 году на совещании губернаторов он заявил, что «в проведении своей государственной политики Япония неизбежно должна столкнуться с Советским Союзом» и что «Японии необходимо военным путем овладеть территориями Приморья, Забайкалья и Сибири» (Сиполс В.Я. Там же).

Английский военный атташе в Токио Э. Джеймс констатировал, что те круги, которые представляет Араки, исходят из того, что лучше «начать войну против России раньше, чем позже». Джеймс считал, что существует опасность войны в ближайшем будущем. В записке, представленной в мае 1933 года Форин-офисом английскому правительству, также отмечалось, что «японская армия сосредоточивает все свое внимание на будущей войне с Россией». … Военный министр Японии генерал Араки рьяно ратовал за нападение на СССР. В 1933 году на совещании губернаторов он заявил, что «в проведении своей государственной политики Япония неизбежно должна столкнуться с Советским Союзом» и что «Японии необходимо военным путем овладеть территориями Приморья, Забайкалья и Сибири» (Сиполс В.Я. Там же).

В мае 1933 года Франция ратифицировала заключенный 29 июня 1932 года советско-французский пакт о ненападении, а Польша «начала активный зондаж Германии на предмет нормализации отношений, нашедший определенный отклик в Берлине. …Началась нормализация германо-польских отношений по экономическим вопросам и относительно Данцига. Понятно, что многие наблюдатели расценили это как начало германо-польского сотрудничества» (Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. — М.: Вече, 2001// http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/02.html).

Разгром Польшей и Германией Советского Союза увеличивал значение Германии и принижал значимость Франции, а так же отводил германскую угрозу английским колониям на Восток и, в конечном счете, укреплял позиции Англии на мировой арене. Категорически не желая содействовать укреплению Англии «16 мая 1933 г., два месяца спустя после прихода к власти, новое американское правительство установило первый прямой контакт с СССР.

В этот день Ф. Рузвельт отправил послания главам 53 государств — участников Мировой экономической конференции в Лондоне и Конференции по сокращению и ограничению вооружений в Женеве, в том числе и Председателю ВЦИК СССР М. И. Калинину. Высказываясь за принятие конкретных мер по укреплению мира, американский президент предлагал, чтобы все страны заключили между собой пакт о ненападении. Через три дня последовало ответное послание М. И. Калинина Рузвельту, в котором кратко была охарактеризована та борьба, которую СССР последовательно вел за мир и разоружение. … Учитывая, что некоторые державы, прежде всего Япония и Германия, вынашивали захватнические планы, рассчитывать на осуществление предложения Рузвельта, однако, не приходилось» (Сиполс В.Я. Там же).

Тем временем «отношение англо-американских правящих кругов к новому правительству стало крайней благожелательным. Когда Гитлер отказался платить репарации, что, естественно, поставило под вопрос выплату военных долгов, ни Англия, ни Франция не предъявили ему претензий по поводу платежей. Более того, после поездки поставленного вновь во главе Рейхсбанка Я. Шахта в США в мае 1933 г. и его встречи с президентом и крупнейшими банкирами с Уолл-Стрит Америка выделила Германии новые кредиты на общую сумму в 1 млрд. долл. А в июне во время поездки в Лондон и встречи с М. Норманом Шахт добивается предоставления английского займа в 2 млрд. долл. и сокращения, а потом и прекращения платежей по старым займам. Таким образом, нацисты получили то, чего не могли добиться прежние правительства» (Рубцов Ю. Кредит на мировую войну Гитлер взял у Америки // http://svpressa.ru/war/article/13438/).

«7. VI 1933 текст «Пакта четырех», за основу которого был взят французский вариант, был парафирован в Риме Муссолини и послами Англии, Франции и Германии. В тот же день французский министр иностранных дел Поль-Бонкур направил посланникам Чехословакии, Румынии и Югославии в Париже ноты, содержавшие заверения, что парафированный 7. VI «Пакта четырех» исключает принцип пересмотра договоров, допуская лишь рассмотрение предложений по усилению эффективности ст. 19 статута Лиги наций. Декларация аналогичного содержания была направлена Поль-Бонкуром 8. VI польскому правительству, которое заявило, что сохраняет за собой свободу действий» (Дипломатический словарь. Там же).

8 июня 1933 Генеральной комиссией Женевской конференции по разоружению «план Макдональда» был принят за основу будущей конвенции по разоружению. Почувствовав поддержку Англии и Америки Германия пошла на обострение своих отношений с СССР. 16 июня 1933 г. министр экономики Германии А. Хугенберг (Гугенберг) вручил председателю Международной экономической конференции в Лондоне X. Коллину меморандум. «В нем Хугенберг под предлогом преодоления экономического кризиса наряду с требованием вернуть Германии потерянные колонии потребовал предоставления Германии «новых территорий для колонизации» за счет СССР. Он призвал западные державы положить конец «революции и внутренней разрухе, которые нашли свою исходную точку в России». …«Меморандум Хугенберга» напрочь отрезал пути возврата к «рапалльской политике», — в нем почти неприкрыто прозвучал призыв к войне против СССР. После этого переориентация СССР с Германии на Францию и Польшу стала уже лишь «делом техники» (Горлов С.А. Там же). «Уже в июне 1933 года СССР заявил Германии о прекращении военного сотрудничества. В дальнейшем советско-германские отношения продолжали ухудшаться» (Дюков А.Р. «Пакт Молотова-Риббентропа» в вопросах и ответах / Фонд «Историческая память». — М., 2009. — С. 11). «В срок с 20 июля по 4 сентября прошла ликвидация танковой школы в Казани. … Ликвидация присутствия немцев в Липецке началась 19 июля и была завершена 11 сентября. …

15 июля 1933 года Франция, Англия, Италия и Германия в обход Женевской конференции по разоружению подписали в Риме «пакт четырех», предусматривавший сотрудничество между его участниками, пересмотр Версальского договора, постепенное достижение Германией равенства в вооружениях. Однако «пакт четырех» не был ратифицирован подписавшими его державами» (Горлов С.А. Там же).

Ввиду обострения отношений с Германией «в начале июля 1933 г. Москва предложила Парижу заключить негласное и устное двустороннее джентльменское соглашение о взаимном обмене информацией по важнейшим проблемам обстановки в Европе, а также по соглашениям, которые каждая из сторон намеревалась заключать с третьими странами. В августе 1933 г. СССР снял часть войск со своей западной границы с Польшей и направил их на Дальний Восток, предоставил Польше крупные заказы на поставку железа» (Горлов С.А. Там же). Решение о передислокации войск на Восток диктовалось усилением угрозы Советскому Союзу со стороны Японии. В частности «американский посол в Токио Дж. Грю писал 18 июля 1933 г., что японская военная клика вполне может принять решение «выступить, прежде чем Советская Россия станет сильнее». …7 сентября того же года он отмечал в своем дневнике, касаясь этого вопроса, что аппарат американского военного атташе в Японии считает нападение Японии на СССР «совершенно неизбежным». Япония усиленно готовилась к войне против СССР. Захваченные ею Маньчжурия и Корея были превращены в огромный военный плацдарм. Увеличивалась численность войск, входивших в расположенную в Маньчжурии Квантунскую армию, строились военные сооружения, дороги, склады, казармы, аэродромы. В 1933 году после захвата Маньчжурии и части территории Северного Китая генеральный штаб японской армии уточнил и детализировал свой план подготовки к войне (план «Оцу»): из 30 дивизий, которые предполагалось сформировать, 24 выделялись для военных действий против Советского Союза. В войне с СССР планировалось сначала захватить Приморье, после чего намечалось нанесение удара с целью овладения районом озера Байкал» (Сиполс В.Я. Там же).

«Глубокие империалистические противоречия между участниками пакта, прежде всего между Францией и Германией, помешали … ратификации» «Пакта четырех» (Овсяный И.Д. Там же). Вслед за ним становился не нужным и его придаток в виде «плана Макдональда». В сентябре 1933 года во время новой встречи Геббельса с Беком переговоры по вопросам совместного германо-польского нападения на Советский Союз были продолжены, но «на конференции в Женеве … Германия потребовала незамедлительного признания принципа равноправия в вооружениях и согласия держав на увеличение численности райхсвера в 3 р. (до 300 тыс.)» (Горлов С.А. Там же).

10 октября Ф. Рузвельт направил М.И. Калинину новое послание, в котором он сообщал, что считает желательным покончить «с теперешними ненормальными отношениями» между США и СССР. Он выражал готовность обсудить с представителем Советского правительства этот вопрос. М.И. Калинин отмечал в своем ответном послании, что это ненормальное положение в отношениях между двумя странами неблагоприятно отражается и на общем международном положении, затрудняя упрочение мира и поощряя агрессоров. В послании извещалось, что представителем Советского правительства для переговоров с Ф. Рузвельтом назначен М.М. Литвинов. Обмен посланиями между Рузвельтом и М.И. Калининым вызвал широкие отклики» (Сиполс В.Я. Там же).

Между тем «французы имели мужество настоять на том, чтобы уничтожение их тяжелого вооружения было отсрочено на четыре года. Английское правительство приняло эту поправку с условием, что согласие Франции на уничтожение ее артиллерии будет зафиксировано в специальном документе, который должен быть подписан немедленно. Франция подчинилась этому требованию, и 12 октября 1933 года сэр Джон Саймон, посетовав на то, что Германия изменила за последние недели свою позицию, представил проект этих предложений на рассмотрение Конференции по разоружению» (Черчилль У. Там же).

«12 октября Польша поинтересовалась у Германии, готова ли та предложить Варшаве договор о ненападении, поскольку в противном случае главнокомандующий Войском Польским «будет серьезно обеспокоен». Если же учесть, что в конце октября 1933 года в Париж с неофициальной миссией для выяснения позиции Франции в случае германо-польской войны был отправлен личный представитель Пилсудского Л. Морштин, то следует признать, что с польской стороны речь шла о завуалированном ультиматуме Берлину» (Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. Там же).

«Результат был совершенно неожиданным» (Черчилль У. Там же). 14 октября 1933 г. «германское руководство заявило об отзыве своих представителей с конференции по разоружению, и возникла угроза применения Лигой Наций санкций в отношении Берлина» (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939. Советско-польские конфликты 1918-1939. — М.: Вече, 2009. — С. 168). «Такова была судьба «плана Макдональда» (Черчилль У. Там же). «В тот же день Польша заверила Германию, что не присоединится ни к каким санкциям портив нее. 19 октября Германия вышла из Лиги Наций и заявила о готовности подписать пакты о ненападении со всеми желающими. Понятно, что в этих условиях Берлин был заинтересован в соглашении со своим восточным соседом, которое позволило бы нанести удар по системе французских союзов в Восточной Европе и продемонстрировать свое миролюбие. …Выход Германии из конференции по разоружению и Лиги Наций привел к ее международной изоляции, что рассматривалось Польшей как благоприятный момент для достижения соглашения. Польское руководство вновь решило показать свою силу и способность к самостоятельной политике. Уведомив Берлин в отсутствии намерений участвовать в каких-либо санкциях против него, Варшава получила германские заверения в желании нормализовать отношения» (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939. Советско-польские конфликты 1918-1939. Указ. соч. — С. 168-169).

«В ноябре 1933 г. …излагая главному редактору французской газеты «Жур» Л. Томи свою оценку международной обстановки …Бенеш [бывший «в ту пору министром иностранных дел Чехословакии». — С.Л.] затронул вопрос о «Пакте четырех». Позиция Франции, подписавшей договор и тем самым предавшей интересы своих восточноевропейских союзников, вызвала глубокое недовольство правящих кругов в странах Малой Антанты. Это побудило чехословацкого министра произнести несколько фраз, которые нарушали молчаливый уговор буржуазных политических деятелей не затрагивать деликатных вопросов, связанных с антисоветскими замыслами Запада. Адресуя свои замечания Муссолини, Бенеш в действительности критиковал позицию французского правительства.

«Когда г. Муссолини предпринял дипломатическую акцию, связанную с «Пактом четырех», — заявил Бенеш, — он имел в виду определенную идею, план, проект. Мир, по его представлению, должен быть обеспечен путем раздела всего земного шара. Этот раздел предусматривал, что Европа и ее колонии образуют четыре зоны влияния. Англия обладала империей, размеры которой огромны; Франция сохраняла свои колониальные владения и мандаты; Германия и Италия делили Восточную Европу на две большие зоны влияния: Германия устанавливала свое господство в Бельгии и России, Италия получала сферу, включающую дунайские страны и Балканы. Италия и Германия полагали, что при этом большом разделе они легко договорятся с Польшей: она откажется от Коридора в обмен на часть Украины... Вы наверное помните в связи с этим заявление г. Гугенберг в Лондоне... Если вы теперь спросите меня, каковы были бы последствия этого широкого плана раздела мира, я вам сказал бы прямо, что этот широкий план, прежде чем он был бы осуществлен, вызвал бы ряд войн» (Овсяный И.Д. Там же).

Таким образом, несмотря на применение административного ресурса и непарламентских методов борьбы со своими политическими противниками, нацисты не смогли добиться парламентского большинства на выборах 5 марта 1933 года. И только приняв 24 марта закон о чрезвычайных полномочиях, нацисты добились неограниченной власти и, по сути, уничтожили Веймарскую демократическую республику.

Первоначальное стремление Гитлера сохранить отношения с Советским Союзом было встречено в Москве холодно и сдержанно. В то время как Варшава изъявила горячее желание наладить с Германией отношения на антисоветской почве. Англия, помимо Германии, натравливала на Советский Союз и Японию. И только Соединенные Штаты Америки, из нежелания содействовать усилению Англии, пошли на сближение с Советским Союзом.

Ввиду неуступчивости Москвы и ее нежелания сотрудничать с нацистами, наряду с готовностью Англии и Польши сотрудничать с нацистской Германией Гитлер выбрал союз с Великобританией против СССР, взрыв международных отношений, безудержное вооружение и подготовку к войне. Вместе с тем английский план создания англо-франко-германо-итальянского союза, а вслед за ним и план увеличения германской армии, провалились. Эти планы уничтожила Польша, недовольная отведенной ей второстепенной ролью в англо-итальянском процессе. Во исполнение своих великодержавных амбиций Польша параллельно запустила закончившийся Мюнхенским сговором собственный безальтернативный процесс заигрывания с нацистами.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. tokin1959 10 апреля 2014 10:53
    с пятого на десятое.
    сумбурно.
    tokin1959
  2. Морган 10 апреля 2014 13:07
    страдает форма, но по-сути верно. ставлю+!
  3. parus2nik 10 апреля 2014 16:05
    Причем если французская армия с 500 тысяч человек сокращалась до 200 тысяч, то германская со 100 тысяч соответственно увеличивалась до такого же размера. Т.е.другими словами США и Англия планировали будущее поражение Франции...
    parus2nik
  4. tforik 10 апреля 2014 20:18
    Очень емкий и интересный материал. Полит отношения тогда были посложней сегодняшних...
    Автору спасибо!

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня