Америка против Англии. Часть 6. Раскол антисоветского лагеря

Америка против Англии. Часть 6. Раскол антисоветского лагеря

Адольф Гитлер и посол Польши в Германии Юзеф Липский. Источник: http://www.rp.pl/galeria/153227,1,941545.html


В истории Америки и России были разные периоды — как дружбы, так и открытого военного противостояния. Широкую известность получила помощь России северянам во время Гражданской войны в СШСА, когда российский флот у берегов Америки по существу предотвратил английское вмешательство на стороне южан. В то же время история о том, как Америка спасла СССР от вторжения европейских орд и полчищ в 1934 году, предана забвению.

«В ноябре 1933 года … Варшава предложила Праге военное соглашение» (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939. Советско-польские конфликты 1918-1939. — М.: Вече, 2009. — С. 188), а 15 ноября 1933 года Германия предложила Польше и Чехословакии заключить соглашение об «исправлении», надо полагать за счет Советского Союза, Версальского договора в части касающейся границ с Германией (Широкорад А.Б. Великий антракт. — М.: АСТ, 2009. — С. 215) — Польша и Чехословакия возвращают Германии свои населенные немцами территории в обмен на последующий захват земель у Советского Союза в ходе совместной германо-польско-чехословацкой интервенции под патронатом Великобритании.


«Между польским послом в Берлине Ю. Липским и Гитлером была достигнута устная договоренность об отказе от применения силы, которая, по мнению рейхсканцлера, могла быть позднее преобразована в договор» (Мельтюхов М. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. — М.: Вече, 2001// http://militera.lib.ru/research/meltyukhov2/02.html), а «16 ноября было опубликовано германо-польское коммюнике, в котором обе стороны обязались не «прибегать к насилию для разрешения существующих между ними споров» (там же). Немецкое предложение раскололо мир на два непримиримых лагеря — сторонников и противников нацистской Германии.

Разгром Германией, Польшей и Чехословакией Советского Союза увеличивал значение Германии и принижал значимость Франции, а также отводил германскую угрозу английским колониям на Восток и, в конечном счете, укреплял позиции Англии на мировой арене. Категорически не желая содействовать укреплению Англии буквально на следующий день после предложения Германии Польше и Чехословакии заключить соглашение об «исправлении Версальского договора в части касающейся границ с Германией» недавно избранный президентом Соединенных Штатов Франклин Делано Рузвельт круто повернул курс, отказавшись от антисоветской политики своего предшественника, президента Герберта Гувера и 16 ноября 1933 года установил дипломатические отношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом (Сейерс М., Кан А. Тайная война против Советской России. — М.: Алгоритм, 2012. — С. 190-191).

Пренебрегая недвусмысленной поддержкой Соединенных Штатов Америки Советского Союза 27 ноября 1933 года Польша начала переговоры с Германией (Мельтюхов М. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. Там же), а уже «28 ноября 1933 года ротермировская «Дейли мейл» подняла вопрос, который вскоре стал господствующим в британской внешней политике: «Крепкий молодой германский нацизм — надежный страж Европы против коммунистической опасности… Германии необходимо жизненное пространство. Если Германия переключит избытки своей энергии и свои организаторские способности на большевистскую Россию, то тем самым она поможет русскому народу вернуться к цивилизованному существованию и, возможно даже, направит мировую торговлю на путь нового расцвета» (Сейерс М., Кан А. Указ. соч. — С. 189).

Однако в Англии ротермировский курс на сближение с нацистами был поддержан далеко не всеми. «В декабре 1933 года Черчилль демонстративно порвал со своими коллегами-консерваторами и разоблачил нацизм как угрозу Британской империи. В ответ на заявление лорда Ротермира, что «крепкий молодой германский нацизм — надежный страж Европы против коммунистической опасности», Черчилль сказал: «Все эти банды крепких молодых тевтонцев, марширующие по улицам и дорогам Германии … ищут оружия, но едва только заполучат его, — поверьте мне — они потребуют возврата отнятых территорий, утраченных колоний, а такого рода требование неминуемо потрясет, если не разорит до основания, многие страны» (Сейерс М., Кан А. Указ. соч. — С. 187).

Между тем, если Чехословакия с оглядкой на поддержку США СССР немецкое предложение отвергла, после чего польское предложение Чехословакии военного союза «закончилось на уровне зондажа» (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939. Советско-польские конфликты 1918-1939. Указ. соч. — С. 188), то Польша поддержку Соединенными Штатами Америки Советского Союза проигнорировала и приняла немецкое приглашение. «Нацисты заявили полякам о своей готовности дать обязательство о ненападении на Польшу и начали поднимать вопрос о сотрудничестве Германии и Польши в целях захвата советских земель и раздела Прибалтики. Польские правители с восторгом встретили такие предложения. Ю. Пилсудский в беседе с гитлеровским эмиссаром Раушнингом ставил 11 декабря 1933 г. вопрос о заключении союза между Германией и Польшей, указывая на неизбежность войны между ними и СССР» (Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне второй мировой войны. — М.: Международные отношения, 1979// http://militera.lib.ru/research/sipols1/01.html).

14 декабря 1933 года СССР «предложил Польше подписать совместную декларацию о заинтересованности неприкосновенности Прибалтики, однако Варшава это предложение отвергла» (Дюков А.Р. «Пакт Молотова-Риббентропа» в вопросах и ответах / Фонд «Историческая память». — М., 2009. — С. 28) после публикации польско-германской декларации о ненападении 3 февраля 1934 г. «Более того, по указанию Ю. Бека польский посол в Берлине Ю. Липский информировал 9 января 1934 г. германского министра иностранных дел К. фон Нойрата о том, что Польша не пойдет ни на какое соглашение с СССР, предварительно не согласовав это с германским правительством» (Сиполс В.Я. Там же).

26 января 1934 года Польша и Германия заключили декларацию о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией сроком на 10 лет. «Глава Форин офис Д. Саймон поздравил 29 января 1934 г. польского посла в Лондоне К. Скирмунта и заочно Бека от имени английского правительства и высоко оценил политику, приведшую к подписанию декларации 26 января 1934 г. Он сообщил, что передал такие же поздравления Гитлеру» (Морозов С.В. К вопросу о секретном приложении к польско-германской декларации от 26 января 1934 года// www.lawmix.ru/comm/1987/).

По мнению С.В. Морозова «форма декларации (а не договора) была применена по настоянию германской стороны, что позволило Берлину избежать принятой в пактах о ненападении констатации того, какие договоры служат международно-правовой основой взаимоотношений ее участников. Другими словами, Германия уклонилась от предоставления гарантий польско-германской границы. Отказ от применения силы в отношении друг друга, не дополненный гарантиями неизменности границ, допускал возможность ее применения для пересмотра территориального статус-кво третьих государств. Декларация имела и некоторую особенность. В отличие от советско-польского пакта о ненападении от 25 июля 1932 г., а также от принятой дипломатической практики, польско-германская декларация не содержала в себе статьи, в которой бы шла речь о прекращении действия декларации в случае вступления одной из сторон в вооруженный конфликт с третьей страной, что при определенных условиях могло придать ей характер наступательного союза» (Морозов С.В. Там же).

Неудивительно, что после подписания декларации Липский — Нейрат «польское правительство уже не считало нужным вести какие-либо переговоры о сотрудничестве с СССР против германской агрессии» (Сиполс В.Я. Там же) и «3 февраля 1934 г. …сообщило Советскому правительству, что считает вопрос о советско-польской декларации отпавшим», А. Гитлер немедленно перенес срок выполнения плана увеличения армии с 1937 года на осень 1934 года (Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933 — 1945 гг. — М.: Изографус, 2002. — С. 31), а генеральные штабы обоих государств приступили к разработке планов совместной войны с СССР.

Судя по всему, делалось все это в соответствии с секретным добавлением к декларации, согласно которому, по данным советской разведки, «взамен за священное обязательство Германии ни в коем случае не выступать против Польши как самостоятельно, так и в коалиции с другими державами Польша взяла на себя обязательство по отношению к Германии, которое имеет следующую редакцию (текст этого секретного добавления написан на немецком и польском языках):

«В случае непосредственного или посредственного нападения на Германию Польша соблюдает строгий нейтралитет даже и в том случае, если бы Германия вследствии провокации была вынуждена по своей инициативе начав войну для защиты своей чести и безопасности». Данное добавление является «ликвидацией со стороны Германии Рапальского договора взамен за обязательство Германии не подымать вопрос о ревизии своих восточных границ за счет Польши, т.е. за счет Коридора, Данцига и Верхней Силезии, иначе. Как только мирным путем — путем добровольного двухстороннего соглашения», за которым скрывались агрессивные планы обоих союзников по отношению к восточным соседям — переход польского Поморья Германии в Замен за захват Польшей Украины и Литвы. Секретность соглашения обуславливалась ожиданием польским руководством должного отпора всей польской общественности преступной внешней политики Бека (Секреты польской политики 1935-1945 гг. Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации. — М.: РИПОЛ-Классик, 2010. — С. 21, 35-36).

«В субботу, 20 апреля, … накануне подписания советско-французского договора о взаимопомощи от 2 мая 1935 г. … на первой полосе центральных советских газет («Правда» и «Известия») был перепечатан из провинциальной французской газеты «Бурбоннэ репюбликен» за 18 апреля 1935 г. текст секретного польско-германского договора, заключенного 25 февраля 1934 года, то есть сразу же после ратификации декларации Липский — Нейрат. Текст указанного договора был предоставлен названной газете депутатом и бывшим министром Ламуре. Текст гласил:

«1. Высокие договаривающиеся стороны обязуются договариваться по всем вопросам, могущим повлечь для той и другой стороны международные обязательства, и проводить постоянную политику действенного сотрудничества.
2. Польша в ее внешних отношениях обязуется не принимать никаких решений без согласования с германским правительством, а также соблюдать при всех обстоятельствах интересы этого правительства.
3. В случае возникновения международных событий, угрожающих статус-кво, высокие договаривающиеся стороны обязуются снестись друг с другом, чтобы договориться о мерах, которые они сочтут полезным предпринять.
4. Высокие договаривающиеся стороны обязуются объединить их военные, экономические и финансовые силы, чтобы отразить всякое неспровоцированное нападение и оказывать поддержку в случае, если одна из сторон подвергнется нападению.
5. Польское правительство обязуется обеспечить свободное прохождение германских войск по своей территории в случае, если эти войска будут призваны отразить провокацию с востока или с северо-востока.
6. Германское правительство обязуется гарантировать всеми средствами, которыми оно располагает, ненарушимость польских границ против всякой агрессии.
7. Высокие договаривающиеся стороны обязуются принять все меры экономического характера, могущие представить общие и частные интересы и способные усилить эффективность их общих оборонительных средств.
8. Настоящий договор останется в силе в продолжение двух лет, считая со дня обмена ратификационными документами. Он будет рассматриваться как возобновленный на такой же срок в случае, если ни одно из двух правительств не денонсирует его с предупреждением за 6 месяцев до истечения этого периода. Вследствие этого каждое правительство будет иметь право денонсировать его посредством заявления, предшествующего за 6 месяцев истечению полного периода двух лет» (Правда. 1935. 20 апр.; Известия. 1935. 20 апр.)» (Морозов С.В. Там же).

Подлинный текст декларации до сих пор нигде не опубликован. Введенные в научный оборот его тексты разнятся между собой и дословно не совпадают. Польша вопрос о его существовании упорно обходит стороной, предпочитая, как и в случае с уничтожением советских военнопленных в польском плену, пенять России тайным протоколом советско-германского договора о ненападении 1939 года. Часть историков считает, что декларация существовала, часть сомневается в его существовании, часть считает, что его никогда не было. В любом случае, был протокол, или польское руководство согласовало свои действия с германским руководством каким либо другим способом, но Польша пошла на сближение с Германией только после ее агрессивного устремления на восток, а после подписания декларации Липский-Нейрат начала совместные приготовления к нападению на Чехословакию. В свое время Советский Союз тоже очень долго, пока не нашел-таки в себе силы, мужества и гражданского общества, отказывался признать существование секретного приложения к пакту о ненападении с Германией 1939 года. Окончательно разрешить данный вопрос может только официальная Варшава и польская общественность.

Поскольку Чехословакия отказалась сотрудничать с Германией и Польшей, помимо СССР, этот договор был также направлен и против Чехословакии, на Тешинскую Силезию которой претендовали поляки, а на Судеты — немцы. Закономерно, что «очередной всплеск античехословацких настроений в Польше произошел в начале 1934 года, когда пресса развернула массированную кампанию о возвращении исконно польских земель» (Широкорад А.Б. Указ. соч. — С. 242), «что, естественно, вызвало озабоченность чехословацкого руководства, подозревавшего, что существует тайная договоренность о германо-польском сотрудничестве. …

Кроме того, Варшава видела в Чехословакии главное препятствие тому, чтобы именно Польша заняла ведущее положение в Восточной Европе и добилась статуса великой державы. … Недовольство польского руководства, которое постоянно опасалось угрозы своим интересам в Восточной Европе, привело к тому, что Чехословакия признала Советский Союз де-юре и установила с ним дипломатические отношения» 9 июня 1934 года (Мельтюхов М.И. 17 сентября 1939. Советско-польские конфликты 1918-1939. Указ. соч. — С. 188; ). Между тем, для гарантированного разгрома Чехословакии и последующего похода на СССР, А. Гитлеру было сначала необходимо присоединить к Германии Австрию, которая, по мнению У. Черчилля «открывала Германии дверь в Чехословакию и широкие ворота в Юго-Восточную Европу» (Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991// http://militera.lib.ru/memo/english/churchill/1_15.html).

Помимо Германии, началось сближение Польши и с Японией. «Накануне ратификации пакта Липский-Нейрат, в начале третьей декады февраля 1934 г. председатель иностранной комиссии сейма сенатор Януш Радзивилл заявил единомышленникам из консервативной краковской газеты «Час», что «на пользу Польши пошли изменение обстановки в Германии и угроза СССР со стороны Японии». …

Менее чем через месяц, 16 марта, некие тайные намерения Берлина и Варшавы были отмечены лондонским агентством «Уик», сообщившим, что между Польшей и Германией существует общая договоренность относительно плана Розенберга. Агентство добавляло, что за последние 2 недели все эти предположения получили новую пищу в связи с тем, что Япония внезапно заняла более угрожающую позицию в отношении СССР. И в заключение обращало внимание на открытую поддержку Японии британскими кругами, которые отправили делегацию британских промышленников в Манчжоу Го и опубликовали ряд статей в «Таймс» (Морозов. Указ. соч.). Консолидированно с политикой Польши и Германии выступили лидеры Британского союза фашистов, запланировавшие на лето 1934 года захват власти в Великобритании (Зигмундт А.М. Женщины Третьего рейха: Г. Борман, Л. Гейдрих, Ю. Митфорд, Х. Рейч, В. Вагнер, К. Рашер. — М.: АСТ; Астрель, 2005. — С. 128-129.).

«22 марта 1934 г. И.М. Майский констатировал в беседе с директором северного департамента Форин-офиса Л. Кольером, что милитаристские круги Японии, открыто высказывающие мысли о нападении на СССР, «уверены в симпатии со стороны влиятельных кругов британских правящих классов... к их агрессивным планам. Японские милитаристы думают, что в случае нападения на СССР они могут рассчитывать на помощь со стороны Англии в самых разнообразных формах» (Сиполс В.Я. Там же). В Советском Союзе, заявил полпред, существует сильное подозрение, что британские правящие круги поощряют японское нападение на СССР. На протяжении всей беседы, писал полпред в Москву, Кольер ни разу прямо и открыто не заявил об отрицательном отношении британского правительства к агрессивным планам Японии, «хотя для такого заявления представлялся очень подходящий случай. Это очень знаменательно…

Теперь, когда для историков стали доступны английские секретные архивы предвоенных лет, изложенный политический курс Англии может быть подтвержден уже совершенно бесспорными документами. Два самых влиятельных члена английского правительства Н. Чемберлен и Дж. Саймон представили на его рассмотрение меморандум, в котором высказывались за улучшение отношений с Японией, в частности за заключение с ней договора о ненападении. Их главный аргумент заключался в следующем: «Что касается России, то все, что усиливает в Японии чувство безопасности, поощряет ее агрессивность в отношении России» (Сиполс В.Я. Там же).

Еще 28 декабря 1933 года обеспокоенный переговорами Польши с Германией Советский Союз «предложил заключить региональный договор о взаимной помощи с участием СССР, Франции, Чехословакии, Польши, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии» («Восточный пакт»// http://www.hrono.ru/sobyt/1900sob/1934pakt.php) — так называемый «Восточный пакт» или «Восточное Локарно» — проект создания прочного барьера против гитлеровской агрессии в Восточной Европе. «17 апреля 1934 года Франция прервала переговоры о разоружении и равноправии, так как она усмотрела в военном бюджете Германии (опубликованном 7 марта 1934 года) нарушение Версальского мирного договора» (Мюллер-Гиллебранд Б. Указ. Соч. — С. 28).

«В результате имевших место в мае 1934 года франко-советских переговоров было установлено, что Франция присоединится к [Восточному] пакту в качестве его гаранта, а СССР в таком же качестве присоединится к Локарнскому пакту. 14 июня 1934 года Советский Союз направил формальное приглашение Германии и другим заинтересованным государствам стать участником пакта. Гитлеровское правительство долго медлило с ответом» (Дипломатический словарь// http://dic.academic.ru/dic.nsf/dic_diplomatic/348/%D0%92%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%9E%D0%A7%D0%9D%D0%AB%D0%99). Для гарантированного разгрома Чехословакии и последующего похода на СССР А. Гитлеру было необходимо присоединить к Германии Австрию, а не заключать суливший успокоение Европе оборонительный пакт.

«В этот момент перед лицом германской угрозы появился некоторый проблеск европейского единства. 17 февраля 1934 года английское, французское и итальянское правительства опубликовали совместную декларацию в поддержку независимости Австрии. 17 марта Италия, Венгрия и Австрия подписали так называемые Римские протоколы, предусматривавшие взаимные консультации в случае возникновения угрозы какой-либо из трех договаривающихся сторон. Но Гитлер становился все сильнее, и в течение мая и июня подрывная деятельность на всей территории Австрии усилилась. Дольфус немедленно направил сообщение об этих террористических актах главному советнику Муссолини по иностранным делам Сувичу вместе с нотой, выражавшей сожаление по поводу неблагоприятного действия, оказываемого ими на австрийскую торговлю и на туристов» (Черчилль У. Там же).

Таким образом, в конце 1933 года Англия вновь попыталась организовать общеевропейский крестовый поход против Советского Союза. Однако наметившийся уже было германо-польско-чехословацкий союз был разрушен Америкой, признавшей Советский Союз и расколовшей единый антисоветский лагерь. В результате Чехословакия отказалась присоединяться к польско-германскому союзу, а истеблишмент самой Англии поделился на противников и сторонников нацистской Германии. С этого момента мир устремился к новой мировой войне.

Без Чехословакии Польша и Германия не могли незамедлительно вторгнуться в Советский Союз. Так возникла необходимость разгрома Польшей и Германией Чехословакии, подкрепленная совместными к ней территориальными претензиями. Между тем для успешного разгрома Чехословакии Германии было крайне необходимо сперва осуществить вторжение в Австрию.

Здесь следует отметить многочисленность разговоров о антипольской направленности советско-германском договора о ненападении 1939 года при практически полном отсутствии обсуждения антисоветской направленности польско-германской декларации о ненападении 1934 года. При этом можно с высокой степенью вероятности утверждать, что не будь договора 1934 года, не было бы и договора 1939 года. При этом необходимо отметить то, что, в отличие от договора 1939 года, договор 1934 года заключался не для предотвращения внешней угрозы, а ради воплощения Польшей своих великодержавных амбиций за счет Советского Союза.

Что касается Америки, то сегодняшняя ситуация кардинально отличается от прежней тем, что если раньше она еще только добивалась мирового господства, то теперь добилась своего и всеми силами стремится подольше удержаться у власти. И пешке, выбившейся в дамки, ныне нет нужды спасать Россию от кого-либо или для чего-либо. Лидер сменился, но его цель осталась неизменной. Перефразируем Станислава Ежи Леца: если людоед однажды спас человека из пасти акулы, то это еще не значит, что спасенному не стоит его бояться.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. parusnik 18 апреля 2014 09:05
    Польша и Чехословакия возвращают Германии свои населенные немцами территории в обмен на последующий захват земель у Советского Союза в ходе совместной германо-польско-чехословацкой интервенции под патронатом Великобритании. Об этом господа либерасты,умалчивают,но орут что СССР с момента создания,вынашивал в отношении всего мира агрессивные планы...
  2. Прометей 18 апреля 2014 11:23
    Польская военщина жестоко обманулись в своих ожиданиях. А народ после ВМВ получил возможность построить новое общество.
  3. Мареман Василич 18 апреля 2014 12:59
    Англосаксы не могут сами себе глаз выклевать.
  4. Docent1984 18 апреля 2014 13:41
    Статья очень содержательная, много интересных фактов, подтвержденных ссылками. Автор проделал большую работу. Большой плюс.
    Единственное, с чем можно не согласиться - это мнение относительно реальных мотивов США в этом вопросе. Вот почему - если представить (гипотетически), что агрессия против СССР с участием Германии, Чехословакии и Польши была бы предпринята в 1934, попробуем подумать над результатом. Германия в 1934 и Германия в 1941 - это примерно как армия Грузии и армия РФ 2008 - по численности, вооружению, боевой подготовке и опыту. Польша - вояки те еще, помните, сколько дней они героически сопротивлялись вермахту в 39? Вот) Пожалуй, Чехословакия была из всех этих стран наиболее боеспособной. И самой немотивированной на агрессию - как показал дальнейший ход событий. Понятно, что Красная Армия в 34 тоже заметно уступала самой себе образца 41, но совсем не так радикально. В этой связи есть мнение, что исход такой возможной агрессии, как минимум, вызывает сомнения, а реально - все закончилось бы гораздо быстрее, чем 45год. Скорее всего, США в этом деле как раз защищали свое детище - нацистскую Германию - от болезни раннего роста. Но история не терпит сослагательных наклонений...
  5. qwert 18 апреля 2014 14:33
    Все может быть. Хотя Рузвельт действительно относился к СССР лучше чем все остальные президенты. Конечно он преследовал исключительно интересы штатов, но видел пользу для штатов в нормальных отношениях с СССР. Учитывая, что именно он вытащил америку из кризиса, и восоздал экономику, возможно он подобно Сталину желал все-таки развития и процветания своей стране, а не гонки вооружений. Т.е. повышение уровня жизни, развитие социальных программ. Отсутствие недовольства граждан и беспредела мафии. Трумен, же просто действовал в интересах крупных производителей оружия, это конечно наиболее прибыльный бизнес, но ....
  6. Fedya 18 апреля 2014 20:30
    Вот это новость ! С другой стороны становится понятно, чего так шляхта с остервенением участвовала в растерзании Чехословакии! Очень не любят теперь впоминать, как тешинскую область себе оттяпали .
    Fedya

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня