Дунайская кампания Восточной войны. Часть 4. Поражение

Почти одновременно с неудачным штурмом одного из фортов Силистрии русскую армию постигло ещё одно несчастье. 16(28) мая в разведку был отправлен отряд под началом полковника Андрея Карамзина. В составе отряда было шесть эскадронов Александрийского гусарского полка, одна сотня казаков и четыре орудия. Этот отряд был часть сил генерал-лейтенанта Липранди, который по приказу Паскевича снял осаду с города Калафата, под которым простоял без толку три месяца, и отошел в Крайову в ожидании приказа о дальнейшем отступлении к русским границам.

Надо отметить, что Андрей Карамзин (сын знаменитого писателя и историка России Н. М. Карамзина) был человеком лично храбрым, но без особого боевого опыта. В своё время он служил в кавалерии, вышел в отставку, удачно женился и жил в роскоши. Решение возобновить службу, бросив роскошную жизнь, было принято под патриотическим порывом и желанием испытать военное счастье. В войсках его не любили, считая петербургским франтом, которые получил свой высокий чин по протекции и «сел всем на шею». Но и сделать ничего не могли, учитывая высокие связи Карамзина.

Отряд шел к м. Каракалу, где располагался османский отряд, неизвестной численности. Разведка была поставлена очень плохо. Местные жители активно шпионили на противника. К тому же турецкое командование постоянно подсылало своих агентов-«доброхотов», которые дезинформировали русских. По пути возникла необходимость переправиться через узкий мостик. Поручик Черняев (будущий герой покорения Ташкента — «Ташкентский лев» и сербский главнокомандующий в 1876 году) сообщил Карамзину, что место опасное, и рисковать не стоит. Этот узкий мостик мог стать причиной гибели отряда, если ему придется быстро отступать. Однако Карамзин приказал форсировать преграду, а затем отряд перешёл ещё через один такой мостик, перекинутый через овраг.


После перехода через второй мост, русский отряд натолкнулся на превосходящие силы противника. Османы двигались в четырех колоннах, их было около 3 тыс. человек. Ещё существовала возможность спокойно отойти. Однако Карамзин заявил, что видит только две турецкие колонны и приказал атаковать противника. Русские орудия открыли огонь по противнику, но почти сразу замолчали. Выяснилось, что по оплошности забыли взять боеприпасы. Карамзин, вместо того, чтобы отдать приказ об отходе, приказал эскадроном атаковать османов.

Первый эскадрон врубился в ряды противника, но потеряв командира, растерялся и бросился назад. По пути он смешал ряды второго эскадрона, все побежали. Солдаты не верили «франту» и полностью утратили боевой дух. Турки попытались отрезать гусар от переправы, у неё разгорелась схватка. Турки захватили все орудия, но остановить отряд не смогли. Большая его часть прорвалась к своим. В этот день пали 19 офицеров и 132 солдата. Карамзин проявил личное мужество (солдат из него вышел бы хороший) и, окруженный турками, рубился до последнего. Позднее, когда обнаружили его тело, на нём насчитали восемнадцать ран. Собственно, смерть и спасла его от военного суда. Паскевич начал следствие, которое выяснило, что полковник Карамзин, «желая ознаменовать себя победой», пренебрег всеми предостережениями более опытных офицеров, не высылая даже разъездов впереди, атаковал более сильного противника и потерпел поражение.

Этот локальный бой имел серьёзные последствия. Русская армия получила ещё один моральный удар. Турки же осмелели, и отход корпуса Липранди был осложнён их постоянными вылазками. К тому же европейская пресса раздула эту небольшую стычку, которых в войнах бывает множество, до высот большого сражения. Якобы из-за большого проигранного сражения русская армия ускорила отступление из дунайских княжеств.

Между тем осада Силистрии продолжалась, но, по-прежнему шла нерешительно. Дело шло к снятию осады. 28 мая (9 июня) во время рекогносцировки Силистрии Паскевич был легко контужен. Он сдал командование Горчакову и уехал в Яссы, а затем в Гомель. По мнению многих современников, он не был ранен. Просто поскорее хотел завершить Дунайскую кампанию. Перед отъездом главнокомандующий назначил генерала Хрулёва командиром авангарда (пехотная бригада, кавалерийский полк, четыре сотни казаков, три батареи), чтобы следить за дорогами ведущим к Силистрии из Шумлы. В дальнейшем авангард станет арьергардом. 28 мая (9 июня) Хрулёв разгромил турецкий отряд, который сделал вылазку из крепости (блокада Силистрии не была полной).

1 (13) июня армия лишилась человека, который до последнего старался взять Силистрию. Обходя осадные работы, Шильдер был тяжело ранен осколком гранаты в ногу. Его пробовали еще спасти и отняли ногу, но 11 (23) июня генерал скончался. Государь Николай I в письме к князю Горчакову почтил память своего любимца словами: «Потеря Шильдера меня крайне огорчила; такого второго не будет, и по знанию, и по храбрости».

Горчаков, побуждаемый генералами и офицерами, всё же решился на штурм. Турецкий гарнизон в Силистрии крайне ослаб, голодал. Турки в Силистрии ждали со дня на день гибели. Штурм был назначен в ночь с 8 на 9 июня. Войскам сообщили, что сигнала к отступлению не будет. Солдаты были полны решимости взять вражескую крепость. Но за два часа до штурма пришло приказание Паскевича снять осаду и отступить за Дунай. Поводом к такому приказу было письмо, полученное Паскевичем от императора Николая Павловича, оно разрешало снять осаду и сообщало о враждебных мерах Австрии. Войска были возвращены в лагерь. Армию охватило всеобщее недовольство, а когда прошёл слух, что во всем этом виновата Австрия, озлобление на австрийцев стало всеобщим.

Дунайская кампания Восточной войны. Часть 4. Поражение

План осады крепости Силистрии в 1854 году

Отступление русской армии

Отступление русских войск шло планомерно. Турки держались на значительном расстоянии. Иногда происходили стычки, связанные с желанием Омера-паши показать Европе, что он «гонит» русские войска. На самом деле стычки всегда завершались отбрасыванием османов от русских позиций, после чего русские войска спокойно и не ускоряя темпов, продолжали отход.

Единственное серьёзное дело произошло у Журжева. 30-тыс. турецкий корпус пытался сломить сопротивление 9-й тыс. отряда генерала Соймонова и прорваться к Бухаресту. 23-25 июня шли бои. Турки, осмелевшие после провала осады Силистрии и появления первых частей союзников в Варне, смело атаковали малочисленный русский отряд. Журжев русские войска оставили. Турки, понеся значительные потери, остановили своё наступление. В этом бою русские войска потеряли более 1 тыс. человек (по другим данным, около 1,8 тыс.), османы — около 5 тыс. солдат.

Горчаков, собрав в городе Фратешти значительные силы, готовился дать османам сражение, но они из Журжева не показывались несколько дней. Поэтому отступление было продолжено. Часть войск отправили в Крым. Дальше эвакуация проходила спокойно. В конце августа последние русские отряды покинули Добруджу и пришли в Измаил. Согласно особому австро-турецкому соглашению, австрийская армия заняла эвакуируемую русскими территорию дунайских княжеств.

Французская пресса с радостью писала об избавлении Молдавии и Валахии от «русских варваров». Однако скоро местные жители пожалели об уходе русских. Австрийцы вели себя как настоящие оккупанты и хозяева края. Расплачивались плохо обеспеченными бумажками (они в самой Вене котировались на 30% ниже номинала), а русские расплачивались золотом. В Подунавье установился настолько дикий произвол, что прежняя русская оккупация казалась образцом правопорядка. Австрийские офицеры, избивавшие местных жителей палкой, считались «добрыми», бившие саблей — «сердитыми», убивавшие насмерть — «строгими», перед убийством истязавшие еще свои жертвы — «своевольными».

Надо отметить, что в Париже, Лондоне и Константинополе не понимали, почему русские отступили от Силистрии. Омер-паша объявил в Турции и Европе, что Силистрия была спасена от гибели благодаря его мудрости и храбрости. Маршал Сент-Арно по поводу отступления русских от Силистрии донёс в Париж, что видимо, царь хочет, чтобы Австрия помогла заключить ему мир, и поэтому решил снять осаду и очистить дунайские княжества. По приказу маршала полковник Виллер провёл исследование брошенных русских позиций у Силистрии. Французы восторженно отозвались о проделанной русскими инженерами работе. Шильдер и его сапёры сделали все возможное, чтобы крепость пала. Её осталось только взять.

Итоги

Дунайская кампания завершилась полной неудачей. Причем вины офицеров и солдат в этом не было. Причиной провала кампании стала не стойкость турецкой армии, а нерешительность верховного командования, политические соображения не дали русской армии одержать победу на Дунае. Россия отдала стратегическую инициативу противнику. Война перестала быть наступательной и становилась оборонительной (наступательные действия продолжались только на Кавказском фронте).

В России внезапный провал Дунайской кампании произвёл тяжелое впечатление. Все понимали, что это стратегическое и политическое поражение. Особенно были удручены славянофилы, которые связывали с наступление на Дунае большие надежды по освобождению балканских славян и единству славянского мира во главе с Российской империей. Их мечты о торжестве православия и единстве славянских народов рухнули или были отодвинуты на весьма дальнюю перспективу.

Повода для войны с Россией теперь не было: официально западные державы отстаивали интересы Турции. Уход русской армии из Молдавии и Валахии ликвидировал угрозу Османской империи. Однако англо-французская коалиция была не столько заинтересованы в целостности территории Турции, сколько в организации успешного нападения на саму Россию. Российскую империю планировали расчленить и отбросив от Балтийского и Черного морей, сильно ослабить. Поэтому после выводу русской армии из дунайских княжеств война не только не остановилась, но разгорелась ещё сильнее. Англия и Франция начинают агрессивные действия, как на Балтийском, так и Чёрном море.

В апреле началась высадка союзных войск в Галлиполи (Турция). Особенное усердие выказала Франция. Наполеон III хотел упрочить свое положение победоносной войной, которая восстановит значение Франции как великой державы и придаст ему ореол великого полководца и правителя. В июне войска стали перебрасывать в Восточную Болгарию, в район Варны. В основном союзные войска перебрасывали морем, частично шли своим ходом. В середине июля под Варной уже было 40 тыс. французов под началом маршала Сент-Арно и 15 тыс. англичан под началом лорда Раглана. Однако эвакуация русской армии из дунайских княжеств и занятие их австрийской армией сделало их пребывание в Варне бессмысленным.

Здесь союзники понесли первые большие потери — войска начала косить холера. За шесть недель заболело 8 тыс. французов, из них 5 тыс. умерло. Это сильно отразилось на боевом духе армии. Она уже без боевых действий понесла большие потери. Союзное командование решило провести первую боевую операцию — французский генерал Юсуф с 3 тыс. алжирских спагов и османских башибузуков во второй половине июля двинулся к Бабадагу, чтобы атаковать 7-ю русскую пехотную дивизию, которая стояла в Южной Бессарабии и на Нижнем Дунае. Однако по пути отряд «растаял» — болезни и дезертирство уничтожили соединение.

Чтобы выйти из стратегического тупика, лорд Раглан, корпус которого к этому времени был пополнен, предложил провести десантную операцию в Крыму. Он смог убедить союзные правительства и маршала Сент-Арно в реальности этого плана. В Крыму можно было рассчитывать на поддержку местного крымско-татарского населения, что должно было облегчить интервенцию. 22 августа войска стали сажать на корабли. 4 сентября у Евпатории началась высадка.

На Балтике сильный англо-французский флот блокировал русский Балтийский флот в Кронштадте и Свеаборге. Русские базы союзники атаковать не решились. Союзный флот высадил десант на острове Бомарсунд. 16 августа союзники захватили крепость Бомарсунд. Попытки других десантов провалились, и осенью 1854 года союзная эскадра покинула Балтийское море.

Австрия же продолжили дрейф в сторону англо-французского союза. Уже в первые дни июля в Париж прибыл из Вены посланник, который привёз согласие Австрии на четыре условия, которые выработала Франция. Их планировали предъявить Российской империи в качестве основы будущего мирного соглашения. Петербург должен был отказаться от Молдавии и Валахии; передать дело покровительства христиан подданных Османской империи всем великим державам; на Дунае планировали установить «свободу судоходства» (Россию лишали доступа к устью); Россия должна была согласиться на нейтрализацию Черного моря и дать согласие на пересмотр договора 1841 г. о проливах. В декабре 1854 г. Австрия объявила о союзе с Англией и Францией. Однако Австрия, оказывая давление на Россию, по-прежнему предпочитала не вступать в войну.

Пруссия в этих условиях повела себя неожиданно для Англии и Франции. Прусский король внезапно заявил, что больше не считает себя связанным договором с Австрией от 20 апреля. По этому договору Пруссия заключила союз с Австрией. Обе державы договорились, что если Россия вскоре не выведет войска из Молдавии и Валахии, то Австрия потребует их очищения, а Пруссия поддержит этот ультиматум. И в случае отказа России вывести войска, обе великие державы присоединятся к антирусскому союзу. Выступление Австрии и Пруссии также могло быть вызвано присоединением дунайских княжеств к России и активным наступлением русской армии на Балканах.

Теперь Берлин разорвал это соглашение. Это было связано с опасениями Берлина по поводу действий России. Англия и Франция были далеко, а Пруссия и Россия граничили. Прусский король Фридрих-Вильгельм IV знал, что Петербургу не надо перебрасывать войска к западной границе. Всю Восточную войну большие русские соединения стояли на границе Пруссии и Австрии и они были мощнее тех войск, которые дислоцировались в Подунавье и Крыму. Так, к открытию кампании 1854 года на Балтийском побережье стояла 125-тыс. армия цесаревича Александра Николаевича, а в Царстве Польском находилась 105-тыс. армия генерала Ридигера. Войска охранявшие Черноморское и Азовское побережья и Крым были намного малочисленнее — всего 45 тыс. штыков и сабель.

Государь Николай Павлович, раздраженный до последней степени двуличной политикой соседей, мог объявить войну Австрийской империи и Пруссии и наказать их. Кроме того, Берлин не хотел усиления Вены, которая оккупировала Молдавию и Валахию. Одновременно Австрия усиливалась тем, что вступила в союзнические отношения с Францией, французы теперь не угрожали захватом Ломбардии и Венеции. В результате Австрия могла получить преимущество в Германском союзе. Австрийско-французский союз был опасен Пруссии. Все заставляло Пруссию во время Восточной войны метаться между Россией и ей противниками.

Дунайская кампания Восточной войны. Часть 4. Поражение

Иван Фёдорович Паскевич

Источники:
Богданович М. И. Восточная война 1853—1856 гг. СПб., 1876 // http://adjudant.ru/crimea/bogdan00.htm.
Дубровин Н. Ф. История Крымской войны и обороны Севастополя. В 3 т. // http://www.runivers.ru/lib/book3087/.
Зайончковский А. М. Восточная война 1853—1856. СПб., 2002 // http://adjudant.ru/crimea/zai00.htm.
Керсновский А.А. История Русской армии // http://militera.lib.ru/h/kersnovsky1/index.html.
Петров А. Н. Война России с Турцией. Дунайская кампания 1853 и 1854 гг. В 2 т. // http://www.runivers.ru/lib/book3052/9644//.
Тарле Е. В. Крымская война: в 2-х т. // http://militera.lib.ru/h/tarle3/index.html/.
Шильдер Н. К. Карл Андреевич Шильдер. 1785—1854 // Русская старина, 1875 // http://www.memoirs.ru/rarhtml/1436Schilder.htm.
Щербатов А. П. Генерал-Фельдмаршал князь Паскевич. Его жизнь и деятельность. В 9 т. // http://www.runivers.ru/lib/book7662/.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. voyaka uh 26 мая 2014 11:46
    Царь Николай Первый 30 лет не реформировал армию. Генерал Паскевич
    успешно громил повстанцев и революционеров по всей Европе,
    на это войска старого образца годились. Но он понимал, что против
    регулярной турецкой армии с офицерами-европейцами
    и вооруженной новейшим оружием ему не потянуть. Поэтому старался
    избежать разгрома и спасти солдат.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня