Удар в нос

Удар в нос


Данная статья — трибьют спорам о необходимости бронирования оконечностей крейсеров и линкоров первой половины ХХ века.


Насколько опасными были повреждения носовой оконечности кораблей? К каким последствиям привели бы многочисленные осколочные пробоины в районе форштевня? Обширные затопления и опасный дифферент на нос, падение скорости? Насколько критичными для корабля были такие последствия?

Почему корпуса некоторых боевых кораблей (немецкие ТКР "Хиппер" и "Шарнхорст") были защищены броней (20...70 мм) до самого форштевня, в то время как их могучие соперники по другую сторону океана (американские ТКР типа "Балтимор" или ЛК типа "Айова") фактически не имели защиты за пределами броневой цитадели?

Чей подход оказался верным? Стоило ли "размазывать" броню по кораблю, прикрывая ею цепной ящик и складские помещения в носовой части? Чей опыт мог бы быть полезен при создании перспективных кораблей в ХХI веке?

В качестве небольшого исследования мы рассмотрим пару предельных случаев, когда открывшиеся течи приводили к ПОЛНОМУ затоплению всех отсеков в носовой части, или когда корабль вследствие катастрофических разрушений корпуса полностью терял носовую оконечность. Тем не менее, результаты этих страшных происшествий были прямо противоположны трагическим ожиданиям публики.

Спешите видеть!

Возвращение "Зейдлица"

...Бой разгорался с новой силой. "Куин Мери" стрелял из своих гигантских орудий по немецкому линейному крейсеру "Зейдлиц", раз за разом нанося противнику ужасные повреждения. Попадание в борт впереди фок-мачты вызвало сильные разрушения легких конструкций в носовой части корпуса. По главной палубе хлынула вода, стекая водопадом в погреба и посты на нижних палубах корабля.

Новое попадание — воспламенились заряды в левой бортовой башне ГК. Немцы успевают затопить погреб, избежав катастрофы.

Тяжелый всплеск от падения 343-мм снаряда по левому борту. Подводный взрыв распорол внешнюю обшивку корпуса, оставив рану длиной 11 метров.

Четвертое попадание снаряда с "Куин Мери" — разбито 150 мм орудие №6 левого борта.



Немцы также не оставались "в долгу", отвечая мощными залпами своих великолепных 280 мм пушек. Марсовые "Зейдлица" и "Дерфлингера" видели, как выпущенные немецкие снаряды ударили по броне и ушли в глубь корпуса "Куин Мери". В следующую секунду ничего не произошло, "Куин Мери" ответил очередным залпом. А затем вдруг взорвался и исчез в сполохах пламени и облаке густого дыма. На шедший в кильватере ЛКР "Тайгер" посыпался град из различного рода обломков и частей погибшего корабля.

Моряки Кригсмарине потрясенно взирали на результаты собственных действий, все еще не веря, что огромный корабль с экипажем в 1200 чел. мог вот так вот просто исчезнуть — за одну секунду...

Но долго радоваться победе им было не суждено. Всего через пару минут "Зейдлиц" содрогнулся от нового взрыва. Прорвавшийся британский миноносец "Петард" (по др. версии — "Турбулент") нанес удар в правый борт линейного крейсера, в районе 123 шп. под броневой пояс. Боевая часть торпеды массой 232 кг разворотила в подводной части пробоину площадью 15 кв. м. Вышли из строя носовая электростанция и 150-мм орудие №1 по правому борту. В результате обширных затоплений "Зейдлиц" принял 2000 тонн воды, что увеличило его осадку носом на 1,8 м (одновременно приподняв из воды корму на 0,5 м).



На этом удача окончательно оставила немцев. На горизонте появилась 5-я эскадра британских линейных кораблей — четверка современнейших сверхдредноутов типа "Куин Элизабет". За последующий час "Зейдлиц" получил семь прямых попаданий 381-мм снарядами, его палубы превратились в завалы из искореженной стали. Наибольшие проблемы доставил снаряд, пробивший борт в 20 метрах от форштевня и образовав в этом месте громадную пробоину 3 х 4 м. Именно эта пробоина впоследствии станет одной из главных причин обширных затоплений в носовой части "Зейдлица".

К шести вечера британские "Куины" вышли из боя, а избитый "Зейдлиц" вступил в новый бой с линейными крейсерами Гранд-флита. До наступления ночи он успел получить еще одиннадцать "плюх", в т.ч. восемь — снарядами калибра 305 мм, два — 343 мм, а также один 381-мм снаряд, выпущенный линкором "Ройал Оук".



Один из 305-мм снарядов разорвался на укладке противоторпедной сети, образовав между листами внешней обшивки щель длиной 12 м, началось поступление воды в средней части корпуса.

343-мм снаряд с "Принцесс Ройял" уничтожил мостик: от сотрясения вышли из строя оба гирокомпаса, а карты в штурманской рубке оказались забрызганы кровью находившихся там людей до такой степени, что на них ничего нельзя было разобрать.

Но особенно тяжелые последствия имело попадание 305-мм снаряда с ЛКР "Сент-Винсент", вызвавшее грандиозный пожар в кормовой башне ГК, в результате чего погиб весь её расчет, а сама башня полностью вышла из строя до конца боя.


Поврежденный ствол орудия "Зейдлица"


Итого: за сутки в немецкий линейный крейсер "Зейдлиц" попало 22 снаряда крупного калибра и одна торпеда, не считая пары снарядов калибра 102 и 152 мм. Потери среди экипажа составили 98 убитых и 55 раненых. Линейный крейсер продолжал следовать за своим флотом, постепенно погружаясь носом в воду и уменьшая скорость — до 19, затем до 15, 10, 7 узлов... К утру следующего дня линейный крейсер уже едва полз кормой вперед на 3-5 узлах, с креном 8° на левый борт. По палубам мчался неостановимый поток воды, проникавшей сквозь многочисленные крупные пробоины в бортах корабля. Не выдерживали расшатанные переборки, была нарушена герметичность водонепроницаемых отсеков... К 17:00 1 июня 1916 года расчетное кол-во воды, поступившее внутрь корпуса "Зейдлица" составило невероятные 5329 тонн или 21,2% от стандартного водоизмещения линейного крейсера! Рекорд.


Синим выделены отсеки, принявшие воду для выравнивания крена и дифферента




Как удалось "Зейдлицу" совершить чудо и в таком состоянии вернуться собственным ходом на базу? Назло всем превратностям, повреждениям, 8-балльному ветру и двум мелям, на которых пришлось посидеть, вследствие аномальной осадки носом (14 метров) и отсутствию исправных навигационных средств!..

Благодаря профессионализму командира крейсера — капитана 1-го ранга фон Эгиди и грамотным действиям дивизиона живучести под командованием корветтен-капитана Альвельслебена. Благодаря отваге и стойкости моряков, что не спали четверо суток после тяжелого боя, непрерывно поддерживая на плаву свой корабль. Благодаря самоотверженным действиям членов машинной команды, что работали и умирали, стоя по пояс в кипятке.

SMS Seydliz превратился в легенду, а его невероятное возвращение навечно вошло в историю как образец борьбы за живучесть.

Огрызок крейсера "Новый Орлеан"

Ночное побоище у Тассафаронга стало третьим по числу потерь среди моряков ВМС США после Перл-Харбора и разгрома у о. Саво. Янки, как обычно, честно "продули" сражение, имея на своей стороне количественное и техническое превосходство над противником.

Завязка была такова: ввиду появления аэродрома Хендерсон-Филд и перехода господства в воздухе в руки американцев, японцам ре оставалось ничего, кроме перехода к тактике "токийских экспрессов". Соединений быстроходных эсминцев, что могли за одну ночь доставить грузы сражающимся частям на о. Гуадалканал и еще до рассвета покинуть зону действия американской авиации.

30 ноября 1942 года "токийский экспересс" из восьми эсминцев под командованием контр-адмирала Р. Танаки в темноте "напоролось" на американскую эскадру (ТКР "Миннеаполис", "Новый Орлеан", "Пенсакола" и "Нотрхэмптон" под прикрытием легкого крейсера "Гонолулу" и четырех эсминцев).

Несмотря на отсутствие радиолокаторов, японцам удалось первыми разобраться в ситуации и нанести мощный удар по соединению ВМС США, пользуясь тактическими ошибками и откровенной глупостью командиров американских кораблей.

Пока янки отчаянно пытались попасть по единственному обнаруженному эсминцу противника, крейсеры "Миннеаполис" и "Новый Орлеан", один за другим, получили попадания "длинными копьями" — японскими кислородными торпедами калибра 610 мм. Двигавшийся позади них крейсер "Пенсакола" не нашел ничего лучше, чем пройти между поврежденными кораблями и противником. Японцы не упустили шанса и немедленно выпустили в возникший перед ними темный силуэт "длинное копьё", оторвавшее "Пенсаколе" левый гребной винт и превратившее машинное отделение крейсера в огненный ад. В горящем мазуте сгорело 125 моряков.

Удивительно, но после всего этого четвертый крейсер, "Нотрхэмптон", продолжал двигаться, как на параде, не меняя курса и даже не пытаясь уклониться от выпушенных японцами торпед. Исход очевиден — получив в район машинного отделения пару "длинных копий", крейсер полностью вышел из строя, лишился энергии, связи и беспомощно закружил на месте на единственном работающем винте. К утру его крен достиг 35°, и он затонул в 4 милях от побережья Гуадалканала.

Японцы потеряли в ночном бою 1 эсминец ("Таканами") и 197 чел.

Американцы потеряли тяжелый крейсер, а три уцелевших "подранка" навсегда вошли в историю как выдающиеся примеры борьбы за живучесть кораблей. Безвозвратные потери среди личного состава составили 395 чел.

Наиболее жутко выглядел после боя крейсер "Новый Орлеан".



Японское "копьё" ударило в район погребов носовых башен ГК. Взрыв 490-кг боевой части, сопряженный с детонацией боезапаса, полностью оторвал "Новому Орлеану" носовую часть — до самой башни ГК №2. Неприятности крейсера на этом не закончились. Оторванный кусок корпуса завело в сторону и с силой ударило о борт движущегося крейсера, образовав на всем протяжении его корпуса ряд пробоин. Уходя под воду, 1800-тонный "обломок" задел винты, при этом оказались погнутыми лопасти внутреннего винта по левому борту.

Мне пришлось это увидеть. Я двигался впритирку вдоль молчащей второй башни и был остановлен спасательным тросом, натянутым между леером левого борта и башней. Слава богу, что он был здесь, ещё один мой шаг, и я бы полетел головой вниз в тёмную воду с тридцатифутовой высоты. Нос «ушёл». Сто двадцать пять футов корабля и первая носовая артиллерийская башня с тремя восьмидюймовыми пушками «ушли». Восемнадцать сотен тонн корабля «ушли». Боже мой, все те ребята, с которыми я прошёл учебный лагерь, все погибли.

Герберт Браун, матрос с крейсера "Новый Орлеан"

Несмотря на обширные разрушения, потерю четверти длины корпуса и гибель 183 моряков, "огрызок" крейсера осторожно двинулся 2-узловым ходом к Тулаги, где была расположена передовая база американцев. Переход длиной в 35 миль был завершен к утру следующего дня. После проведения оперативного ремонта и сооружения временного "носа" из кокосовых бревен, "Новый Орлеан" спустя 12 суток вновь вышел в море и направился в Австралию, куда благополучно прибыл 24 декабря 1942 года.

Окончательно ремонт "Нового Орлеана" был завершен к лету 1943 года на верфи в Пьюджет Саунд (шт. Вашингтон). Крейсер вернулся в строй и в дальнейшем принимал участие во многих крупных кампаниях и морских сражениях Тихоокеанского ТВД — Уэйк, Маршалловы о-ва, Кваджалейн, Мадзуро, налет на Трук, Иводзима, Филиппины, Сайпан и Тиниан... 17 боевых звезд! Один из самых заслуженных крейсеров ВМС США.


USS Minneapolis (CA-36)


Что касается его "коллеги" — тяжелого крейсера "Миннеаполис", который был торпедирован в том же бою у Тассафаронга, пережил детонацию БК и также потерял носовую оконечность. Любопытно, что в отличие от "Нового Орлеана", оторванная носовая часть "Миннеаполиса" не затонула, а, надломившись, оказалась заведена под углом 70° под днище корабля. Несмотря на неприятности (включая оторванную носовую часть и разрушенное машинное отделение), этому кораблю также удалось добраться до берега, и после ремонта вернуться в строй.

Эпилог

Основные причины гибели кораблей в бою — это сильные пожары, нарушение остойчивости и детонация боекомплекта.

Как видно из приведенных примеров, повреждения в носовой части в этот перечень не входят. Даже после обширных затоплений и разрушений в носу, корабли, как правило, сохраняют львиную долю свой боеспособности и даже не пытаются идти ко дну.

Что уж говорить про мелкие осколочные пробоины и взрывы фугасов среднего/универсального калибра! Вызванные ими повреждения категорически не способны доставить значимых неприятностей и стать причиной потери хода и боеспособности крупного боевого корабля.

"Немецкая схема" с "размазыванием" противоосколочной брони по большой площади борта была ошибкой. Данный резерв стоило потратить на усиление защиты броневой цитадели, по-настоящему важных отсеков и механизмов корабля.

Наконец, вне зависимости от тяжести повреждений, ладно скроенный корабль с профессиональным и самоотверженным экипажем, способен демонстрировать чудеса живучести.

P. S. На заглавной иллюстрации к статье — линкор "Висконсин" после столкновения с эсминцем "Итон".




Тяжелый крейсер "Питтсбург" возвращается на базу после встречи с тропическим штормом
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

59 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти