Дальний Восток и его ТОРы

Около года назад в России началось обсуждение вопроса создания территорий опережающего развития – так называемых ТОРов. Появился проект федерального закона, в котором говорилось о создании ТОРов на Дальнем Востоке и в Прибайкалье. И чем ближе подходил момент начала функционирования территорий опережающего развития, тем больше небылиц относительно сущности и целей ТОРов появлялось в СМИ и Интернете. Дошло до того, что ТОРы были названы чуть ли не проектом по демонтажу России с прицелом на передачу российских земель иностранным государствам и отторжением собственности у россиян с одновременным опустошением целых региональных бюджетов. Конспирологические версии, как известно, быстрее других распространяются по Сети, а потому в стране успел сформироваться круг людей, которые, будучи не знакомыми с законодательной базой этого проекта, реально считают, что от России действительно начнут отхватывать территории Дальнего Востока.

Дальний Восток и его ТОРы



Главной питательной средой для культивации версии о «демонтаже России» является либо недоинформированность (или переинформированность...) тех граждан, которые об этом пишут, либо сознательное искажение фактов о территориях опережающего развития. А потому, чтобы ни первое, ни второе не приводили к странным конспирологическим умозаключениям относительности целей создания ТОРов, необходимо обратиться к первоисточнику, а именно Федеральному закону «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» и внесённым поправкам в этот закон. Закон принят Государственной Думой 23 декабря прошлого года и одобрен Совфедом 25 декабря.

Итак, что же государственные власти понимают под территорией опережающего социально-экономического развития?

Это территория субъектов РФ, расположенных в Дальневосточном федеральном округе, на которой установлены особые правовые режимы и нормы осуществления предпринимательской и иной деятельности.

В чём заключаются отличия ТОР от других российских территорий. Здесь целый перечень:

льготное подключение к объектам инфраструктуры,

действие правил свободной таможенной зоны,

льготные ставки арендной платы,

для упрощения системы администрирования и контроля - наличие на территориях опережающего развития отделений МВД, ФМС, МЧС, ФНС и других ведомств),

использование наиболее эффективных технических регламентов Организации экономического сотрудничества и развития.


А вот пункты, которые, по мнению конспирологов от СМИ, приведут к отторжению ТОРов от Российской Федерации:

налоговые льготы и льготы по страховым выплатам,

специальный льготный режим землепользования,


возможность в льготном порядке привлекать к трудовой деятельности квалифицированный иностранный персонал,

и, наконец, особый (упрощённый) режим государственного контроля.


Якобы эти пункты свидетельствуют о том, что государственные власти России собираются самоустраниться от контроля функционирования ТОРов, которые «обязательно будут заселены иностранцами». Эти иностранцы на льготных условиях якобы приберут к рукам русскую земельку, а так как им обещают налоговые льготы, то ничегошеньки они не будут выплачивать в региональный (и, соответственно, в федеральный) бюджет. В то же время, к примеру, в издании с громким названием «Институт высокого коммунитаризма» утверждается, что российская власть принятием такого закона и вовсе идёт по украинским стопам, - приводятся якобы параллели с украинским предоставлением возможностей добывать сланцевый газ компаниям Shell и Chevron. Сам закон о ТОРах и вовсе назван "законом об отторжении российских территорий".

На самом деле, подозрение о том, что дальневосточные земли собираются «слить» каким-то иностранным государствам под красивой вывеской ТОРов – это эффект слишком уж разыгравшегося воображения авторов ряда отечественных СМИ. Когда власти говорят о том, что Дальний Восток нужно развивать, к дальневосточному экономическому сегменту нужно привлекать инвестиции, то все буквально в один голос заявляют: Да! Правильно! Даёшь! Но как только дело доходит до конкретных предложений и действий, начинаются попытки наковырять в законе каких-то «антинародных» и «антигосударственных» пунктов, способных «оторвать Дальний Восток от России». Однако «антинародного» можно в таком случае наковырять в любом российском законе, начиная с Конституции…

Так в чём, собственно, слабость ТОРов, которую, как выясняется, высокие лбы обнаружили ещё до того, как ТОРы реально начали функционировать? В том, что квалифицированным иностранным гражданам предлагается вести на этих территориях свою профессиональную деятельность? То есть миллионы неквалифицированных гостей из солнечных азиатских республик, трудовая деятельность которых вообще не прописана ни одним крупным законодательным актом, уже в порядке вещей, а попытка пригласить квалифицированных иностранцев для участия в проекте развития Дальнего Востока выглядит «продажей Родины»… Ну, ладно бы так судили люди, которые действительно десятилетия труда отдали Дальнему Востоку, развивали потенциал этого региона и остались в нём, несмотря ни на какие сложности. У таких людей есть полное право говорить о том, что Дальний Восток нужно поднимать исключительно своими руками. Но когда о ТОРах на ДВ, как о слабом звене российской государственности, говорят люди, не представляющие себе, где вообще этот ДВ находится и какие масштабы имеет, то это просто смешно. Если нет желания, чтобы на Дальний Восток приезжали работать квалифицированные иностранцы, то кто ж против? – пусть приезжают те, кто ратует за развитие ДВ силами россиян, при этом находясь за тысячи км от западных окраин Дальневосточного федерального округа.

Но вот ведь незадача – такие не приезжают. Может быть, таких людей подстегнёт решение президента о выделении жителям Дальнего Востока по 1 гектару земли в частное пользование? И это вряд ли. Подстегнёт такое решение тех, кто действительно желает работать и зарабатывать, кто устал от обещаний поддержки и теперь, когда такая поддержка начинает проявляться, реально готов ею воспользоваться во благо своей семьи и развития региона.

Особые экономические условия для бизнеса и производственной деятельности – то, без чего о развитии Дальнего Востока можно забыть вообще. Вот если бы решений о создании таких условий на ДВ не принималось на госуровне, то, глядишь, лет через 35-40 (а то и раньше) иностранные граждане (известной национальности) и без учёта мнения российских властей решили бы воспользоваться опустевшими пространствами по своему усмотрению. А так Дальний Восток при наличии умного администрирования, льготных условий налогообложения, качественно проработанной системы землепользования и недропользования вполне может стать одним из самых привлекательных для инвестиций (и российских, и зарубежных) российских макрорегионов. Может стать… А ведь может и не стать по целому ряду причин: от законодательного бездействия (этот пробел вроде бы заполняется), от саботажа принятых законов (это серьёзная проблема не только в условиях Дальнего Востока, где до Бога высоко, а до царя далеко…), от пресловутой коррупции, которая нередко на корню вырубает самые благие инициативы и, пожалуй, ещё от конспирологии и обструкции в адрес любых решений, когда в этих решениях предлагают обязательно найти то, чего в них нет.

Так что ТОРы вполне могут стимулировать рост Дальнего Востока в экономическом плане, если буквой закона распорядятся не во благо собственного чиновничьего кармана, а во благо развития населения этого гигантского региона с гигантскими потенциалами.
Автор:
Володин Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

48 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти