Штурм Евпатории

160 лет назад, 5 (17) февраля 1855 г., русские войска в Крыму попытались взять штурмом Евпаторию. Ещё со времени высадки союзной армии на полуострове расположение вражеских сил в этом городе вызвало опасение у русского командования: противник мог занять Перекоп. Турецкие войска были переброшены с Дунайского фронта к Евпатории. Кроме того, русский император Николай побуждал командование активизировать действия. В Петербурге ожидали прибытия дополнительных французских войск и сардинского корпуса. Атака русских войск была неудачной, так как противник ожидал нападения.

Ситуация перед сражением. Силы сторон

Разведку перед сражением главнокомандующий русскими войсками в Крыму князь Меншиков поручил командиру евпаторийского отряда барону Врангелю и начальнику артиллерии этого отряда Хрулёву. Барон Врангель сообщил, что город хорошо укреплён, и он не может поручиться за успех операции. Генерал Хрулёв, наоборот, подошёл близко к Евпатории и даже переговорил с местными жителями, и счёл, что успешный штурм возможен. Земляные укрепления города ещё не были завершены, насыпи были низки, что способствовало атакующим войскам. Хрулёв не сомневался в успехе предполагаемой операции.


Поэтому Меншиков поручил проведение операции Хрулёву. Степан Александрович Хрулёв был храбрым и опытным командиром. Начал боевую деятельность Хрулёв во время Польского восстания 1830 г. В ряде дел Хрулёв зарекомендовал себя очень храбрым и способным офицером. Во время Польской кампании он не раз имел случай выказать изумительное хладнокровие, редкую распорядительность и полное пренебрежение ко всякой опасности, качества, которые сделали его в будущем одним из героев обороны Севастополя. Хрулёв стал хорошим артиллеристом, неоднократно привлекался к решению различных технических проблем и считаясь знатоком артиллерийского дела. Успешно Хрулёв воевал и в Венгерскую кампанию 1849 года. За отличную храбрость и мужество Хрулёв был награжден золотой саблей с надписью «за храбрость» и получил чин генерал-майора. В 1853 году Хрулёв в составе отряда под командованием генерала В. А. Перовского отличился при штурме кокандской крепости Ак-Мечети, где он командовал артиллерией, руководил осадными работами и возглавил одну из штурмовых колонн. За этот дело Степан Александрович был произведен в чин генерал-лейтенанта.

Когда началась Крымская война, Хрулёв воевал на Дунайском фронте, где, несмотря на общее неудовлетворительное действие русской армии, также проявил себя с положительной стороны. С декабря 1854 г. Хрулёв состоял при главнокомандующем морскими и сухопутными силами в Крыму князе Александре Меншикове.

Меншиков отдал под начало Хрулёва пехоту и часть кавалерии евпаторийского отряда, в составе 22-х батальонов, 24-х эскадронов и 5-ти казачьих сотен. Всего около 19 тыс. человек при 108 орудиях.

Город Евпатория имел каменную стену, которую союзники после сражения при Инкермане (Инкерманское сражение; Часть 2), усилили сплошным земляным валом с глубоким и широким рвом. Артиллерия была значительно усилена, увеличили как число батарей, так и их вооружение. Ранее небольшой евпаторийский гарнизон был укреплен несколькими турецкими батальонами, переброшенными из Балаклавы и Камыша. В конце 1854 г. перебежчики из Евпатории доносили русскому командованию, что вражеский гарнизон состоит из примерно 10 тыс. турок, 5 тыс. крымских татар и 700 французов и англичан, не считая экипажей кораблей, которые могли поддержать свои сухопутные войска резервами и огнем артиллерии. Эти данные были явно завышены.

Однако 28 января (9 февраля) вражеская группировка была серьёзно усилена — в Евпатории высадился турецкий корпус под началом Омера-паши, две турецкие и одна египетская дивизии, с двумя эскадронами и двумя полевыми батареями, всего 21,6 тыс. солдат. При этом в городе оставался прежний турецко-татарский гарнизон, небольшой отряд французов и экипаж превращенного в береговую батарею французского корабля «Генрих IV». Всего группировка противника достигла 30 тыс. человек, имевших около 100 пушек. Кроме того, с моря союзные войска могли поддержать огнем корабельной артиллерии несколько британских, французских и турецких пароходов и кораблей.

Хрулёв, с учётом того, что местность впереди города простреливалась с флангов корабельной артиллерией союзного флота, первоначально решил главный удар нанести в центре, чтобы снизить воздействие корабельного огня на русские войска. Однако для отвлечения сил и средство противника предусмотрел две отвлекающие атаки на фланги союзников, которые должны были начаться несколько ранее главного удара. Всей пехотой командовал князь Урусов, артиллерией — Шейдеман. Правою колонною руководил генерал-майор Бобылев. В состав его отряда входили: полки Черниговский, Полтавский, уланские полки эрцгерцога Австрийского Леопольда (Украинский) и Новоархангельский, две сотни казаков и 4 батареи. Средней колонной командовал генерал-майор Тетеревников. В её состав входили: Алексопольский и Кременчугский полки, греческий батальон, сотня казаков и 3 батареи. Левой колонной руководил генерал-майор Огарев. В её состав входили: Азовский полк, Подольский егерский полк, Московский драгунский полк, две сотни казаков и 4 батареи. Для наблюдения за Сакскою косою для прикрытия сообщения с Симферополем были оставлены Каргопольский и Кинбурнский драгунские полки, 2-я бригада резервной уланской дивизии.

Штурм Евпатории

Русский генерал, герой Крымской войны Степан Александрович Хрулёв (1807—1870)

Сражение

Генерал Хрулев планировал открыть артиллерийский огонь прямо с ближней дистанции, наиболее эффективной для поражения противника. С этой целью, чтобы защитить орудия и стрелков от огня вражеской артиллерии, решили возвести перед сражением полевые укрепления. В ночь перед атакой русские войска, под прикрытием казачьих постов и стрелковой цепи, приступили к устройству артиллерийских позиций и индивидуальных окопов для стрелков. Оборудование позиций шло в 250 саженях от городской ограды.

К рассвету 5 (17) февраля 1855 г. позиции для 76 орудий первой линии были готовы. В резерве было оставлено 32 орудия. За артиллерией, примерно в 200 саженях, в первой линии стояло шесть батальонов, по два от каждой колонны. Во второй линии также было шесть батальонов, в резерве располагалось 10 батальонов. Кавалерия была построена уступами за внешними флангами резервов правой и левой колонн.

Противник, очевидно, знал о приготовлениях русских войск штурму, но не мешал. Союзники также готовились к бою. Все орудия и ракетные станки были размещены на позициях, их обслуживали французы и частично египетские артиллеристы. Отдельное укрепление впереди мельниц занял египетский полк с полевой артиллерией. Все остальные укрепления защищали османские войска. Египетские войска в основном расположились в резерве.

В 6 часов утра началась артиллерийская перестрелка, поддержанная огнем стрелков-штуцерников. Несмотря на превосходство союзников в крупнокалиберной артиллерии, русская артиллерия действовала более удачно, заставив замолчать много вражеских орудий и взорвав 5 зарядных ящиков и погребов. Успеху нашей артиллерии содействовали русские стрелки, которые заставили своим метким огнем неприятельских солдат ослабить ружейный огонь.

Хрулёв, заметив ослабление вражеского огня, решил начать штурм левым крылом, чтобы отрезать гарнизон Евпатории от Сакской косы. Артиллерия левой колонны была усилена. Под прикрытием артиллерийского огня адъютант князя Меншикова, подполковник Панаев, подошёл к стенам города со стороны Сакского озера, выдвинув вперёд греческих добровольцев и четыре сотни спешенных казаков, за которыми в резерве следовал спешенный батальон драгун. Скрываясь за стенами кладбища и в каменоломных ямах, русские войска подошли к укреплениям города на сто шагов и завязали с противником перестрелку.

К 10 часам вся русская линия выдвинулась на расстояние 150 сажень от укреплений Евпатории. Русские легкие батареи открыли картечный огонь. Под прикрытием артиллерийского огня русские войска атаковали противника. Шедшие впереди 3-й и 4-й батальоны Азовского пехотного полка под началом генерал-майора Огарева и батальон греческих добровольцев под командованием Панаева, за которым шли спешенные драгуны, были встречены сильным артиллерийско-ружейным огнем с укреплений и корабельным огнем с двух пароходов.

Несмотря на сильный огонь и потери наши войска вышли ко рву, но не смогли его форсировать, так как он был заполнен водой, а взятый с собой штурмовые лестницы оказались короткими. Чтобы не нести напрасные потери, генерал Хрулев отвел войска назад. Поняв, что гарнизон Евпатории более сильный, чем предполагали и штурм будет сопряжен с огромными потерями с неизвестным результатом, Хрулёв приказал отступать. Кроме того, обороне города помогал вражеский флот. Несколько пароходов приблизились к берегу и стали поражать не только передовые две линии, но и дальние резервы.

Правая и средняя колонны отошли спокойно. Левую колонну попытались атаковать три эскадрона и батальон пехоты противника. Вражеская кавалерия попыталась опрокинуть русскую пехоту. Однако 1-й и 2-й батальоны Азовского полка, которые прикрывали отход остальных войск левой колонны, построились в каре и приготовились встретить противника картечью и штыками. Неприятельская кавалерия, приблизившись к русской пехоте и видя её готовность к бою, не решилась атаковать. К 11 часам стрельба прекратилась, и русские войска вернулись к местам прежней дислокации.

Итоги

Русские войска потеряли в этой безрезультатной атаке 769 человек (включая 168 убитых). Официальные потери союзников — около 400 человек. В действительности же они потеряли гораздо больше, но как обычно занижали свои потери. Русская артиллерия действовала с близкой дистанции, поражая противника большею частью ядрами и гранатами, что неизбежно вело к большим потерям. Среди погибших был командир египетской дивизии Селим-паша.

Как отмечал в своём донесении Хрулёв, пехота в очередной раз доказала мужество и храбрость, свойственные русскому солдату; артиллерия под командованием полковника Шейдемана действовала отлично; кавалерия хорошо защищала фланги. «Вообще рвение офицеров и солдат в бою истинно было примерно».

Русская атака не привела к успеху. Угроза русскому флангу была сохранена. Союзная армия получила возможность и далее продолжать осаду Севастополя. Турецкая армия, выдержав натиск русских войск, была несколько приободрена.

Донесение князя Меншикова о новой неудаче получено было в Петербурге 12 февраля. Николай уже лежал больной и не мог лично заниматься делами. Разочарования и огорчения последнего времени окончательно сломили железное здоровье императора. 18 февраля (2 марта) Николай I скончался. Перед смертью он отозвал князя Меншикова из армии и возложил командование войсками в Крыму на князя Горчакова, с оставлением за ним руководства над Южной армией, которая ожидала вторжения австрийцев.

Штурм Евпатории

Штурм Евпатории

Штурм Евпатории

Памятник русским воинам, погибшим при штурме Евпатории 5 (17) февраля 1855 г. Скульптор А. Горностаев
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8
  1. Фин 5 февраля 2015 10:34
    а взятый с собой штурмовые лестницы оказались короткими.

    Это было самым серьезным косяком, который фактически не дал взять город.
  2. Сергей-8848 5 февраля 2015 11:05
    Исходя из общего сложившегося (не всеми принятого) анализа ситуации в Крымской войне, самая большая неудача всей кампании - это Меньшиков.
    Причём Крымская она - только по названию самых ожесточённых баталий. И соловецкие жители, и обитатели Петропавловска смело и по праву могут считать себя победителями в той войне.
    1. ВВП 5 февраля 2015 12:24
      Крымскую войну по праву можно назвать второй отечественной - военные действия велись от Атлантики до тихого океана и от Белого моря до Чёрного, включая территорию Турции. Мы воевали против трёх крупнейших в мире империй и одного королевства, при том, что ещё две империи в любой момент могли выступить на их стороне. Фактически против нас ополчился почти весь мир.
      Я не согласен с точкой зрения наших и зарубежных историков в том, что мы проиграли...
      Да мы не смогли удержать Севастополь, но зато перемололи под его стенами множество войск, элитные части Англии и Франции.
      Захватили важнейшие стратегические пункты на северо-востоке Турции, включая мощную, неприступную крепость - Карс, разгромили её флот в Синопском сражении, отразили атаки Англии с севера и на дальнем востоке...

      Скорее это боевая ничья, поэтому даже захваченный Севастополь удержать союзники трёх держав не смогли, хотя и планировали это сделать и вынуждены были ограничиться разменом на Карс...
      1. 97110 5 февраля 2015 17:57
        Цитата: ВВП
        Я не согласен с точкой зрения наших и зарубежных историков в том, что мы проиграли..

        Читал, что англичане до сих пор отмечают атаку своей лёгкой кавалерии под Балаклавой. Не как день победы, а как поминки по погибшим. Погибшим несколько глупо, надо сказать.
      2. egor670 8 февраля 2015 03:51
        абсолютно согласен
  3. кобальт 5 февраля 2015 21:13
    Давно уже хочу чтобы сняли хороший фильм про эту войну с отражением боевых действий от белого моря до Камчатки надо чтобы молодежь знала и понимала что запад всегда будет враждебен к нам и использовать любую возможность откусить от нас лакомые куски либо контролировать нас а вот фиг им.
    1. ВВП 8 февраля 2015 13:34
      Одна только оборона Петропавловска займёт как минимум один полнометражный фильм. Оборона была настолько героическая, а силы настолько не равны, что это можно сравнить разве что с 300 спартанцами...
  4. JääKorppi 8 февраля 2015 11:55
    С учётом того, что против России воевал практически весь ЕС ( на границе были сосредоточены прусские и австро-венгерские войска), а в планы Англосаксоа входило отторжение Польши и Финляндии, как минимум и подписание мирного договора(капитуляции России) в Санкт - Петербурге, итог войны, с учётом военно- технической подготовки армии, можно считать победой.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня