F-35. Выбор оружия!


Добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем одним только добрым словом.
— Джонни Карсон



Больше всего вопросов вызывает внутренний отсек вооружений. Отличительная черта всех истребителей пятого поколения и других летательных аппаратов (ЛА), претендующих на звание “стелс”.

Наличие бомбоотсека сулит немалые выгоды:

— уменьшение заметности ЛА для вражеских радаров за счет отсутствия громоздких боеприпасов на подкрыльевых/подфюзеляжных пилонах (уменьшение значения ЭПР);

— частичное снятие ограничений на пилотаж ЛА. Находящиеся в бомбоотсеке боеприпасы полностью защищены от напора набегающего воздуха. Уменьшается лобовое сопротивление самолета. Уменьшается момент инерции и повышается маневренность, за счет размещения боеприпасов вблизи продольной оси ЛА.

В то же время существует ряд сомнительных моментов:

1. Усложнение конструкции. Вместительный бомбоотсек входит в противоречие с плотной компоновкой современного истребителя-бомбардировщика. В последний раз такое видели полвека назад, у палубного А-5 “Виджилент”: термоядерные “плюшки” загружались в длинный узкий тоннель, запиравшийся вышибной заглушкой в хвостовой части самолета. Остроумное тех. решение стало поводом для многочисленных шуток, но в наши дни такое не пройдет. Истребителю пятого поколения необходим “классический” бомбоотсек со створками для эффективного применения широкого ассортимента средств поражения и размещения др. видов целевой нагрузки.

Бомбоотсек должен находиться вблизи центра тяжести ЛА, т.к. сброс бомб не должен нарушать центровку самолета.

Бомбоотсек должен быть приспособлен под установку различных типов замков и держателей бомб, барабанных ПУ и др. вспомогательного оборудования.


Сброс 500-футовой бомбы "Пэйвуэй" с лазерным наведением


Инженеры “Локхид Мартин” совершили подвиг, сумев интегрировать два бомбоотсека в конструкцию своего F-35. Наряду с S-образными воздухозаборниками двигателя и необходимостью размещения внутри фюзеляжа гигантского запаса топлива: полностью заправленный F-35 несет в баках 8 тонн керосина — больше, чем любой другой однодвигательный ЛА в истории авиации. И больше, чем большинство из его более крупных и тяжелых “соперников”.

При всем этом F-35 остается скромным 15-метровым самолетом, одним из самых компактных многоцелевых истребителей эконом-класса.

2. Серьезной проблемой остается применение оружия на сверхзвуке. “Локхид Мартин” дает всецело положительный ответ. По мнению отечественных экспертов, американские “Рэпторы” и “Лайтнинги”, наоборот, лишены всякой возможности раскрывать створки бомбоотсеков на сверхзвуковых скоростях. Единственный, кто, в теории, обладает такой возможностью — это российский ПАК ФА.

3. Но главная проблема — вместимость внутренних отсеков вооружений.

Параметры F-35 таковы:
— два бомбоотсека, по две точки подвески в каждом;
— макс. масса подвесных элементов во внутренних отсеках составляет 5000 фунтов (~ 2 тонны).

F-35. Выбор оружия!


Все это позволяет разместить на борту без потери скрытности до четырех ракет класса “воздух-воздух” средней/большой дальности (AIM-120 AMRAAM), либо две-четыре управляемые авиабомбы легкого класса (как пример — 113 кг планирующие SDB с макс. дальностью пуска 100 км) в комбинации с парой УР “воздух-воздух”, либо две тяжелые авиабомбы или крылатые ракеты (как пример: 907-кг бомбы Mk.84 с комплектом GPS (JDAM), планирующие высокоточные боеприпасы JSW массой 681 кг или противокорабельные ракеты JSM). Для начала неплохо!

Иными словами, вместительность внутренних бомбоотсеков позволяет “Лайтнингу” вступать в бой, имея на борту в любой комбинации до 4 УР “воздух-воздух” (“Сайдуиндер”, AIM-132 и IRIS-T с тепловым наведением на цель, либо AIM-120 с активной радиолокационной ГСН).



Это соответствует тому разумному минимуму, принятому для оснащения истребителей поколений 4/5. Размещение на борту большего кол-ва боеприпасов ведет к излишнему утяжелению самолета и снижению его маневренности в ближнем бою. В соответствии с практикой и условиями современных боёв, не представляется возможным выпустить свыше четырех ракет за тот короткий промежуток времени, проходящий с момента обнаружения цели до окончания воздушной схватки. Притом, истребители всегда действуют в составе групп — минимум парой, а чаще по четыре, шесть и более самолетов в одном строю.

В то же время инженеры “Локхид Мартин” выражают намерение поставить F-35 вне конкуренции среди всех истребителей пятого поколения по кол-ву вооружения во внутренних бомбоотсеках. В 2012 году прошла информация о создании перспективной УР Lockheed Martin CUDA.



Объект представляет всеракурсный кинетический перехватчик c возможностью поражения воздушных целей (пилотируемых ЛА, БПЛА, крылатых и баллистических ракет), а в перспективе — контрастных наземных целей и кораблей. Основные требования к новой ракете:

— всеракурсное наведение (360°);
— максимально возможная маневренность, перегрузки до 50g;
— дальность пуска — не меньше чем у “обычных” УР семейства AIM-120 (120...180 км);
— возможность (а точнее, необходимость) уничтожения цели путем прямого попадания;
— относительно низкая стоимость — по причине малых габаритов самой ракеты и отсутствия боевой части;
— длина — 178 сантиметров!

Согласно расчетам, во внутренний отсеках F-35 должно поместить до 12 подобных боеприпасов!

CUDA, несомненно, шедевр — 10 колец по 18 микродвигателей (перфорированный участок в носовой части ракеты), чем и обеспечивается высокая маневренность и беспрецедентная точность ракеты. Система, подобная кинетическому перехватчику, входящему в состав боекомплекта системы ПВО/ПРО “Пэтриот” PAC-3.

Единственная проблема: вследствие ограничений по длине, конструкторам пришлось сделать ставку на кинетическую БЧ, взамен гораздо более простой и надежной схемы с подрывом осколочно-фугасного заряда на близком расстояния от цели. Кинетические перехватчики ( SM-3 системы “Иджис”, наземный PAC-3) успешно поражают боеголовки баллистических ракет и даже космические спутники, двигающиеся по известной траектории. Но как покажется себя кинетическая CUDA в борьбе со сверхманевренными Су-35 и ПАК ФА, что движутся по непредсказуемой траектории в плотных слоях атмосферы?

На этот вопрос предстоит ответить в ближайшие годы. Пока же, основным оружием F-35 в воздушном бою остается проверенная AIM-120 AMRAAM с дальностью пуска 180 км (последняя мод. AIM-120D). С помощью этих ракет натовские пилоты одержали 100% побед в воздушных боях за последние 20 лет. В ходе международных учений и моделирования воздушных боев, сторонние участники непременно требуют исключить AMRAAM из условий: в противном случае, результаты воздушных схваток складываются очевидным образом, несмотря на высокую маневренность, наличие ОЛС, нашлемных прицелов и др. сильных качеств противников.


Запуск AIM-120 Advanced Medium-Range Air-to-Air Missile (AMRAAM)


AMRAAM летит настолько далеко, насколько нужно. Несмотря на потенциальную возможность создания УР “воздух-воздух” любой дальности (300, 400, да хоть 1000 км), если цель — плотный строй Б-52 в стратосфере.

Увы, массогабариты и ЭПР современных боевых самолетов на порядок отличаются от размеров стратегического бомбардировщика. Самолеты все более “уходят в тень”, снижая свою заметность за счет технологии “стелс”. При этом дальность их обнаружения наземными РЛС, АВАКСАами и радарами истребителей на практике не превышает нескольких десятков километров.

В конечном итоге дальность пуска определяется не запасами топлива в ракете, а возможностями БРЛС истребителя. Воздушную цель мало обнаружить и взять на устойчивое сопровождение. Нужно аккуратно “подвести” ракету к цели, до того момента, когда собственная РЛГСН ракеты сможет (и сможет ли вообще, в случае со “стелсом”) захватить цель с дистанции в пару десятков км (ввиду миниатюрных размеров и малой излучаемой мощности радиолокационной ГСН). До этого момента управление бортовым автопилотом ракеты осуществляется с борта истребителя: радар непрерывно определяет изменение положения цели и, одновременно, “удерживает” узким лучом выпущенную ракету, транслируя на её борт данные о текущем положении цели.

Понятно, что на практике дальность таких “радиоигр” не может превышать пары сотен км. О том, как все это заработает в реальном бою, в случае постановки активных помех средствами РЭБ противника.

УР сверхбольшой дальности бесполезны: типичная БРЛС истребителя не способна ни обнаружить, ни навести ракету на цель с расстояния в 400-500 км. И какого либо прогресса в данной области не намечается: компактные авиационные радары, в принципе, не обладают размерами и мощностями, свойственных антеннами могучих С-300/С-400, но даже С-400 не берется утверждать о гарантированном уничтожении малоразмерной цели типа “истребитель” с расстояния 400 км.

Что касается споров о преимуществах активной ФАР, то в данном случае, она дает обратный эффект: ввиду меньшего КПД излучения, дальность обнаружения АФАР меньше, чем у ПФАР аналогичной мощности (разумеется, АФАР обладают рядом других великолепных преимуществ).

Оттого все инсинуации вокруг “малой” дальности полета AMRAAM и “критические сравнения” её возможностей с отечественной Р-37 или перспективной КС-172 (400 км) не имеют большого смысла.

Вооруженные парой таких ракет, и при наличии двух “Сайдуиндеров” ближнего боя, истребитель F-35 превращается в грозного непредсказуемого противника. Чьи возможности подкрепляются фантастическим радаром AN/APG-81, всеракурсной системой обнаружения AN/AAQ-37 DAS и малой заметностью самого истребителя.


Противокорабельная ракета воздушного базирования JSM (модификация норвежской Kongsberg NSM) во внутреннем бомбоотсеке F-35. Технология "стелс", двусторонняя линия связи, дальность пуска 280 км.


Что касается применения "Лайтнинга" в качестве бомбардировщика, то даже в “стелс”-варианте ударные возможности и ассортимент вооружений F-35 позволяют решить практически любую задачу по уничтожению важнейших объектов военной и гражданской инфраструктуры противника.

Возможно, кто-то усмотрит здесь попытку фальсификации. “Всего” две тонны бомб во внутренних бомбоотсеках — против заявленных “Локхидом” восьми тонн боевой нагрузки! Боевая нагрузка F-35 в варианте “стелс” соответствует многоцелевым истребителям второго-третьего поколений.

Однако, важно понимать, что F-35, как и все существующие / разрабатываемые истребители пятого поколения, вынуждены иметь встроенный комплекс прицельно-навигационного оборудования для “работы по земле”, а также иметь необходимый запас топлива во внутренних баках (использование ПТБ предусмотрено лишь для совершения сверхдальних перелетов между театрами военных действий). В результате две тонны боевой нагрузки F-35 — это чистая “боевая нагрузка”, бомбы. В отличие от многоцелевых истребителей предыдущего поколения, что вынуждены тратить значительный резерв своей “боевой нагрузки” на прицельные контейнеры и подвесные/конформные топливные баки.

Когда же вопрос с вражеской авиацией и ПВО будет решен, начнутся будни “крылатых рабочих войны”. Малозаметность потеряет значение.
Пришел черед боевых вылетов с макс. нагрузкой с задачей “вбомбить противника в каменный век”.

Бомбить, бомбить, бомбить…

Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

249 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти