Восточно-Померанская операция

70 лет назад, 10 февраля 1945 г., началась Восточно-Померанская стратегическая операция. Эта операция по своему размаху и результатам стала одной из важнейших операций победной кампании 1945 года. Она завершилась полным разгромом немецкой группировки — группы армий «Висла» и освобождением от вражеских войск Восточной Померании и всего южного побережья Балтийского моря — от Данцига (Гданьска) и Гдыни до устья Одера. В результате разгрома померанской группировки противника была ликвидирована угроза флангового удара по советским войскам, которые наступали на центральном (берлинском) направлении, что стало предпосылкой для победного завершения Великой Отечественной войны. Кроме того, в ходе операции советские войска завершили освобождение польского народа, вернув ему исконные славянские земли на побережье Балтийского моря, включая Померанию-Поморье.

Ситуация перед сражением

Восточно-Померанская операция была проведена в промежуток между большим наступлением советских войск в январе 1945 г., завершившимся прорывом мощной и глубоко эшелонированной обороны противника между Вислой и Одером, поражением немецких войск в Западной Польше, выходом войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов на реки Одер и Нейсе (Перед падением Германии. Висло-Одерская операция; Часть 2), окружением группировки противника в Восточной Пруссии (Второй штурм Восточной Пруссии. Инстербургско-Кёнигсбергская и Млавско-Эльбингская операции),Берлинской операцией 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов. По сути, Восточно-Померанская операция возникла в процессе проведения Висло-Одерской и Восточно-Прусской операций и стала продолжение грандиозного зимнего наступления Красной Армии.


К началу операции на правом стратегическом фланге советско-германского фронта сложилась своеобразная и сложная обстановка. В западной части Латвии была окружена группа армий «Курляндия». В ходе первого этапа Восточно-Прусской операции восточно-прусская группировка противника была расчленена на три группы, включая гарнизон Кёнигсберга. Немцы продолжали контролировать Восточную Померанию, где сосредоточили крупную группировку войск для нанесения контрудара по флангу и тылу 1-го Белорусского фронта, угрожавшего Берлину.

Войска 1-го Белорусского фронта, прорвав оборону противника на Висле, вышли силами армий центра к реке Одер и, форсировав этот последний мощный водный рубеж на подступах к германской столице, заняли плацдармы на ее левом берегу в районе Кюстрина и Франкфурта-на-Одере. Армии центра 1-го Белорусского фронта продолжили борьбу за расширение плацдармов на западном берегу Одера и по уничтожению немецких гарнизонов в Кюстрине и Франкфурте. Правое крыло фронта решало задачи по прикрытию фланга и тыла от удара померанской группировки противника.

В начале февраля 1945 г. между войсками правого крыла 1-го Белорусского фронта и войсками 2-го Белорусского фронта, основные силы которого вели тяжелые бои окруженной восточно-прусской группировкой противника, образовался большой 150-километровый разрыв. Его прикрывали незначительные силы войск правого фланга 1-го Белорусского фронта. Без разгрома немецких войск в Померании наступать на берлинском направлении было крайне опасно.

Командование 1-го Белорусского фронта в соответствии со сложившейся обстановкой на правом фланге было вынуждено принимать срочные меры для того, чтобы обезопасить войска от флангового удара восточно-померанской группировки вермахта. Разгром войск противника в Восточной Померании позволял вывести армии правого крыла на линию реки Одер и продолжить наступление на берлинском направлении. Общая военно-политическая обстановка требовала немедленного решения задачи по разгрому немецких войск в Восточной Померании и ликвидации окруженной группировки в районе Кёнигсберга.

Задачу по ликвидации восточно-прусской группировки возложили на войска 3-го Белорусского фронта. Его усилили, передав ему четыре армии правого крыла 2-го Белорусского фронта. 2-му Белорусскому фронту Ставка Верховного Главнокомандования поручила оставшимися силами нанести поражение восточно-померанской группировке противника и занять всю Восточную Померанию — от Данцига (Гданьска) до Штеттина (Щецина), выйдя на побережье Балтики. Армии Рокоссовского перешли в наступление 10 февраля 1945 г., практически без подготовки.

Таким образом, первоначально задачу ликвидации восточно-померанской группировки противника должен был решить 2-й Белорусский фронт под командованием Константина Рокоссовского. Однако войска Рокоссовского были истощены ожесточенными и длительными боями (около месяца) в Восточной Пруссии, передачей четырех армий 3-му Белорусскому фронту. Наступление началось почти без подготовки и проходило в тяжелых условиях наступившей весенней распутицы, в лесисто-болотистой местности. В результате наступление войск 2-го Белорусского фронта развивалось медленно и вскоре застопорилось. Немецкие войска не только сдерживали наступление 2-го Белорусского фронта, но и по-прежнему предпринимали упорные попытки прорыва в тыл 1-му Белорусскому фронту, наращивая мощь померанской группировки.

Поэтому к ликвидации восточно-померанской группировки верховное командование решило привлечь войска 1-го Белорусского фронта под командованием Георгия Жукова. Ставка дала указание силами правого крыла 1-го Белорусского фронта подготовить удар на северном направлении в общем направлении на Кольберг. Войска Жукова должны были, отражая упорные и яростные атаки немецких войск, пытавшихся прорвать оборону правого крыла 1-го Белорусского фронта восточнее Одера, и выйти в тыл группировке советских войск нацеленной на Берлин, одновременно подготовить удар с целью уничтожить во взаимодействии с 2-м Белорусским фронтом восточно-померанскую группировку врага. Войска Жукова должны были перейти в наступление 24 февраля.

Восточно-Померанская операция

Советские артиллеристы ведут огонь из 122-мм гаубицы А-19 на улице Данцига. Источник фотографий: http://waralbum.ru/

План операции

До того, как в сражение включились войска 1-го Белорусского фронта, армии 2-го Белорусского фронта 8 февраля получили указание перейти в наступление центром и левым крылом на север и выйти к 20 февраля на линию устья р. Висла, Диршау, Бютов, Руммельсбург, Нойштеттин. На втором этапе операции, 1-й Белорусский фронт должен был, получив свежую 19-ю армию, наступать на запад, в общем направлении на Штеттин и правым флангом освободить Данциг и Гдыню. В итоге войска Рокоссовского должны были занять всю Восточную Померанию и побережье Балтийского моря.

На первом этапе операции 65-я армия должна была с плацдарма на Висле наступать на северо-западном направлении, на Черск и далее Бютов. 49-я армия получила задачу развить наступление в направлении на Бальденберг, 70-я армия с приданными одним танковым и одним механизированным корпусами — овладеть рубежом Шлохау, Пройсс-Фридланд, в дальнейшем двигаться в общем направлении на Темпельсбург. Для усиления удара левого фланга 3-й гвардейский кавалерийский корпус получил задачу занять район Хойнице, Шлохау, затем наступать на Руммельсбург и Бальденберг.

Однако 2-й Белорусский фронт по ряду объективных причин не мог самостоятельно решить стратегическую задачу по освобождению Восточной Померании от гитлеровских войск. Поэтому к операции подключили армии Жукова. 1-й Белорусский фронт в этот период должен был решать несколько задач: 1) по отражению ударов восточно-померанской группировки, пытавшейся прорваться в тыл советской группировке сосредоточенной для наступления на берлинском направлении; 2) по ликвидации окруженных групп противника в районах Познань, Шнайдемюль, Дойч-Кроне и Арнсвальде; 3) по уничтожению сильных гарнизонов противника на правом берегу Одера в районах городов Кюстрин и Франкфурт-на-Одере; 4) по удержанию и расширению захваченных на западном берегу Одера плацдармов. Кроме того, фронт осуществлял подготовку для продолжения наступления на Берлин. По мере продвижения войск 2-го Белорусского фронта в северо-западном направлении державшие оборону на померанском направлении соединения 1-го Белорусского фронта высвобождались и, переходя в его второй эшелон, выдвигались на берлинское направление.

Теперь 1-й Белорусский фронт подключили к ликвидации померанской группировки противника. Это решение Ставки было связано с тем, что войска 2-го Белорусского фронта, из-за усилившегося сопротивления сил противника, приостановили наступление. Германское верховное командование продолжало усиливать группу армий «Висла», пытаясь не допустить советского наступления на Берлин. Для этого немцы формировали мощную группировку в Восточной Померании, которая нависала над флангом 1-го Белорусского фронта и не давала ему возможности перейти в наступление на берлинском направлении. При успехе контрнаступления восточно-померанской группировки немцы надеялись ликвидировать успехи январского наступления советских войск между Вислой и Одером. Кроме того, удерживая Восточную Померанию за собой, немцы сохраняли возможность для отвода своих войск из Восточной Пруссии и эвакуации курляндской группировки.

Советская Ставка, чтобы покончить с группировкой противника в Восточной Померании в кратчайшие сроки и продолжить наступление на Берлин, решило бросить в бой силы двух фронтов. 17 и 22 февраля Ставка дала указания командующим войсками 1-го и 2-го Белорусских фронтов о проведении дальнейшего наступления. Общий замысел операции состоял в том, чтобы ударами смежных флангов 2-го и 1-го Белорусских фронтов в общем направлении Нойштеттин, Кёзлин, Кольберг рассечь вражескую группировку и, развивая наступление общим правым крылом на запад выйти к Одеру, а левым крылом на восток к Гданьску, уничтожить немецкие войска.

Рокоссовский решил левым флангом фронта, куда выводилась 19-й армия, усиленная 3-м гвардейским танковым корпусом, нанести удар на Кёзлин. Левое крыло фронта должно было выйти к морю, а затем повернуть на восток и наступать на Гдыню. Войска правого крыла и центра фронта — 2-я ударная, 65-я, 49-я и 70-я армии, продолжали наступление на северном и северо-восточном направлениях, на Гданьск и Гдыню. Они должны были добить окруженную ударом 19-й армии немецкую группировку.

Командование 1-го Белорусского фронта 20 февраля решило сначала перейти к жесткой обороне и в течение нескольких дней (до 25-26 февраля) обескровить ударные группировки противника, наступавшие из района Штаргарда, а затем перейти в мощное контрнаступление. Для решения этой задачи привлекались армии правого крыла фронта — 61-я и 2-я гвардейская танковая армии, и дополнительно 1-я гвардейская танковая армия из второго эшелона. К началу наступления также перебросили 3-ю ударную армию. Основной удар наносился в общем направлении на север и северо-запада, на Кольберг и Каммин. Вспомогательные удары наносили войска 1-й армии Войска Польского на правом фланге и 47-й армии — на левом фланге, в направлении на Альтдамм.

Для быстрейшего прорыва обороны противника и развития высоких темпов наступления Жуков планировал в первый же день наступления фронта бросить в сражение две танковые армии. Войска 1-й гвардейской танковой армии получили задачу занять район Вангерин, Драмбург, затем наступать в общем направлении на Кольберг, навстречу войскам 2-го Белорусского фронта. Войска 2-й гвардейской танковой армии должны были наступать в северо-западном направлении, в начале наступления захватить район Фрайенвальде, Массов, далее наступать на Каммин. Мощные удары армий фронта должны были привести к разгрому 11-й немецкой армии.

Таким образом, главный удар наносился силами двух общевойсковых и двух танковых армий (61-я, 3-я ударная армии, 1-я гвардейская танковая и 2-я гвардейская танковые армии), а флангах вспомогательные удары наносили 1-я польская и 47-я армии.

Восточно-Померанская операция


Планы германского командования

Главной целью германского командования было любой ценой сорвать наступление советских войск на Берлин, попытаться отбросить их за Вислу, чтобы выиграть время. В Берлине ещё надеялись найти общий язык с англо-американским руководством, заключить перемирие с западными державами и сохранить ядро нацистского режима в Германии и Австрии. После перемирия с Западом можно было перебросить все силы на Восточный фронт. Продолжая войну, в Берлине надеялись на изменение политической ситуации в мире (ссору союзников) и на «чудо оружие». Так, есть мнение, что к осени 1945 г. или немного позднее Германия могла получить ядерное оружие.

Для реализации этой цели германское командование планировало любой ценой удержать курляндский плацдарм в Прибалтике, район Кёнигсберга, связав на длительное время значительные советские силы блокадой этих областей. Кроме того, советские войска надеялись сковать очаговой обороной в крупных городах и бывших крепостях, расположенных на территории Силезии (Бреслау, Глогау), в долине Одера (Кюстрин и Франкфурт), в Восточной Пруссии и Померании. Одновременно германское командование перебрасывало все возможные силы и резервы, в том числе снимая части с Западного фронта, в Восточную Померанию. Сосредоточив в Померании сильную группировку, преимущественно из подвижных соединений, немцы надеялись нанести мощный удар во фланг и тыл советских войскам, наступающим на берлинском направлении. При успешном развитии наступления была надежда вернуть рубеж реки Висла, ликвидировав результаты январского наступления Красной Армии.

На первом этапе операции, пока шло сосредоточение ударной группировки, войскам первого эшелона группы «Висла» была поставлена задача вести жесткую оборону, не допустить прорыва советских войск в глубь Восточной Померании, измотать и обескровить их.

Кроме того, существовал более обширный план контрнаступления. Немецкие войска должны были нанести сильный удар не только из Померании, но и из Глогау на Познань. Сходящиеся удары вермахта должно было привести к эвакуации советских войск из Западной Польши, за Вислу. Однако осуществить этот план немецкое командование не могло, так как не было ни времени на подготовку, ни соответствующих сил и средств.

Стоит также помнить, что Восточная Померания играла важную роль в германской экономике — здесь располагалось большое количество военных предприятий, область была важной аграрной базой, снабжающей Рейх хлебом, мясом, сахаром и рыбой. Здесь располагались крупные базы военного и торгового флота Германской империи.

Восточно-Померанская операция

Немецкие войска на марше в Померании
Восточно-Померанская операция

Немецкие станковые 88-мм противотанковые гранатометы «Пупхен» (Raketenwerfer 43 «Puppchen»), захваченные Красной армией в одном из городов Померании

Советские силы

В составе 2-го Белорусского фронта в начале сражения было четыре общевойсковые армии — 2-я ударная, 65-я, 49-я и 70-я армии, подкрепленные 2 танковыми, механизированным и кавалерийским корпусами. Позднее фронт был усилен 19-й армией и 3-м гвардейским танковым корпусом. С воздуха наступление поддерживала 4-я воздушная армия. В составе фронта было 45 стрелковых и 3 кавалерийских дивизии, 3 танковых, 1 механизированный и 1 кавалерийский корпуса, 1 отдельная танковая бригада и 1 укрепраойн. Всего фронт насчитывал более 560 тыс. человек.

Из войск 1-го Белорусского фронта в операции приняли участие шесть армий — 47-я, 61-я, 3-я ударная, 1-я польская, 1-я гвардейская танковая и 2-я гвардейская танковая армии. С воздуха сухопутные войска поддерживала 6-я воздушная армия. В составе правого крыла фронта было 27 стрелковых дивизий, 3 кавалерийских дивизии, 4 танковых и 2 механизированных корпуса, 2 отдельных танковых, 1 самоходно-артиллерийская бригады и 1 укрепрайон. Всего более 359 тыс. человек, плюс более 75 тыс. польских солдат (5 пехотных дивизий, кавалерийская и танковая бригады).

Таким образом, советские силы (вместе с поляками) насчитывали около 1 млн. человек (78 стрелковых и кавалерийских дивизий, 5 пехотных польских дивизий, 10 механизированных и танковых корпусов, 2 укрепрайона и т. д.).

Восточно-Померанская операция

Советский тяжелый танк ИС-2 на улице города Штаргард в Восточной Померании

Германские силы. Оборона

Восточную Померанию обороняла группа армий «Висла» под командованием рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера. В её состав входили 2-я, 11-я армии, 3-я танковая армия, имевшие в своем составе более 30 дивизий и бригад, в том числе 8 танковых дивизий и 3 танковые бригады. Уже в ходе сражения число дивизий довели до 40. Кроме того, в восточно-померанскую группировку входило значительное число отдельных полков и батальонов специального назначения, бригад, полков и дивизионов артиллерии усиления, батальонов ополчения. На побережье сухопутные войска поддерживала береговая и корабельная артиллерия. С воздуха сухопутные силы поддерживала часть 6-го Воздушного флота (300 машин).

2-я полевая армия под командованием Вальтера Вейсса (с марта Дитрих фон Заукен) держала оборону перед войсками 2-го Белорусского фронта. На левом фланге оборонялись 20-й, 23-й армейские корпуса и корпусная группа «Раппард». Они имели позиции на берегах рек Ногат и Висла, а также удерживали крепость Грауденц. В центре и на правом фланге оборонялись части 27-го армейского, 46-го танкового и 18-го горнострелкового корпусов. В первом эшелоне было до 12 дивизий, во втором, включая резервы, 4-6 дивизий.

11-я армия Антона Грассера (вновь сформированная 11-я танковая армия СС, армия 1-го формирования погибла в Крыму) держала оборону перед войсками правого крыла 1-го Белорусского фронта. В её состав входили соединения 2-го армейского, 3-го и 39-го танковых корпусов, 10-го корпуса СС, корпусная группа «Теттау», две ландверные и три запасные дивизии.

Чтобы усилить эти армии, германское командование перебрасывало в Восточную Померанию соединения, которые раньше держали оборону по тыловому рубежу на Одере от Штеттинской бухты до Шведт. Из Восточной Пруссии в Померанию стали перебрасывать части 3-й танковой армии. Армейскому управлению 3-й танковой армии подчинили 11-й армейский, 7-й танковый корпус и 16-й корпус СС, которые были в резерве группы армий «Висла». Верховное германское командование планировало усилить восточно-померанскую группировку 6-й танковой армией, которую перебрасывали с Западного фронта. Однако в связи с осложнением ситуации на южном фланге стратегического советско-германского фронта 6-ю танковую армию направили под Будапешт. В целом немецкая группировка к 10 февраля имела 10 корпусов, включая 4 танковых, объединенных в три армии, две держали оборону в первой линии, третья была в резерве.

Кроме того, в советском тылу продолжали сопротивление окруженные группы противника: в районе Шнайдемюль — до 3 пехотных дивизий (около 30 тыс. солдат), в районе Дойч-Кроне — около 7 тыс. человек; Арнсвальде — около 2 дивизий (20 тыс. человек). По данным советской разведки восточно-померанскую группировку укрепляли за счёт войск в Курляндии и Восточной Пруссии.

Померания представляла собой холмистую равнину, покрытую на треть лесами. Кашубская и Померанские возвышенности, а также большого количества озер с узкими дефиле между ними, рек и каналов, стесняло маневр войск вообще, и подвижных особенно. Такие реки как Висла, Варта и Одер были серьёзными преградами на пути войск. Кроме того, в феврале и марте наступала теплая, слякотная погода, что в условиях большого количества водоемов и болотистых мест, приводило к тому, что войска могли двигать только вдоль дорог. В результате область по своим природным условиям была очень удобна для организации прочной обороны.

Восточная Померания имела развитую сеть железных, шоссейных и грунтовых дорог. Шоссе в большинстве своем имели твердое покрытие. В качестве коммуникация также использовали речные и морские пути сообщения. Висла, Одер, Быдгощский канал и р. Варта были судоходны обычно почти круглый год. На побережье были крупные порты, особенно Данциг, Гдыня и Штеттин, которые были базами германского флота. Практически все города и населенные пункты были связаны телеграфно-телефонными линиями связи, в том числе и подземными. Это облегчало манёвр, переброску немецких войск и их связь.

Восточно-Померанская операция

Трупы погибших солдат и подбитый немецкий танк Pz.Kpfw. VI Ausf. B «Королевский Тигр». Померания

Немцы вели активные работу по оборудованию укреплений и созданию сильных опорных пунктов. В этих работах участвовали не только полевые войска и специальные организации, но гражданское население и пленные. Ещё в 1933 г. на польско-германской границе был построен Померанский вал. Левый фланг вала примыкал к приморским укреплениям в районе Штольпмюнде, далее линия проходила через укрепленные опорные пункты Штольп, Руммельсбург, Нойштеттин, Шнайдемюль, Дойч-Кроне (южная часть вала была прорвана советскими войсками) и примыкала к оборонительным сооружениям на берегах рек Одер и Варта. Основу померанской линии составляли долговременные боевые сооружения, которые обороняли небольшие гарнизоны от взвода до роты. Их усиливали полевые укрепления. Полевые сооружения прикрывались развитой системой противотанковых и противопехотных заграждений вроде рвов, железобетонных надолбов, минных полей и проволочных линий. Ряд городов, включая Штольп, Руммельсбург, Нойштеттин, Шнайдемюль, Дойч-Кроне были узловыми опорными пунктами. Они были подготовлены к круговой обороне, имели много дотов и других инженерных сооружений. На побережье находились приморские укрепрайоны — в районе Данцига, Гдыни, косы Хель, Леба, Штольпмюнде, Рюгенвальде и Кольберга. Здесь имелись специально оборудованные позиции береговой артиллерии.

Данцигский и Гдыньский имели систему обороны, выстроенную фронтом на юго-запад. Данциг и Гдыня имели по несколько полос обороны, которые опирались как на долговременные сооружения, так и на полевые укрепления. Сами города были подготовлены к уличным боям. В начале 1945 г. Померанский вал был дополнен оборонительным рубежом по западному берегу Вислы, от устья до города Быдгощ, фронтом на восток и далее по рекам Нетце и Варта до Одера, позициями на юг. Эта оборонительная линия глубиной в 3-5 км состояла из двух — пяти траншей и на наиболее опасных участках была усилена долговременными огневыми точками.

Восточно-Померанская операция

Противотанковые заграждения у дороги в окрестностях Данцига

Продолжение следует…
Автор: Самсонов Александр


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 6
  1. qwert 11 февраля 2015 09:35
    Плюсую. Хоть отвлекся от Украинского вопроса и разговоров о кризисе. Иногда приятно прочитать и исторические статьи, тем более если они вызывают гордость за свою Родину и наш народ. Разбавлять чернуху сегодняшнего дня просто необходимо. Спасибо автору.
    1. wanderer987 11 февраля 2015 09:55
      Одна из самых сложны и своевременных операций Красной армии, такую мощную группировку противника оставлять на фланге нельзя было не в коем случае, как показало время, ликвидация Померанской группировки вермахта была абсолютно правильной перед предстоящим штурмом Берлина, чтобы избежать контр удара с севера.
  2. Сергей-8848 11 февраля 2015 18:23
    Дедушка мой так в Кенигсберге его, гада, и придушил. Некогда ему было до Берлина ходить. Дома - бабушка моя и пять сыновей. Благодаря ему - все живы и были. Благодаря им - мы все живы. И они живы рядом с нами, пока мы про них помним.
  3. moskowit 11 февраля 2015 18:25
    Жду продолжения. Информация полезна. Мой отец в составе 70-й армии участвовал в этой операции. Но в открытом доступе, кроме общих карт, мало что есть. Хотя бы действия корпусов. Отец воевал в 608-м Гдынском артиллерийском полку 165 Седлецкой дивизии.
  4. moskowit 11 февраля 2015 18:38
    В 60-х годах была открыта дискуссия с подачи маршала Чуйкова,- "Мог ли пасть Берлин в феврале 1945 года." К сожалению великий воин Чуйков не видел опасности удара во фланг 1-го Белорусского фронта немецкими войсками группы "Висла" с Померанского плацдарма. Вопрос этот долго обсуждался высшими военными. Мнения разделились. Предполагалось, что 2-ой Белорусский фронт мог блокировать и удержать группировку врага. Но потом пришли к консенсусу, что проведение Восточно-Померанской операции было крайне необходимо. Весь ход её доказывал правоту Верховного Главнокомандования. Рокоссовский со своим ослабленным фронтом никак бы не смог сдержать наступательного порыва фашистской группы войск.
  5. мичман 11 февраля 2015 21:00
    И вот сегодняшние поляки забыли как их потомки численностью 1 млн. бойцов сворачивали шею фашизму. Как коротка память извращенцев. Это можно отнести и к болгарам. Еще в 1967 году я встречал в Восточной Померании подземные заводы Вермахта. Мне приходилось по долгу службы бывать в городе Ладушкине (Людвиг сталь). Прекрасное место. Берегите его, русские люди. Честь имею.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня