Многоосные ракетоносцы

С появлением принципиально новых видов сверхзвуковой авиации и ракетного вооружения в конце 1950-х годов началась самая ожесточенная фаза противоборства советского ВПК сразу со всеми странами членами НАТО во главе с Соединенными Штатами Америки. Именно на их достижения в последующие три десятилетия ориентировались советские ученые и конструкторы, создававшие собственные еще более мощные и эффективные ракетные системы РВСН для надежной обороны страны и потенциального ответного удара. Вместе с ними с 1960-х годов в секретных КБ проектировали специальные сверхмощные многоосные автомобили-шасси нетрадиционных конструкций, служившие для несения новых отечественных подвижных ракетных систем средней и межконтинентальной дальности поражения. Первые советские колесные стратегические ракетные комплексы (СРК) осуществляли боевое дежурство в пунктах постоянной дислокации, на маршрутах боевого патрулирования и на специально обустроенных полевых стартовых позициях. На появление мощных зарубежных разведывательных систем и спутников-шпионов Советский Союз ответил созданием принципиально новых грунтовых мобильных пусковых установок (ГМПУ) с межконтинентальными баллистическими ракетами, являвшихся главной ударной силой подвижных грунтовых ракетных комплексов (ПГРК), полную автономность которых поддерживали колонны многочисленных машин сопровождения и обеспечения их боевого применения. Обычно ПГРК хранились в закрытых металлических ангарах с раздвигавшейся крышей и несли боевое дежурство в постоянном движении по специальным замкнутым грунтовым трассам длиной в несколько сотен километров, причем наносить ракетно-ядерный удар такие мобильные системы могли с коротких остановок на любой точке маршрута и на любой местности, что делало их практически недосягаемыми для ответных действий противника.

Пройдя короткую стадию создания поисковых пятиосных шасси для подвижных ракетных комплексов, в новых советских системах СРК и ПГРК применялись уже более совершенные и мощные серийные шести– и семиосные шасси повышенной грузоподъемности, разработанные в минском СКБ-1 (УГК-2) и выпускавшиеся на спецпроизводстве МАЗа. Эксплуатация таких машин на твердых, гладких и ровных дорогах с минимальными перепадами высот и постоянное наличие мобильных заправочных и ремонтных средств привели к сравнительно невысоким эксплуатационным качествам по проходимости, скорости и запасу хода, а также относительно малому гарантийному сроку работы основных агрегатов. При этом на первое место выходили требования по прочности, надежности, высокой полезной нагрузке и монтажным возможностям шасси, а также способность к оперативному развертыванию и эффективному боевому применению ракетного вооружения. В ходе дальнейшего совершенствования и повышения боевых, размерных и весовых параметров перспективных стратегических ракет параллельно возрастали все показатели опытных шасси для их транспортировки и пуска, что привело к появлению принципиально новых внедорожных колесных ракетоносцев уникальных конструкций мощностью свыше 1800 л.с. и полезной нагрузкой до 220 т, имевших до 12 ведущих мостов. На таких машинах применяли самые передовые отечественные дизельные, многотопливные и газотурбинные силовые агрегаты, электрический привод всех колес, автоматические трансмиссии, регулируемую гидропневматическую подвеску, самые редкие и дорогостоящие особо легкие и прочные материалы. Проектированием первых самоходных пусковых установок (СПУ) занималось ОКБ завода «Баррикады» под руководством Г. И. Сергеева. В 1973 – 1983 годах оно имело обозначение СКБ-1 и позднее – объединенное ЦКБ, которыми руководил главный конструктор В. М. Соболев. Сборку комплектных изделий и основных средств их обеспечения осуществлял завод «Баррикады», а все твердотопливные ракеты для них проектировал Московский институт теплотехники.

Многоосные ракетоносцы

Главное мобильное ракетное оружие РВСН СССР – межконтинентальный комплекс «Тополь»



Так под прессом гонки вооружения и «холодной войны» в обстановке полной изоляции за «железным занавесом» гигантскими усилиями конструкторов секретных КБ, институтов, военных и автомобильных заводов в СССР были созданы самые передовые многоосные шасси серийного изготовления для подвижных комплексов «Пионер» средней дальности и межконтинентальных «Темп-2С» и «Тополь», равных которым не было ни в одной из самых развитых стран мира. Они были способны поражать объекты противника вплоть до территории США и создавали реальную угрозу войскам НАТО как в Западной Европе, так и за океаном. В этой узкой и сверхсекретной области незаметно для посторонних глаз Советский Союз многие годы являлся абсолютным мировым лидером как по мощи, точности и дальности действия своих ракетных комплексов, так и по совершенству конструкции и эффективности несших их автомобилей. Кроме «Тополя», такие системы никогда не появились на военных парадах, но иностранные спецслужбы располагали сведениями о них, которые в руководстве НАТО вызывали бессильную ярость и страх. В результате Запад был вынужден пойти на унизительные для него переговоры с Советским Союзом о прекращении производства подвижных СРК и их полной ликвидации, что само по себе являлось косвенным признанием военного превосходства СССР. Для достижения мирового военного паритета по международным договорам 1970 – 1980-х годов Советский Союз сократил несколько своих ракетных систем, многие из которых к тому времени уже устарели. Положение круто изменилось, когда в разгар перестройки в состав ликвидируемых комплексов зачастую «случайно» попадало самое передовое советское вооружение на мобильных шасси, причем параллельно с этим были заморожены разработки десятков других подобных уникальных систем.

С началом безудержной многоступенчатой демилитаризации СССР вся эта мощная и отлаженная секретная система, находившаяся на государственном обеспечении, быстро развалилась, ознаменовав конец как невыносимой гонке вооружений и «железному занавесу», так и своему собственному ВПК, составлявшему одну из основ советской экономики. Последние восьмиосные ракетные шасси МАЗ, построенные за год до развала СССР, поначалу оказались невостребованными в демократической России, руководство которой надеялось на вечное мирное сосуществование с бывшими противниками. Этого не случилось, и только через много лет минские шасси стали мобильной основой самого мощного отечественного ПГРК «Тополь-М». Но время было утеряно: от бывшего советского военно-автомобильного комплекса уже почти ничего не осталось, а Запад тем временем успел уйти далеко вперед...

ПРОТОТИПЫ ПЯТИ– И ШЕСТИОСНЫХ ШАССИ

Рождение крайне редкого и малочисленного поколения советских неполноприводных пятиосных шасси было связано с поиском наиболее оптимальных конструкций многоосной базы подвижных СРК. Впервые такая машина была разработана в 1968 году и возглавила семейство будущих ракетовозов МАЗ-547, но себя не оправдала и тут же была заменена на полноприводный шестиосный вариант. К этой схеме вернулись в 1980-е годы, когда общая компоновка полноприводных многоосных военных шасси уже сформировалась. В то время появились два экспериментальных представителя пятиосного семейства Брянского и Минского автозаводов, являвшиеся лишь пробными удлиненными версиями четырехосных машин и затем не получившие никакого развития. Рождение первого советского полноприводного шестиосного шасси с колесной формулой 12x12 состоялось в середине 1960-х годов. Благодаря энтузиазму и таланту специалистов 21 НИИИ прародителем всего обширного в будущем семейства тяжелых ракетовозов стал макетный образец «Изделие 103» (И-103), придавший мощный заряд энергии конструкторам минского СКБ-1 в деле развития и совершенствования многоосной техники для РВСН.

БАЗ-69481М

(1987 г.)


В 1987 году, в рамках работ по опытным сухопутным четырехосным машинам серии 6948/69481, на Брянском автозаводе под руководством Ю. И. Мосина был построен уникальный по своей концепции пятиосный автомобиль-шасси БАЗ-69481М (10x8) грузоподъемностью 18,6 т для монтажа новой ракетной системы. Он также входил в семейство «Основа-1» и получил военный индекс «Вощина», его детальной разработкой занимался ведущий конструктор А. С. Коптюх. В этой машине сочетались два оригинальных для советского и мирового автомобилестроения поисковых решения: несимметричная компоновка с пятью парами колес и только четырьмя ведущими мостами, а также достаточно прочный негерметизированный несущий корпус водоизмещающего типа, внешне напоминавший плавающие машины. От своего ближайшего предшественника 69481 новый автомобиль отличался более вместительным сварным корпусом и установкой третьей неведущей оси, которая вместе с двумя штатными задними ведущими мостами образовывала трехосную тележку, выдерживавшую повышенные нагрузки. Увеличение массы машины привело к установке двух более мощных 260-сильных двигателей КамАЗ-740.3 с бортовыми трансмиссиями, усиленных подрамников и узлов ходовой части. В остальном в общей конструкции шасси 69481М серьезных изменений не произошло. На его первоначальном исполнении корпус был низким открытым, затем его переделали в более высокий кузов с пологими скосами крыши и рабочим отсеком с брезентовым верхом. Снаряженная масса машины составила 21,5 т, полная – 40,5 т. Радиус поворота – 16,5 м. Максимальная скорость осталась на уровне 70 км/ч, запас хода снизился до 900 км. В 1987 году БАЗ-69481М проходил приемочные испытания в 21 НИИИ и сразу же не получил одобрения военных. Он обладал недостаточной проходимостью и надежностью, связанными с установкой двух дополнительных неведущих колес и применением схемы с нечетным количеством мостов. При движении по неровной дороге столь оригинальные конструктивные решения приводили к неравномерному перераспределению ударных нагрузок на колеса, подвеску, трансмиссию и раму машины, а во время преодоления даже невысоких преград вся нагрузка кратковременно приходилась только на один средний мост.

Многоосные ракетоносцы

Сухопутное корпусное шасси БАЗ-69481М (10x8) с двумя 260-сильными двигателями КамАЗа. 1987 год


Тем временем с начала 1980-х годов в коломенском СКБ-221 параллельно с разработкой комплекса «Ока-У» проводилось проектирование модернизированного оперативно-тактического комплекса «Волга» увеличенной дальности действия (900 – 1000 км) для замены системы «Темп-С». Его пусковую и заряжающую установки планировались разместить на будущем шасси 69481М. Из них удалось завершить только оборудование опытного образца транспортно-заряжающей машины с боевым расчетом из четырех человек, а после подписания Договора о ликвидации РСМД все дальнейшие работы по комплексу «Волга» и по шасси были прекращены. Его единственным развитием в 1989 году стал гражданский вариант БАЗ-69511П, тоже не получивший развития в те смутные времена.

МАЗ-7929

(1989 – 1991 гг.)


Своим появлением опытное 35-тонное шасси МАЗ-7929 (10x8) обязано серьезным трудностям, возникшим при разработке перспективного компактного ПГРК 15П159 «Курьер» с межконтинентальной ракетой 15Ж59. Первоначально его планировалось смонтировать на трехосном шасси, затем – на четырехосном МАЗ-7909, но в процессе испытаний и доработок увеличенная масса ракеты заставила перейти на еще более грузоподъемную колесную базу. Ею стал оригинальный пятиосный автомобиль МАЗ-7929, базировавшийся на агрегатах машин 543М и 7909. Он получил дополнительную четвертую неведущую ось и в отличие от всех своих военных предшественников марки МАЗ впервые был оснащен вынесенной вперед единой моноблочной 3-местной кабиной со сварным каркасом и стеклопластиковыми облицовочными панелями. Как и вариант 7909, машину МАЗ-7929 также оборудовали дизельным двигателем ЯМЗ-8424.10 мощностью 420 л.с., механической 9-ступенчатой коробкой передач и доработанной ходовой частью от серии 543. Ее снаряженная масса составила 25,0 т, полная – 60 т, габаритные размеры – 15 180x3400x3462 мм.

В 1989 году было собрано четыре шасси 7929. Они одновременно поступили на завод «Баррикады» и на приемочные испытания в 21 НИИИ. В Бронницах МАЗ-7929 тоже не получил положительной оценки из-за своей недостаточной проходимости, свойственной пятиосной схеме, но в то же время в Волгограде одно шасси было переоборудовано под макетный образец СПУ комплекса «Курьер». Вместе с автомобилем МАЗ-7909 в 1989 – 1990 годах он принял участие в испытаниях разных прототипов ракет на полигоне «Капустин Яр» и был принят за основу окончательного варианта СПУ с модернизированной ракетой со стартовой массой 17 т и дальностью поражения 11 тыс. км. В 1991 году все работы по ПГРК «Курьер» на базе МАЗ-7929 были завершены, и на заводе «Баррикады» началось изготовление опытных образцов СПУ. Их испытания наметили на лето 1992 года, но в октябре предыдущего года М. С. Горбачев подписал с Президентом США Договор о сокращении наступательных вооружений СНВ-1, что привело к приостановке до лучших времен всех работ по теме «Курьер». Так в советское время бесславно завершилась короткая история еще одного перспективного советского ракетного комплекса. Зато МАЗ-7929 со своей новой кабиной стал одним из предшественников очередного поколения четырехосных тактических автомобилей МЗКТ-7930, а следующее пятиосное военное шасси 79292 появилось только в 2006 году. Оно стало полноприводным и получило новый 503-сильный ярославский дизель и гидропневматическую подвеску.

Многоосные ракетоносцы

Опытное пятиосное 35-тонное шасси МАЗ-7929 для ракетного комплекса «Курьер». 1989 год


Изделие 103

(1966 г.)


Честь создания первого советского полноприводного многоосного военного автомобиля-транспортера принадлежит специалистам 21 НИИИ, трудившимся под руководством видного ученого и конструктора подполковника П. В. Аксенова, кандидата технических наук, впоследствии – доктора технических наук. Ответственным исполнителем проекта являлся А. И. Гусев. Работы по такой технике в обстановке особой секретности проводились в институте с середины 1950-х годов и привели к созданию двух первых четырехосных машин И-210 и И-21-15 (8x8). В середине 1960-х, с использованием опыта их проектирования и испытаний, началась разработка принципиально новой шестиосной машины, которая была собрана в 1966 году на Опытном заводе № 38 с использованием двух шасси И-21-15. Это был неполномасштабный (примерно в 3/4 от полноразмерного варианта) макетный образец специального 22-тонного шасси И-103 («Изделие 103») с колесной формулой 12x12 и симметричной схемой шасси – три передних и три задних ведущих моста с односкатными шинами и одинаковым размером колеи (2304 мм). Формально это не был прототип будущего шасси-ракетовоза, а только лишь самоходное транспортное средство для проверки теории силового потока в трансмиссиях мноогоосных полноприводных машин высокой проходимости. Тем не менее, с конструктивной точки зрения, он являлся вполне работоспособной машиной, насыщенной передовыми агрегатами и узлами, с оптимистичной перспективой превращения ее в специальное шасси для монтажа мощных ракетных систем, в том числе СРК «Пионер». На автомобиле И-103 был смонтирован безнаддувный дизельный двигатель УТД-20 V6 (15,9 л, 300 л.с.) от гусеничной боевой машины пехоты (БМП), а в остальном его общая конструкция не отличалась от предыдущих четырехосных машин. На нем также использовали продольную несущую трубчатую хребтовую раму с качающимися полуосями на независимой торсионной подвеске, механическую коробку передач и характерные для работ 21 НИИИ две одноместные кабины с внешними гофрированными панелями, расположенные по бокам моторного отсека. Управляемыми были три передних моста, обеспечивавшие радиус поворота 17,9 м. На всех колесах смонтировали широкопрофильные шины размером 1200x500-508. На раме машины имелись крепления для установки фургона для испытателей, нагрузочного балласта или длинномерного цилиндрического стального контейнера, по массе и габаритам имитировавшего оборудование ракетной пусковой установки. Снаряженная масса автомобиля составляла 36 т. Общая колесная база между осями крайних мостов – 9450 мм, габаритные размеры – 11 400x3025x2350 мм, длина с контейнером – 14 м. Дорожный просвет под мостами – 450 мм. Максимальная скорость – 70 км/ч.

Многоосные ракетоносцы

Испытания шестиосного шасси И-103 (12x12) с 300-сильным дизелем и хребтовой рамой. 1966 год


Многоосные ракетоносцы

Шасси И-103 конструкции 21-го НИИИ с двумя кабинами и макетом ракетной пусковой установки


Испытания доказали высокую проходимость шасси И-103 с пониженным центром тяжести, возможность преодоления широких и глубоких преград, достаточную устойчивость на местности и высокую скорость передвижения на ровной дороге. Все это способствовало принятию решения о постановке автомобиля на производство, и в тот момент «Изделие 103» имело большие шансы стать реальной основой будущих ПГРК, разработки которых только начинались. Однако из-за нетрадиционности общей схемы, необходимости дополнительного проектирования полномасштабного прототипа и отсутствия свободных производственных мощностей на крупных советских автозаводах шасси И-103 осталось в единственном образце. Высокие творческие способности специалистов 21 НИИИ впоследствии доказали новые проекты низкорамной девятиосной самоходной платформы сверхвысокой грузоподъемности с гидропневматической подвеской каждого колеса (1997 г.) и шестиосного макета с электрической трансмиссией и всеми управляемыми колесами (2003 г.).

МНОГООСНЫЕ РАКЕТНЫЕ ШАССИ МИНСКОГО АВТОЗАВОДА

Особую страницу истории отечественного автомобилестроения занимают секретные многоосные шасси, созданные в СКБ-1 (УГК-2) Минского автозавода и ставшие надежной транспортной базой подвижных СРК и ПГРК для пуска баллистических ракет стратегического назначения средней и большой дальности действия. С момента своего появления эти системы и их полноприводные шасси превосходили лучшие иностранные разработки и вывели советский военно-автомобильный сектор на высший мировой уровень, но для подавляющего большинства жителей СССР долгое время все они оставались «секретом за семью печатями». Концептуальными истоками таких шасси являлись перспективные научно-исследовательские работы сотрудников отдела № 13 бронницкого 21 НИИИ по типажу будущих машин, компоновочным схемам, общей конструкции и основным параметрам. По поручению Министерства обороны их детальным проектированием занималось минское СКБ, а сборка шасси осуществлялось на собственном спецпроизводстве ПСКТ.

Основой первого поколения многоосных ракетных шасси стало семейство шестиосных машин серии МАЗ-547 с 650-сильным двигателем и первой в отечественной практике независимой гидропневматической подвеской каждого колеса. На них базировались первые подвижные СРК – межконтинентальный «Темп-2С» и «Пионер» средней дальности, прозванный «грозой Европы», опытные модернизированные варианты которого впоследствии монтировали на 710-сильных шасси 7916. В середине 1970-х годов наступил второй этап создания многоосных машин, когда специалистам СКБ-1 приходилось решать задачи, не разработанные даже в теории. С первой же проблемой они столкнулись при проектировании семиосного варианта 7912 с нечетным количеством осей, но с успехом с ней справились. В 1985 году начался выпуск модернизированного шасси 7917 для ПГРК «Тополь» межконтинентальной дальности. К 1980-м годам относится совершенно секретная эпопея с проектированием и изготовлением опытных образцов невиданных в мировой практике многоколесных внедорожных транспортеров 7904, 7906 и 7907 уникальной конструкции, имевших шесть, восемь и 12 ведущих осей, грузоподъемность 150 – 220 т и рассчитанных на несение еще более мощных перспективных ракетных систем «Целина».

Огромную роль в создании мобильной основы мощнейших советских ракетных систем сыграли руководители и конструкторы Минского автозавода. В середине 1960-х годов эти работы начинал главный конструктор СКБ-1 Б. Л. Шапошник, но позднее проектированием всех последующих уникальных ракетных шасси занимался его талантливый последователь В. Е. Чвялев, который долгое время находился в тени своего легендарного учителя. Его роль существенно возросла с середины 1970-х годов, когда по состоянию здоровья Шапошник мог выполнять лишь координирующие и наблюдательные функции. В 1977-м Чвялев был назначен его первым заместителем и самостоятельно занимался большинством новых проектов. В апреле 1985 года, после ухода Шапошника на пенсию в возрасте 83 лет, он стал главным конструктором и начальником УГК-2. За весь период своей деятельности на посту главного конструктора УГК-2 МАЗ и МЗКТ В. Е. Чвялев разработал свыше 90 типов специальной автомобильной техники военного и гражданского назначения.

В 1990 году, буквально накануне крушения СССР, в УГК-2 были собраны первые восьмиосные шасси 7922 и 7923 под монтаж будущего ракетного комплекса «Тополь-М», но после этого потребовалось еще 16 лет кардинальных политических перемен и переосмысления новых мировых реалий, чтобы довести его до промышленного изготовления и начать развертывание в Российской Федерации. Тем временем военное спецпроизводство Минского автозавода превратилось в самостоятельный завод МЗКТ, Белорусская ССР приобрела независимость и главный поставщик ракетных шасси для Российской Армии оказался в сопредельной стране, не всегда лояльной к своему бывшему великому соседу.

ПЕРВОЕ ШЕСТИОСНОЕ СЕМЕЙСТВО МАЗ-547

Первое шестиосное семейство тяжелых ракетных шасси 547-й серии относилось ко второму поколению машин Минского автозавода, основу которого составляли автомобили серии МАЗ-543. Родоначальником новой гаммы был неосуществленный проект пятиосного варианта МАЗ-547 (10x8), разрабатывавшийся в 1967 – 1968 годах в соответствии с ПСМ от 6 марта 1966-го. За его основу выбрали шасси МАЗ-543, к которому добавили третий неведущий мост, а главным назначением новой машины являлось несение пусковой установки будущего подвижного СРК «Темп-2С» с ракетой 15Ж42 межконтинентальной дальности. Пятиосным оно стало по настоянию заказчика, но в ходе проектирования стало ясно, что МАЗ-547 окажется неработоспособным в реальных условиях, не будет соответствовать требованиям по грузоподъемности, монтажным возможностям и проходимости. Несимметричная схема расположения колес могла стать причиной увеличения ударных нагрузок на раму и перегрузки среднего моста. Для снижения степени влияния этих факторов было решено максимально облегчить СПУ, сделав транспортно-пусковой контейнер (ТПК) из стеклопластика, а для поддержания внутри заданной температуры на него наносили толстый слой легкого теплоизолирующего пенопласта. Из-за многочисленных недоработок ракеты имели двойное и даже тройное дублирование, что привело к их утяжелению до 40,5 т и соответственно к повышению полной массы всей СПУ, под которую пятиосное шасси вообще не годилось.

Для минских конструкторов эти работы стали первой практической возможностью проверить новые компоновочные, конструктивные и теоретические основы будущих многоосных автомобилей-ракетовозов модульной конструкции, а также оценить перспективу размещения на них тяжелых ракетных систем. Уже в процессе проектирования первого шасси МАЗ-547 в СКБ-1 началась параллельная разработка полноприводного шестиосного варианта МАЗ-547А (12x12) с двумя одинаковыми бортовыми кабинами. Опытный образец был готов уже в 1970 году и после долгих испытаний послужил мобильной базой пусковой установки СРК «Темп-2С». В 1974 году в Минске собрали модернизированное шасси МАЗ-547В, у которого правая кабина командира экипажа устанавливалась на небольшом возвышении и обеспечивала повышенную обзорность. Главной целью его разработки являлось создание более совершенного и известного СРК «Пионер», усовершенствованные варианты которого впоследствии устанавливали на обновленных шасси МАЗ-7916. Кроме пусковых систем на шасси 547-й серии базировались транспортно-перегрузочные машины СРК «Темп-2С» и «Пионер», транспортно-установочные агрегаты других ракетных комплексов, мощные автокраны и несколько опытных версий с нетрадиционными видами привода.

В конструктивном отношении первые шестиосные 55-тонные шасси МАЗ-547А и 547В имели абсолютно идентичную конструкцию и подавляющее большинство одинаковых параметров, хотя обладали разными монтажными возможностями и собственными отличительными внешними признаками. Обе машины рамной конструкции снабжались тремя сближенными передними и задними ведущими мостами со всеми односкатными колесами, из них управляемыми являлись три передние оси. Для максимально возможного облегчения крупногабаритных и тяжелых машин на них широко использовали титановые сплавы, алюминиевый прокат и легированные стали общей массой около 2 т, а также композиционные материалы и стеклопластик. На этих шасси впервые появился четырехтактный многотопливный двигатель В-38 V12 (38,9 л, 650 л.с.) с турбонаддувом производства Челябинского тракторного завода, принадлежавший к семейству танковых моторов В-2 и максимально унифицированный с транспортными моторами серии Д-12А. Он мог работать на дизельной солярке, бензине А-72 и реактивном топливе ТС-1 (авиационном керосине). Силовой агрегат был оборудован непосредственным впрыском топлива, двумя верхними распределительными валами и четырьмя клапанами на каждый цилиндр, комбинированной смазкой (под давлением и разбрызгиванием), двухступенчатым воздухоочистителем с эжекционным отсосом пыли, принудительной системой жидкостного охлаждения емкостью 105 л, гасителем крутильных колебаний на коленчатом валу (антивибратором) и литыми алюминиевыми выпускными коллекторами с рубашками охлаждения. В состав вспомогательного оборудования входили предпусковой подогреватель ПЖД-600В (50 тыс. ккал/ч), электрический топливный подкачивающий насос, два радиатора с электроприводом вентиляторов, двойная система пуска и однопроводное экранированное 24-вольтное электрооборудование с четырьмя аккумуляторными батареями, 6,5-киловаттным генератором и стартером мощностью 11 кВт. По сравнению с четырехосными машинами конструкция автоматической гидромеханической трансмиссии была существенно модернизирована, усилена и дополнена рядом новых узлов, причем обычная раздаточная коробка в ней отсутствовала. В силовую цепочку входили одноступенчатый гидротрансформатор с автоматическим включением двухдисковой муфты блокировки, планетарная 4-ступенчатая коробка с двумя передачами заднего хода, пятью фрикционными муфтами с электрическими и гидравлическими механизмами управления и собственной системой охлаждения, главные передачи всех мостов с межколесными дифференциалами, качающиеся полуосевые карданные валы и планетарные колесные редукторы, расположенные с наружных сторон ступиц. От повышающего редуктора, смонтированного непосредственно за двигателем, отбор мощности производился на электрогенераторы, гидронасосы и компрессор. Ее величина на стоянке достигала 350 л.с., во время движения – 40 л.с. Симметричный межосевой самоблокирующийся дифференциал находился в понижающем редукторе за двигателем. От него крутящий момент подавался на проходные главные передачи третьего и четвертого мостов и далее перераспределялся на два передних и два задних моста. В приводах передних управляемых колес стояли конические симметричные дифференциалы, трех задних – самоблокирующиеся с зубчатыми муфтами. Дополнительно в главную передачу второго моста был введен дифференциал передней трехосной тележки. Все 30 карданных валов всех видов привода были двухшарнирными с крестовинами на игольчатых подшипниках. Еще одной важной новинкой стала индивидуальная независимая подвеска каждого колеса на поперечных рычагах с одним вертикальным гидропневматическим упругим элементом и объединенной гидробалансирной связью трех колес передних и задних тележек каждого борта, обеспечивавшая постоянное и надежное сцепление колес с грунтом и повышенную плавность хода. Конструкция агрегатов ходовой части тоже пополнилась несколькими оригинальными решениями. Рулевой механизм с поршневым гидроусилителем двухстороннего действия служил для одновременного привода всех трех пар управляемых колес. Двухконтурная тормозная система с барабанными колесными механизмами объединяла пневмогидравлический и гидравлический контуры, действовавшие раздельно на три передние и три задние оси, а также снабжалась дополнительным аварийно-запасным приводом для кратковременного удержания груженой машины на склоне. Двойная комбинированная сварная рама представляла собой сочетание двух мощных продольных лонжеронов – верхнего швеллерного и нижнего Z-образного сечения с поперечинами на болтовых соединениях. Такая конструкция обеспечивала ей податливость в вертикальной плоскости и на кручение и соответственно максимальную приспособляемость к дорожным условиям. Централизованная система регулирования давления с диапазоном 2,0 – 4,0 кгс/см2 воздействовала на все 12 дисковых колес с широкопрофильными камерными шинами В-178 размером 1600x600-685. На обеих машинах монтировали две разнесенные однодверные одноместные кабины из стеклопластика, оборудованные фильтровентиляционными установками и огнетушителями. Вдоль левого борта за кабиной в специальных кожухах помещались два алюминиевых топливных бака общей вместимостью 760 – 880 л.


Многоосные ракетоносцы

Шестиосное шасси МАЗ-547В для подвижных стратегических ракетных комплексов «Пионер»


Общая колесная база обоих шасси (расстояние между центрами передних и задних колес) составляла 10 900 мм и представляла собой арифметическую формулу 2300+2300+2800+1750+1750 мм. Колея всех мостов – 2526 мм. Дорожный просвет под мостами – 475 мм, минимальный радиус поворота – 22 м. Снаряженная масса обеих машин – по 27,5 т, полная – 82,7 т. Максимально допустимая нагрузка на один мост – 15,0 т. Габаритная длина без надстройки – 15,5 м, длина переднего свеса – 2825 мм. Максимальная скорость движения по шоссе – 40 км/ч, по грунтовым дорогам со спецнадстройками – 15 – 20 км/ч. Время разгона загруженной машины с места до 40 км/ч – 60 с. Контрольный расход топлива – 165 л на 100 км. Шасси были приспособлены к эксплуатации при температурах от – 40 до +50 ?С и на высотах до 1000 м над уровнем моря. Они могли преодолевать 15-градусный подъем и косогоры в 20?, 1,1-метровый брод и в статическом состоянии – расчетный боковой крен в 40?. Гарантийный пробег шасси составлял 18 тыс. км, гарантийный срок работы двигателя – 500 часов, срок их эксплуатации и хранения – 10 и 7 лет соответственно.

МАЗ-547А

(1970 – 1985 гг.)


Этот уникальный автомобиль занимает эпохальное положение во всей отечественной системе военно-автомобильного ВПК и советской автомобильной промышленности, но до недавних пор оставался в тени особой секретности. Он являлся первым в мире специальным сверхтяжелым многоосным шасси военного назначения с неразрезной рамой для монтажа пусковой установки тяжелого ракетного комплекса «Темп-2С» с твердотопливной ракетой, который в свою очередь стал первым в мире подвижным колесным СРК межконтинентальной дальности, способным нести боевое дежурство как на стационарных площадках, так и перемещаться по дорогам для пуска ракет с полевых стартовых позиций. Само же 55-тонное шасси МАЗ-547А с технической точки произвело тихую революцию в отечественном автомобилестроении, обладая передовой и нетрадиционной конструкцией большинства узлов и невиданными до тех пор решениями и эксплуатационными качествами.

Два опытных образца машины МАЗ-547А были построены в начале 1970 года и затем поступили на заводские и государственные приемочные испытания в 21 НИИИ. Их главной конструктивной и внешней особенностью являлись вынесенные на передний свес рамы две раздельные одноместные стеклопластиковые кабины с одним лобовым стеклом и характерными боковыми скосами крыши с внутренних сторон. Правая кабина предназначалась для водителя-механика, левая – для командира экипажа. Между ними помещались радиатор и моторный отсек, максимально опущенный в пространство между лонжеронами рамы и сдвинутый вперед, что определило габаритную высоту машины по кабинам всего 2350 мм и увеличенную монтажную площадь рамы. Ее длина составила 9455 мм, но погрузочная высота осталась достаточно большой – 1530 мм. При вместимости двух топливных баков по 380 л запас хода груженого автомобиля не превышал 430 км.

В январе 1970 года первые шасси были отправлены на завод «Баррикады» для монтажа СПУ. Следующие два автомобиля, собранные в марте, поступили на заводской полигон и прошли по бездорожью в общей сложности 18 тыс. км. С августа 1972-го по ноябрь 1973 года два первых варианта со смонтированными пусковыми установками 15У67 комплекса «Темп-2С» проходили цикл испытаний в 21 НИИИ. По их результатам констатировалось, что шасси находится на высоком техническом уровне и превосходит все существующие виды армейских автомобилей, имеет удовлетворительные эксплуатационные качества и надежность, но обладает недостаточной боковой устойчивостью. Машина получила рекомендацию для постановки на вооружение. В соответствии с ПСМ 1970 года «О создании производственных мощностей и выпуску высокопроходимых специальных шасси 547» серийное изготовление началось в 1972 году в новом механосборочном корпусе № 2 (МСК-2). До 1985 года там построили 294 машины МАЗ-547А.

Многоосные ракетоносцы

Первое 55-тонное шасси МАЗ-547А (12x12) с двумя одинаковыми бортовыми кабинами. 1970 год


Помимо несения пусковых систем, на этих шасси монтировали транспортно-перегрузочное оборудование других ракетных систем, а также разрабатывали новые виды гидравлического и электрического привода колес. В конце 1980-х годов в опытном порядке МАЗ-547А с опорно-седельным сцепным устройством и дополнительными электрогенератором, гидронасосами и компрессорами работал в составе активного трехзвенного транспортно-перегрузочного автопоезда 15Т284 для доставки ракеты РТ-23 УТТХ для последующей перегрузки на установщик и помещения в шахтную пусковую установку. Она размещалась в прямоугольном корпусе-контейнере на специальном прицепе с четырехосной ведущей тележкой со всеми двойными колесами, а между ним и тягачом размещалась аналогичная промежуточная четырехосная седельно-подкатная тележка.

МАЗ-547В

(1974 – 1984 гг.)


Наиболее известное и распространенное 55-тонное шасси МАЗ-547В проектировалось и затем выпускалось параллельно с моделью 547А, но его разрабатывали уже применительно к монтажу оборудования СПУ нового ракетного комплекса «Пионер». Первые два прототипа МАЗ-547В были собраны в 1974 году и сразу же отправлены на завод «Баррикады» под спецкомплектацию. При полной идентичности механической части обеих машин требования установки и боевого применения новой надстройки и спецоборудования привели к несущественным модификациям модели 547В по сравнению с 547А, что нагляднее всего отразилось в его внешних очертаниях. В результате перекомпоновки передней части на ней осталась только одна прежняя левая кабина водителя, а вторую правую сдвинули чуть назад и смонтировали примерно на полметра выше, что диктовалось необходимостью размещения перед ней нижнего прибора технологического оборудования. Эта кабина имела специальную конструкцию с треугольной формой крыши, двумя небольшими боковыми окошками, вентиляционным лючком в передней панели и «висела» непосредственно над передним правым колесом. Передний бампер с буксирным крюком и отдельными кожухами световых приборов имел характерную правую консольную откидную секцию. Кроме того на шасси МАЗ-547В были доработаны системы питания двигателя и электрооборудования, изменено место расположения фильтровентиляционной установки. В результате модификаций полезная длина монтажной части рамы уменьшилась до 7070 мм. По сравнению с моделью 547А габаритная ширина сократилась всего на 40 мм (с 3200 до 3160 мм), а высота по крыше правой кабины возросла до 2840 мм. С увеличением вместимости двух топливных базов до 880 л запас хода составил 500 км. До 1984 года в Минске собрали 538 шасси МАЗ-547В, которые в основной массе служили для монтажа оборудования СРК «Пионер» и «Пионер УТТХ».

Многоосные ракетоносцы

Модернизированное 650-сильное ракетное шасси МАЗ-547В с разными кабинами. 1974 год


Опытные машины серии МАЗ-547

Первый пробный вариант автомобиля 547А появился в 1973 году как шасси МАЗ-547Б, в котором конструктор Н. И. Савицкий совместно со специалистами киевского Института электросварки (ИЭС) имени Е. О. Патона попытался существенно облегчить общую конструкцию базовой машины. Единственным нововведением на нем являлась несущая рама с лонжеронами и поперечинами, сваренными из прессованного алюминиевого профиля, что дало выигрыш по массе автомобиля в 900 кг. На заводском полигоне МАЗ-547Б со смонтированной СПУ «Пионер» успешно преодолел дистанцию в 15 тыс. км, но из-за трудностей с надежной установкой балки подъемного механизма ракеты и повышенной стоимости машины дальнейшие работы по ней были прекращены. В середине 1970-х в стадии проекта и демонстрационного стенда осталось шасси 547Г с гидрообъемной трансмиссией для привода всех 12 колес, но необходимость применения двухступенчатых планетарных колесных передач и сложность конструкции привели к свертыванию этих работ. В отличие от него модель 547Д с 1000-сильным газотурбинным силовым агрегатом была построена в единственном экспериментальном образце в 1976 году и прошла испытания, а потом послужила основной следующего шасси с электроприводом.

Третьей наиболее оригинальной машиной в 1978 году стал экспериментальный образец бортового автомобиля-тягача МАЗ-547Э, разработанного под руководством В. Е. Чвялева на шасси 547А и оснащенного электрической трансмиссией ТЭ-500-12 общей мощностью 800 л.с. и восемью электромотор-колесами. Основной целью его создания являлась отработка конструкции привода всех колес машины с использованием индивидуальных электродвигателей переменного тока и перспективой их применения на будущих сверхтяжелых ракетовозах. Изготовителем силового агрегата был ленинградский Завод имени В. Я. Климова, все электрооборудование разрабатывали и изготовляли в новосибирском Научно-исследовательском институте комплексного электропривода (НИИКЭ). Вместо штатного двигателя на шасси 547Э был смонтирован компактный газотурбинный двигатель ГТД-1000А мощностью 1000 л.с., длиной около 1,5 м, высотой всего 890 мм и весивший 960 кг. Он создавался для танка Т-80 и работал на дизельном топливе, авиационных керосинах Т-1 или ТС-2 и их смесях. Время приведения его в действие при температурах до – 18 ?С составляло всего 4 – 7 минут, при повышенной температуре окружающего воздуха (до +30?) оно сокращалось до 75 – 77 с. ГТД служил для привода электрогенератора ВСГ-625 мощностью 625 кВт, вырабатывавшего переменный ток частотой 1200 Гц и напряжением 380 В. От него электроэнергия поступала на тяговые синхронные электромоторы ДСТ-34/6 с частотным тиристорным регулированием и воздушно-масляной системой охлаждения, встроенные во все колесные ступицы с планетарными редукторами и выдерживавшие 2,5-кратные перегрузки. В рабочем диапазоне от 1600 до 9600 об/мин они развивали мощность по 34 кВт (46 л.с.). Снаряженная масса машины составила 28 т, полная – 84 т. Максимальная скорость движения – 47 км/ч. Испытания автомобиля подтвердили правильность выбора общей схемы привода, приемлемость основных параметров и перспективность общей конструкции машины, хотя ее общий КПД в 70% оставлял желать большего. Впоследствии эта схема применялась на опытных многоосных шасси МАЗ-7907 и МАЗ-7923.

Многоосные ракетоносцы

Опытный бортовой автомобиль-тягач МАЗ-547Э с электрической трансмиссией. 1978 год


Военное применение шасси МАЗ-547

Практические все собранные в Минске шасси 547-й серии поступали на завод «Баррикады» под монтаж СПУ межконтинентального ракетного комплекса «Темп-2С» и нескольких вариантов СРК «Пионер» среднего радиуса действия, в которые входили транспортные, перегрузочные и специальные транспортные средства, базировавшиеся на автомобилях МАЗ-547А. Подобные им машины служили для монтажа СПУ комплекса «Горн», перегрузочных средств других систем и мощного кранового оснащения для нужд РВСН.

Ракетный комплекс «Темп-2С» (1971 – 1979 гг.)

Первый в СССР принципиально новый подвижный СРК 15П642 «Темп-2С» с межконтинентальной баллистической ракетой 15Ж42, способной донести ядерный заряд до заокеанских территорий, имел эпохальное значение как во всей системе вооружений Советского Союза, так и в области отечественной автомобильной промышленности. Он стал первой советской колесной ракетной системой с высокомобильной СПУ 15У67 на уникальном по тем временам сверхмощном шестиосном полноприводном шасси МАЗ-547А и предшественником всех последующих стратегических комплексов «Пионер», «Тополь» и «Тополь-М». Вместе с ним начались разработки первых транспортных и перегрузочных агрегатов на многоосных шасси, а также различных специализированных машин жизнеобеспечения, смонтированных на четырехосных автомобилях МАЗ-543, которые во время несении боевого дежурства постоянно сопровождали ракетные комплексы.

Многоосные ракетоносцы

Первый советский подвижной межконтинентальный ракетный комплекс «Темп-2С» (реконструкция ЦКБ «Титан»)


Первые два шасси МАЗ-547А были отправлены из Минска на завод «Баррикады» в январе 1970 года, где под руководством главного конструктора ОКБ Г. И. Сергеева в обстановке особой секретности началась разработка и изготовление первых СПУ комплекса «Темп-2С». Для этой цели шасси было дополнительно оборудовано системой установки горизонтального положения, комплексом управления, мощным гидроцилиндром подъемной стрелы для приведения ракетной системы в боевое положение и четырьмя опорными винтовыми домкратами с приводом от гидромоторов (два задних и два между вторым и третьим мостами), служившими для вывешивания машины в боевом положении. СПУ 15У67 были готовы к октябрю 1971 года и поступили для испытаний на полигон «Плесецк», где 15 марта 1972 года состоялся первый пуск твердотопливной трехступенчатой ракеты 15Ж42, размещавшейся в ТПК. Для этого была использована так называемая минометная схема запуска с включением маршевого двигателя на достаточно большой высоте, позволявшая предохранить от повреждений СПУ и наземное оборудование. Ракета имела диаметр 1790 мм, длину с боевой частью – 18,5 м и боевую массу – 44,2 т, в том числе боеголовки – 1000 кг. Ее максимальная дальность поражения достигала 10,5 тыс. км. Испытания СПУ продолжались до конца 1974 года и завершились пуском двух ракет по учебным целям в акватории Тихого океана. В том же году на заводе «Баррикады» началась серийная сборка пусковых установок 15У67. Боевая масса СПУ с габаритными размерами 17,0x3,2x2,94 м достигала 82 т, максимальная скорость передвижения по шоссе – 40 км/ч, по грунтовым дорогам – не более 20 км/ч. В состав комплекса входили транспортно-перегрузочные агрегаты (ТПА) для горизонтальной бескрановой перегрузки ТПК на СПУ.

Первые два полка «Темп-2С» заступили на боевое дежурство 21 февраля 1976 года. Наличие столь мощных и недоступных для обнаружения и поражения советских ракетных систем вызвало в США и странах НАТО неподдельный страх и полную беспомощность, которые стали главными причинами начала поспешных переговоров с СССР об очередном ограничении стратегических вооружений, завершившихся 18 июня 1979 года подписанием Договора ОСВ-2. По нему Советский Союз принял на себя обязательство не изготовлять комплекс «Темп-2С», прекратить его дальнейшее развертывание и в дальнейшем полностью уничтожить. Он был снят с боевого дежурства в 1986-м и ликвидирован в 1988 – 1990 годах, а все секретные на тот момент чертежи, материалы и фотографии уничтожены. Потеря межконтинентального комплекса «Темп-2С» оказалась не столь существенной для советских РВСН, на что рассчитывали в НАТО. Еще в ходе разработок модернизированных ракетных систем «Темп-2СМ1» и «Темп-2СМ2» был созданы и опробованы еще более мощные и тяжелые ракеты повышенной дальности и точности поражения, которые послужили основой будущего ракетного комплекса «Тополь», поступившего на вооружение в конце 1980-х.

Ракетные комплексы «Пионер» и «Пионер УТТХ» (1974 – 1987 гг.)

В отличие от межконтинентальной системы «Темп-2С» новый подвижный СРК 15П645 «Пионер» («Пионер-1») оснащался двухступенчатой твердотопливной баллистической ракетой РСД-10 (15Ж45) средней дальности третьего поколения, способной поражать наземные объекты противника на расстояниях от 600 до 4700 км, иными словами – любые подразделения НАТО в Западной Европе. Первый запуск ракеты состоялся в сентябре 1974 года на полигоне «Капустин Яр», испытания комплекса завершились в январе 1976-го, и 11 марта того же года он был принят на вооружение. Все оснащение СПУ 15У72 монтировали на модернизированном шасси МАЗ-547В. Оно было дооборудовано средствами контроля за техническим состоянием ракеты и проведением запуска, модернизированными гидравлическими механизмами подъема и приведения ракеты в стартовое положение, а также системой вывешивания шасси на четырех гидравлических винтовых домкратах, обеспечивавших устойчивость при запуске ракеты и полную разгрузку узлов ходовой части шасси. В его двух раздельных одноместных кабинах находились водитель и командир экипажа, но место для оператора СПУ предусмотрено не было. Новая ракета 15Ж45 длиной 16,5 м с одной головной частью и стартовой массой 37,0 т размещалась в ТПК 15Я75 диаметром 2140 мм. Точность попадания составляла 400 м. Ее старт также производился при помощи минометной установки с пороховым аккумулятором давления, выбрасывавшим ракету из ТПК, а ракетный двигатель включался уже на достаточно большой безопасной высоте, исключавшей нанесение повреждений раскаленными газами и загорание наземных устройств и элементов СПУ. Снаряженная масса СПУ без ракеты составляла 40 250 кг, с полностью заправленной ракетой и экипажем – 83,0 т. Габаритная длина по шасси – 16 810 мм, по контейнеру – 19 316 мм, ширина – 3240 мм. Высота в транспортном положении по ТПК – 3475 мм. Максимальная скорость в 40 км/ч позволяла СПУ передвигаться как по специальным грунтовым трассам, так и по сети обычных автомобильных дорог с практически любым покрытием.

Многоосные ракетоносцы

Шасси МАЗ-547В для ракетного комплекса 15П645 «Пионер» средней дальности. 1974 год


Развертывание первого комплекса «Пионер» наиболее быстрыми темпами осуществлялось в 1976 – 1981 годах. К концу 1977-го на вооружении состояли 18 ракетных систем, в 1980-м их количество возросло до 135 и по официальным данным США к маю 1983 года достигло 351 единицы. Непосредственным развитием системы «Пионер-1» в 1977 году стал более совершенный вариант 15П645К «Пионер-К». В отличие от первого СРК на нем применялась ракета 15Ж45 с тремя разделяющимися головными частями, которая помещалась в ТПК на модернизированной СПУ 15У106 с новыми системами подготовки пуска и дистанционного управления. К ноябрю 1987 года было развернуто несколько десятков таких комплексов. В 1977 году проводились также испытания опытного перспективного комплекса 15П645М «Пионер-М» с ракетой 15Ж46 и двухсторонней ультракоротковолновой радиосвязью по телекодовым и речевым каналам между командными пунктами на дистанции до 100 км. В производство он не поступил, но его оборудование применялось на следующих вариантах СРК «Пионер».

Многоосные ракетоносцы

Стратегический ракетный комплекс «Пионер УТТХ» средней дальности на шасси МАЗ-547В


Многоосные ракетоносцы

Пусковая установка 15У136 модернизированного комплекса 15П653 «Пионер УТТХ». 1981 год


Работы над вторым модернизированным комплексом 15П653 «Пионер УТТХ» с улучшенными тактико-техническими характеристиками, носившим неофициальное обозначение «Пионер-2», начались в июле 1977 года. Он также базировался на шасси МАЗ-547В, испытывался с августа 1979 года по декабрь 1980-го и был принят на вооружение в апреле 1981 года. В отличие от первой модели он снабжался новой ракетой 15Ж53 повышенной точности с тремя разделяющимися боеголовками и дальностью поражения 5500 км, которая размещалась в ТПК 15Я117 на усовершенствованной СПУ 15У136 с новой аппаратурой систем управления, прицеливания, автоматики и гидропривода. По сравнению с 15У72 ее габаритные размеры практически не изменились, но при сохранении прежней собственной массы в полностью подготовленном для запуска состоянии СПУ весила на одну тонну больше. Развертывание комплекса «Пионер УТТХ» проводилось в 1979 – 1985 годах, и к 1987-го на вооружении РВСН состояло 252 таких системы. В ходе производства в их состав вводились новые модернизированные подвижные средства управления, жизнеобеспечения и обеспечения боевого дежурства, а также была создана опытная лазерная «пушка».

В комплексах «Пионер» автомобили МАЗ-547А применяли для монтажа систем транспортировки и бескрановой перегрузки ТПК с ракетами на пусковые установки. После боевого пуска ракеты пустой контейнер сбрасывался с СПУ и затем поступал на специальные скрытные базы для обслуживания и перезаряжания их новыми ракетами в заводских условиях. Для временного хранения и перевозки пустого или заряженнего ТПК 15Я117 с боевой ракетой применялся подвижный ТПА 15Т116, внешне почти не отличавшийся от СПУ, но имевший измененную конфигурацию боковых отсеков и не оборудованный гидросистемой подъема ракеты и средствами ее запуска и управления. Перегрузка заряженных контейнеров из хранилищ, железнодорожных вагонов или с транспортно-перегрузочной тележки 15Т140 на ТПА и далее на пусковую установку, с которой предварительно был сброшен контейнер с ранее отстреленной ракетой, производилась путем точной состыковки обеих машин последовательно друг за другом и горизонтального перетаскивания контейнера по рампам со специальными направляющими. Для этого шасси дополнительно оснащались системами горизонтирования и обеспечения стыковки ТПА и СПУ, а также лебедкой для привода тросового механизма. Процесс перезаряжания занимал примерно 30 минут. Рабочая скорость движения груженого ТПА 15Т116 составляла 15 км/ч. Габаритные размеры без контейнера – 17 330x3200x2905 мм. Длина с ТПК – 21 050 мм, высота – 4350 мм. Собственная масса – 39,5 т, с ТПК и ракетой – около 83,0 т.

Многоосные ракетоносцы

Транспортно-перегрузочный агрегат 15Т116 комплекса «Пионер УТТХ» на шасси МАЗ-547А


Многоосные ракетоносцы

Машина боевого сопровождения 15Т316 комплексов «Пионер» на шасси МАЗ-547А


Впервые в составе комплексов «Пионер» появилась оригинальная многофункциональная машина 15Т316 на шасси МАЗ-547А без домкратов, которая внешне напоминала как пусковую установку, так и грузовик-трубовоз или вместительный топливозаправщик с длинной цилиндрической емкостью, что подтверждалось надписью на бортах «огнеопасно». В РВСН она носила разные обозначения и выполняла разнообразные задачи. Обычно она замыкала колонну СРК и оправдывала свои наименования «машина боевого сопровождения» или «агрегат технического замыкания», обеспечивая аварийную буксировку и эвакуацию поврежденной тяжелой техники. Под обозначением «габаритно-весовой макет» машина использовалась для обучения механиков-водителей мобильных СПУ, так как по габаритным размерам, полной массе с залитой в цистерну водой и расположению центра тяжести полностью им соответствовала. В ряде современных непрофессиональных средств информации считается, что эти агрегаты служили также для доставки топлива и даже для маскировки боевых ракетных комплексов под обычные топливозаправщики и трубовозы, которые якобы должны были совершать отвлекающие маневры и курсировать по ложным маршрутам.

Ракетные комплексы «Пионер», создававшие серьезную угрозу союзникам США в Западной Европе, тоже не давали покоя странам членам НАТО. В середине 1980-х это привело к очередной массированной атаке на новое советское руководство, проводившее в то время активную перестройку СССР, в которую прекрасно вписывались полное разоружение страны и перевод военных производств на мирные кастрюльки и сковородки. В результате столь недальновидной политики 7 декабря 1987 года по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) комплекс «Пионер» по воле Соединенных Штатов подлежал снятию с вооружения и последующему уничтожению. К тому времени на боевом дежурстве находилось 405 пусковых установок СРК «Пионер» и еще 105 неразвернутых систем. С начала 1988-го и по май 1991 года в СССР были расформированы 56 полков «Пионер», ликвидированы 509 СПУ и 126 ТПА, подорваны все ракеты вместе с ТПК и размонтированы средства их боевого обеспечения. Шасси ракетных комплексов после уничтожения следов их военного применения впоследствии в небольших количествах поступали в народное хозяйство, но послужили там основой лишь тяжелых автокранов единичного изготовления. Несколько разукомплектованных СПУ «Пионер» сохранились в ряде российских и зарубежных военных музеев.

Прочее оборудование на шасси МАЗ-547

Помимо известных комплексов «Темп-2С» и «Пионер» на шасси МАЗ-547В с начала 1980-х годов базировалась пусковая установка совершенно секретных командных ракет 15Ж56 системы управления РВСН, входившая в состав малоизвестного комплекса 15П656 «Горн». По общей схеме, конструкции и внешним признакам он практически не отличался от СРК «Пионер». В нем также использовались контейнеры 15Я117 и ТПА 15Т116. Пусковых установок комплекса «Горн» было собрано всего девять экземпляров. Все они входили в состав одного полка, где выполняли роль запасных ракетных систем и служили для создания дополнительной ударной силы в случае внезапного ядерного нападения на Советский Союз. В 1989 году, во времена эйфории разоружения, это формирование за ненадобностью было расформировано.

На доработанных шасси 547А/547В со специальными кузовными надстройками в КНДР и Пакистане в разные годы монтировали собственные стратегические ракетные комплексы «Мусудан» (Musudan) и «Хатф-3 Газнави» (Hatf Ghaznavi) соответственно. В Китае шестиосные автомобили МАЗ послужили основой многоосных носителей мощного вооружения «Вэньшань WS2500».

В составе высокоточного шахтного комплекса ПРО А-135 «Амур» (5Ж60) Москвы и Центрального региона находятся транспортные машины на шасси МАЗ-547А, представляющие развитие мобильных ТПА 15Т116, созданных для комплексов «Пионер». Они служат для доставки с мест хранения на стартовую позицию контейнеров 81Р6 со скоростными противоракетами 51Т6 длиной около 20 м дальнего перехвата и помещения их на транспортно-установочные системы. По общей конструкции и схеме горизонтальной бескрановой перегрузки эти агрегаты с гидравлическим приводом домкратов и сварной рамой с продольными направляющими аналогичны машинам 5Т93 на шасси МАЗ-543М для транспортировки ракет 53Т6 ближнего радиуса поражения. Разработка таких систем осуществлялась с начала 1970-х годов, постановка на боевое дежурство началась в 1990 году и завершилась лишь к декабрю 1995-го. На вооружение ПВО РФ они были приняты в 1996 году.

В конце 1970-х годов на шасси МАЗ-547А был создан тяжелый войсковой гидравлический автокран КТ-80 (КС-7571) грузоподъемностью 80 т с максимальным вылетом телескопической стрелы 32 м. По заказу Министерства обороны его создали на Одесском крановом заводе имени Январского восстания специально для установки радиолокационных постов зенитно-ракетных систем С-300 всех модификаций на универсальную подвижную 25-метровую вышку 40В6М. С появлением в середине 1980-х годов вышки 40В6МД высотой 39 м вариант этого крана с гуськом использовался для монтажа дополнительной 13-метровой секции и помещения на нее модернизированного низковысотного обнаружителя 5Н66М или иного радиолокационного оснащения. Время сборки таких систем достигало двух часов.

Многоосные ракетоносцы

Транспортно-перегрузочный агрегат с контейнером для ракеты 51Т6 комплекса ПРО А-135


Многоосные ракетоносцы

80-тонный войсковой гидравлический автокран КТ-80 (КС-7571) на шасси МАЗ-547А (макет)


ВТОРОЕ ШЕСТИОСНОЕ СЕМЕЙСТВО МАЗ-7905/7916

В процессе эксплуатации шасси МАЗ-547В с ракетными комплексами «Пионер» проявились его серьезные недостатки, относившиеся прежде всего к неудачному размещению специального технологического оборудования и ошибочному применению двух тесных и неудобных одноместных кабин для водителя и командира, причем вторая кабина имела недостаточный обзор и страдала сильной вибрацией. При этом места для третьего главного члена экипажа – оператора СПУ – вообще не существовало. В результате в начале 1980-х годов для перспективной замены шасси 547В в Минске изготовили несколько опытных машин МАЗ-7905 с новым 710-сильным двигателем и двумя одноместными кабинами, вынесенными далеко вперед на передний свес рамы. По окончании их испытаний было принято решение о постановке на производство модернизированного варианта 7916 с кабинами для трех членов экипажа, на котором впоследствии монтировалась СПУ усовершенствованного ракетного комплекса «Пионер-3». Оба автомобиля образовали проходное более мощное и практичное семейство ракетных шасси второго поколения, однако из-за ряда технических ошибок, изменений в военно-политической обстановке в стране и ликвидации комплекса «Пионер» их серийное производство наладить не удалось, хотя заложенные в них конструктивные идеи получили развитие в мобильной базе нового комплекса «Тополь».

МАЗ-7905

(1980 – 1982 гг.)


В 1980 году в УГК-2 Минского автозавода была разработана шестиосная машина МАЗ-7905 грузоподъемностью 58 т, созданная на шасси 547А и временно занявшая промежуточное положение между автомобилями 547-й серии и семейством семиосных ракетных шасси. Учитывая, что ее главной задачей являлась замена МАЗ-547В, на новом шасси передний свес удлинили почти до 5 м и перенесли на него технологическое спецоборудование и две идентичные одноместные кабины от модели 547А. Это позволило полностью ликвидировать в них вибрации, улучшить условия работы и достичь невероятно высокой плавности хода. Свидетели тех событий вспоминают, что она оказалась столь большой, что во время движения водителей иногда укачивало, а оставленные на плоских поверхностях мелкие предметы оставались на месте в течение всего цикла испытаний. Правда, при этом существенно сократился угол преодолеваемого подъема и серьезно пострадала проходимость, хотя на гладких грунтовых дорогах эти качества не являлись определяющими. Главной технической новинкой МАЗ-7905 являлось применение двигателя В-58-7 V12 танкового типа мощностью 710 л.с., который к тому времени уже использовался на моделях 7912 и 7916. Полная масса шасси составила 30 т. До 1982 года собрали шесть опытных машин 7905, поступивших на государственные испытания в 21 НИИИ, и в то же время на пяти из них в опытном порядке начался монтаж ракетных систем «Пионер УТТХ». По результатам испытаний были констатированы существенно ухудшившиеся показатели шасси по проходимости и маневренности, недостаточная полезная нагрузка и плохая управляемость, что привело к закрытию этого проекта.

Многоосные ракетоносцы

710-сильное шасси МАЗ-7905 (12x12) второго поколения с двумя идентичными кабинами. 1980 год


МАЗ-7916

(1979 – 1988 гг.)


С конца 1970-х годов в УГК-2 под руководством В. Е. Чвялева проектировалось более совершенное ракетное шасси МАЗ-7916 (12x12) грузоподъемностью 63 т, также базировавшееся на автомобиле МАЗ-547А, но получившее новые агрегаты и «умеренный» передний свес рамы, составлявший всего 3960 мм. На нем впервые были смонтированы левая двухдверная 2-местная стеклопластиковая кабина и правая одноместная, что наконец позволило всему экипажу пусковой установки находиться на собственных рабочих местах в одной машине. Первоначально этот вариант не предназначался для установки ракетного комплекса «Пионер», а служил лишь опытной базой для опробования перспективных конструктивных идей и кабин, изучения возможности применения новых дизельного двигателя и агрегатов с последующим воплощением полученных результатов на семиосном ракетном шасси МАЗ-7917.

Первый прототип 7916 построили в ноябре 1979 года, и вскоре за ним последовали еще четыре опытных шасси. Все были оборудованы 710-сильным силовым агрегатом В-58-7, модернизированным гидротрансформатором, прежней 4-ступенчатой гидромеханической трансмиссией от 547-й серии, ведущими мостами с допустимой нагрузкой по 14,7 т и системой регулирования давления в шинах. По сравнению с автомобилями МАЗ-547 снаряженная масса модели 7916 возросла на 4,5 т и достигла 32 т, габаритная длина – 16 320 мм (+820 мм), минимальный радиус поворота увеличился с 22 до 27 м, максимальная скорость по шоссе составила 45 км/ч. Шасси 7916 успешно выдержало испытания. По их результатам в 1985 – 1986 годах было собрано еще 26 машин, рассчитанных на монтаж оснащения модернизированной пусковой установки СРК «Пионер-3» нового поколения. Впоследствии в Пакистане на доработанных шасси 7916 со специальными кузовными надстройками и кабинами монтировали собственные стратегические ракетные системы «Шахин-2» (Shaheen) и «Хатф-7 Бабур» (Babur).

Многоосные ракетоносцы

63-тонное ракетное шасси МАЗ-7916 с новой левой 2-дверной кабиной. 1979 год


Подвижный ракетный комплекс «Пионер-3» среднего радиуса действия (до 7500 км) разрабатывался с 1983 года и размещался на специально подготовленном шасси МАЗ-7916, переоборудованном заводом «Баррикады». Он имел два опытных базовых исполнения с разными видами новых 17-метровых ракет – вариант 15П655 с моноблочной ракетой 15Ж55 с термоядерной головной частью и 15П657 с ракетой 15Ж57, оборудованной тремя разделяющимися боеголовками индивидуального наведения. Первые полигонные испытания СРК прошел в мае 1985 года, за которыми в 1988-м состоялись окончательные государственные испытания, признавшие шасси 7916 пригодными под монтаж вооружения. В отличие от первых систем, «Пионер-3» снабжался новой аппаратурой управления и имел повышенную точность стрельбы. Полная масса СПУ составляла 83 т, максимально допустимая скорость передвижения – 40 км/ч. В перспективном задании на 1986 – 1990 годы планировалось проектирование еще более совершенного комплекса «Пионер-4», но все эти разработки прервало подписание в декабре 1987-го Договора о ликвидации РСМД. В результате все работы по новым ракетным системам и шасси были прекращены, и до мая 1991 года несколько опытных СПУ «Пионер-3» были уничтожены вместе с остальными системами «Пионер» первых выпусков. Их в буквальном смысле слова варварская ликвидация заключалась в отрезании на длину 78 см задней части рамы автомобиля, где монтировали подъемный и опорный механизмы ракеты, но впоследствии ее заменили более простым, дешевым и наименее трудоемким способом взрывания ракет непосредственно внутри пусковых контейнеров.

Многоосные ракетоносцы

Опытный ракетный комплекс «Пионер-3» на 710-сильном шасси МАЗ-7916. 1985 год


Так бесславно и позорно завершилась первая «пионерская» эра развития советских стратегических ракетных комплексов на автомобильных шасси, однако к тому времени уже все было готово к массовому развертыванию принципиально новых ракетных систем «Тополь». В тот трудный для Минского автозавода момент шасси 7916 удалось спасти, и в 1994 году на предприятии МЗКТ оно было преобразовано в модернизированный 50-тонный вариант 79161 для монтажа различного военного и гражданского оборудования.

СЕМИОСНЫЕ ШАССИ МАЗ-7912 и МАЗ-7917

Уникальные как для советской, так и для мировой военно-автомобильной индустрии неполноприводные 63-тонные семиосные шасси МАЗ-7912 и МАЗ-7917 с необычной колесной формулой 14x12 создавались и использовались только для несения автономного межконтинентального ракетного комплекса «Тополь», первого «настоящего» советского ПГРК, остающегося на вооружении Российской Армии до настоящего времени. Вместе с автомобилями серий 543 и 547 его шасси также входило во второе семейство военных машин Минского автозавода и с конструктивной точки зрения являлось непосредственным развитием 547-й гаммы, к которой добавили еще один неведущий управляемый мост. Столь оригинальное и спорное решение с нечетным количеством пар опорных колес было продиктовано требованиями минимального увеличения собственной массы машины и упрощения ее конструкции. Нетрадиционная несимметричная схема привела к созданию более прочного среднего моста, на который во время преодолевания невысоких неровностей грунтовых трасс на короткий момент могла приходиться почти вся боевая масса машины, превышавшая 100 т. Максимально унифицированные между собой шасси 7912 и 7917 были созданы на базе своих шестиосных предшественников МАЗ-547В и МАЗ-7916 соответственно, от которых по наследству получили две разные кабины, но по сравнению с ними снабжались новыми или модернизированными агрегатами и усиленными удлиненными рамами.

Многоосные ракетоносцы

Первый советский грунтовый межконтинентальный комплекс «Тополь» на семиосном шасси МАЗ-7917


Автомобили 7912 и 7917 имели одинаковую конструкцию с четырьмя парами передних управляемых колес, отклонявшихся в одну сторону, в которой практически единственной существенной новинкой являлся четырехтактный многотопливный двигатель В-58-7 (А-38-7) V12 (38,9 л, 710 – 720 л.с.) производства ЧТЗ, оснащенный непосредственным впрыском и турбонаддувом. Он был унифицирован сразу с обоими предыдущими силовыми агрегатами – Д12А-650 и В-38 танкового типа, развивавшими по 650 сил. К его главным отличиям от дизеля В-38 можно отнести системы жидкостного охлаждения с увеличенной до 115 л емкостью и комбинированной смазки с электрическими подкачивающими и откачивающими насосами, подогреваемым баком для масла и двумя 8-секционными радиаторами, а также новый предпусковой подогреватель ПЖД-600Е производительностью 55 тыс. ккал/ч. Он обеспечивал разогревание силового агрегата от температуры – 40 ?С до принятия полной нагрузки за 30 – 35 минут. При этом дизель В-58-7 снабжался прежними воздухоочистителем и системой выпуска, дублированным запуском и антивибратором на конце коленчатого вала. Новый повышающий редуктор имел отводы для привода электрогенератора, гидронасосов, компрессора и коробки отбора мощности до 140 л.с. в стационарном состоянии и в движении – 35 л.с. Комплексный гидротрансформатор с уменьшенным коэффициентом трансформации снабжался автоматическим включением гидравлического механизма блокировки при работе на третьей и четвертой ступенях и принудительной блокировкой на второй передаче. Передние и задние ведущие трехосные тележки с межколесными дифференциалами сохранились прежними с единственной разницей в нумерации задних мостов. В этом случае крутящий момент сначала подавался на проходные главные передачи средних мостов – третьего и пятого, а затем последовательно перераспределялся на соседние – второй и первый, шестой и седьмой. Помимо симметричного межосевого дифференциала в понижающем редукторе в главную передачу второго моста был вмонтирован дополнительный межосевой дифференциал передней тележки. Главная новинка, благодаря которой появилось все семиосное семейство, оказалась достаточно простым четвертым неведущим мостом с увеличенным ходом подвески двух односкатных управляемых колес, установленных в поворотных кулаках с подшипниками и выдерживавших тройную нагрузку. В целом оба шасси имели 25 карданных валов с крестовинами на игольчатых подшипниках. При сохранении прежней независимой гидропневматической подвески всех колес гидробалансирные связи соседних задних мостов изменились и попарно включали колеса только одного борта четвертой и пятой, шестой и седьмой осей. В дополнение к неизменившейся основной двухконтурной пневмогидравлической тормозной системе применялось вспомогательное торможение двигателем при движении на второй передаче с заблокированным гидротрансформатором. На обоих шасси стояли разборные дисковые колеса с новыми широкопрофильными 24-слойными шинами ВИ-178АУ прежнего размера (1600x600-685). Принципиально не изменилась и централизованная система регулирования давления в них, но ее диапазон был незначительно расширен (3,0 – 4,4 кгс/см2). Время снижения давления и повышения его до номинального значения составляло 10 и 45 минут соответственно. Все остальные агрегаты шасси соответствовали серии 547: планетарная гидромеханическая 4-ступенчатая коробка с двумя передачами заднего хода, однопроводное 24-вольтное электрооборудование с теми же составляющими, рулевой механизм с гидроусилителем двухстороннего действия, барабанные колесные тормоза, усиленная сварная рама из двух продольных лонжеронов. На новых машинах также применяли легкие и прочные материалы, в том числе титановые листы и отливки, позволившие довести соотношение грузоподъемности к собственной массе до рекордно высокого значения 2,2. Оба автомобиля обладали рядом одинаковых размерных и эксплуатационных параметров и оснащались двумя топливными баками разной вместимости.

В отличие от 547-й серии колесная база шасси 7912 и 7917 достигала невероятно большой по тем временам величины – 12 700 мм. При сохранении всех ее размерных составляющих от шестиосных машин увеличение произошло только за счет введения расстояния 1800 мм между четвертым и пятым мостами, то есть теперь колесная база имела еще более сложный вид – 2300+2300+2800+1800+1750+1750 мм. Расширенная колея всех пар колес составила 2700 мм, а монтажная высота рамы (1530 мм) для обеих машин сохранилась еще со времен шасси МАЗ-543А. Дорожный просвет под мостами (475 мм) и максимальная скорость 40 км/ч тоже не изменились, но минимальный радиус поворота достигал 27 м. Контрольный расход топлива обоих шасси находился на уровне 200 л на 100 км. Время разгона груженых машин с места до максимума не превышало 65 с. Они также были приспособлены к эксплуатации в экстремальных климатических условиях, причем кратковременная высота работы в горной местности возросла до 2000 м над уровнем моря. Автомобили преодолевали 1,1-метровый брод, продольные 10-градусные подъемы и косогоры величиной 5?, хотя в статическом состоянии выдерживали боковой крен в 40?. Гарантийный пробег также достигал 18 тыс. км, двигателя – 500 часов работы, срок эксплуатации и хранения – 10 лет.

МАЗ-7912

(1977 – 1985 гг.)



Работы по первому уникальному в советской истории семиосному военному шасси МАЗ-7912 (14x12) в июле 1976 года начинал главный конструктор Б. Л. Шапошник, приняв за основу свое шестиосное шасси МАЗ-547А с кабинами от модели 547В и нижним прибором технологического оборудования. Прототип появился уже в 1977 году и был испытан на заводском полигоне, в 1979-м началось серийное изготовление машин 7912, поступавших затем на завод «Баррикады» под комплектацию оборудованием первых вариантов ракетного комплекса «Тополь». На этом шасси впервые появились 710-сильный двигатель В-58-7 с улучшенными системами смазки, охлаждения и разогрева и средний неведущий управляемый мост. Все остальные агрегаты и узлы оставались прежними с несущественными модернизациями, связанными в первую очередь с введением еще одной пары колес. Как и на машине 547В, на новом шасси были смонтированы две раздельные одноместные однодверные стеклопластиковые кабины: левая для водителя на переднем свесе рамы и правая приподнятая вверх – для командира экипажа. При этом передний бампер с двумя обрешеченными кожухами световых приборов имел правую откидную консольную секцию, которая в ряде случаев монтировалась на поворотном кронштейне.

Многоосные ракетоносцы

Шасси МАЗ-7912 (14x12) с многотопливным двигателем V12 и разными кабинами. 1979 год


Снаряженная масса шасси МАЗ-7912 составила 31,5 т, то есть на 4 т больше, чем для серии 547. Габаритные размеры – 17 200x3390x2980 мм, длина переднего свеса сократилась до 2740 мм. Средняя скорость движения с полной нагрузкой по дорогам с твердым покрытием и грунтовым трассам колебалась в границах 21 – 27 км/ч, на местности – 9 – 11 км/ч. Общий объем горючего в двух одинаковых топливных баках вместимостью по 450 л обеспечивал запас хода 440 км, эксплуатационный расход находился в пределах 310 – 410 л на 100 км. Несмотря на удлинение машины, ее минимальный радиус поворота остался на уровне 22 м. До 1985 года было собрано порядка 100 шасси МАЗ-7912.

МАЗ-7917

(1984 – 1992 гг.)


Семиосный автомобиль МАЗ-7917, наиболее известный как базовое шасси пусковой установки серийного ПГРК «Тополь», являлся первым реальным плодом работ УГК-2 под руководством В. Е. Чвялева по совершенствованию ранее созданных для этой цели машин. Прежнее шасси 7912, как и его базовый вариант 547В, не имело одной простой и совершенно естественной вещи – собственных мест для всех трех членов боевого расчета СПУ, а точнее – третьего места для оператора пусковой установки. Эта проблема была решена еще в 1979 году с появлением первого образца шестиосного шасси МАЗ-7916 с 4-метровым передним свесом, позволившим установить на нем кабины на всех членов экипажа. Именно эта опытная машина, также созданная на базе серии 547, была прямым предшественником шасси МАЗ-7917, по общей конструкции полностью унифицированного с моделью 7912. Работы по нему начались в 1982 году, первый прототип появился в 1984-м и через год поступил в серийное производство, заменив вариант 7912. Его главной новинкой и отличительной чертой являлись две раздельные стеклопластиковые кабины с одинаковыми пологими боковыми скосами крыши – левая двухдверная 2-местная для водителя и командира и правая одноместная для оператора, к которым прилагался «нормальный» бампер с встроенными световыми блоками и буксирным приспособлением. При этом по сравнению с моделью 7912 передний угол въезда сократился с 20? до 16?, но при работе на достаточно гладких грунтовых дорогах этому уже не придавали особого внимания.

Многоосные ракетоносцы

Семиосное 710-сильное шасси МАЗ-7917 для серийного варианта ПГРК «Тополь». 1985 год


Все эти нововведения немедленно отразились на небольшом ухудшении основных размерных, весовых и эксплуатационных параметров. Снаряженная масса шасси 7917 возросла на 1 т (до 32,5 т), габаритная длина – на 1,5 м (до 18 710 мм), радиус поворота достиг 27 м, зато высота по кабинам сократилась до 2570 мм. Рабочая скорость движения в груженом состоянии по разным видам дорожных покрытий составляла от 18 до 32 км/ч, на местности – 11 – 13 км/ч. Шасси комплектовалось двумя разными топливными баками вместимостью 395 и 450 л, обеспечивавшими запас хода 413 км. Эксплуатационный расход горючего составил 265 – 365 л на 100 км. В общей сложности для нужд РВСН было собрано 402 шасси МАЗ-7917.

Ракетный комплекс «Тополь»

(1984 – 1992 гг.)


Разработка межконтинентального стратегического ПГРК «Тополь» началась в соответствии с секретным Постановлением Совмина от 19 июля 1976 года. После этого на Минском автозаводе сразу же приступили к разработке перспективного шасси МАЗ-7912 с двумя задними домкратами и двумя боковыми между вторым и третьим мостами. Одновременно на заводе «Баррикады» началось проектирование первой пусковой установки 15У128.1, способной в автономном режиме осуществлять боевое дежурство при движении по грунтовым трассам и обеспечивать пуск ракет как со скрытого места дислокации, так и с любой точки маршрута. В феврале 1983 года на полигоне в Плесецке начались пробные запуски новой моноблочной баллистической ракеты РТ-2ПМ (15Ж58) четвертого поколения (по международным договорам – РС-12М). Первая СПУ, разработанная в ЦКБ завода «Баррикады» под руководством В. М. Соболева и В. А. Шурыгина, была построена осенью 1984 года. Запуски с нее начались в декабре, и уже 23 июля 1985-го она заступила на боевое дежурство в составе опытного ракетного комплекса 15П158.1. Он носил условное обозначение «Тополь-Т» и представлял собой переходный вариант от системы «Пионер» к будущему серийному ПГРК «Тополь». Тем временем, до конца 1987 года все его составляющие проходили длительные испытания, полигонные стрельбы и доработки. В ходе этих работ и опытной эксплуатации отрабатывались не только системы шасси, СПУ и ракетного вооружения, но и общий состав и организационная структура всего неуязвимого комплекса для боевого дежурства в постоянном движении, подобного которому не существовало нигде в мире.

Многоосные ракетоносцы

Пусковая установка 15У128.1 первого комплекса 15П158.1 «Тополь-Т» на базе МАЗ-7912. 1985 год


С 1987 года доработанный и опробованный ракетный комплекс 15П158 «Тополь», ставший самым удачным и эффективным советским СРК, базировался на новом шасси МАЗ-7917. На нем помещалось оборудование модернизированной ГМПУ 15У168 с ТПК для трехступенчатой твердотопливной межконтинентальной ракеты 15Ж58 диаметром 1,8 м и длиной 20,5 м, способной поражать объекты противника на дальностях до 10,5 тыс. км. Полностью укомплектованные СПУ испытывали до конца 1988-го, и 1 декабря того же года, то есть вскоре после подписания Договора о ликвидации РСМД, комплекс «Тополь» был официально принят на вооружение РВСН. Впервые публично его представили на военном параде на Красной площади 7 ноября 1990 года. Развертывание этой системы продолжалось до 1992 года.

Под монтаж СПУ шасси МАЗ-7917 было оснащено четырьмя гидравлическими опорами с ускоренной системой опускания на грунт, что позволило сократить до двух минут весь процесс развертывания из походного положения в боевое. Ракета 15Ж58 со стартовой массой 45,1 т и моноблочной 1-тонной термоядерной боеголовкой мощностью 0,55 Мт размещалась в герметичном контейнере диаметром 2,0 м и длиной 22,3 м. Он монтировался на мощной сварной силовой стреле, которая поднимала его в вертикальное стартовое положение при помощи одного гидравлического цилиндра, работавшего от гидронасоса с приводом от двигателя базового автомобиля. Для отстрела верхнего защитного колпака ТПК и предварительного выброса ракеты на небольшую высоту также применялся пороховой аккумулятор давления, после чего производился запуск маршевого двигателя ее первой ступени. В состав СПУ входили системы боевого управления и жизнеобеспечения, средства связи, навигации, регулирования температуры и влажности внутри ТПК, установки шасси в строго горизонтальное положение и защиты от оружия массового поражения. Автономность и жизнеспособность ГМПУ обеспечивала собственная система электроснабжения от дизель-генераторной станции переменного тока мощностью 16 кВт. Масса пусковой установки без контейнера составила 52,9 т, полная стартовая – 105,1 т. Ее габаритные размеры без ТПК – 19 520x3850x3000 мм, длина с контейнером – 22 303 мм, высота – 4500 мм. Максимальная скорость передвижения ГМПУ осталась на уровне 40 км/ч, запас хода груженой машины в боевом состоянии – 400 км. В комплексах «Тополь» применялся самоходный семиосный ТПА для горизонтальной перегрузки ТПК с ракетами, оснащенный средствами горизонтирования и состыковки обеих машин. По состоянию на конец 1996 года в РВСН Российской Армии находилось 360 комплексов «Тополь», к 2002 году их число сократилось до 330 единиц и на июль 2006 года на боевом дежурстве находились 243 ПГРК. 9 мая 2008 и 2009 годов эти комплексы были вновь представлены на военных парадах в Москве в честь годовщины Победы в Великой Отечественной войне.

Многоосные ракетоносцы

Пусковая установка 15У168 серийного ПГРК 15П158 «Тополь» на шасси МАЗ-7917. 1988 год



В состав комплекса «Тополь» входила единственная многоцелевая вспомогательная машина на шасси МАЗ-7917 без домкратов, которая не несла на себе ракетной системы. По назначению и общей схеме она была идентична машине сопровождения 15Т316, впервые созданной для СРК «Пионер», но базировалась уже на семиосной базе. Новый агрегат боевого сопровождения или технического замыкания 15Т382 также был оборудован длинной цилиндрической стальной цистерной, за что в просторечье получил прозвище «труба». В летнее время в три ее горловины заливали обычную воду, а зимой засыпали песок, которые служили для доведения полной массы машины до величины, соответствовавшей общему весу боевой СПУ. Спереди на цистерне крепилась пространственная трубчатая конструкция, указывавшая передние габариты машины с настоящим ракетным контейнером. За цистерной помещался отсек для перевозки запасных частей и приспособлений, похожий на кабину управления топливозаправщика. Под ним крепилась стальная труба жесткой сцепки, а на заднем торце рамы висела имитационная цепочка заземления машины. По обеим сторонам «трубы» находились продольные рабочие площадки с перилами и лестницами. Главным назначением агрегата 15Т382 являлись практическое обучение механиков-водителей и тренировка боевых расчетов реальных ракетных установок, а также работа в качестве ремонтно-эвакуационной машины для буксировки аварийных СПУ и прочей тяжелой автотехники, двигавшейся в колоннах сопровождения. Для этой цели шасси дополнительно снабжалось лебедкой и отводами для питания тормозной системы и рулевого гидроусилителя буксируемых машин. Габаритные размеры агрегата – 23 030x3385x4350 мм, полная масса – 103,8 т.

Многоосные ракетоносцы

Многофункциональный агрегат боевого сопровождения 15Т382 комплекса «Тополь»


СЕМЕЙСТВО СВЕРХТЯЖЕЛЫХ МНОГООСНЫХ ШАССИ

С появлением в США новых тяжелых межконтинентальных ракет с конца 1970-х годов в СССР проводились активные изыскания и разработки собственных еще более мощных ракетных систем ответного удара и высокомобильных многоосных полноприводных средств сверхвысокой грузоподъемности для их транспортировки на местности и запуска с необорудованных позиций. Традиционные автомобильные принципы создания столь тяжелой внедорожной техники к ним уже не подходили, а возможности известных на тот момент автомобильных и танковых дизелей уже были исчерпаны. Созданием принципиально новых компоновочных схем и выработкой рекомендаций по общей конструкции такой техники занимался 13-й отдел 21 НИИИ в рамках своих научно-исследовательских тем «Движение», «Волна», «Поташ», «Тужурка», «Авторалли» и других. В результате в первой половине 1980-х годов усилиями УГК-2 МАЗ были созданы ранее невиданные многоколесные транспортеры самых необычных и оригинальных поисковых конструкций, рассчитанные на несение сверхтяжелых СПУ новых ракетных систем межконтинентальной дальности действия.

Впервые идею создания специальных транспортных средств для доставки по суше баллистических ракет и космических аппаратов непосредственно на стартовые позиции космодрома Байконур в 1960-е годы высказал легендарный конструктор ракетно-космической техники С. П. Королев. В то время Московский автозавод приступил к разработке 100-тонного самоходного транспортера ЗИЛ-135МШ с 32 ведущими колесами с электроприводом, но впоследствии от воплощения столь сложной и дорогостоящей идеи пришлось отказаться. Вновь к ней конструкторы МАЗа обратились в начале 1980-х. Идейным вдохновителем воплощения в металле фантастических идей об уникальных сверхтяжелых многоосных машинах являлся главный конструктор Б. Л. Шапошник, но их детальную проработку в режиме чрезвычайной секретности осуществлял коллектив УГК-2 под руководством его 1-го заместителя, а затем главного конструктора В. Е. Чвялева.

В ответ на создание в США межконтинентальной ракеты МХ со стартовой массой 88 т украинское КБ «Южное» разработало еще более мощную баллистическую ракету РТ-23 с боевой массой свыше 100 т и несколькими разделяющимися ядерными боеголовками с расчетной дальностью поражения 10 тыс. км. Основными являлись варианты 15Ж60 шахтного базирования и 15Ж61 железнодорожного комплекса «Молодец», развитием которых стала ракета для пневмоколесной системы «Целина». Для монтажа пусковой установки этого комплекса в начале 1980-х годов в Минске было создано первое гигантское двухмоторное шестиосное шасси МАЗ-7904 (12x12) грузоподъемностью 220 т, которое на практике не оправдало возложенных на него надежд. Чуть позже появился проект перспективного подвижного ракетного комплекса 15П162 «Целина-2» с автономной пусковой установкой 15У157 завода «Баррикады» и модернизированной трехступенчатой межконтинентальной ракетой РТ-23 УТТХ (15Ж62) диаметром 2,4 м, длиной 23,3 м и стартовой массой 104,5 т, ступени которой работали на жидком и твердом топливе. Она была смонтирована в ТПК, унифицирована с ракетами двух других видов базирования и оснащалась 4-тонной боеголовкой с 10 разделяющими ядерными головными частями индивидуального наведения мощностью по 550 Кт и системой преодоления противоракетной обороны противника. Предварительные рекомендации по общей конструкции специальных 150-тонных внедорожных транспортеров для монтажа транспортно-пусковых установок системы «Целина-2» были разработаны в 21 НИИИ в рамках научно-исследовательской темы «Тужурка». На их основе на МАЗе спроектировали и построили два опытных образца сверхсекретных шасси – восьмиосное 7906 (16x16) и наиболее оригинальный сочлененный 12-осный вариант 7907 с уникальной колесной формулой 24x24. Эти машины предполагалось использовать в качестве автономных пусковых и транспортных средств новых советских СРК, способных выполнять свои функции в наиболее отдаленных и малонаселенных степных и пустынных регионах в условиях полного отсутствия дорог, заправочных и ремонтных баз при экстремальных климатических, температурных условиях и при сильной запыленности окружающего воздуха. Впоследствии некоторые из этих решений применяли на новых многоосных грунтовых ракетовозах, хотя в целом все эти супергиганты по разным причинам никакого дальнейшего развития не получили.

О существовании таких сверхсекретных систем знал только узкий круг военных, конструкторов и испытателей. А когда на страну нахлынула всезнающая гласность, за этими машинами еще на долгие времена закрепилась отвлекающая легенда об их использовании на Байконуре в качестве транспортеров крупногабаритных частей и блоков космической системы «Энергия-Буран». И хотя все сверхтяжелые шасси являлись лишь воплощениями необузданных фантазий своих создателей, а на практике оказались недееспособными к исполнению возложенных на них задач, все они до сих пор не имеют равных в мире по оригинальности и изобретательности конструкции, мощности, габаритам и грузоподъемности. До настоящего времени за ними по пятам следует имидж самых необычных, тяжелых и дорогостоящих отечественных самоходных колесных транспортных средств военного назначения, создание которых в условиях «холодной войны» могла позволить себе только великая Страна Советов. Несмотря на ошибки и недочеты в общей компоновке и конструкции, большую сложность, громоздкость, малую эффективность, неприспособленность к реальной службе и практическую бесполезность, эти уникальные творения вновь, в последний раз, доказали мощь советского ВПК, автомобильной промышленности СССР и коллективный талант конструкторов, способных на короткое время превзойти пресловутый мировой уровень.

МАЗ-7904

(1983 – 1984 гг.)


Это внедорожное шестиосное двухмоторное шасси общей мощностью 1830 л.с. с двумя 2-местными двухдверными кабинами, вынесенными на передний свес рамы, снабжалось тремя двухосными ведущими тележками с 12 огромными ведущими колесами диаметром по 2,8 м. Со стороны оно казалось увеличенной копией «нормальных» ракетных шасси МАЗ, но его полезная нагрузка достигала невиданной величины – 220 т. Единственным предназначением этой машины являлось несение оборудования транспортно-пусковой установки первого ракетного комплекса «Целина». Разработка МАЗ-7904 началась в соответствии с приказом министра автомобильной промышленности СССР от 19 февраля 1980 года, а основной версией его применения долгое время считалась перевозка крупногабаритных неделимых грузов для космических ракет нового поколения. Основным силовым агрегатом шасси 7904 являлся судовой дизель 12ЧН18/20 (М-351) V12 (42,4 л, 1500 л.с.) с турбонаддувом, разработанный для маломерного флота и размещавшийся спереди между кабинами. Он приводил две гидромеханические 4-ступенчатые трансмиссии с двумя передачами заднего хода, смонтированные на мощной сварной несущей раме между первым и вторым мостами передней тележки. От них крутящий момент подавался на три передних и на три задних моста, а для синхронности их работы в трансмиссию ввели согласующие и суммирующие редукторы. Управляемыми являлись четыре колеса передней и задней тележек, синхронно поворачивавшиеся в разные стороны посредством рулевых механизмов с гидравлическими усилителями. Каждое колесо подвешивалось на гидропневматической подвеске, причем каждая пара колес правого и левого бортов снабжалась гидравлическими балансирными связями, позволявшими изменять высоту расположения несущей рамы. На них монтировали огромные 51-дюймовые шины размером 3180x1010-1295 (36,00 – 51) производства японской компании «Бриджстоун» (Bridgestone). Для привода гидронасосов, электрогенераторов, вентиляторов системы охлаждения, пневматических компрессоров высокого и низкого давления служил второй 330-сильный автомобильный двигатель ЯМЗ-238Ф V8 с турбонаддувом. Шасси имело снаряженную массу 140 т и полную – 360 т. Его габаритная длина достигала 32,2 м, ширина – 6,8 м, высота по кабинам – 3,45 м. Колея всех колес – 5,4 м, дорожный просвет под элементами подвески составил 480 мм и был всего на 5 мм больше, чем у машин серии 547, зато радиус поворота возрос до 50 м.

Многоосные ракетоносцы

220-тонное двухмоторное шасси МАЗ-7904 (12x12) для ракетного комплекса «Целина». 1983 год


Сборка единственного образца МАЗ-7904 производилась в экспериментальном цехе № 2 и завершилась в июне 1983 года. Его обкатка и заводские испытания проходили только в темное время суток и по согласованию с военными, которые устанавливали точный график работ, когда над данной территорией СССР не «зависали» вражеские спутники. После окончания цикла испытаний с пробегом 547 км машину разобрали и погрузили на специальную 12-осную 120-тонную прицепную платформу, на которой в январе 1984 года она прибыла на Байконур. В феврале в казахстанской степи начались новые испытания, во время которых шасси прошло расстояние 4100 км и достигало максимальной скорости 27 км/ч. Здесь-то и обнаружился его главный убийственный недостаток – чрезмерно высокое удельное давление на опорную поверхность, обусловленное гигантской осевой массой машины в боевой комплектации – 60 т и огромной нагрузкой на каждое колесо – по 30 т. Следствием этого стали низкая опорная проходимость, жесткость хода и ухудшенная управляемость, что существенно сокращало сферы применения шасси и ограничивало их конкретными областями и зонами, а самое главное – они отрицательно сказались бы на секретности расположения ракетного комплекса. Кроме того, в связи с пересмотром стратегических целей по применению ракетной системы «Целина» было развернуто проектирование нового комплекса «Целина-2» с ракетой РТ-23 УТТХ. В результате все работы по теме 7904 были прекращены, и одновременно остановлена сборка второго образца, но при этом появились новые еще более оригинальные многоосные ракетные шасси с уменьшенным удельным давлением и повышенной плавностью хода.

МАЗ-7906

(1984 – 1987 гг.)



Разработка второго облегченного 150-тонного восьмиосного супершасси МАЗ-7906 (16x16) началась 23 марта 1983 года, то есть за несколько месяцев до выхода ПСМ от 9 августа того же года о создании единой унифицированной баллистической ракеты РТ-23 УТТХ шахтного, железнодорожного и автомобильного базирования. Первый образец 7906 был собран в конце июня 1984 года и поступил на приемочные испытания, до конца года за ним последовала вторая машина. Со стороны новое шасси выглядело удлиненным на одну двухосную тележку вариантом первой модели 7904, но на самом деле было менее мощной и грузоподъемной, укороченной и вообще более скромной машиной с колесами «нормального» диаметра и четырьмя передними управляемыми осями. На переднем свесе рамы стояли две раздельные расширенные 2-местные однодверные кабины, а в расположенном за ними моторном отсеке размещался прежний 1500-сильный судовой дизель М-351. Все колеса снабжались широкопрофильными бескамерными шинами размером 1980x750-737 с постоянным внутренним давлением (4 кгс/см2). В остальном общая конструкция машины соответствовала МАЗ-7904: две гидромеханические 4-ступенчатые трансмиссии со свойственными им редукторами с дополнительными отборами мощности на вспомогательное оборудование, индивидуальная гидропневматическая подвеска с попарными балансирными связями по бортам и гидроусилители рулевых механизмов. В общей сложности на этой модели имелось 45 карданных валов всех видов привода. По сравнению с предшественником снаряженная масса сократилась до 68,3 т, полная – около 220 т. Габаритная длина снизилась до 26 293 мм, ширина – 4850 мм, высота – 3760 мм. Проектная длина пусковой установки – 28 м, высота – до 5,5 м. Максимальная скорость, показанная на испытаниях, – 30 км/ч. При этом радиус поворота составил лишь 30 м, но нагрузка на один мост в 27,5 т по-прежнему военных не удовлетворяла.

Многоосные ракетоносцы

Специальное 150-тонное шасси МАЗ-7906 (16x16) для комплекса «Целина-2». 1984 год


Разработки шасси 7906 проводились одновременно с созданием второго альтернативного, наиболее оригинального 150-тонного самоходного внедорожного транспортного средства МАЗ-7907, причем обе машины проходили совместные испытания для выяснения взаимных достоинств и недостатков. На них завод «Баррикады» смонтировал габаритно-весовой макет, имитировавший пусковую установку 15У157 ракетного комплекса 15П162 «Целина-2» с межконтинентальной баллистической ракетой РТ-23 УТТХ (15Ж62). С марта 1986 года шасси 7906 с макетной СПУ находилось на сравнительных испытаниях в Калининской области, куда позднее поступила аналогичная система на базе 7907. Испытания продолжались до сентября 1987 года, когда СПУ на базе МАЗ-7906 уже прошла расстояние в 3780 км, но ни одно шасси одобрено не было.

МАЗ-7907

(1985 – 1987 гг.)

Самая оригинальная, прогрессивная и «самая многоосная» советская военная машина МАЗ-7907 (24x24) с электромеханической трансмиссией ТЭ-660-24, не имевшая зарубежных аналогов, являлась двухзвенной низкопрофильной 12-осной самоходной платформой грузоподъемностью 150 т, поставленной на две шестиосные тележки с 24 ведущими односкатными колесами и насыщенной новыми конструктивными решениями. Работы по ней также начались в марте 1983 года, первый прототип был готов в марте 1985-го, следующий – во втором квартале того же года. В отличие от двух предыдущих шасси, силовым агрегатом на МАЗ-7907 являлась трехвальная газовая турбина ГТД-1000ТФМ (вариант танкового двигателя ГТД-1250) номинальной мощностью 1200 л.с., смонтированная на передней консоли лонжеронной рамы длиной 5620 мм под специальной 3-местной кабиной с тремя лобовыми окнами, системами жизнеобеспечения и кондиционирования воздуха. Двигатель приводил только электрогенератор переменного тока ВСГ-625, от которого электроэнергия поступала на узлы трансмиссии и на 24 синхронных 30-киловаттных тяговых электромотора ДСТ-180-6 с частотной системой регулирования с тиристорными преобразователями и воздушно-масляным охлаждением, смонтированных внутри рамы машины. Блоки электрического управления и масляные радиаторы помещались в двух параллельных кожухах, расположенных продольно в задней части шасси. Все электрическое оборудование также разрабатывал и собирал новосибирский институт НИИКЭ. Механическую часть трансмиссии составляли согласующий и понижающий редукторы, коробка отбора мощности, угловые и колесные передачи, многочисленные трансмиссионные и колесные карданные валы. Второй конструктивной особенностью являлась необычно длинная монтажная часть рамы, которая при движении даже по достаточно ровным трассам могла искривляться и прогибаться. Во избежание этого ее разрезали на две равные по длине шестиосные секции и установили между ними простой горизонтальный шарнир на подшипниках с одной степенью свободы. Он позволял обеим частям машины перемещаться относительно друг друга только в продольной вертикальной плоскости на угол до 8? и предохранял раму со спецнадстройкой от перегрузок и повреждений. Традиционными для шарнирно-сочлененных машин функциями рулевого управления эта система не обладала. Для изменения направления движения служили только четыре передние и четыре задние ведущие оси с колесами, синхронно отклонявшимися в разные стороны на определенный угол в зависимости от их расположения. Индивидуальная гидропневматическая подвеска с попарными бортовыми балансирными связями соответствовала машине 7906. Все колеса оборудовали широкопрофильными камерными шинами ВИ-207 весьма скромного размера 1660x670-685 с постоянным внутренним давлением (3,5 кгс/см2). Снаряженная масса машины достигала 65,8 т. Базы передней и задней тележки – 9065 и 9220 мм с неравномерным расстояниями между осями соседних колес (1750, 1800 или 1855 мм). Длина шасси – 28 187 мм, ширина – 4690 мм, высота по кондиционерам на кабине – 4450 мм. Колея всех колес – 3330 мм, максимальный дорожный просвет – 485 мм. Проектная длина пусковой установки – 32 м, высота – до 5,6 м. Радиус поворота снизился до 27 м. Максимальная расчетная скорость на твердых и гладких покрытиях – 40 км/ч.

Многоосные ракетоносцы

Сочлененное шасси МАЗ-7907 (24x24) с 1200-сильным ГТД и электрической трансмиссией. 1985 год


Многоосные ракетоносцы

Уникальное шасси МАЗ-7907 для межконтинентального комплекса «Целина-2» с ракетой РТ-23 УТТХ


После заводских испытаний шасси 7907 было отправлено в Волгоград, где завод «Баррикады» смонтировал на нем габаритный макетный образец пусковой установки 15У157 комплекса 15П162 «Целина-2», которая вместе с аналогичной системой на базе МАЗ-7906 с сентября 1986 года в режиме строжайшей секретности проходила сравнительные эксплуатационные испытания в Калининской области на специальных участках дорог общего пользования. По компоновочным соображениям ТПК с ракетой пришлось приподнять над уровнем рамы, а для прохождения под мостами на шасси добавили систему регулирования высоты расположения контейнера. До сентября 1987 года имитационная СПУ прошла расстояние 2054 км, показав максимальную скорость 25 км/ч.

По результатам всех испытаний главными недостатками шасси 7907 являлись низкая работоспособность и малый КПД электрической трансмиссии, плохая проходимость по грунтам с низкой несущей способностью, повышенная осевая нагрузка (18,5 т) и недостаточная динамика разгона. По сведениям историков Минского автозавода в окончательных выводах комиссии МАЗ-7907 был рекомендован к производству, так как обладал существенными преимуществами перед моделью 7906 по осевой нагрузке, управляемости, лучшей звукоизоляции кабины, повышенной технологичности и увеличенной живучести за счет сохранения подвижности при повреждении привода сразу восьми колес. По отчетам 21 НИИИ шасси 7906 и 7907 не соответствовали предъявленным требованиям, «способов и средств улучшить опорную проходимость ни теоретически, ни экспериментально не было найдено», и в связи с выявленными недостатками дальнейшие доработки обеих машин были признаны бесперспективными. Вскоре к этим причинам добавилась главная разрушительная сила – перестройка. Работы по весьма перспективному проекту «Целина» были прекращены. Всем этим уникальным транспортерам так и не суждено было стать ни легендарными советскими ракетовозами, ни сыграть вообще какой-либо роли в деле повышения мощи советских Войск стратегического назначения, которые к тому времени тоже считались совершенно ненужными.

ВОСЬМИОСНЫЕ ШАССИ МАЗ-7922 и МАЗ-7923

Последним аккордом деятельности УГК-2 Минского автозавода в советское время стало создание опытных восьмиосных шасси МАЗ-7922 и МАЗ-7923 (16x16) с разными силовыми агрегатами, разработанных под руководством В. Е. Чвялева и также не имевших никаких зарубежных аналогов. Они были выполнены на базе машины 7917 путем замены среднего неведущего моста на одну двухосную ведущую тележку и предназначались для установки будущего наиболее мощного и совершенного отечественного ПГРК «Тополь-М», который в то время носил обозначение «Универсал». Его история началась в сентябре 1989 года, когда Советское правительство приняло решение о создании новой межконтинентальной ракетной системы в подвижном и шахтном исполнениях. Для них предполагалось использовать универсальную твердотопливную трехступенчатую баллистическую ракету РТ-2ПМ2 длиной около 23 м, от которой весь комплекс поначалу назывался «Универсал». Она снабжалась 10 различными разделяющимися головными частями, в том числе термоядерными мощностью 0,55 Мт, и размещалась в герметизированном ТПК диаметром 2050 мм.

Для монтажа СПУ нового комплекса в Минске с 1987 года разрабатывали два экспериментальных альтернативных 80-тонных шасси 7922 и 7923 с бортовыми системами контроля за работой основных агрегатов, представленных в 1990 году практически одновременно. Оба предназначались для несения перспективных ракетных спецнадстроек с полной массой СПУ до 125 т и конструктивно друг от друга отличались типом силового агрегата и видом трансмиссии. В них были использованы многие прежние оригинальные научные исследования и конструкции серийных многоосных машин, а также недавние поисковые наработки по модели МАЗ-547Э и комплексу «Целина». В результате на новых шасси при увеличенном до 13,5 м расстоянии между центрами крайних мостов колесные базы четырех двухосных тележек составляли 1750 и 1800 мм, а расстояния между ними тоже не были равномерными и колебались в пределах от 1800 до 2400 мм. В отличие от предыдущих машин управляемыми являлись колеса трех передних и трех задних мостов, отклонявшиеся в разные стороны и позволившие существенно увеличить маневренность 20-метрового транспортера. К прежним агрегатам и узлам относились усиленная комбинированная сварная рама, односкатные колеса на индивидуальной независимой гидропневматической подвеске с попарными бортовыми гидробалансирными связями, широкопрофильные шины ВИ-178АУ (1600x600 – 685) с регулируемым внутренним давлением и две стеклопластиковые вынесенные вперед кабины от модели 7917 – левая двухдверная 2-местная и правая одноместная. Дорожный просвет для обоих вариантов составлял 475 мм, радиус поворота – 18,5 м. Максимальная скорость – 40 км/ч, глубина преодолеваемого брода – 1,1 м.

Базовый автомобиль МАЗ-7922 с кодовым обозначением «Зубр», собранный в феврале 1990 года, являлся непосредственным развитием шасси 7917 и оснащался новым дизельным двигателем ЯМЗ-8401 V12 (25,9 л., 780 л.с.) с турбонаддувом и прежней гидромеханической 4-ступенчатой трансмиссией с двумя задними передачами. Он имел снаряженную массу 39 т и запас хода 400 км. Второй более оригинальный вариант 7923 с шифром «Бизон», появившийся в конце 1990-го, по шасси был унифицирован с моделью 7922, но по агрегатной базе стал развитием ранее созданных машин 547Э и 7907 с газовыми турбинами и электрическими передачами. На нем использовалась модернизированная электромеханическая трансмиссия ТЭ-700-16 с частотным регулированием, состоявшая из компактного газотурбинного танкового двигателя ГТД-1000А мощностью 1000 л.с. (от 547Э) и модернизированной генераторной установки ВСГ-625М (от 7907). От нее электроэнергия напряжением 380 В и частотой 1200 Гц подавалась на синхронные тяговые электродвигатели ДКМ-180-63 (электромотор-колеса) мощностью по 30 кВт с полностью масляным охлаждением, встроенные в ступицы всех 16 ведущих колес с планетарными редукторами. В режиме электродинамического торможения в течение 20 минут они обеспечивали тормозное усилие мощностью по 21 кВт. В этом шасси вновь проявились все прежние недостатки, свойственные машинам с электрическими трансмиссиями: сложность, повышенная собственная масса, малая надежность несовершенного электрооборудования и систем управления. Так общий вес 16 тиристорных преобразователей (1078 кг) в 1,4 раза превосходил массу одного электрогенератора.

Многоосные ракетоносцы

Ракетное шасси МАЗ-7922 «Зубр» (16x16) с 780-сильным дизелем V12 на военном показе 1992 года


Многоосные ракетоносцы

Альтернативное шасси МАЗ-7923 «Бизон» с 1000-сильным ГТД и электрической трансмиссией. 1990 год


Созданные по заказу Министерства обороны СССР шасси 7922 и 7923 прошли только заводские испытания и потом оказались ненужными. К тому времени какого-либо дальнейшего финансирования этого проекта уже не существовало, как не были проведены и государственные испытания обеих машин. Более того, с крушением Советского Союза Украина стала независимой, что привело к замораживанию перспективных работ в области ракетной техники, но Республика Беларусь выразила готовность продолжать военно-техническое сотрудничество, дорабатывать свои ракетные шасси и поставлять их в Россию. В марте 1992 года было принято решение о создании новой полностью российской ракеты для РВСН, и в том же году шасси 7922 доставили в Бронницы и продемонстрировали высшему военному руководству на полигоне 21 НИИИ, а потом оно поступило на испытания. За год до этих событий все работы по второй машине 7923 были прекращены. С подписанием 27 февраля 1993 года Указа Президента Российской Федерации начались полномасштабные работы по наиболее совершенному мобильному грунтовому ракетному комплексу 15П165 «Тополь-М» межконтинентальной дальности, который пришел на смену первой системе «Универсал». Он оснащался модернизированной моноблочной баллистической ракетой РТ-2ПМ2 (15Ж65 или РС-12М2) со стартовой массой 47,1 т, дальностью полета 11 тыс. км и точностью попадания 350 м, разработанной в институте МИТ и унифицированной с ракетой «Булава» для атомных подводных лодок. Вопрос выбора шасси для монтажа СПУ фактически уже был предрешен. Учитывая максимальную унификацию модели 7922 с уже проверенной и освоенной машиной 7917, военные отдали предпочтение ей с рекомендациями по повышению мощности и введению незначительных модификаций по электрооборудованию и некоторым базовым размерностям. Так к 1995 году доработанный МАЗ-7922 превратился в модернизированное шасси МАЗ-79221 с новым многотопливным двигателем ЯМЗ-847.10 мощностью 800 л.с.

Постановке этой машины на производство, а нового ПГРК на боевое дежурство предшествовали еще долгие и трудные годы восстановления российской военной промышленности и науки, испытания опытных систем и кардинального пересмотра всей стратегической военной доктрины новой России. Испытания ПГРК «Тополь-М» на шасси 79221 начались в сентябре 2000 года, сразу же после подписания Указа Президента Российской Федерации В. В. Путина о постановке на вооружение его шахтного варианта, которому отдавалось предпочтение перед мобильной системой. В 2003 году, после очередной корректировки военных приоритетов России, состоялось важное решение о придании комплексам «Тополь-М» статуса основного ядерного потенциала страны и наиболее совершенного российского оружия XXI века. Постановка ПГРК на боевое дежурство началась только в 2006 году. В 2008-м в составе РВСН находилось шесть мобильных систем «Тополь-М», а к концу 2010 года их количество возросло до 18. Первоначально в 2006 году, в соответствии с Государственной программой переоснащения Вооруженных Сил РФ, до 2015 года в РВСН на боевое дежурство предполагалось поставить до 80 мобильных комплексов «Тополь-М». Однако в 2010 году, в ходе очередной реорганизации Вооруженных Сил, было принято решение о замене их на более совершенную ракетную систему «Ярс» с разделяющимися боеголовками.

Военному производству Минского автозавода, переименованному в МЗКТ, распад СССР нанес огромный урон: в первое время он потерял почти все свои главные военные заказы из России и был вынужден срочно перестраиваться на конверсионные работы и выпуск коммерческих автомобилей. Впоследствии на МЗКТ под руководством главного конструктора В. Е. Чвялева вновь закипела работа по созданию для России модернизированных многоцелевых автомобилей и тягачей с целью замены прежних поколений серийных военных машин, а также новых многоосных ракетных шасси. При отсутствии подобной новой отечественной техники некоторые из них были приняты на снабжение Российской Армии. И все-таки, вопреки негласным военным законам, главный поставщик тяжелой армейской и ракетной автотехники оставался представителем дружественного, но иностранного государства. В 2000-е годы, когда появились новые тяжелые машины Брянского автозавода, этот крен был частично исправлен, заставив МЗКТ искать новых военных заказчиков в собственной стране и в дальнем зарубежье. При этом прозорливый главный конструктор Чвялев оставил высокий пост и, завершив все секретные дела и разуверившись во всем, в 2008 году покинул свою Родину.

Многоосные ракетоносцы

Межконтинентальный ПГРК «Тополь-М» нового поколения на 800-сильном шасси МАЗ-79221


* * *
К сожалению, оптимистический пример с созданием нового многоосного шасси для мобильных ракетных комплексов «Тополь-М» оказался единственным и самым удачным исключением из правил, которое не имело бы продолжения без активной поддержки и помощи со стороны высших руководителей Российской Федерации. В остальном же, еще до момента официального распада великой Советской державы, ситуация в разрушенном почти до основания военно-автомобильном комплексе выглядела катастрофической. И если крупнейшие российские автозаводы смогли переориентироваться на выполнение коммерческих заказов, то некогда мощная советская система создания секретной автотехники и стратегических вооружений оказалась на грани полного финансового и морального краха, когда у их создателей навсегда был сломлен дух творческого созидания. Непродуманная политика полной ликвидации и приостановки разработок десятков самых совершенных и перспективных видов вооружения на автомобильных шасси привела к почти полной деградации этой отрасли, оттоку квалифицированных кадров, потере важнейших научно-технических наработок и технологий, оптимизма и надежд на скорое улучшение ситуации.

В годы последующих реформ российская автомобильная промышленность так и не смогла создать принципиально новые многоцелевые грузовики и тягачи авангардного уровня, а все былые высшие мировые достижения СССР в области специальных военных автомобилей, уникальных многоосных шасси-ракетовозов и подвижных ракетных комплексов незаметно были забыты как пережитки советского режима и страшного периода «холодной войны». Демократическая Россия оказалась в кольце не слишком доброжелательных соседей, в распоряжении которых остались многие крупные центры по производству военной техники, однажды напрямую обращенной против Российской Армии. В новых условиях свободного рынка и всеобщего стремления к разоружению, сопровождающихся постоянными военными конфликтами во многих точках планеты, буквально все зарубежные страны постоянно и активно пополняют свои арсеналы новой армейской автотехникой. И только Российская Армия пока довольствуется устаревшими или модернизированными грузовиками советских времен и импортными дизелями, а лучшие отечественные ракетные системы «Искандер» и «Тополь-М» теперь доставляют на машинах, изготовленных за пределами России. До сих пор мечты на возрождение мощного независимого отечественного военно-промышленного комплекса в облике развитой научно-производственной основы экономики Российской Федерации и надежной военно-политической защиты страны все еще остаются призрачными. Вместе с ушедшими в прошлое советскими временами развеялись надежды на скорое появление новой передовой отечественной военной автомобильной техники, на возвращение былого мирового могущества в этой области и сохранение высокого международного авторитета страны, создавшей их. И эти времена никогда больше не вернутся.

Никогда!

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 33
  1. qwert 13 февраля 2015 07:11
    Хорошая статья. Плюсую. А кто-то еще говорит, что советский автопром всегда был отсталым....
    1. Опасный 13 февраля 2015 07:51
      Не весь автопром конечно, а только гражданская его часть. Как впрочем и гражданское авиастроение. И дело даже зачастую не в технических моментах, а в комфорте, удобстве и подобных вещах
      1. Rus2012 13 февраля 2015 09:56
        Цитата: Опасный
        Как впрочем и гражданское авиастроение.

        ...и что не так с гражданским авиастроением до 1991года?
    2. Комментарий был удален.
    3. Rus2012 13 февраля 2015 10:18
      Цитата: qwert
      Хорошая статья. Плюсую. А кто-то еще говорит, что советский автопром всегда был отсталым....

      Тут - Евгений Кочнев Секретные автомобили Советской Армии
      http://coollib.net/b/174329/read
      практически вся автомобильная техника "в камуфляже"
    4. Rus2012 13 февраля 2015 11:41
      Цитата: qwert
      Хорошая статья

      Уважаемому Аскету -
      Военная хитрость: бойцы РВСН для обмана противника используют двойников

      Командование РВСН приказало отправить на позиции так называемых двойников. Речь идет о машинах, которые с высокой точностью копируют боевые мобильные пусковые установки. Они предназначены для того, чтобы сбить с толку разведку противника. Двойники настолько похожи на настоящую технику, что различий не видно даже вблизи.

      Ракетоносцы-дублеры под покровом темноты покинули ангары и отправились на позиции в лесу. Кадры, сделанные в Марийской республике, можно назвать уникальными. Никогда раньше ночную передислокацию ракетчиков не снимали на видео.

      Подробнее на НТВ.Ru: http://www.ntv.ru/novosti/1316917/#ixzz3RblsQYk8

      Жаль видео не ставится:)
      Никогда не думал, что все АПУ имеют "двойников". Ну один для учебы-ещё куда бы не шло. "Маскарад" там на машины обеспечения. На худой конец - ТПА, которых теперша нет. Хотя, не помню, в последних договорах СНВ их "приговор" продлевался ли?
      1. Аскет 13 февраля 2015 14:06
        Цитата: Rus2012
        Никогда не думал, что все АПУ имеют "двойников". Ну один для учебы-ещё куда бы не шло. "Маскарад" там на машины обеспечения. На худой конец - ТПА, которых теперша нет. Хотя, не помню, в последних договорах СНВ их "приговор" продлевался ли?


        Наверное что то перепутали надувные имитаторы есть,грузомакет-бочка одна или две на полк...Может снятые Тополя ? А где их хранить а их для полноценного введения в заблуждение нужно не менее 3шт.Нужен ещё один полноценный дивизион-двойник с л/с и техникой. Тем более американцы тоже не ,сейсмодатчики разбросают вокруг БСП на 100т он на "обманку" без ракеты не среагирует.
        Сейчас с появлением разведывательных КА типа SAR-спутников у американцев и немцнев работающих в режиме "лупы" разрешение составляет менее одного метра скрыть ПГРК средствами маскировки стало труднее. Чаще бегать придется и менять позиции что сказывается на состоянии моторесурса. Поэтому сейчас основной упор делается на уменьшения габаритов и возможно вместо грунтовых комплексов перейдут на шоссейные и железнодорожные в недалеком будущем.
        А видео полностью вот



        Тут вообще в начале заснят выход ПКП полка,"чебурашка" на переднем плане засветилась smile hi
        P.S/ Судя по отсутствию бортовых номеров на агрегатах кроме БТР и сам номер на нем 234 2 полк 3 дивизион 4-группа ГБУ все может быть .Кстати отсутствие номеров и может послужить демаскирующим признаком
        1. CTABEP 13 февраля 2015 18:21
          Как говорят в войсках, это просто болванки ракет с той же массой. Ну и используют их имхо не от хорошей жизни - были бы в таком же количестве что и шасси боевые Тополя - возили бы их.
          PS а машины конечно классные, в учебке на таких катался, правда пассажиром:)
  2. Опасный 13 февраля 2015 07:49
    Посмотрел фотографии и порадовался. А потом прочитал последние предложения и грустно стало за автора. Нельзя быть таким пессимистом!
    1. Штык 14 февраля 2015 06:04
      Цитата: Опасный
      Нельзя быть таким пессимистом!

      Объективная оценка и пессимизм, вещи разные. Прекрасная статья!
  3. Siberia 9444 13 февраля 2015 09:05
    Статье ++ Приятно читать подборка фото. А по поводу что Россия не смогла создать принципиально новые тягачи как то не согласен ( камаз урал баз)
    1. Assistant 14 февраля 2015 00:38
      А по поводу что Россия не смогла создать принципиально новые тягачи как то не согласен ( камаз урал баз)


      КамАЗ грозился запилить свой тягач 16х16 с преферансом и барышнями к 2013 году (ОКР "Платформа").


      По факту, пока что есть платформа только МЗКТ, в связи с чем русские хотят МЗКТ купить, чтобы присоединить то ли к КамАЗу, то ли к "Алмазу-Антею". Белорусы, соответственно, торгуются, ибо "деньги очень нужны" (с), не хотят продавать КамАЗу, допускают продажу «Алмазу-Антею» или КБМ, или МИТ.
  4. Мур 13 февраля 2015 10:45
    Статье однозначно - плюс. Некоторые уточнения:
    В его (Комплекс "Темп", "Пионер") двух раздельных одноместных кабинах находились водитель и командир экипажа, но место для оператора СПУ предусмотрено не было.

    Оператор (в смене должность "старший оператор расчёта пуска") и был командиром (старшим) агрегата. В расчет входили он, ст.мех-вод, три механика -стрелка. В реале на плановых учениях/занятиях там катил, конечно же, командир ГПП, а оператор добирался до полевой позиции в "обозе". Но при внезапных выходах силами смены это место было целиком за оператором.
    Его(7917) главной новинкой и отличительной чертой являлись две раздельные стеклопластиковые кабины с одинаковыми пологими боковыми скосами крыши – левая двухдверная 2-местная для водителя и командира и правая одноместная для оператора

    В левой кабине располагается всё-таки оператор, а не командир(на "Тополе" в отличии от "Пионера" он появился в виде начальника дежурной смены АПУ). Командир - в правой.
    Для отстрела верхнего защитного колпака ТПК и предварительного выброса ракеты на небольшую высоту также применялся пороховой аккумулятор давления

    Неверно. Крышка ТПК откидывалась под своим весом при срабатывании пироболтов, когда изделие находилось в горизонтальном положении, а ПАД срабатывал после вертикализации ТПК.
  5. Сергей-8848 13 февраля 2015 11:00
    Хорошая, содержательная статья, красивые фотографии. Спасибо рабочим, инженерам и конструкторам!
  6. 501Legion 13 февраля 2015 11:14
    отличный труд и отличное чтиво !!!
    прям спасибо автору, и первоисточнику
  7. ван-зай 13 февраля 2015 11:36
    Шикарная статья, образец написания.
  8. lwxx 13 февраля 2015 13:53
    Статья очень хорошая, давно не было столь подробного и интересного материала .Автору большое спасибо , сам служил на МАЗ-537 , а также командиром ПАРМа 4ос 12оптмат.
  9. vlbelugin 13 февраля 2015 13:57
    "Кормилица" - так называли мы это удивительное чудо техники
    1. Комментарий был удален.
    2. gjv 13 февраля 2015 16:01
      «До евро - рукой подать!»
      Почему то статья размещена в разделе Инженерные войска и транспорт, а ведь должно быть РВСН.
      gjv
  10. Head 13 февраля 2015 14:02
    Так вот какие машины у отца в хранилищах стояли и значит их он ночами грузил на ж\д платформы. Батя мой ветеран РВСН. Почти 27 лет, из них 7 лет так сказать на кнопке под землей, а потом вот с этими машинами служил, ночами не спал, все какие-то погрузки-разгрузки, а потом раз - и начальник хранения ЗаБЗ получает, а командир части - орден. Много про них говорил, да я маленький был, не слушал.
  11. gregor6549 13 февраля 2015 14:40
    Хорошо знаком и с Брянскими БАЗами и с нашими минскими МАЗами. На БАЗа монтировались некоторые элементы АСУВ Маневр (например КП АСУ Зенитно Ракетной Бригады "Поляра Д4") разработанные нашим НПО Агат (Минск) а для МАЗов на которых "катаются" сейчас Тополя и Ярсы НПО Агат делало совместно с Минским Заводом Колесных Тягачей (МЗКТ) и НПО "Горизонт" компьютеризованную систему управления МАЗа на основе системы отображения информации разработанной ранее для истребителей СУ 27. Т.е. все многочисленные стрелочные приборы заменялись одним дисплеем соединенным с бортовой ЦВМ на котором отображалась вся информация необходимая для управления этим шасси, навигации и диагностики агрегатов и систем шасси. Кроме того подобная система не позволяла неопытным водителям запороть дорогостоящую технику используя запредельные режимы работы.
    Кроме данных технических деталей хочу отметить высочайшую надежность изделий выпускаемых МЗКТ для нужд обороны. Не знаю как сейчас, но в конце 80х начале 90х БАЗ такой надежностью похвастать не мог. Кроме того, использование в МАЗах схемы с разделенными кабинами позволило обеспечить требуемые ограничения по высоте возимых ракетных комплексов (ракета плюс шасси) без снижения клиренса а следовательно и проходимости комплексов по бездорожью
    1. Assistant 14 февраля 2015 00:50
      Не знаю как сейчас, но в конце 80х начале 90х БАЗ такой надежностью похвастать не мог.


      Да и в прошлом году на репетиции парада БАЗовский тягач под пусковой С-400 стал колом напротив библиотеки. На тросе за Уручье тащили.
      1. Tankist_1980 15 февраля 2015 09:43
        Брат- белорус конкурента принижает)))
  12. Zigmars 13 февраля 2015 14:43
    Это великолепно!
  13. Lance 13 февраля 2015 14:57
    Хороший обзор! +
    Но... Никогда не говори никогда wink
  14. Tankist_1980 13 февраля 2015 15:42
    Автор, не наводи панику! Живу в Брянской области. БАЗ на все выставки привозит свою продукцию. Многоосные шасси для нефтяников-газовиков. Так, что была бы команда))) Если интересно, то зайдите на сайт БаЗа. Вечером буду дома могу скинуть фото.
  15. Tankist_1980 13 февраля 2015 15:50
    30 карданов!!! И все шприцевать...
  16. Технолог 13 февраля 2015 16:06
    Автор молодец, потрудился. Эта тема оговаривается в одной из серий фильма "Колёса страны советов", очень интересно.
  17. Sukhoi 13 февраля 2015 16:34
    Камаз вроде тоже разрабатывал многоосное шасси для нужд РВСН. Чем дело кончилось в итоге знает кто-нибудь?
  18. uyakub92 13 февраля 2015 19:42
    фантастические машины наши всегда умели делать интересное
  19. 31rus 13 февраля 2015 21:10
    Уважаемый автор,статье плюс однозначно,но не совместными усилиями создавалась это чудо техника и почему так пессимистично насчет того что в Беларуссии,это наш союзник и пока надежный партнер,а насчет разработки нового так не стоим было бы задание,уверен создадут и не хуже,может на воздушной подушке для севера,может на ж/д,может вообще на тягачах типа "Витязь",да и колесное шасси себя еще далеко не исчерпало
  20. Falcon5555 15 февраля 2015 20:57
    Хочу такую машинку!
  21. Vikmay16 15 февраля 2015 21:05
    Запад очень сильно радовался, когда уничтожали наши ядерные ракеты средней дальности.
  22. Miosnytneer 5 марта 2015 18:00
    Тягач для "Целины-2" это просто нечто. Хотел бы послушать, как ревет ентот монстр.
    Miosnytneer

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня