Кто победил фашистскую Германию? К вопросу о роли ленд-лиза в Великой Отечественной войне

Абсолютное большинство граждан нашей страны ответит на этот вопрос вполне предсказуемо — решающий вклад в победу над фашизмом внёс Советский Союз. И это правильный ответ. Именно СССР вынес основную тяжесть войны с гитлеровской Германией, положив на алтарь Победы наибольшее количество жертв. Но значит ли это, что участие в той войне наших союзников по антигитлеровской коалиции свелось к незначительной, порой чисто формальной помощи, без которой СССР вполне мог обойтись? Именно так считает сегодня едва ли не большинство участников интернет-дискуссий на всех патриотических сайтах России. И это не случайно. Данная точка зрения усиленно пропагандируется в первую очередь снова набирающими популярность сталинистами, желающими под шумок борьбы с фальсификацией истории, используя патриотический подъём среди россиян, опять вознести на пьедестал фигуру своего «непогрешимого» кумира, представив время его правления «золотым веком» России и всего бывшего СССР. Но насколько соответствуют истине такие утверждения? Попробуем разобраться.

Кто победил фашистскую Германию? К вопросу о роли ленд-лиза в Великой Отечественной войне
Летчики 2-го гвардейского истребительного авиаполка ВВС Северного флота Иван Грудаков и Николай Диденко у самолета Р-39 «Аэрокобра» перед вылетом



Основным аргументом в пользу незначительности участия западных союзников СССР в победе над Гитлером считается относительно небольшой процент западных поставок по сравнению с собственным производством военной продукции в СССР за годы войны. Этот тезис опирается на точку зрения всей советской историографии, сформировавшуюся ещё в сталинскую эпоху, в самом начале холодной войны. Считалось, что общий объём поставок союзников составил тогда всего 4 % от всей продукции, произведённой в СССР, из чего делался вывод, что такая помощь не могла существенно повлиять на ход и исход войны. Первым эту цифру ввёл в оборот Н. А. Вознесенский в своей книге «Военная экономика СССР в период Отечественной войны», вышедшей в 1947 году.

Не пытаясь оспорить соотношение общих размеров западной помощи и собственного советского производства (достаточно сомнительное, как это было ещё в 90-е годы довольно убедительно показано в работах историка-публициста Б. Соколова), сосредоточимся на самой оценке роли её в Великой Отечественной войне. Эту роль можно определить, только зная, какие именно изделия и в каком количестве поступали в СССР из стран Запада в годы ВОВ. В рамках данной статьи разберём лишь несколько наиболее значимых примеров. Начнём с техники.

Больше всего СССР было предоставлено западными союзниками автомобилей. По свидетельству крупнейшего в нашей стране специалиста в области истории военной техники Михаила Барятинского, их поступило в нашу страну 477 785 штук (Танки ленд-лиза в бою. М.: Яуза : Эксмо, 2011. С. 234). Много это или мало? Как утверждает тот же М. Барятинский, к началу войны в Красной Армии имелось 272 600 автомобилей всех типов, что составляло всего 36 % от штатов военного времени. Большинство из них были полуторки, а остальные в основном имели грузоподъёмность 3-4 тонны. 5- и 8-тонных автомашин имелось очень немного. Автомобилей повышенной проходимости почти не было (Там же. С. 229—230).

Летом и осенью 1941 года советские войска безвозвратно потеряли 159 тысяч автомобилей (58,3 % от первоначальной численности). Из народного же хозяйства было получено в это время 166,3 тыс. машин, а новое производство осенью-зимой сократилось многократно из-за эвакуации московского автозавода на Урал и частичного перехода ГАЗа на выпуск танков. Таким образом, некомплект автомобилей в армии сохранился и даже значительно увеличился, поскольку число частей и соединений резко возросло (за счёт вновь сформированных) (Там же. С. 232—233). Это ставило советские войска с точки зрения манёвренности в заведомо невыгодное положение перед немецкой армией, степень моторизации которой была, к началу войны, самой высокой в мире. Отсюда и обилие котлов, и связанные с ними наши в разы большие, по сравнению с немцами, потери в первые два года войны.

Но и в дальнейшем собственное автомобильное производство в нашей стране не могло обеспечить даже самые минимальные потребности Красной армии в автотранспорте. За все годы войны она получила от промышленности только 162, 6 тысяч новых машин (ещё около 268,7 мобилизовано из н/х), причём 55 % грузовиков являлись полуторками (Там же. С. 233). Таким образом, именно западные автомобили действительно позволили поставить нашу армию на колёса. К концу войны они составляли большую (и лучшую) часть автопарка советских вооружённых сил. Особенно если учесть их значительно большую грузоподъёмность и проходимость. Топливо, шины и ремонт этого автопарка также обеспечивались поставками наших западных союзников.

Могли ли советские войска успешно осуществить свои крупные наступательные операции 1943-45 гг. (в том числе на окружение) без западной автомобильной техники? Вряд ли. В войне моторов, какой являлась 2-я мировая война, это было практически невозможно. В лучшем случае удавалось бы понемногу оттеснять противника фронтально, ценой во много раз более крупных собственных потерь. Быстро же блокировать сильные ответные удары врага было бы затруднительно.

Ещё один вид транспорта, без хорошего состояния которого СССР не смог бы почти четыре года вести войну с сильным противником на гигантском фронте, а тем более победить в ней — это железнодорожный. Без достаточного количества подвижного состава железных дорог невозможно было перебрасывать на большие расстояния огромное количество грузов и людей, одинаково необходимых и в наступлении и в обороне, не говоря уже о гражданских перевозках.

Чтобы понять роль ленд-лиза в обеспечении работы ж.д. транспорта достаточно посмотреть на соотношение паровозов и вагонов выпущенных в годы войны нашей промышленностью и поставленных из-за рубежа. По признанию советских военных историков, привезено было из США и Великобритании 1860 паровозов и 11300 вагонов и платформ (Лютов И.С., Носков А.М. Коалиционное взаимодействие союзников: по опыту первой и второй мировых войн. — М. : Наука, 1988. С. 91). Собственное же производство СССР с 1940 по 1945 гг., как пишет М. Барятинский, составило 1714 паровозов, из которых в 1940-1941 гг. — 1622 (Танки ленд-лиза в бою. С. 279—280). В период ВОВ было выпущено, таким образом, лишь немногим более 100 паровозов, то есть примерно в 15-18 раз меньше поставок по ленд-лизу. Вагонов тоже было выпущено в 10 раз меньше, чем поступило от союзников. Поставлялись из-за рубежа также оборудование и запчасти для ремонта подвижного состава, а также рельсы, общий тоннаж которых составил 83,3 % от всего их советского производства за годы войны (там же).

Третьим важнейшим условием успешного ведения боевых действий в современной войне является хорошая связь, то есть достаточное количество радиостанций и телефонных аппаратов, а также связывающего последние телефонного кабеля. Всё это тоже было у нас с 1942 года вплоть до конца войны в основном подарками Великобритании и США (до 80 %). По оценкам тогдашних советских специалистов по внешней торговле, СССР к началу войны отставал в этой области от союзников почти на 10 лет. Что же касается радиолокаторов, то их было произведено в Советском Союзе за годы ВОВ почти в 3 раза меньше, чем получено по ленд-лизу (775 против более 2 тыс.). (Там же. С. 268—272).

Не менее важную роль в войне моторов играет наличие топлива, без которого самая грозная военная техника является в лучшем случае неподвижной огневой точкой обороны, а в худшем — беспомощной мишенью или трофеем для врага. Обеспечение советской военной техники топливом довольно сильно зависело от ленд-лиза. Особенно это касается авиации. По данным М.Барятинского, доля поставок союзниками авиационного бензина составила до 57,8 % от советского его производства военного времени (Там же. С. 278—279). Всего же в СССР было поставлено за годы войны, даже по признанию советских историков, 2 миллиона 599 тысяч тонн горючесмазочных материалов, причём более высокого качества, чем производилось тогда в СССР (Лютов И.С., Носков А.М. Коалиционное взаимодействие союзников. С. 91) .

И ещё: как воевать без боеприпасов? Союзники отгрузили нам по ленд-лизу 39,4 млн. снарядов и 1282,4 млн. патронов (Там же. С. 90). Кроме того, для их производства в СССР они поставили 295,6 тысяч тонн взрывчатки и 127 тысяч тонн пороха (Танки ленд-лиза в бою. С. 277). Помимо этого, было получено из США и Британии (по данным советских историков) 2 миллиона 800 тысяч тонн стали, 517 с половиной тысяч тонн цветных металлов (в том числе 270 тыс. т меди и 6,5 тыс. т. никеля, необходимых, помимо прочего, для производства патронов и снарядов), 842 тысячи тонн химпродуктов, 4 миллиона 470 тысяч тонн продовольствия (зерно, мука, консервы и т.п.), 44,6 тысяч металлорежущих станков и немало другой продукции (Лютов И.С., Носков А. М. Указ. соч. С. 90—91). Это к вопросу о причинах столь быстрого восстановления и дальнейшего роста в СССР производства военной техники, оружия и боеприпасов (а также станков и другого технического оборудования производственного назначения) после потери в 1941-1942 годах большей части основных промышленных районов страны. Не собираюсь перечёркивать трудовой подвиг нашего народа в годы войны, но и вклад союзников, без которого не мог быть достигнут столь выдающийся результат, забывать нельзя.

Можно упомянуть и о поставках нам военной техники и вооружения. По утверждению советских историков, они составили примерно 8 % от нашего собственного производства, что само по себе уже немало. Однако в отношении самолётов этот процент ими увеличен до 12, а в танках и САУ — до 10 (Лютов И.С., Носков А. М. С. 93) (. По данным же современного российского историка М. Барятинского, ленд-лизовские танки составили 13 % от произведённых в СССР (САУ — 7 %), а боевые самолёты — 16 % (в том числе истребители — 23 %, бомбардировщики — 20 %, штурмовики были в основном собственного производства). Что же касается артиллерии, то союзники поставляли нам почти исключительно зенитные орудия, которые составили 25 % от их советского производства (Танки ленд-лиза в бою. С. 59, 264—265).

Итак, подведём итог. Учитывая перечисленные выше обстоятельства, а также то, что США и Великобритания оттягивали на себя значительные силы врага (до 40%, в том числе большую часть его авиации), сталинский Советский Союз не смог бы в одиночку выиграть войну с фашистской Германией, пользовавшейся ресурсами всей континентальной Европы (также как и наши западные союзники не могли самостоятельно победить в той войне). Является ли признание этого факта унижением для России? Вовсе нет. Правда никогда никого не унижает, она лишь помогает смотреть на всё трезвыми глазами, не преувеличивая своих достижений, но и не преуменьшая их. Умение трезво оценивать ситуацию — это достоинство, а не недостаток, тем более, если речь идёт о такой великой державе как Россия.

Как может помочь нам знание данного факта в сегодняшней ситуации, когда существует реальная угроза военного столкновения с НАТО? Мы, россияне, должны чётко осознавать, что война с объединёнными силами Запада (неядерная конечно) России в одиночку сегодня не по плечу. Единственный шанс на успех, также как и 70 лет назад, — заручиться поддержкой крупнейшей промышленной державы мира. Сейчас такой державой является Китай. Даже без участия в войне китайских вооружённых сил его экономическая помощь, подобная помощи по ленд-лизу в годы ВОВ, способна обеспечить нам перевес у своих границ над любым по силе врагом. Другое дело, готов ли Китай оказать нам такую поддержку. Наши взаимоотношения с ним в последние годы позволяют надеяться на утвердительный ответ. Если же Китай не поможет или окажется на другой стороне баррикад, то обойтись без применения ядерного оружия вряд ли удастся, а это уже катастрофа для всей планеты Земля.
Автор:
Юрий Тарасов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

205 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти