Боевые «Чайки» Н. Поликарпова

Боевые «Чайки» Н. Поликарпова


Истребитель И-153 «Чайка» принимал активное участие во множестве военных конфликтах тридцатых годов ХХ века. Эти машины сыграли неоценимую роль в отражении гитлеровской агрессии в самый тяжелый период Великой Отечественной войны. Конструкция И-153 была доведена до совершенства, и этот самолет по праву считается самым удачным истребителем-бипланом в мире. Однако создан он был в тот период, когда время бипланов подошло к концу.


Сегодня, с нашей точки зрения, может показаться несколько странным, что Н. Поликарпов в 1933 году, создавая новый скоростной истребитель-моноплан И-16, продолжил работу и над бипланами, и почти одновременно с "ишачком" выпустил И-15.

До 1933 года истребители в большинстве стран были бипланами или же полуторапланами. Но вскоре конструкторов увлекли истребители-монопланы, обладающие большей скоростью, но несколько худшей маневренностью. Предполагалось, что эти два типа истребителей в боевой обстановке должны своими качествами дополнять друг друга. Скоростные истребители-монопланы успешно должны идти на перехват противника для нанесения первого удара и преследования, а более маневренные бипланы вести воздушный бой в горизонтальной плоскости на виражах.

И-15 являлся дальнейшим развитием истребителя-биплана И-5, который был создан Н. Поликарповым и Д. Григоровичем и оснащался мотором "Гном-Рон-Юпитер VI". Указанный двигатель производился у нас по лицензии под маркой М-22 и имел мощность в 480 л.с.

На И-15 установили более совершенный и мощный мотор воздушного охлаждения М-25 (лицензионная марка американского Райт "Циклон" Ф-3). В наследство от И-5 к И-15 передались высокие летные данные, легкость в управлении, отличные взлетно-посадочные качества. В первых сериях И-15 верхнее крыло имело характерный излом, получивший название "чайка".



С этой «чайкой» было не все так просто. Сотрудники НИИ ВВС утверждали, что из-за новой схемы крыла И-15 будет обладать неустойчивостью, затрудняющей вождение самолета в строю и ухудшающей результаты прицельной стрельбы. Поликарпов категорически отвергал эту версию. В докладной записке руководству МАПа он писал: «Вводя схему "чайка" в самолет И-15, я хотел, наряду с уменьшением интерференции, обеспечить этим наилучшую маневренность самолета, особенно на глубоком вираже».

Чтобы повысить путевую устойчивость и улучшить, по их мнению, условия прицеливания и обзор при посадке, военные рекомендовали использовать привычную схему верхнего крыла. Поликарпов вынужден был уступить, и с 1938 года в серии стал выходить И-15бис (или И-152) с верхним крылом без "чайки". И-152 оснастили более мощным высотным двигателем М-25В мощностью в 775 л.с. и усилили вооружение до 4-х пулеметов. Конструкторы также улучшили капот мотора и усилили в целом несущую основу самолета.

На истребителе И-15бис наши летчики сражались в небе Испании, Монголии, Китая. Но, несмотря на то, что по скороподъемности, маневренности этот истребитель оставался одним из лучших в своем классе, скорость его полета стала уже недостаточной. Нашим пилотам на И-15бис было уже трудно вести бои с более скоростными монопланами, такими, как германский Bf-109 и японский Ки-27. Самолету критически недоставало скорости.



Поликарпов, предвидя такую ситуацию, еще в 1937 году предложил новый проект истребителя-биплана И-153 (буквально И-15 — третья модель), который представлял собой дальнейшее совершенствование И-15. Новый самолет получил усиленную конструкцию, более чистые аэродинамические формы и убирающееся в полете шасси. В этот раз Поликарпов все-таки настоял на своем: верхнее крыло истребителя вновь получило форму "чайка". Этим же именем нарекли и сам истребитель.

В 1938 году на летных испытаниях И-153 продемонстрировал великолепные летные данные. При одинаковом с И-15бис двигателе М-25В скорость возросла на 40 км/ч, а при двигателе М-62 в 1000 л.с. она увеличилась еще на 30 км/ч. С 1939 года "Чайка" пошла в серию. Наряду с новым двигателем самолет оснастили винтом изменяемого шага, что еще более улучшило летные данные.

На И-153 первой серии, предназначенной для войсковых испытаний, ставили двигатели М-25В (775 л.с.), затем монтировали М-62 (1000 л.с.), а позже М-63 (1100 л.с.). Все эти двигатели воздушного охлаждения конструкции Аркадия Швецова. Они явились дальнейшим развитием лицензионной однорядной девятицилиндровой звезды "Райт-Циклон" SR-1820. Капот у различных модификаций И153, благодаря тому, что габариты всех применяемых на нем двигателей были практически равны, не изменялся.

Вооружение на большинстве И-153 состояло из синхронных пулеметов ШКАС калибра 7,62 мм, а позже четырех крупнокалиберных БС (калибр 12,7 мм) или двух пушек ШВАК. Самолет мог брать до 200 кг бомбовой нагрузки. Огонь велся через специальные огневые трубы, проложенные между цилиндрами двигателя. Пулеметы при этом располагались попарно в фюзеляже. Одна пара находилась сверху над бензобаком, вторая посередине высоты фюзеляжа. Верхние пулеметы питались боезапасом из двух коробок по 700 патронов. У нижних же имелась одна разделенная коробка по 500 патронов.



И-153 с успехом использовался в Советско-финской войне и на Халхин-Голе. Однако в самом конце тридцатых годов, в результате участия во многих конфликтах и войнах, становится очевидным, что основным качеством истребителя для активного боя является все-таки скорость.

Моноплан окончательно занимает лидирующее положение в боевой авиации. Тем не менее, многие специалисты и тогда высказывались за боевое применение биплана в сочетании с более скоростными машинами. Среди них был, конечно же, и Поликарпов, который в 1940 году, уже после своего И-180, вдруг предоставил расчеты на феноменальный безрасчалочный полутораплан И-195 с двигателем М-90 мощностью в 1750 л.с. с расчетной скоростью 590 км/ч.

Лучшими бипланами конца тридцатых годов следует считать германский Не-51, английский Глостер "Гладиатор", японский "Кавасаки" Ki-10 и итальянский "Фиат" CR-32 (имел самую высокую из всех подобных машин скорость 520 км/ч на высоте 4500 м). В этом блестящем ряду выдающихся машин стоит и наша "Чайка". Недаром А.С. Яковлев писал: "И-153 был единственным в Советском Союзе серийным бипланом с убирающимся шасси и лучшим из когда-либо созданных истребителей такой схемы ".

И-153, наряду с И-15 и И-16, принял участие в боях с японцами в районе реки Халхин-Гол, проходивших со 2 июня по 16 сентября 1939 года. Японские войска, после ряда вооруженных провокаций вторглись в Монголию, имея 225 самолетов. Большинство из них составляли монопланы типа «Накадзима» Ки-27 и «Мицубиси» A5M 1937-38 годов выпуска с максимальной скоростью не выше 460 км/ч. Ecли учесть их довольно низкую вертикальную маневренность и относительно слабое вооружение (по 2 пулемета 7,7 мм), то нетрудно сделать вывод в сторону превосходства И-153, обладающего четырьмя крупнокалиберными пулеметами 12,7 мм.

Превосходство японцам могли бы дать лишь новые истребители "Накадзима" Kи-43, оснащенные мощным двигателем в 1100 л.с., имевшие максимальную скорость 515 км/ч и вооруженные крупнокалиберными пулеметами 12,7 мм. Но эти машины лишь начали выпускаться, и их количество составляло единицы.

В ходе сражения с обеих сторон было задействовано значительное количество войск, в том числе с японской стороны 300 самолетов различных типов, с советско-монгольской 515. Тактика наших истребителей обычно строилась по принципу замысла Поликарпова "скорость плюс маневренность": нижний ярус, порядка 4000 м занимали И-15 и И-153 для ведения боя по горизонтали на крутых виражах, а более скоростные И-16 поднимались выше, готовясь к сражению на вертикальном маневре.

Японские пилоты имели отличную боевую подготовку, но и советские летчики сражались умело и самоотверженно. Так, Арсению Ворожейкину довелось вести бой с семью истребителями противника, но он не покинул поля боя. На "ястребке", буквально изрешеченном пулями, он сумел возвратиться на свой аэродром. Виктор Скобарихин со своей девяткой вел бой с большой группой Ки-27. Спасая товарища, он таранил японский истребитель и возвратился на свою базу. Механик, осматривая самолет, обнаружил в поврежденном крыле "японский сувенир" — часть колеса от шасси Ки-27. Сергей Грицевец на И-153 приземлился на территории противника и, взяв "на борт" командира полка Вячеслава Забалуева, который выбросился из горящего самолета с парашютом, спас его от не минуемой гибели. Примечателен и такой случай. Майор Грицевец по прибытии в часть И-153 решил пойти на военную хитрость, приказав летчикам на "Чайках" до начала боя не убирать шасси. И японцы на самом деле по привычке приняли их за И-15бис. Сблизившись с противником, наши летчики неожиданно убрали шасси и вступили в бой.



Всякий раз "Чайки", обладавшие исключительной маневренностью, связывали боем японские истребители, давая возможность И-16 атаковать бомбардировщики противника. Сказал доброе слово об этом самолете и маршал Г.К. Жуков: "В начале кампании японская авиация прижимала нашу. Их самолеты несколько превосходили наши до тех пор, пока мы не получили "Чайки" И-153 и группу летчиков во главе с Яковом Смушкевичем. Наше господство в воздухе стало очевидным".

За боевые подвиги в Монголии многие наши летчики были удостоены звания Героя Советского Союза. Дважды Героями стали С. Грицевец, Г. Кравченко и Я. Смушкевич. Бои в воздухе над Халхин-Голом продолжались до 15 сентября. Наши потери в боях были значительно меньше, чем у противника. Всего за кампанию было сбито 38 «Чаек».

В августе 1940 года 93 «Чайки» были поставлены ВВС Китая. Однако заметных успехов они добиться не смогли, поскольку японская армия использовала истребители нового поколения, превосходящие И-153 по максимальной скорости и скороподъемности. Кроме того, китайские летчики не отличались стойкостью и отвагой.

В 1939 году, накануне войны с СССР, финские ВВС были реорганизованы и состояли из четырех полностью укомплектованных полков, в состав которых входили истребители "Фоккер СХ", "Фоккер D-XX1" и "Бристоль Бульдог", бомбардировщики "Авро-Энсон", "Бристоль Бленхейм" и "Юнкерс К-43". Всего 145 самолетов с характерными опознавательными знаками — синяя свастика в белом круге. Им противостояла значительно более многочисленная группировка советских истребителей, состоящая из И-15, И-16 и И-153.

Характерными признаками «незнаменитой той войны» явились мощные оборонительные сооружения линии Маннергейма, тяжелейшие погодные условия жестокой зимы, яростное сопротивление финнов, как на земле, так и в воздухе, широкая материальная поддержка Финляндии со стороны многих стран мира.

Боевую основу финской авиации составили истребители, собранные в группу LIV-24. В ходе жестоких боев финская авиация понесла серьезные потери. 30 ноября ВВС РККА нанесли первый бомбовый удар по Хельсинки и другим городам Финляндии, подверглись бомбардировкам аэродромы в Иммоле и Мериоки. Хотя самолеты противника и уступали по боевым и летным характеристикам И-16 и И-153, дрались финны самоотверженно. К концу второго дня боев пилоты группы LIV-24 сбили 9 советских самолетов. За декабрь 1939 года сбили еще 36 советских бомбардировщиков. А в начале января 1940 года группой капитана Сарванто было уничтожено семь ДБ-3, шедших без прикрытия.



Тем не менее, финское командование запретило летчикам на "Фоккерах" ввязываться в бои с более мощными и маневренными И-16 и И-153. Ограниченные возможности LIV-24 были направлены в основном на борьбу с бомбардировщиками. Наиболее «горячие» финские пилоты ослушивались приказов своего командования и вступали в бой с советскими истребителями, это привело к гибели многих из них, в том числе знаменитых асов Суоми, сержанта Тили (5 побед) и лейтенанта Вуорела (6 сбитых).

По мере боев финские ВВС пополнялись новой техникой. Им поставлялись шведские "Гладиаторы", итальянские "Фиат G50", а также французские "Моран MS-406". К тому же, в руки финнов достались двадцать пять трофейных советских самолетов: пять ДБ-3, шесть СБ, один И-16, пять И-15 бис, восемь И-153. Во вновь созданных группах на финской стороне участвовали датские, английские, американские, канадские, польские и испанские пилоты. Финские бомбардировщики бомбили скопления советских войск близ Ленинграда, корабли Балтфлота и военные объекты в Эстонии. Финны пытались, но неудачно, бомбить Ленинград и Мурманск. Всего финскими ВВС совершено 423 боевых вылета и сброшено 113 т бомб.



Потери авиации финской стороны составили 362 самолета, советской 261 машина. Так была закончена "зимняя война", но в 1941 году финны, припомнив старые обиды, вновь вступили в войну на стороне фашистской Германии.

Многие военные летчики с горькой усмешкой вспоминали книгу военной фантастики Н. Шпанова "Первый удар", выпущенную "Воениздатом" летом 1939 года. В ней по минутам была расписана предстоящая война с фашистской Германией. После описания разгрома нашими истребителями ПВО многочисленных армад фашистских бомбардировщиков, вторгшихся в пределы СССР, помечены по часам следующие "потрясающие" события: "18 августа в 19.00 наши штурмовые части вылетают для атаки аэродромов противника. 19.20 поднимаются в воздух 720 скоростных дальних бомбардировщика. Цель — бомбежка военных промышленных районов врага. 24.00. Советские бомбардировщики бомбят цель. На авиационном заводе "Дорнье" погашены огни. Немецкие рабочие с нетерпением ожидают момента, когда бомбы будут сброшены на завод, в котором они находятся, и поют "Интернационал"

В первые же дни войны на приграничных аэродромах вражеской авиацией были разрушены и сожжены 1200 советских самолетов. Оставшимся поликарповским "ястребкам" предстояло сражаться с полчищами "мессеров", которые имели более высокую скорость и лучшее вооружение. Выручил здесь лишь массовый героизм советских пилотов.

В десятом часу утра 22 июня четыре истребителя "Чайка" вступили в бой с восемью Bf-109E. Два "мессера" были сбиты, а третьего протаранил лейтенант Петр Рябцев, когда у него кончились патроны. Он покинул горящий И-153 над самой землей и все-таки успел раскрыть парашют.

Дорогу через Ладогу под Ленинградом охраняли летчики 127-го авиационного полка, которым командовал майор В. Пузейкин. Немало сбитых вражеских самолетов было на счету авиаторов, однако крупны были и собственные потери: к 17 октября 1941 года в полку осталось всего семнадцать И-16 и И-153. Под Москвой на "Чайках" отличились летчики старшего лейтенанта Федора Калугина. Пехотинцы в окопах с радостными возгласами встречали группу "Чаек", шедших на огневую обработку переднего края противника.

Можно еще много привести примеров отваги и героизма наших пилотов в первый год войны. Но "ишачки" и "Чайки" безнадежно устаревали, а у немцев появлялась модернизированная техника, способная на многое. Вот как об этом рассказывал Герой Советского Союза Константин Сухов: "Летом 1942 года мы группой И-16 и И-153 шли на штурмовку вражеских позиций где-то под Керчью. После выполнения задания вступили в бой с восьмеркой Bf-109G на высоте 1200 м. Я на своем И-153 схлестнулся с одним из "мессеров", который зашел в хвост моего самолета и открыл огонь. Мгновенно делаю глубокий вираж и, вывернувшись из зоны обстрела, сам атакую фрица, беру его в прицел, жму на гашетку пулеметов, в боекомплекте которых остались последние патроны. Но огонь мой не эффективен: немец на большой скорости ушел слишком далеко. Он выполняет боевой разворот и снова заходит на меня с задней полусферы. Ухожу от него переворотом. Так продолжалось несколько раз, пока у меня окончательно не закончились патроны. Немец сразу понял это и, сбавив скорость, следует за мной по пятам. Еще раз пытаюсь на глубоком вираже ускользнуть от "мессера", но немец упредил меня и бьет из всех стволов. Пули и снаряды "эрликона" со звоном разбивают приборную доску, повреждают двигатель. Но сам цел, выручила бронеспинка. Я иду на вынужденную, выбрав подходящую площадку... Да, это была горькая наука: у наших "Чаек" маневренность не хуже, чем у Bf-109, но так не хватало ста километров скорости, чтобы вести бой на равных».



Однако, высокие пилотажные качества позволяли эффективно применять И-153 в качестве ночного истребителя для обеспечения ПВО промышленных объектов от ударов ночных бомбардировщиков. В 1943 году авиационным руководством было проведено исследование, посвященное истребительной тактике действия, которое включало информацию по самолетам противника, обобщению опыта боевого применения отечественных истребителей и включало рекомендации по использованию эффективных приемов воздушного боя. В нем нашел отражение тот факт, что осенью 1942 года в Сталинградских боях И-153 сбивали Bf-109G. Имелись рекомендации по применению на «Чайках» реактивных снарядов, выпуская их четырехснарядными залпами с разным временем подрыва. Отмечалась отличная маневренность самолетов, которая позволяла увернуться от атаки и встретить противника огнем «в лоб». Самолеты И-153 использовали специальную тактику, получившую наименование «пчелиный рой», которая заключалась в том, что в воздушном бою эти машины держались вместе, энергично маневрируя (преимущественно разворотами). Истребители становились малоуязвимыми для вражеских машин, так как с любой стороны самолеты противника встречал плотный огонь нескольких «Чаек».

И-153 участвовали в воздушных боях Великой отечественной до середины 1943 года. Затем И-153 передали в запасные полки и летные училища. Так закончилась долгая боевая служба легендарной «Чайки», несомненно, лучшего для своего времени истребителя-биплана.



Источники:
Маслов М. Боевые «чайки» Сталина. И-15, И-15бис, И-153. М.: Яуза, Коллекция, ЭКСМО, 2008. С. 79-82, 84-128.
Маслов М. Истребитель И-153 // Авиколлекция. 2014. №1. С. 2-3, 18-30.
Иванов С. Истребители Поликарпова // Война в воздухе. № 136. С. 56-66
Котельников В. И-153. Краткое техническое описание // Мир авиации. 1993. №3. С. 11-13.
Сергеев Ю. И-153. Последний серийный истребитель Поликарпова // Крылья Родины. 2000. №8. С. 19-22.
Шавров В.Б. История конструкций самолётов в СССР до 1938 года. М.: Машиностроение, 1994. С. 520-525.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

36 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти