Истребительная авиация Польши накануне войны

Истребительная авиация Польши накануне войны


В середине тридцатых годов Польша заслуженно гордилась своей авиапромышленностью. ВВС практически полностью были оснащены отечественными самолетами и моторами. Для не очень большой и не такой уж богатой страны это считалось крупным достижением. В Польше работали несколько сложившихся творческих коллективов, возглавлявшихся талантливыми конструкторами. А истребители и бомбардировщики, созданные под их руководством, экспортировались в другие страны.


Тем не менее Польша встретила Вторую мировую войну с тремя сотнями безнадежно устаревших истребителей. Неубирающееся шасси, открытые кабины, слабое вооружение из двух-четырех пулеметов винтовочного калибра и скорость не более 400 км/ч являлись их характерными чертами. Последние из них выпустили в 1936 году и к началу боевых действий их уже порядком потрепали. Подавляющее большинство из них составляли Р-11с — подкосные монопланы, выпускавшиеся фирмой PZL («Панствове заклады лотниче», государственные авиационные заводы). Оставшаяся часть приходилась на более раннюю модификацию Р-11а и совсем уж архаичные Р-7а со скоростью не больше 300 км/ч. Поляки пытались использовать даже еще более старые бипланы PWS-10, взятые из летной школы.

В двадцатые годы признанным лидером самолетостроения являлась Франция, которой обязана Польша рождением своей собственной авиации. В 1920 году был заключен военный союз между двумя странами, и Польша получила возможность закупить французские летательные аппараты и освоить лицензионное производство двигателей и самолетов. В 1925 году был разработан план развития армии, в котором утверждался 12-летний период формирования ВВС. Планировалось к концу 1937 года создать 2306 боевых самолетов.

В 1928 году инженер З. Пулавский создал истребитель PZL Р.1, ставший основой для целого семейства машин, прозванных в стране "пэзэтэльками" или "пулавщаками" (Р.6, Р.7, Р.8, Р.11, Р.24). Все машины имели крыло типа "чайка", получившее в мире также название "польского крыла" или "крыла Пулавского". В 1930 году самолет P.1 был представлен в международном конкурсе истребителей в Бухаресте. Он сумел опередить английские, чехословацкие, французские, голландские и немецкие машины. Все последующие машины Пулавского были развитием Р.1 и сохраняли его аэродинамическую схему.



В 1930 году на международном авиасалоне в Париже принял участие Р.6. Шеф-пилот PZL Б. Орлиньский выполнил на нем в небе Ле Бурже сенсационный пилотаж. По мнению представителей мировой прессы Р.6 был лучшим истребителем 1930 года. Не меньший успех имел самолет и во время турне по США в 1931 году.

Если Р.6 был открыт всему миру, то Р.7а окружили занавесом секретности. Это был высотный истребитель, который развивал максимальную скорость на высоте 4000 м, в то время как скорость Р.6 с увеличением высоты высоту падала. Р.7а был выбрана военными на роль основного истребителя ВВС Польши. Приняв на вооружение Р.7а, Польша первой в мире оснастила ВВС цельнометаллическими истребителями.



В начале тридцатых годов в Польше производились также PWS-10 собственной разработки и лицензионный PWS-A (Avia ВН-33).

Дальнейшим развитием Р.7 стал истребитель PZL Р.11с, выпущенный в 1931 году. Новая машина получила более мощный мотор и облагороженную аэродинамику. Р.11с стал основным массовым истребителем ВВС Польше. Именно на него выпала вся тяжесть боев в сентябре 1939 года.

Как видим, до 1936 года поляки располагали парком вполне современных истребителей. Что же стало причиной дальнейшего отставания польской истребительной авиации от мирового уровня?

В середине 1930-х годов польские генералы считали, что преемником Р-11 с должен стать многоцелевой двухмоторный самолет — одновременно истребитель, разведчик и легкий бомбардировщик. Это позволило бы унифицировать самолетный парк и получить достаточно мощные ВВС при меньших расходах — чем больше серия, тем дешевле обходится каждый выпущенный летательный аппарат. Подобную идею выдвигали, например, в Нидерландах и Германии. Но подход польских конструкторов к многоцелевому двухмоторному самолету значительно отличался от голландского, немецкого или французского.




Спроектированный под руководством Ф. Мишталя PZL-38 «Вилк» не походил ни на "Мессершмитт" Bf-110, ни на "Потэ 63", ни на "Фоккер" С1. Ставку сделали на предельно компактную и легкую одноместную машину, оснащенную сравнительно маломощными двигателями «Фока». Самолет вышел на испытания в мае 1938 года, но реальный вес его значительно превышал расчетные оценки и добиться требуемых заданием летных данных так и не удалось. После длительной доводки от «Вилка» отказались, хотя проектировались его усовершенствованные варианты PZL-48 «Лампарт» и PZL-54 «Рыс» со значительно более мощными моторами.

Неудача с «Вилком» вынудила перейти к более традиционным схемам. В 1938 году начались работы по новому поколению польских одномоторных истребителей. Три конструкторских коллектива, состязаясь, проектировали самолеты под французский звездообразный мотор Гном-Рон" 14М в 730 л.с., намечавшийся к производству в Польше. Все машины были уже монопланами с прогрессивным нижним расположением свободнонесущего крыла и закрытой кабиной. Но на них сохранялось довольно слабое вооружение из четырех пулеметов, а сравнительно маломощный мотор даже при небольшом весе самолета не позволял достичь высоких скоростей.



В то время как практически во всем мире считали основными качествами истребителя скорость и скороподъемность, необходимые для боя на вертикалях, в Польше по-прежнему ориентировались на ближний бой на виражах и опирались на маневренность, в первую очередь на малый радиус разворота.

В КБ PZL под руководством К. Корсака спроектировали PZL-45 «Сокол». Шасси у него не убиралось, что выглядело явным анахронизмом, хотя далее планировался и вариант с уборкой колес. К началу войны успели изготовить только макет этого истребителя.

В другом коллективе Е. Држевецкий предложил проект RWD-25. У него тоже колеса не убирались, а закрывались каплевидными обтекателями. По расчетам, скорость не превышала 460 км/ч.

Более перспективный проект разработала «Подляска вытворня самолетов» (PWS). PWS-42 строился целиком из дерева, шасси в полете укладывалось в крыло и скорость оценивалась в 520 км/ч. И RWD-25, и PWS-42 остались только в чертежах, построить их не успели.

Существенно дальше продвинулась разработка PZL-50 «Ястреб». Именно он считался новым преемником Р-11с. Над ним работала группа конструкторов во главе с В. Якимуком. Это был моноплан с убирающимся шасси, закрытой кабиной и мотором «Меркьюри» VIII. Опытный образец PZL-50 поднялся в воздух в феврале 1939 года. Но он страдал бафтингом — на малых скоростях его начинало трясти, устойчивость признали недостаточной, а скорость не превышала 442 км/ч (при проектной 500 км/ч) даже без вооружения. Расчетных показателей достигли лишь на втором опытном экземпляре в августе. В связи с острой необходимостью перевооружения истребительной авиации еще до завершения испытаний заложили пробную серию из 30 «Ястребов». Когда пришла война, пять машин уже почти закончили, но выкатить на аэродром не успели.



Значительно более высокие характеристики ожидались от истребителя PZL-62, проект которого подготовил Е. Дабровский. Он представлял собой вполне отвечавший духу времени цельнометаллический низкоплан с французским V-образным мотором "Испано-Сюиза" 12Ybrs. По этому самолету не успели подготовить даже всю документацию.

В Польше пытались создать и свой тяжелый многоместный истребитель. Основой для него должен был послужить самый современный польский бомбардировщик PZL-37 «Лось». По скорости PZL-37 значительно превосходил Р-11с. Инженер Ф. Сухос предложил переделать носовую часть «Лося», установив на месте штурманской кабины батарею из шести-восьми пулеметов. В какой-то степени это напоминало то, как у нас из пикировщика Пе-2 сделали тяжелый истребитель Пе-3. Но предложение Сухоса отклонили, по-видимому, из финансовых соображений — «Лось» был значительно дороже одноместных истребителей.

В итоге к началу войны у поляков так и не оказалось готового к производству современного истребителя. Потребность же в нем становилась все острее.

В конце 1938 года в Польше разработали программу развития истребительной авиации. К маю 1942года хотели видеть в строю 330 истребителей. Ставку тогда делали на PZL-50 «Ястреб». Но его доводка затянулась, а «сырая» машина не годилась для запуска в массовое производство. Тем временем тучи войны сгущались.

В мае 1939 года Гитлер разорвал германско-польский договор о ненападении. Выход попытались найти в восстановлении производства истребителей старых типов, модернизировав их, в сочетании с закупками за границей. Планировали поставить польским ВВС либо модернизированный Р-11g с мотором «Меркьюри» VIII (как на «Ястребе»), либо вариант строившегося на экспорт истребителя Р-24 с французским двигателем "Гном-Pон"14N.

Договорились также о поставке из Франции 160 истребителей "Моран-Солнье" MS.406. Кредит на их закупку давало французское правительство. В Великобритании заказали 11 «Харрикейнов» и один «Спитфайр». Начало поставок всей этой техники планировалось на август 1939 года. Реально первые самолеты начали отгружать уже перед самым нападением немцев на Польшу. К заказчику они так и не прибыли.



В итоге польские ВВС вступили в войну с 400 боевыми самолетами в первой линии (в строевых частях), из них было 130 Р-11 и 30 Р-7. Всего с резервом и учебными подразделениями насчитывалось 279 истребителей (173 Р-1 1 и 106 Р-7). Кроме этого, в Школе пилотажа имелось 10 PWS-10, которые учитывались уже как учебные машины.

Перед войной основной структурной единицей польской авиации являлась эскадра. Несмотря на грозное название, по своей численности она равнялась примерно нашей эскадрилье из 10-12 истребителей. Две-три эскадры объединялись в дивизион. По одному дивизиону истребителей входило в каждый из имевшихся в польских ВВС смешанных авиаполков, примерно соответствовавших советскому полку довоенного штата.

По приказу, выданному в день мобилизации, 23 августа, полки расформировали. Вместо них возникла истребительная бригада, подчинявшаяся непосредственно верховному командованию. Но в нее вошла не вся истребительная авиация, а только четыре эскадры на Р-11 и одна на Р-7. Остальные дивизионы и отдельные эскадры придали общевойсковым армиям и войсковым группам.

Против этих сил немцы выставили 1950 самолетов, в том числе 609 истребителей: 514 "Мессершмитт" Bf.109 и 95 Bf.110. Эти машины значительно превосходили польские самолеты по скорости, боевой живучести (за счет брони и протектирования баков) и вертикальному маневру. Все «мессершмитты» несли полный комплект радиооборудования, что позволяло координировать действия пилотов в воздушном бою.

Большая часть Bf.109 была новейшей по тому времени модификацией Е, хотя имелось около 150 машин более ранних типов В, С и D. Bf.110 также обладал значительно более мощным вооружением (две 20-мм пушки и пять пулеметов). Таким образом, «Люфтваффе» превосходили польские ВВС по общему количеству задействованных в операции самолетов почти в пять раз, по истребителям — более чем вдвое, да вдобавок еще и располагали качественным превосходством.

В придачу к уже перечисленным выше силам немцы в качестве легких штурмовиков использовали устаревшие истребители-бипланы "Хейнкель" Не 51 (выпуска 1935 года), которые, тем не менее, вполне могли помериться силами со столь же отсталыми истребителями Польши. Союзники Германии, словаки, выставили эскадрилью истребителей "Авиа" В.534, бипланов с неубирающимся шасси, но также пригодных для борьбы с Р-7 и Р-11.

Против Польши собрали силы двух воздушных флотов (1-го «Ост» и 4-го «Зюйд-Ост») отдельную дивизию. Подготовленные к боевым действиям авиачасти дислоцировались в основном в Силезии, Восточной Пруссии и северо-восточных районах Германии. Вся эта махина только ждала приказа.

Удар нанесли рано утром 1 сентября 1939 года. Немецкие пикировщики начали бомбить мосты еще до официального начала боевых действий. Вскоре навстречу противнику поднялись польские истребители. Уже первые попытки вести воздушный бой с «мессершмиттами» показали, что Р-7 и Р-11 не способны драться с ними на равных. Поэтому основными целями польской истребительной авиации стали бомбардировщики и разведчики противника.



В тяжелых боях силы быстро таяли, и через десять дней все боеспособные Р-11 стянули в истребительную бригаду. К 16-му числу от нее остались два сводных дивизиона по 19 самолетов. Один оборонял район Варшавы, второй действовал под Краковом. Из оставшихся Р-7а сформировали разведывательную эскадру (восемь машин). 17 сентября от границ Украины и Белоруссии навстречу немцам ринулась Красная армия. Поляки оказались между молотом и наковальней. В тот же день польское командование отдало приказ об эвакуации уцелевшей авиационной техники в Румынию. Но отдельные пилоты продолжали воевать на свой страх и риск. Майор Вырвицкий летал на разведку из Варшавы до 22 сентября. Польские ВВС временно прекратили свое существование, чтобы в конце войны «воскреснуть» на машинах союзников.



Источники:
Беккер К. Люфтваффе: рабочая высота 4000 метров. Смоленск: Русич, 2004. С. 22.
Самарский И. Самолеты с бело-красными "шаховницами" (ВВС Польши до 1939 года) // Авиация и время. 1993. №1. С. 27-34.
Котельников В. «Пулавчак» — герой сентября 39-го // Авиация и космонавтика. 1999. №9. С. 11-17.
Котельников В. Авиация в советско-польском конфликте // Авиация и космонавтика. 1999. №9. С. 5-10.
Котельников В. Накануне Второй мировой // Крылья Родины. 2001. №4. С. 19-21.
Кукуруза Л. Война в небе Западной Украины // Авиация и время. 2004. №6. С. 29-34.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти