Классический французский бомбардировщик «Амио-143»

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


С самого зарождения авиации Франция по праву считалась законодательницей мировой самолетной "моды". В годы Первой мировой французские боевые аппараты были лучшими во многих классах, являлись воплощением совершенства технической мысли. Однако в межвоенный период Франция постепенно утратила своё лидерство. В начале 30-х годов наметилось отставание по бомбардировщикам. И дело было не в конструкторах, не способных создавать мощные скоростные машины. Напротив, во Франции, в соответствии с политикой авиационного министерства, поощрявшего опытное самолетостроение, появилось множество сверхсовременных по тем временам прототипов. Некоторые из них пошли в серию и успешно противостояли люфтваффе в мае 1940 года.

Но в целом авиапромышленность не выдержала политики национализации и реструктуризации, затеянной правительством социалистов, и сорвала планы перевооружения ВВС накануне войны. В первой линии оставалось большое количество неуклюжих, угловатых бомбовозов с громоздкими башнями-турелями и неубираемым шасси.


Типичным представителем этого "потерянного поколения" был двухмоторный "Амио-143" — один из основных бомбардировщиков "Армэ дель Эр" («Воздушной армии» — ВВС Франции) на момент германского нападения. Его история началась еще в 1928 году, когда ВВС выпустили технические требования к четырёхместному "мультицелевому", как выражались французские военные, самолёту, способному играть роль бомбардировщика, разведчика и тяжёлого истребителя сопровождения. Конкурентами в конкурсе стали "Амио-140", "Блерио-137", "Бреге-410" и SPCA-30. Победил проект фирмы SECM — "Амио". Этот двухмоторный высокоплан разработал коллектив под руководством Андре Дютара. Отличительной чертой "Амио-140" была "раздутая" кабина экипажа, как бы свисавшая под тонкой фюзеляжной балкой.

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


Два прототипа вышли на испытания, но еще до их начала, в ноябре 1930 года, второй опытный экземпляр продемонстрировали на парижском авиасалоне. Обещанный двигатель "Лоран" "Орион" в 690 л.с. запаздывал и первый полет в апреле 1931 года лётчик-испытатель Фикингер выполнил на самолете с 640-сильными моторами "Испано-Сюиза" 12N. Испытания проходили неспешно — лишь в ноябре 1932 года фирма SECM получила заказ на постройку сорока экземпляров. К тому времени «Амио-140» уже не рассматривался командованием в качестве разведчика или тем более истребителя, но только как "чистый" бомбардировщик. На серийные машины планировалось ставить новые высотные 880-сильные "Лораны".

Дютар и его коллеги предложили запустить в серию вариант, доработанный по результатам испытаний. Ведь первый «Амио-140» летчикам не понравился — теснота, обзор недостаточный. Кабину экипажа сделали более просторной, почти полностью застеклили, и она стала походить на веранду. Переделке подверглись хвостовое оперение и подкосы шасси. Экипаж увеличили на одного человека. Теперь он состоял из пилота, второго пилота — штурмана, радиста и двух стрелков.

Одновременно создали три модификации: "Амио-141" с моторами жидкостного охлаждения "Лоран-12Q", "Амио-142" с "Испано-Сюизами 12Y" (по 860 л.с. ) и "Амио-143" со "звездами" "Гном-Рон-14Kgrs", развивавшими по 800 л.с. на высоте 3850 м. Проект "Амио-141" не был реализован. На заводе в Коломбе построили по экземпляру "сто сорок второго" и "сто сорок третьего" для сравнительных испытаний. Первым в августе 1934 года поднялся "Амио-143". После нескольких полётов увеличили вертикальное оперение для лучшей путевой устойчивости, усилили конструкцию фюзеляжа и установили новые капоты двигателей. "Амио-142" стоял в ожидании моторов. Он вышел на испытания лишь в январе 1935 года, побывав до этого экспонатом авиасалона 1934 года. Проблема поставок двигателей "Испано-Сюиза" оставалась нерешенной, и в серию пошел "Амио-143" модификации "М" с 890-сильными "Гномами".

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


К первоначальной заявке на 40 бомбардировщиков "Амио" в мае 1935 года ВВС добавили заказ ещё на 73 "сто сорок третьих", собираясь вооружить новыми самолётами семь бомбардировочных авиагрупп. К выпуску подключили несколько заводов. В Коломбе собирали консоли крыла, хвостовое оперение, моторные рамы и шасси. Завод в Каудебеке специализировался на фюзеляже и центроплане, а окончательная сборка выполнялась в Виллакубли.

Первый серийный бомбардировщик выкатили из цеха в апреле 1935 года, то есть через семь лет после выдачи технических требований к самолёту. Понятно, что тихоходный "Амио-143" состарился, не успев родиться, и по многим параметрам уступал новым бомбардировщикам других стран. Уже совершили первые вылеты советский СБ. немецкие "Хейнкель-111" и "Дорнье-17", а в США проходил испытания "Боинг В-17" — прародитель "летающих крепостей".

"Амио-143" был цельнометаллическим подкосным высокопланом. Крыло с тремя ферменными лонжеронами покрывали съемные дюралевые листы. Каркас фюзеляжа из шпангоутов и стрингеров также имел гладкую дюралевую обшивку. Хвостовое оперение — цельнодюралевое с подкосами под стабилизатором. Основные стойки шасси с колесами в обтекателях крепились двумя подкосами к фюзеляжу. 14-цилиндровые двигатели воздушного охлаждения "Гном-Рон 14 Kirs/Kjrs" с наддувом и редуктором отличались направлением вращения. Винты — трёхлопастные металлические "Гном-Рон" постоянного шага. Всё топливо, 1060 л, размещалось в крыльевых баках.

Полностью застекленная кабина пилота возвышалась над передней кромкой крыла. Рабочее место штурмана, оснащенное дублирующими органами управления, находилось в нижней "веранде". Рядом с ним размещался радист, оборонявший самолет от атак снизу — сзади с помощью 7,7-мм пулемёта. В ведении стрелков были две турели, ТО 23 в носовой части и ТО 14 сверху фюзеляжа, за крылом. Первоначально их снабжали пулемётами "Льюис", а начиная с 41-й серийной машины — MAC 1934 калибра 7,5 мм.

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


"Амио-143" отличался от предшественников удлинённым на 300 мм фюзеляжем, дополнительным пулемётом у штурмана, улучшенным радиооборудованием и расположением задней турели чуть ближе к крылу. Бомбовый отсек вмещал один 500-кг фугас или четыре боеприпаса по 100 — 200 кг. В другом варианте загрузки — восемь 50-килограммовых бомб или 32 10-килограммовых. Кроме бомболюка, имелось по два узла подвески под каждым крылом для четырех бомб весом по 100—200 кг или 24-х 30-килограммовых.

КБ фирмы SECM продолжило работу над новыми вариантами бомбардировщика. В январе 1936 года в воздух поднялся первый и единственный "Амио-144", почти идентичный "сто сорок третьему", оснащенный такими же двигателями, но с винтами изменяемого шага и, самое главное, с убирающимися при помощи электропривода основными стойками шасси. Самолет испытывался до середины 1937-го. Он показал максимальную скорость всего 350 км/ч на высоте 4000 м. Овчинка выделки не стоила, и серия не состоялась. На базе "Амио-144" разрабатывались "Амио-145" с моторами "Испано-Сюиза-14АА" (937 л.с), "Амио-146" с "Гном-Ронами 18L" (1233 л.с. ) и "Амио-147" с двигателями "Испано-Сюиза 12Y" (858 л.с. ) и двухкилевым хвостовым оперением. Из них построили только "Амио-147", совершивший несколько полётов осенью 1936 года.

Тем временем серийный выпуск "сто сорок третьих" продолжался, и к первым двум партиям из 40 и 73 машин добавились еще 40 самолётов. В декабре 36-го ВВС запросили дополнительно 25 машин, доведя общее количество заказанных "Амио" до 178. Последний из них сдали "Армэ дель Эр" в марте 1938 года. Первой получила "Амио-143" Ш-я группа 22-й эскадры, базировавшаяся в Шартре. Помимо бомбардировочных подразделений, самолёты направлялись и в разведывательные эскадрильи. Два переоборудованных "Амио-143" с гражданскими номерами совершили в октябре 1937 года перелёт по маршруту Париж — Ханой — Париж. Было пройдено 32000 км без серьёзных поломок.

Обстановка в Европе накалялась. В мае 1939 года состоялись французско-польские переговоры. Одна из договоренностей — переброска в Польшу, в случае немецкого нападения, пяти авиагрупп, вооруженных "Амио-143". Но когда немцы действительно развязали агрессию, Польша рухнула настолько быстро, что самолеты не успели даже подготовить к отправке.

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


Конечно, устаревшие бомбардировщики постепенно заменяли на более современные "Амио-350", LeO-45 и МВ-131. Но и к 1 сентября 1939 года французские ВВС располагали 126 "Амио-143". 3 сентября Франция объявила войну Германии, но активных боевых действий не вела. Началась так называемая "странная война". Боясь спровоцировать "Люфтваффе" на ответные удары, французы не рисковали массированно бомбить германскую территорию. Поэтому "Амио-143" выполняли в основном разведывательные полёты и разбрасывали листовки. Лишь один "сто сорок третий" сбили зенитки над Майеном в ночь на 16 октября.

"Амио" покидали боевой состав слишком медленно. Довоенные просчеты отозвались жестокой нехваткой новых машин. Франция прибегла даже к закупкам за океаном. В марте 1940 года группы GBI/63 и GBII/63 вывели из Северной Африки для переучивания на американские бомбардировщики "Мартин" 167F. Части оставили свои "Амио" в учебном центре на авиабазе Маракеш.

10 мая 1940 года, как всегда внезапно, начался немецкий блицкриг на западном фронте. Престарелые "Амио" вступили в бой, но первые потери они успели понести на земле. В ночь на 11 мая самолёты люфтваффе отбомбились по аэродрому Метц, уничтожив в ангарах пять "сто сорок третьих". Французы ответили налётами на авиабазы в Мюнхене, Бонне и Витлихе. "Амио-143" продолжали числиться полноценными боевыми машинами. Лучшим подтверждением этому является факт установки на нескольких французских аэродромах десяти деревянных макетов "сто сорок третьего" и сколачивания ещё 30 подобных ложных целей.

Во второй половине мая "Амио" только одной IX-й бомбардировочной группы выполнили 197 боевых вылетов, сбросив 154 т бомб. Конечно, большая часть рейдов совершалась ночью. Группа потеряла только четыре машины из-за относительной слабости немецкой ночной ПВО и хорошей живучести, хотя и устаревших, но надёжных самолётов.

Один из самых результативных вылетов состоялся днём 14 мая. Под эскортом истребителей бомбардировщики "Амио-143" 34-й и 38-й эскадр атаковали мосты у Седана, серьёзно их повредив. Правда, немцам удалось "завалить" четыре бомбардировщика и подбить ещё несколько машин.

По мере наступления "Вермахта", французские ВВС перебазировались всё дальше вглубь страны, часть самолётов перелетела в Северную Африку. Перемирие, подписанное 24 июня, застало 25 "Амио" на африканских аэродромах и 52 — в неоккупированной зоне Франции. За время боевых действий немцам удалось уничтожить около пятидесяти машин, большей частью — на аэродромах.

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


Новое коллаборационистское французское правительство в Виши вскоре применило свои "сто сорок третьи" вместе с другими машинами против недавнего союзника — Англии. В апреле 1941 года в Ираке произошёл прогерманский государственный переворот. В ответ англичане начали оккупацию страны. Ирак обратился за помощью к Гитлеру, который приказал перебросить туда авиачасти.

Немецкие лётчики совершали промежуточные посадки на французских аэродромах в Ливане и Сирии, что дало повод Великобритании начать боевые действия против французских войск. В этом конфликте, закончившемся 11 июля поражением французов, пятнадцать "Амио" 143 использовались только как транспортники.

Немецким войскам, нарушившим осенью 1942 года перемирие и вторгшимся в неоккупированную зону Франции, достались среди прочих трофеев и 11 "Амио" 143. Но люфтваффе отказались от применения этих ветхих "дареных коней" хотя бы в качестве транспортных или учебных.

В ноябре 1942-го англо-американские войска начали высадку в Северной Африке. Сохранившиеся там "Амио" союзники использовали для грузоперевозок. Тихоходные самолёты работали в Тунисе до февраля 44-го, а затем — сданы на слом.
Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


"Амио-143" не имел яркой боевой карьеры. Более того, трудно назвать другой летательный аппарат, который настолько бы морально устарел к моменту поступления на вооружение, как этот бомбардировщик. Разработанный по обычному для предвоенной Франции противоречивому заданию с предпочтением многоцелевой машины специализированному самолету, "Амио-143" по мировому уровню того времени был более чем посредственным, но даже такая посредственность внесла свою лепту в борьбу против фашистской Германии.

Классический французский бомбардировщик «Амио-143»


Источники:
Павловский М. Запоздалый рывок «Пуалю» // История авиации. 2003. №3. С.13-15.
Павловский М. Запоздалый рывок «Пуалю» // История авиации. №23. С.14-15.
Бакурский В. Авиация во Второй мировой войне. Самолеты Франции. Часть 1. М.: ОНТИ ЦАГИ. 1996. С. 2-7.
Колов С. Совсем немодный "француз" // Крылья Родины. 1998. №8. С. 26-28.
Котельников В. Бомбардировщики Второй мировой войны 1939-1945. Ч. 2, №4. М.: Авиам, 1994. С. 28-29.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 10
  1. qwert 8 апреля 2015 06:59
    он конечно несуразный, но по своему весьма симпатичный. Мне лично нравятся подобные "милые уродцы".

    И кстати, наш СБ реально был крут.
    1. пенсионер 8 апреля 2015 08:39
      Цитата: qwert
      И кстати, наш СБ реально был крут.

      Особенно его глубокая модернизация Ар-2. Ар-2 даже по-лучше Пе-2 был. Ну по-крайней мере туполевцы сравнивали результаты применения Пе-2 и Ар-2 по различным целям за период с начала войны и до зимы 41-го и пришли к выводу, что Ар-2 эффективнее "пешки" процентов на 30 (вроде так...).
      1. REZMovec 8 апреля 2015 12:16
        Для "чистоты" выводов - Ар-2 это пикирующая версия СБ. Скорость на 100 км меньше, чем у Пе-2. Пилоты были более знакомы "практически" с СБ. "Пешки" только стали поступать в войска.
        Вообще, бомбометанием с пикирования занимались только в дивизии Полбина. Остальные части на Пе-2 бомбили с горизонтального полета, в массе своей. Летчики-"пикировщики" не готовились в условиях подготовки "влет-посадка". А выживаемость Ар-2 и Пе-2 в боевых вылетах была выше у "пешек"...
  2. inkass_98 8 апреля 2015 07:33
    Сильно похож на ТБ-1, только бомбовая нагрузка пожиже, а экипаж находился в гораздо лучших условиях.
  3. Yarik 8 апреля 2015 09:33
    Какой жуткий вид. smile Аццкая пародия на ТБ-3.
  4. miv110 8 апреля 2015 10:38
    Наш "милый уродец" ТБ-3, при всей своей архаичности, сумел отпахать в качестве ночного бомбардировщика и самолёта снабжения чуть ли не всю войну. Лётчики умело использовали "тихоход" с поддержанием нестандартной (нетабличной) скорости над целью, что не давало немецким зенитчикам выставлять правильное упреждение и казалось бы у такого самолёта никаких шансов, ан нет! Бомбили и бомбили!
    1. пенсионер 8 апреля 2015 11:05
      Цитата: miv110
      Наш "милый уродец" ТБ-3, при всей своей архаичности, сумел отпахать в качестве ночного бомбардировщика и самолёта снабжения чуть ли не всю войну.

      Даже на Курской Дуге ТБ-3 применялись в качестве ночного бомбардировщика.
    2. REZMovec 8 апреля 2015 12:23
      Кстати, вопреки всеобщему мнению об огромных потерях ТБ-3, его реальные потери были совсем незначительны.
    3. MooH 8 апреля 2015 14:31
      Дык не в самолете дело, а в экипажах. По сравнению с ТБшками этот француз - верх технического совершенства. А наши летчики и на совсем архаичном ПО-2 могли шухеру навести.
  5. Fitter65 8 апреля 2015 11:08
    Не зря французские бомберы предвоенной поры называли неиначе,как издевательства над аэродинамикой.
  6. Даос 8 апреля 2015 16:46
    Вообще глядя на французские машины того времени создаётся впечатление что инженеров во Франции вывели как класс а самолёты конструировали поклонники стимпанка... Над этими творениями "французских модельеров" органично смотрелись бы трубы паровых котлов...
  7. Алекс 9 апреля 2015 23:13
    Лично мне напоминает головастика с крыльями. Интересно, в такую веранду долго пристреливались или на спор били?

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня