Итальянский «шакал» вступает в войну

Итальянский «шакал» вступает в войну

100 лет назад, 23 мая 1915 года, Италия объявила войну Австро-Венгерской империи. Образовался Итальянский фронт. С начала мировой войны итальянцы торговались с обеими сторонами — Антантой и центральными державами. Особенно остро политическая борьба шла в 1915 году, в итоге Италия выбрала Антанту. Сразу после объявления войны, в ночь на 24 мая, итальянские войска перешли в наступление, не завершив сосредоточения и развертывания армии. Итальянская армия превосходила австро-венгерские войска двое. К тому же наиболее боеспособные австро-венгерские войска воевали на других направлениях. Поэтому итальянцы рассчитывали на быстрый успех, но просчитались.

Предыстория вступления Италии в войну


До 1870 года северная Италия, от Милана до Венеции, входила в империю Габсбургов. Исторически Вена имела в Италии интересы. Римский папа управлял обширной областью в центральной Италии, и папская власть не стремилась к единству Италии. Южная Италия входила в сферу интересов Франции. Италия долгое время была раздроблена. Однако Сардинское королевство (Пьемонт) во главе с королем Виктором Эммануилом II (король Италии в 1861-1878 гг.) сначала при поддержке Франции, а затем Пруссии смогло объединить большую часть Италии. В ходе Австро-прусско-итальянской войны 1866 г. итальянцы получили Венецию. В 1871 году столица Италии была перенесена из Флоренции в Рим.

Италия стала полноценной европейской державой, которая стремилась завершить объединение страны (ряд северных областей и городов остались под властью Австро-Венгрии и Франции) и получить сферу влияния в Средиземноморье, включая Западные Балканы и в Африке. В 1873 году итальянский король Виктор Эммануил посетил Берлин и Вену, способствуя сближению трех держав. Однако между Италией и Австро-Венгрией сохранялись сильные противоречия. Австро-Венгерская империя владела Триестом, Далмацией, Истрией, Тиролем, на которые претендовал Рим, и мешала планам становления «Великой Италии», который включал захваты на Балканах. В результате Вена была главным соперником Рима в Европе.

Однако, не имея возможности сразу осуществить свои планы территориального расширения за счёт Австро-Венгрии и Балкан, итальянцы обратили свои взоры на Северную Африку. У молодой итальянской державы не было колоний, и Рим хотел это исправить. Основным регионом распространения колониальной экспансии в Риме видели Африку. Во-первых, Северная Африка была поблизости, что облегчало территориальные захваты. Во-вторых, в Риме вспомнили, что Древний Рим, наследником которого считали себя итальянцы, имел значительные владения в Северной Африке. Однако здесь хищные интересы Рима столкнулись с интересами Парижа, который считал значительную часть Северной Африки своей вотчиной. В результате конфликт Италии с Францией из-за Туниса привел вспыльчивого короля Умберто I (1878-1900) к союзу с Германией. Разозлившись на то, что «французы увели из-под носа Тунис» в 1881 году, Умберто дал германскому канцлеру Бисмарку возможность увлечь Италию в Тройственный союз. Кроме того, итальянский король союзом с крупнейшими монархиями Европы надеялся укрепить свой престол.

Франкофилы в Риме потерпели поражение, когда французские войска вошли в Тунис. Италия была вынуждена искать сильного союзника, чтобы иметь возможность осуществить другие свои хищнические замыслы. Италия не могла вступать самостоятельной силой. Бисмарк пренебрежительно, но метко назвал итальянцев «шакалами», которые крадутся за крупными хищниками. Итальянское правительство послало к Бисмарку агента, чтобы прозондировать почву в Берлине. Бисмарк специально принял посланца холодно и заметил, что путь в Берлин из Рима пролегает через Вену. То есть Италии необходимо было наладить отношения с Австро-Венгрией. Рим намёк понял и решился на сближение с Веной. В Вену прибыл тайный итальянский посланник. Для Вены такой союз был важен, так гарантировал тыл на случай войны с Россией. Поэтому после некоторых проволочек согласие было получено. Бисмарку же Рим был нужен для усиления давления на Францию. 20 мая 1882 года Германия, Австро-Венгрия и Италия подписали договор, известный как Тройственный союз. Германия и Австрия обещали поддержать Италию в случае нападения на неё Франции. Италия должна была выступить в случае прямого нападения Франции на Германию. Все три державы гарантировали дружественный нейтралитет в случае войны с другой великой державой, кроме Франции. То есть Италия должна была сохранять дружественный нейтралитет в случае войны Австрии с Россией.

Союз с Германией привел к экономической войне с Францией, что ещё более усугубило и так слабое состояние итальянского хозяйства (к примеру, Южная Италия жила в беспросветной нищете, люди оттуда массами бежали в США в поисках новой жизни). Произошла сильная утечка капитала, способствовавшая экономическому кризису в Италии. Несмотря на слабость экономики и массу внутренних проблем Италия ввязалась в ряд авантюр в Африке, пытаясь захватить Сомали и Эфиопию (Абиссинию). Эти колониальные войны стоили королевству огромных материальных и людских жертв (несколько итальянских отрядов были полностью истреблены), но не принесли положительных результатов. Захват пустынного и бедного ресурсами Сомали, да ещё с мятежным населением, успехом назвать нельзя. Эфиопия при поддержке русских военных советников и добровольцев выстояла и сохранила независимость.

В начале XX столетия экономика Италии окрепла, усилились и позиции итальянских националистов. Они проповедовали идеи величия и превосходства итальянского народа, государственного контроля над экономикой, милитаризм и колониализм. Поэтому война с Турцией за Триполитанию (Ливию) получило полное одобрение итальянского общества. Ливия имела военно-стратегическое значение, так как вместе с Сицилией господствовала над узким местом Средиземного моря. Правда, это значение уменьшалось из-за владычества британцев над Мальтой и французов — над Тунисом. Кроме того, Римский банк, связанный с Ватиканом, имел в Триполи свой интерес. Влияние финансовых «тузов», видимо, оказалось самым мощным.

Несмотря на слабость Турции и кажущуюся легкость захвата Ливии, дело пошло плохо. Турки при поддержке местного населения оказали неожиданно сильное сопротивление. Воевать в условиях пустыни было делом сложным, особенно когда население враждебно. Да и итальянские солдаты воевать особо не хотели. Расходы оказались намного больше, чем планировали и вызвали большие проблемы в экономике. В итоге Италия победила в войне и получила Ливию. Однако итальянский контроль над Ливией оставался неэффективным до конца 1920-х годов. Италии пришлось держать в пустынной Ливии значительный военный контингент, тратить на него большие деньги. Итальянские каратели вели кровавую борьбу с местными партизанами.

В начале XX столетия Тройственный союз хоть формально и был сохранен (соглашение в 1902 и 1912 гг. было автоматически продлено), но де-факто рухнул. В 1900 году Рим заручился согласием Парижа на захват Триполи и Киренаики. В 1902 году Рим пообещал Парижу сохранить нейтралитет, если Германия нападет на Францию. В результате враждебность Италии и Франции сошла на нет. В 1909 г. во время встречи русского и итальянского монархов в Италии две державы достигли взаимопонимания по проблемам Балкан и Средиземноморья, которые их волновали. Италия и Россия договорились вместе противодействовать австрийской экспансии на Балканах. Рим обещал благожелательно отнестись к решению проблемы проливов в пользу русских. Петербург обещал проявить такую же благожелательность к интересам итальянцев в Триполитании и Киренаике.

Война Италии с Турцией, с которой Германия установила дружественные отношения, также не способствовала сохранению оси Рим — Вена — Берлин. После некоторого удовлетворения интересов в Северной Африке Италия стала активно проникать на Балканы, что способствовало росту напряженности с Австро-Венгрией (прежде всего, в Албании).


Король Италии Виктор Эммануил III

Дипломатическая борьба за Италию во время войны


Когда в Европе началась большая война, Италия объявила о нейтралитете. Страна была совершенно не готова к войне, ни с военной точки зрения, ни с экономической. Да и боевой дух был подорван ошибками в Триполитанской кампании. Поэтому сторонники нейтралитета, представленные католической партией, крупными промышленниками и бывшим премьер-министром Джованни Джолитти, который возглавил лагерь «голубей», сначала одержали вверх.

Тройственный союз уже ничего не значил. Германия и Австро-Венгрия не доверяли Италии из-за её заигрываний с Францией и даже не посоветовались с ней начинать ли войну. К тому же немцы весьма низко оценивали военную мощь итальянской армии, слабость которой хорошо показывали её африканские авантюры. Берлин считал, что нейтралитет Италии будет выгоден, через неё можно получать сырье и продовольствие.

Однако большинство людей, которые формировали общественное мнение в Италии, были за войну. Националисты, масоны и часть социалистов во главе с Муссолини — все по разным причинам выступали за войну. Итальянское правительство с самого начала начало торг, усмотрев в войне прекрасную возможность удовлетворить самые смелые свои чаяния. Итальянский «шакал», по отзыву Бисмарка, боялся прогадать и желал выступить на той стороне, которая победит.

3 августа 1914 года итальянский король Виктор Эммануил III сообщил германскому кайзеру Вильгельму II, что с точки зрения Рима начало войны не может заставить Италию выступить на стороне Центральных держав, так как войну начала Австрия. Итальянский король пошёл дальше, сделав намёк, что в Италии есть люди, которые хотят войны с Австро-Венгрией. На полях депеши Вильгельм собственноручно написал — «мерзавец». В этот же день Рим объявил нейтралитет. И тут же итальянцы начали торг. Итальянский министр иностранных дел ди Сан-Джулиано сообщил германскому послу, что если Италию хорошо вознаградят, то она изучит способы оказания помощи союзникам. 4 августа итальянцы тайно обратились главе МИДа России Сазонову. Рим сообщил о нейтралитете и том, что из-за малой надежды получить желаемое от Германии и Австро-Венгрии Италия могла бы приступить к «обмену мнений» по этому вопросу с державами Антанты.

Таким образом, итальянцы поступили как настоящие политики. Они не ограничились тем, что не поддержали союзников, стали их шантажировать, но и вступили в переговоры с державами Антанты. Начался длительный торг на тему, кто больше даст. С учётом превосходства Англии и Франции на море, Италия не собиралась воевать против Антанты. Вопрос был в том — сохранить нейтралитет или выступить на стороне Антанты.

Уже в августе державы Антанты предложили Италии Трентино, Триест и Валону (албанскую Влёру). Антанте было легче набавлять цену, так как Рим претендовал на земли, которые не принадлежали России, Франции и Англии. Итальянцы хотели получить земли Австро-Венгрии, Турции, а также Албанию. Надо отметить, что Россия считала Италию слабым союзником. Англия и Франция считали по количеству: Италия могла выставить миллионную армию, и крепкий флот, что усиливало позиции западных держав на Средиземном море. Кроме того, в Париже и Лондоне учитывали тот факт, что после победы Антанты Рим поддержит западные державы и против России будут три голоса, когда будут «делить шкуры убитых медведей» — Германии, Австро-Венгрии и Турции.

Берлину и Вене было сложнее. С точки зрения итальянцев самими ценными были области принадлежавшие Австрии. Даже за простой нейтралитет итальянцы просили Трентино и часть Тироля. Германия пыталась соблазнить Италию щедрыми обещаниями за счёт Франции. Риму обещали отдать принадлежащие французам Ниццу, Савойю (французы их захватили в 1860 году), Корсику, и французские колонии в Северной Африке. Но, Рим уперся. Мол, ещё неизвестно чем война закончится, получится ли урвать земли у Франции. Пусть австрийцы отдадут земли немедленно.

Пока шёл торг, итальянский «шакал» не дремал и в 1914 году захватил остров Сасено, у входа в Валонский залив, а затем и Валону. Премьер-министр Италии Антонио Саландра (март 1914 — июнь 1916), в отличие от своего предшественника Д. Джолитти, был «ястребом» и вступал за участие Италии в войне на стороне Антанты. Он даже дал политико-моральное обоснование принципов (вернее беспринципности) итальянской политики, заявив в сентябре 1914 года, что Рим устранил из своей политики «всякую заботу, всякий предрассудок, всякое чувство, которые не были бы внушены исключительно лишь одной безграничной преданностью родине, итальянским священным эгоизмом».

Мощное наступление германских корпусов через Бельгию и выход немцев к Парижу поддержал в Риме склонность к нейтралитету и продолжению переговоров с Берлином. Битва на Марке и провал планов Германии по быстрому разгрому Франции активизировало переговоры с Антантой. Рим потребовал от Антанты «надбавку». В переговоры вмешалась Сербия, которая не хотела проникновения итальянцев на Балканы. Белград не хотел уступок за счёт Далмации, населённой в основном славянами. Однако и австрийское правительство не хотело уступать свои земли. Тогда Рим стал угрожать Берлину и Вене, что «общественное давление» вынудит Италию выступить за Антанту. Германское правительство усилило нажим на Вену.

В декабре 1914 г. в Рим прибыл князь Бюлов, который когда-то был послом в Италии. Министр иностранных дел Италии Сидней Соннино сообщил Бюлову, что Антанта предлагает Риму в качестве награды все населенные итальянцами области Австрии, поэтому чтобы избежать войны, Вена должна предложить как минимум Трентино. Ватикан поддержал это требование. Надо сказать, что Ватикан активно поддерживал Центральные державы. Римский папа хотел сохранить империю Габсбургов, как последнюю католическую великую державу. Однако австрийский император не хотел слушать об уступках Италии.

Продолжая торг с Центральными державами, в начале марта 1915 года Рим усилил переговоры со странами Антанты. Кроме Трентино, Триеста, Валоны, острова Сасены, Далмации с островами, колониальных прирезок в Африке, итальянцы потребовали образования в центральной Албании автономного княжества со столицей в Дураццо (Дуррес), явно рассчитывая подчинить себе ослабленную и урезанную Албанию. Северную часть Албании предлагалось разделить между Сербией и Черногорией, южную часть — отдать Греции. От Турции итальянцы хотели получить Анталью и Измир. Итальянцы потребовали от Лондона заём в 50 млн. фунтов стерлингов. Кроме того, Рим желал, чтобы Россия гарантировала сильный нажим на Австро-Венгрию в Галиции, а британский и французский флоты помогли итальянскому флоту в борьбе с австро-венгерскими морскими силами. Англия и Франция довольно легко согласились со всеми требованиями Италии. Мол, сегодня пообещаем, а после победы дадим то, что захотим. Россия, из-за солидарности с сербами, ещё поспорила, по поводу земель населенных славянами.

Вскоре Италия получила новое средство давления на Антанту. 8 марта 1915 года коронный совет в Вене согласился на уступки Риму. Между Италией и Центральными державами начались переговоры на тему, какие земли уступит Австрия, уступит их немедленно или после войны. Россия под давлением Англии и Франции была вынуждена дать согласие на уступку Италии большей части Далмации. В результате Антанта удовлетворила почти все притязания Италии. 26 апреля 1915 г. было подписано соглашение. Италия обязалась через месяц выступить на стороне Антанты. Италия должна была получить Южный Тироль, Трентино, Триест, Истрию, часть Далмации и Албании, включая Валону (Влёру), острова Додеканес, часть колониальных владений Германии и т. д. Англия обещала 50 млн. заём. Сербии обещали часть Далмации со Сплитом часть Албании, Черногории — часть побережья Далмации и Албании.

3 мая 1915 года Рим расторг соглашение о Тройственном союзе. 9 мая Бюлов пошёл на решительный шаг: предложил уступить часть Тироля, населённую итальянцами, а также Градиску и западную часть реки Изонцо. Триест должен был стать имперским свободным городом с итальянским самоуправлением и университетом. Вена признавала суверенитет Италии над Валоной и отказывалась от притязаний на Албанию. Бюлов немедленно сообщил об этом лидеру итальянских «голубей» Джолитти. Экс-премьер сразу прибыл в Рим и заручился поддержкой 320 депутатов из 508, то есть большинства. Опираясь на парламентское большинство, Джолитти заявил монарху и премьеру Саландре, что не согласен с политикой, которую утвердили в Лондоне. Саландра подал в отставку.

Казалось, что Германия смогла переломить дело в свою пользу, и Италия будет нейтральной. Однако в этот критический момент националисты, масоны и социалисты во главе с Муссолини и Аннунцио, за которыми стояли финансовые «тузы» и интересы Франции и Англии, оказали мощное давление на власть. В Риме прошла волна демонстраций, направленная против парламента. Король не принял отставку Саландры. Джолитти был вынужден покинуть столицу. 20 мая напуганные депутаты вотировали военные кредиты. 23 мая Италия объявила войну империи Габсбургов.


Джованни Джолитти

Антонио Саландра

Продолжение следует…
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти