Подвиг Девятаева: побег из плена с немецким "оружием возмездия"

Подвиг Девятаева: побег из плена с немецким "оружием возмездия"


В конце Великой Отечественной войны побеги заключенных из немецких концлагерей случались довольно часто. Но есть среди них один, который в буквальном смысле повлиял на ход войны. Группа летчика Михаила Девятаева, чудом избежавшего смерти, не только сумела вырваться из плена и угнать самолет, но рассекретить немецкое чудо-оружие.

Полигон Пенемюнде, который располагается на острове Узедом в Балтийском море, считается местом рождения легендарных ракет Фау-1 и Фау-2, а также нескольких самых современных на тот момент самолетов. В систему полигона также входил концентрационный лагерь, узники которого использовались немцами для выполнения черновой работы. Именно в этом лагере содержался советский летчик-истребитель Михаил Петрович Девятаев, человек, который совершил невозможное.


Михаил Девятаев родился в 1917 году в простой крестьянской семье, где был тринадцатым ребенком. По национальности мокшанин. Как и многие советские подростки в 30-е годы, он увлекался авиацией, посещал аэроклуб. Эта тяга к небу во многом предопределила его будущую военную специальность - в 1940 году Михаил окончил Чкаловскую военно-авиационную школу летчиков. На фронт попал с первых дней войны, 24 июня 1941 года уже записал на свой счет первого сбитого - пикирующий бомбардировщик "Штука" (Junkers Ju 87). Всего же до своего попадания в плен в июле 1944 года "Мордвин", как его называли боевые товарищи, сбил 9 вражеских самолетов и успел полетать под начальством легендарного трижды Героя Советского Союза Александра Покрышкина.

В плену Девятаев несколько раз подвергался допросам и пыткам, после чего его и других пленных летчиков конвоировали в Лодзинский лагерь военнопленных. Спустя месяц после попадания в плен 13 августа 1944 года "Мордвин" и еще несколько человек совершают побег из лагеря, но довольно скоро их ловят и переводят в категорию "смертников". Буквально на следующий день всех "смертников" в специальных робах с нашивками отправляют в печально известный лагерь Заксенхаузен. Казалось, что здесь все и закончится для славного летчика Девятаева, но сочувствующий пленнику лагерный парикмахер подменил номер его нашивки, превратив смертника в обычного узника. За несколько дней до прихода новой партии заключенных в лагере от голода и болезней умер врач Никитенко, его идентификационный номер был аккуратно срезан цирюльником с робы. Вместе с новым номером появилась и новое имя - Григорий Никитенко, под которым "Мордвин" и попал в лагерь Пенемюнде.

В своих многочисленных интервью Девятаев говорил, что бежать из лагеря на самолете он решил в первые же минуты своего прибытия на остров Узедом. Ему, с детства увлекающемуся самолетами, показалось довольно просто угнать условный "Юнкерс" из-под носа охраны. Теперь осталось подобрать себе команду, проверенных людей, которые и под пытками не выдадут информации о будущем побеге. Всего таких подобралось десять человек, кто-то работал недалеко от аэродрома, кто-то имел связи с конвоирами, и все без исключения молчали о будущем побеге. Да и как можно было предать своих товарищей, если у каждого, кто вошел в этот список беглецов, были свои личные счеты с немцами? Например, Немченко при допросах и пытках выбили глаз, Урбанович попал в лагерь еще мальчиком в 1941 году, а Кривоногов не знал, что такое страх и в предыдущем лагере даже убил у всех на глазах местного полицая.

Следующие месяцы до побега Девятаев старался незаметно изучать приборные панели самолетов, которые ремонтировались в соседних бараках. Тогда же он узнал от старых заключенных об испытаниях немецкого оружия, а потом увидел их сам.

Что осталось неизвестным в биографии летчика Михаила Девятаева
"Опять будет падать штанга с неба, - сказал работавший рядом со мной человек.

- Какая штанга? - спросил я.

- Сейчас увидишь, - послышался ответ, и тут же кто-то объяснил:

- Реактивный выпустят.

И действительно, через несколько минут появился на высоких шасси, с широко разведенными крыльями не известный мне по своей конструкции самолет. Нам приказали прекратить работу и спуститься в ямы, которые были заранее подготовлены для этой цели. Охранники с собаками стали над нами. Я услышал, как заревел один, потом другой двигатели... Я смотрю, а кругов от воздушного винта не вижу... Звук мотора тоже необычный - какой-то шипящий, со свистом.

Подвиг Девятаева: побег из плена с немецким "оружием возмездия"

Снимок стартового стола в Пенемюнде, сделанный с британского самолета-разведчика в июле 1943 года. Фото: wikimedia.org

Вот самолет быстро пробежал и оторвался от земли. В воздухе уже от него отделилось что-то, похожее на шасси или штангу, и упало в море. Сделав на огромной скорости два круга, самолет зашел на посадку и приземлился. Еще одна тайна острова: реактивный самолет. Может быть, это и есть "чудо-оружие" Гитлера, о котором нам неоднократно говорили пропагандисты Геббельса. Знают ли о нем в Москве? - спрашивал я сам себя".

Первоначально побег планировали осуществить ближе к марту 1945 года, уже выбрали себе самолет - бомбардировщик Heinkel He 111, достаточно вместительный для десяти человек, но бежать, а точнее лететь, пришлось раньше...

В концентрационных лагерях существовали банды заключенных, которые думали, что целиком и полностью управляет всеми остальными. Их действия поощрялись немецкой администрацией, которой было выгодно иметь свои глаза и уши внутри бараков. Но, помимо доносов, у этих банд была еще одна, страшная функция - "Десять дней жизни". Вот как об этом вспоминал сам Михаил Девятаев:

"Десять дней жизни"- это лагерная формула самосуда, самочинная расправа группки бандитов-заключенных. Они выбирают себе жертву по указанию коменданта или охраны и в угоду им убивают ее, уничтожают варварским способом. Кто проявлял недовольство лагерными порядками, кто носил на груди красный ("политический") винкель, кто сопротивлялся ограблению, кто сказал не так, - тот попадал во власть банды головорезов. Девять дней "виновного" истязали всеми способами, какие только могли придумать организаторы издевательства, а если он еще оставался в живых, на десятый день его приканчивали. Заводилы имели право бить обреченного как угодно, когда угодно и так, чтобы свои последние десять дней тот прожил только в муках, в бреду, в полубессознательном состоянии. Чем сильнее он страдал, тем выше была награда за их работу. Самые дикие инстинкты пробуждались в низких, отвратительных существах таким своеволием, такой безнаказанностью".

Неудивительно, что заключенные боялись такого исхода значительно больше, чем "гуманного" расстрела. За несколько недель до побега близкий друг Девятаева уже стал жертвой такого самосуда. И вот "Десять дней" выписывают для него самого. Причиной стала драка с одним из заключенных, Костей-морячком. Его резкие слова: "А мне какая разница, где жить! Водка, девушка и деньги!", - не раз выводили из себя других узников, для которых домом была оставленная на Родине семья. И однажды Девятаев не стерпел, ударил обидчика, но был тут же зверски избит. Очнувшись, он понял, что оставшиеся девять дней "приговора" пережить не сможет, и чем скорее они с товарищами угонят самолет - тем лучше. Спустя еще 3 дня побоев и издевательств, окончательный план побега был готов.

Утром 8 февраля 1945 года будущие беглецы выменяли себе места в двух рабочих бригадах по пять человек. Обычная задача таких групп - это уборка аэродрома, подходить к самолетам им было категорически запрещено. Но беглецы сообщили часовому, что им дана задача отремонтировать земляной ров - капонир. Когда тот удалился, группа по сигналу перешла к активным действиям. Кривоногов по сигналу убил заточкой конвоира, и теперь в радиусе ста метров кроме них и самолета никого не было. Быстро стянули чехлы с моторов "хейнкеля", Девятаев прыгнул на место пилота, попытался завести моторы - тишина, оказывается, у машины отсутствовал аккумулятор! Каждая минут промедления приближала заключенных к смерти за побег и убийство, поэтому действовали молниеносно. Всего за пять минут нашли тележку с аккумулятором и, наконец, завели мотор!

"Плавно нажимаю на кнопку стартера. Мотор зашумел жу-жу-жу! Спокойно включаю "лапкой" зажигание, мотор несколько раз фыркнул и загудел. Увеличиваю газ - заревел. Круг винта стал чистым, прозрачным. Друзья от восторга дают в плечи радостные легкие пинки".

Машина разгоняется, минует вахтманов, садящиеся "юнкерсы" и... чуть не падает с обрыва в море. Даже на самой максимальной скорости она никак не идет вверх, только спустя несколько минут Девятаев догадывается, что мешают триммеры руля, у незнакомой машины они установлены в режиме "на посадку". Новый разгон, но теперь на взлетной полосе уже бегают немцы, явно догадывающиеся, что с самолетом, а может и с пилотом что-то не так, сейчас они преградили живой цепью полосу.

"Они не ожидали, что "хейнкель" двинет на них. Да их же давит летчик-заключенный! Они бросились врассыпную. Те, что были дальше и которым ничего не угрожало, вынимали из кобуры пистолеты. Другие бежали к своим зениткам. Но время было выиграно, только время, а не победа. Самолет снова мчался на тот конец аэродрома, с которого мы начинали взлет".

С помощью товарищей Девятаев все-таки смог вытянуть штурвал на себя, и самолет оторвался от земли, полетел! Но полетел неуверенно, слишком быстро стал набирать высоту и терять скорость, пришлось наугад искать триммер высоты и лишь после этого грузный бомбардировщик стал быстро удаляться от злосчастного Пенемюнде.

Казалось бы, все, долгожданный побег совершен, впереди родная земля. Но на хвост сел немецкий истребитель, который возвращался с задания. Он успел выпустить в сторону "хейнкеля" с заключенными несколько пулеметных очередей, но был вынужден приземлиться, так как у него то ли кончилось топливо, то ли закончились боеприпасы. Девятаев и его товарищи исчезли в облаках. По солнцу они смогли сориентироваться и вскоре уже приблизились к линии фронта, где по ним открыли огонь советские зенитные орудия. Пришлось вынужденно посадить самолет в поле, недалеко от города Вольдемберга, уже на территории, контролируемой Красной Армией.

Первое время бывшие пленные допрашивались НКВД несколько раз в день - судьба бывших заключенных концлагеря тогда была незавидна. Но ситуацию спас легендарный советский ученый Сергей Королев: ознакомившись с "начинкой" и документацией "хейнкеля", он пришел в восторг. Ведь группе беглецов получилось ненароком добыть такие сведения и аппаратуру, которую не смогли бы получить и десяток-другой разведчиков. Речь, конечно, шла о первой в мире баллистической ракете Фау-2, "оружии возмездия" немцев.

Подвиг Девятаева: побег из плена с немецким "оружием возмездия"

Старт ракеты "Фау-2". Фото: Bundesarchiv, Bild 141-1879 / CC-BY-SA / wikimedia.org


Оказалось, что из всех стоявших на взлетной полосе самолетов группе Девятаева попался именно тот, в котором была установлена специальная радиоаппаратура для запуска чудо-ракет. Добытые сведения помогли советским конструкторам самим создать первые прототипы баллистических ракет, а, впоследствии и создать космическую программу.

Дальнейшая судьба беглецов в большинстве своем печальна. Только четверо из десяти пережили кровавую мельницу войны. Сам же Девятаев был награжден высшей наградой СССР - Звездой Героя - в 1957 году за вклад в советское ракетостроение.

(при написании статьи использованы материалы из книги М. П, Девятаева "Полет к солнцу")

Подвиг Девятаева: побег из плена с немецким "оружием возмездия"
Автор: Илья Щеголев
Первоисточник: http://rg.ru/2015/04/28/geroi-site.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 35
  1. татарин 174 29 мая 2015 06:45
    С детства нам известен подвиг лётчика Девятаева. Спасибо автору статьи, что напомнили ещё раз.
    1. A.S. Langley 29 мая 2015 16:24
      почаще пожалуйста выкладывайте такие статьи, вы не поверите , но я как молодой человек, который оценивал свои знания истории и подвигов моих предков на хорошо и удовлетворительно, по сравнению со сверстниками не знал о таком великом и невероятном подвиге достойного многомиллионного бюджета фильма . Я всегда знал что пилоты попавшие в плен были настолько безбашенные что немцы для них создавали отдельные лагеря и даже в том лагере они после всех ужасов перенесенных ими порождали страшные восстания на грани безумия. Подвиг этих десятерых, летчика Девятаева лишь подтверждает что пилоты и не только, вообще все те кто стоял на страже нашей Родины, это люди из такого металла что нигде в природе не сыщешь.
      1. Оствальд 29 мая 2015 18:51
        Я всегда знал что пилоты попавшие в плен были настолько безбашенные что немцы для них создавали отдельные лагеря
        Отдельные лагеря для лётчиков это не от их "безбашенности", а скорей от не любви Геренга к Гимлеру который через Гитлера и добился что бы пленные лётчики содержались не в лагерях охраняемых СС.
        Оствальд
  2. qwert 29 мая 2015 06:50
    И что еще раз напомнил либералам о том, что не сажали всех бывшихъ пленных в советские лагеря. Хотя и сам того не желая.
    1. semirek 29 мая 2015 07:03
      Цитата: qwert
      И что еще раз напомнил либералам о том, что не сажали всех бывшихъ пленных в советские лагеря. Хотя и сам того не желая.

      У меня приятель служил в армии в 70х ,попал на встречу с Девятаевым,тот много интересного рассказал и о побеге из концлагеря и много интересного ,но на вопрос одного из солдат о послевоенной его жизни ,на что тот ответил--просидел 10 лет в советских лагерях,что для всех нас присутствующих,оказалось шоком.Скрывать здесь нечего---был закон:сдался в плен и не застрелился -враг народа.
      1. Гамдлислям 29 мая 2015 09:38
        Цитата: semirek
        У меня приятель служил в армии в 70х ,попал на встречу с Девятаевым,тот много интересного рассказал и о побеге из концлагеря и много интересного ,но на вопрос одного из солдат о послевоенной его жизни ,на что тот ответил--просидел 10 лет в советских лагерях,что для всех нас присутствующих,оказалось шоком.Скрывать здесь нечего---был закон:сдался в плен и не застрелился -враг народа.

        Уважаемый Иван Иванович, не мелите чушь. Девятаев М.П. пробыл несколько месяцев в фильтрационном лагере. Но туда поподали большенство военнослужащих, прошедших плен (и не только в СССР, такая же практика была и у наших противников, и у союзников).
        Статья с бородой и уже давно гуляет по разным СМИ и инету. Хоть журналист и пишет на авиационные темы, но с историческими фактами обращается привольно, а в докуметны заглядывать не считает нужным.
        Статья мне откровенно не понравилась. Героический поступок Девятаева М.П. использовался для того, чтобы в очередной раз очернить советский период истории.
        1. semirek 29 мая 2015 14:03
          Что вы сразу в штыки уважаемый---как мне рассказали--так и вам рассказал,что мне своим друзьям нельзя верить по вашему?Да и у Королёва где то промелькнуло:Девятаева спешно привозили из советского лагеря в Пенемюнде,по ракетному делу.
          Я вас "товарищей" иной раз не могу понять:да не спорю,такую войну только на патриотизме не выиграть-нужны жесткие меры,такие как приказ 227,например- сдавшиеся в плен--считаются изменниками родины и их близкие лишаются всех привилегий родственников бойцов ркка,вы постоянно твердите об этом--необходима была борьба с пятой колонной и т.д.,начинаешь рассказывать банальные вещи как например с Девятаевым(человек попал под законы военного времени),вы тут же начинаете голосить--очернение советского периода,и не хотите признать ,что под эти законы попадали и известные и героические люди--что для вас неприемлемо---не будьте двуликими--пусть белое будет белым,а черное чёрным--это наша история.
          1. Гамдлислям 29 мая 2015 15:33
            Цитата: semirek
            Что вы сразу в штыки уважаемый

            Уважаемый Иван Иванович, о том, что Девятаев М.П. лётчик и замышляет побег на самолёте, знали всего несколько человек. Остальные оказались непосвящёнными в подробности участниками побега. А вот состав бригады, в которой работал Девятаев и его товарищи, они подбирали, и тех, кому не доверяли, выживали (из бригады).
            Кстати, на момент освобождения острова, в лагере все военнопленные были уничтожены.
            В конце марта 1945 года после проверки и лечения 7 из 10 участников побега (Соколов, Кутергин, Урбанович, Сердюков, Олейник, Адамов, Немченко) были зачислены в одну из рот 777-го стрелкового полка (по другим данным — в 447 стрелковый Пинский полк 397 стрелковой дивизии) и отправлены на фронт (даже Немченко, потерявший один глаз, уговорил отправить его на фронт в качестве санитара стрелковой роты). Трое офицеров — Девятаев, Кривоногов и Емец — до конца войны оставались вне зоны боевых действий, ожидая подтверждения воинских званий.
            Рота, в которую были зачислены семеро из десяти беглецов, участвовала в штурме города Альтдама. 14 апреля, во время форсирования Одера, погибли Соколов и Урбанович, ранен Адамов. По сведениям Девятаева: Кутергин, Сердюков и Немченко погибли в бою за Берлин за несколько дней до победы, а Олейник погиб на Дальнем Востоке, в войне с Японией. Из семерых остался в живых только один — Адамов, он вернулся в посёлок Белая Калитва Ростовской области и стал шофёром. Емец после войны вернулся в Сумскую область и стал бригадиром в колхозе.
            И ещё, я сам был на встрече в заводском клубе с Девятаевым М.П. в 1971 или 72 годах. Ни о каком пребывании в советском лагере он ничего не говорил. Сказал, что после двухмесячной проверки, был направлен войска и вскоре демобилизован в конце 1945 года. С 1946 года работал в Казанском речном пароходстве. Стал одним из первых капитанов судов на подводных крыльях.
          2. Гамдлислям 29 мая 2015 15:41
            Состав группы, совершившей побег на немецком самолёте-бомбардировщике, входили 10 советских военнопленных:
            Михаил Девятаев — советский лётчик-истребитель, 104 ГИАП (гвардейский истребительный авиационный полк), 9 ГИАД (гвардейская истребительная авиационная дивизия, командир А. И. Покрышкин), старший лейтенант, уроженец села Торбеево (Мордовия). Был сбит 13 июля 1944 года в бою под Львовом, покинул подбитый самолёт с парашютом, приземлился в расположении противника, был взят в плен и направлен в Лодзинский лагерь, затем — в Новый Кёнигсберг, откуда вместе с другими пленными пытался бежать, сделав подкоп. После неудачной попытки побега направлен в лагерь смерти Заксенхаузен, где парикмахер-подпольщик, сочувствующий коммунистам, заменил его жетон смертника на жетон умершего в лагере учителя с Украины Григория Степановича Никитенко. Некоторое время состоял в лагерной команде «топтунов», испытывающих обувь на прочность по заказу производителей обуви, а в октябре под чужим именем был в составе группы заключённых направлен на остров Узедом. По собственным признаниям, Девятаев задумал побег на вражеском самолёте практически сразу после попадания в плен (вероятно, после того, как в первые дни плена услышал от Сергея Вандышева рассказ о неудачной попытке другого пленного советского лётчика захватить немецкий самолёт в воздухе).
            Иван Кривоногов — уроженец села Красная Слобода Борского района Нижегородской области, был пехотинцем и носил звание лейтенанта. Участвовал в сражениях на границе, попал в плен в первые дни войны (6 июля 1941 года). В плену жил под вымышленными именем «Иван Корж», выдавая себя за украинца. Так же, как и Девятаев, участвовал в неудачной подготовке побега; при подготовке побега убил лагерного полицая, за что был отправлен в концлагерь Натцвиллер под Страсбургом, а оттуда, в конце 1943 года — на остров Узедом; в 1944 году пытался вместе с группой единомышленников организовать побег с острова на лодке, однако реализовать свой план им не удалось.
            Владимир Соколов — уроженец Вологодской области, артиллерист, в плен попал в начале 1942 года, два раза пытался бежать, за попытку побега был отправлен в концлагерь, где познакомился с Кривоноговым, вместе они были направлены на Узедом и вместе планировали побег с острова на лодке.
            Владимир Немченко — белорус, после попытки побега немцы выбили ему один глаз и отправили на остров Узедом.
            Фёдор Адамов — уроженец села Белая Калитва Ростовской области
            Иван Олейник — уроженец кубанской станицы Анастасиевская, начало войны встретил на Украине во время занятий в полковой школе в звании сержанта. Его взвод попал в окружение и не смог пробиться к своим, после чего он на базе взвода организовал партизанский отряд; во время одного из столкновений с немецкими силами охраны порядка Олейник попал в плен и был отправлен на работы в Германию.
            Михаил Емец — уроженец села Борки Гадячского района Полтавской области, был политруком и носил звание старшего лейтенанта. Попал в плен в июне 1942 года.
            Пётр Кутергин — 1921 года рождения, место рождения — станция Чернушка Свердловской области (в настоящее время станция находится на территории Пермского края).
            Николай Урбанович — уроженец села под Бобруйском, попал в плен мальчиком и был угнан в Германию во время наступления немецких войск в 1941 году. После двух попыток побега был отправлен в концлагерь, а оттуда, в 1943 году — на Узедом. Познакомился с Девятаевым во время работы в бригаде, через него Девятаев устанавливал контакт с группой Кривоногова — Соколова.
            Тимофей Сердюков (в воспоминаниях Девятаева упоминается как Дмитрий) — познакомился с Девятаевым в лагере, после того как тот избежал смерти, укрывшись под фамилией Никитенко. Сердюков был соседом Девятаева по нарам, и вместе с ним был направлен на Узедом. По воспоминаниям Девятаева и Кривоногова, имел весьма беспокойный характер и, зная о тайне Девятаева, а затем — и о плане побега, доставлял им немало беспокойства.
        2. gladcu2 29 мая 2015 14:43
          Статья мне тоже откровенноне понравилась.
          Очень много технической отсебятины.

          Типа автору сказали побольше подробностей, но нубу трудно было справиться ион налепил всего по немножку.

          "Слышал звон и не знает где он".
          Компас в самолёте не нашли. Ну, ну.

          В предыдущих версиях на самолёте был установлен экспериментальный радар.
        3. Денис 29 мая 2015 21:03
          Цитата: Гамдлислям
          очернить советский период истории

          Про заключение М.П.Девятаева с захлёбом рассказывал журнал "Огонёк" в 90-е годы.Но это же "говнёк" 90-х,что другого от него ждать?
          Да за такой пошловатый коллаж уже надо ...
          Не знаю кто они сейчас,опоганившихся не читаю,но в 90-е они по гадости "эхо Москвы" сейчас один в один
  3. Военный Строитель 29 мая 2015 07:01
    вот про это нужно снимать фильмы, а не мыльные сериалы у которых одно общее название "богатые тоже плачут"
  4. parusnik 29 мая 2015 07:55
    Скажем так срок в советских лагерях, военнопленных зависел во многом, от тех кто дела вел..Например ...мой дед,попал в плен, бежал..партизанил в Италии,попал к социалистам,за это и в ссылку сослали в Грузию, в Поти..Говорил ежели бы к другому следаку попал бы..в Сибирь бы вернулся,но в лагерь...
  5. Штык 29 мая 2015 08:14
    А каких только бредней не писали про самолет угнанный Девятаевым. В одной статье даже утверждалось, что этот Хейнкель "летел выше ракеты Фау-2 и управлял ею" fool В другой, что там была ещё и документация на Фау-1. Желание преукрасить события, доводит все до смешного и унижает реальных героев. А реально было так - Девятаев: «В начале сентября 45-го меня из лагеря опять привезли на остров Узедом, где меня почти трое суток подробнейшим образом расспрашивал некий Сергей Павлович Сергеев. Я ведь оказался едва ли не единственным живым свидетелем испытаний «оружия возмездия» фашистов, наблюдал вблизи запуск ракет «Фау-2», как они взлетали, падали, как выглядели ракетные установки, платформы для их перевозки, шахты... Сведения по тем временам, конечно, весьма ценные. Вот он пристрастно меня и слушал».
    После войны Сталинское клеймо «врага народа» и «изменника» Девятаев носил еще долгие 12 лет. В послевоенной разрушенной стране летчику-асу не нашлось работы – ни в родном селе Торбеево, ни в Казани. Узнав о его военнопленном прошлом, в речном порту специалиста с дипломом речника приняли... разнорабочим. Полторы навигации был он ночным дежурным по вокзалу, – потом устроился прорабом – монтировать портовые краны. Но и тут ему «шили» дела о «вредительстве»: то соль в раствор подсыпал, то дрова рабочим раздал...
    «Те годы были потяжелее концлагеря, – вспоминал Девятаев. – Не поверите, когда вышел указ о награждении меня Золотой Звездой, я от нервного потрясения весь покрылся... язвой, как рыба чешуей! 80 процентов тела было поражено. Выпали волосы. Ужас! Не знали, как меня лечить. Спасибо, один профессор посоветовал: тебе, Миша, нужен температурный шок. Была поздняя осень, я прыгнул в ледяную воду, после чего долго пробыл на сквозняке. Несколько дней горел в жару, температура за 40, но хворь, действительно, как рукой сняло...»
    Девятаев пытался узнать, кто же это его представил к награде. Ему ответили: какой-то большой и очень засекреченный ученый. В конце концов, Девятаев выяснил, что этим ученым был Сергей Павлович Королев, главный конструктор космических ракет, тот самый «Сергеев», что подробно расспрашивал Девятаева после побега из Пенемюнде. Да, именно Сергей Павлович Королев стал «звездным крестным» Михаила Девятаева. О подвиге героя хорошо знают за рубежом. Он встречался со старым бароном Йоханнесом Штейнхофом, бывшим начальником секретного аэродрома на острове Узедом, знаменитым асом, одержавшим 176 воздушных побед. Барон растрогался и подарил Михаилу Петровичу метровую хрустальную вазу с надписью: «Самому храброму человеку на земле».
    1. voyaka uh 31 мая 2015 17:26
      Пенемюнде летом 43 разнесла вдребезги английская
      авиация по наводке польских заключенных-подпольщиков.
      Его восстанавливали целый год, но пуски
      Фао-2 почти прекратились. Производство Фау переместили
      в Чехословакию на подземный завод.
      А пуски ракет по Лондону и Антверпену разнесли в разные другие места.
      Тем не менее, исследовательская военная деятельность там
      продолжалась и для советского командования и ученых было, конечно,
      много интересного из рассказов летчика Девятаева.
      В начале апреля 45-го английские коммандос захватили базу и вывезли к себе
      "железо" и документы.
  6. Арктидианец 29 мая 2015 08:39
    Памятник подвигу Девятаева в Нижнем Новгороде
  7. Dazdranagon 29 мая 2015 08:53
    Киношники - вот вам отличный сюжет! soldier
    1. brr1 29 мая 2015 09:20
      http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/ros/89794/annot/ Уже вроде как
    2. gladcu2 29 мая 2015 14:49
      Уже был фильм про это. Советский, черно белый.
  8. AKuzenka 29 мая 2015 11:18
    Ещё в детстве читал книгу про подвиг Девятаева "Побег из ада". У него и на гражданке много заслуг, одна из основных - суда на подводных крыльях.
  9. kirgudu 29 мая 2015 11:43
    Ну как же без отсылки на кровавую Гэбню.
    Сами хоть представьте. В то время, когда линия фрона кишила диверсантами и компрадорами, группа людей на немецком самолёте бежала с мегасекретного острова... Понятное дело, я бы тоже не поверил.
  10. jurijsv 29 мая 2015 13:00
    Молодец! Герой настоящий
  11. semirek 29 мая 2015 14:22
    По сути советский человек находящийся в плену--совершил подвиг одним тем уже,что угнал дорогостоящий самолёт противника ,как бы автоматически должен быть и оправдан и награждён,но формальности никто не отменял--пленный ,значит враг народа.Это не правильно в принципе,в плен можно попасть по разным причинам.Меня иногда вырубает такая формулировка:пропал без вести,а раз пропал,значит мог попасть в плен, соответственно мать старушка лишалась и пенсии за сына,но и семья лишалась определённых льгот,если бы смерть была зафиксирована кем то,на войне тысячи случаев погибнуть без свидетелей,а то и вообще утонуть при переправе ночью,быть засыпанным тоннами земли при авиаударе,а то и вовсе быть уничтоженным прямым попаданием снаряда--и во всех случаях--пропал без вести,а боец то погиб,защищая Родину,вот где несправедливость,этих законов военного времени,если учитывая тысячи пропавших бойцов.
    1. Гамдлислям 29 мая 2015 15:56
      Уважаемый Иван Иванович, Вы не правы (либо заблуждаетесь, либо не знаете действующего в годы ВОВ законодательства). Лишались пенсий по потере кормильца (выплачивалась нетрудоспособным родителям и детям до 14 лет) и льгот лишь те родственики, военнослужащие которых, сдались в плен добровольно (при наличии такой информации). Это оформлялось документально (Приказом по военному ведомству, либо Постановлением Смерша, Приговором (постановлением) Трибунала). Так что по безвести пропавшим действовал почти такой же порядок, что и по погибшим. Время нахождения в плену, если военнослужащий не был по суду признан нарушившим присягу, засчитывалось в стаж службы, при выходе на пенсию.
      Всё остальное от лукавого, то бишь от либералов-демократов.
    2. zubkoff46 29 мая 2015 20:10
      Согласен с Вами, обидно. Но как быть с тем фактом, что десятки тысяч пленных-бывших наших военнослужащих, принимали предложение немцев о сотрудничестве, проходили подготовку и тем или иным способом забрасывались на нашу территорию с диверсионным или разведзаданием? То есть, становились врагами. Поэтому и пенсию родне находящегося в плену на всякий случай не платили, равно как и пропавшему без вести. И доверие к освобожденным из плена долгое время было еще то. А вдруг завербован, такие факты во множестве известны. Народ в войну это знал. Например, мой отец больше всего боялся в плен попасть - время больших отступлений нашей Армии не брезговал по 70-80 км в сутки пробегать и других подгонял. А так его родители, несмотря что отец (мой дед) священник, получали от властей какую-никакую помощь, что помогло выжить в тылу.
  12. слепой 29 мая 2015 14:32
    они бежали весной 45 и в статье сказано
    Только четверо из десяти пережили кровавую мельницу войны.
    и где же они погибли ??? на фронт уже точно не успели неужели в наших лагерях
    1. Штык 29 мая 2015 16:54
      Цитата: слепой
      и где же они погибли ??? на фронт уже точно не успели неужели в наших лагерях

      Трофим Сердюков, Иван Кривоногов, Владимир Соколов, Владимир Немченко, Федор Адамов, Иван Олейник, Михаил Емец, Петр Кутергин, Николай Урбанович… Из семерых участников перелета, отправленных на фронт, шестеро погибли в апреле 45-го, буквально за несколько дней до победы. Единственный уцелевший - Адамов - был ранен. А офицеры - Девятаев, Иван Кривоногов и Михаил Емец - еще долго находились на проверке.
      В то время и произошла встреча с Сергеем Королевым - отцу его представили как "товарища Сергеева", - рассказывает Александр Девятаев.
      В сентябре 45-го конструктор прибыл на Узедом за информацией о секретных разработках вермахта и кто-то из "особистов" вспомнил, что в фильтрационном лагере неподалеку сидит летчик, бежавший с того самого сверхсекретного острова. На бывшем полигоне Пенемюнде они вместе проведут несколько дней. Потом Королев, сам ранее испытавший участь заключенного, отправится в Москву, а Девятаев вернется в лагерный барак. - В ноябре 45-го отца, наконец, демобилизовали. Однако следили за ним "органы" еще долго - слишком уж невероятной казалась рассказанная им история о побеге.
      1. Гамдлислям 29 мая 2015 18:24
        Цитата: Штык
        ...слишком уж невероятной казалась рассказанная им история о побеге.

        Не такая уж невероятная история, уважаемый коллега Александр. Порядка дюжины угонов самолётов было совершено нашими пленными лётчиками с немецких аэродромов. И первые случае были ещё в 1941 году.

        Цитата: Штык
        следили за ним "органы" еще долго

        Ну, не стоит мифы 90-х годов принимать за чистую монету. Девятаев М.П. ещё в 1950 году стал капитаном речного судна. Не уш-то проследила "кровавая гебня" belay
        Возмите численность "органов" 50-х годах и сколько проживало тогда в СССР побывавших в плену. Да, "органам" 72 часов в сутки было бы мало, чтобы их всех отслеживать.
        Да, заполняли анкеты, где были неудобные вопросы. Но, Девятаев М.П., работая в параходстве, выезжал за границу. Разрешение давали, значит доверяли.
        1. Штык 29 мая 2015 19:05
          Цитата: Гамдлислям
          Ну, не стоит мифы 90-х годов принимать за чистую монету. Девятаев М.П. ещё в 1950 году стал капитаном речного судна.

          Да в 1950г. он стал капитаном катера. А вот в одной статье даже написали следующее: " С 1946 года работал в Казанском речном порту капитаном пассажирских судов на подводных крыльях." Это не смотря на то, что первое пассажирское судно на подводных крыльях "Ракета" поступило в эксплуатацию в 1957 году. Не понятен смысл этого вранья. Можно конечно минусовать, но это как то подленько по отношению к памяти героя.
          1. zubkoff46 29 мая 2015 20:13
            Скорее всего, это издержки редактирования текстов героя профессиональными газетчиками и издателями.
          2. Гамдлислям 29 мая 2015 20:44
            Цитата: Штык
            А вот в одной статье даже написали следующее: " С 1946 года работал в Казанском речном порту капитаном пассажирских судов на подводных крыльях."

            Уважаемый коллега Александр, если Вы уж берёте в ковычки фразу, то потрудитесь записать её дословно, со всеми знаками припинания, чтобы не изменять смысл изложенного.
            Вот как она была изложена мною: «С 1946 года работал в Казанском речном пароходстве. Стал одним из первых капитанов судов на подводных крыльях.»
            В каком году он стал капитанствовать на "Ракетах" я не писал, т.к. не знаю.
            1. Штык 30 мая 2015 05:51
              Цитата: Гамдлислям
              потрудитесь записать её дословно, со всеми знаками припинания, чтобы не изменять смысл изложенного.

              Ув. Гамдислчм! Фраза была процитирована так, как и была написана в том источнике! Моего в ней ничего нет.
  13. Некомбатант 29 мая 2015 15:36
    Цитата: Гамдлислям
    но с историческими фактами обращается привольно,

    Не "привольно", а фривольно. ))) yes
    1. Гамдлислям 29 мая 2015 16:01
      Цитата: Некомбатант
      Не "привольно", а фривольно. )))

      Замечание принимаю. recourse
  14. Технолог 29 мая 2015 16:58
    Очень смелые люди!!!
  15. Юс Малый 29 мая 2015 18:59
    В начале 80-х он приезжал к нам в школу, из его уст слышал этот рассказ. В семейной библиотеке хранилась небольшая книжка "Побег из ада" из военной серии, после лекции лично подписал мне ее, но к сожалению, ее утеряли в связи с проблемами постсоветского времени...((
    Юс Малый
  16. Лаврентий Палыч 29 мая 2015 20:44
    Интересно,а у союзников были такие"Девятаевы?"
  17. PRO100CCCP 29 мая 2015 20:52
    СВЕРХЧЕЛОВЕК ! Вечная память .
  18. Rubon 29 мая 2015 22:04
    А вот кто знает колличество угнанных самолётов в другую сторону за время ВОВ ? bully

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня