Сирия: темнее всего перед рассветом



В далеком 272 году статная, сильная женщина с необыкновенной печалью во взоре смотрела на свой великолепный город – Пальмиру. Ей, царице-воительнице Зенобии Септимии, предстояло покинуть этот райский оазис, эти величественные стены, эти стройные колоннады. Враги – римская армия во главе с императором Аврелианом – стояли уже у самых ворот.


Пальмира пала. Зенобия пыталась бежать, но была схвачена перед самым прибытием персидского корабля, который должен был спасти ее. Гордая царица, не побоявшаяся бросить вызов могущественному Риму, попала в плен. Позже ее провели в цепях в триумфальной процессии Аврелиана, и вскоре, не выдержав унижений, она скончалась…

Прошло без малого 18 веков. И вновь Пальмира, раскинувшаяся среди сирийской пустыни, оказалась под жесточайшим ударом. И с такой же пронзительной печалью солдаты Сирийской армии перед отступлением смотрели на руины древнего города. И не только на исторические руины – рядом расположен вполне жилой город Тадмор.

На этот раз враг у Пальмиры был другим – орда боевиков так называемого «Исламского государства». Войска Сирии отступили перед превосходящей силой. Одним из мотивов такого шага было нежелание того, чтобы боевые действия велись среди этих дышащих историей камней, чтобы выдающийся памятник, внесенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, был разрушен в ходе боестолкновений.

Тех, кого можно было эвакуировать, военные эвакуировали. Вывезли также основные культурные ценности. Но нельзя вывезти абсолютно всех людей, невозможно спасти и все культурное наследие…

Теперь Пальмира – под властью террористов. Ей угрожает серьезная опасность. Ведь многое из того, что «не нравится» боевикам, было просто-напросто уничтожено ими, разбито, поругано. Правда, после нескольких окриков от «мирового сообщества «ИГ» вынуждено было заявить, что проявит «сдержанность» в отношении Пальмиры, что не будет ломать стены и колонны. Разрушат, дескать, только статуи, которые они называют «языческими идолами». Но, во-первых, эти статуи имеют огромную ценность, которую даже невозможно измерить деньгами. Во-вторых, не обойдется без незаконных работ «черных археологов» на территории Пальмиры, а все, что будет найдено – пойдет на продажу. В-третьих, заявлениям «Исламского государства» о сохранности стен верить очень трудно, учитывая, что многое прекрасное на своем пути террористы «ИГ» уже уничтожили.

Но особо тяжело приходится людям. 400 человек было казнено исламистами по обвинению в сотрудничестве с властями САР. Эти люди, ставшие жертвами фанатиков, не пожелали эвакуироваться или же их не удалось вывезти, и они приняли на себя смертельный удар. Бандиты убивали их прямо на сцене римского амфитеатра, на глазах у согнанной туда толпы.

Падение Пальмиры породило множество откликов в масс-медиа с весьма и весьма упрощенным выводом. Сразу же появились авторы, утверждающие: дескать, «Сирии конец». Причем, такие люди нашлись как в среде ненавистников Сирии, так и в среде тех, кто ей, вроде бы, сочувствует.

Положение усложняется еще и тем, что перед трагедией Пальмиры произошли трагические события в сирийской провинции Идлеб. Там при прямой поддержке турецкого режима Эрдогана тысячи террористов «Джебхат Ан-Нусры» захватили сперва город Идлеб, затем – Джиср-аш-Шугур и другие населенные пункты провинции.

Война, конечно же, не состоит только из побед или только из поражений одной стороны. Но Сирии пророчили падение уже с давних пор. Еще с самого начала – с марта 2011 года – западные СМИ отводили действующей сирийской власти всего несколько недель жизни. Но – просчитались по-крупному.

Сирия несколько раз оказывалась в критическом положении, когда, казалось бы, вот-вот бандами террористов будет захвачена столица. Так было, например, в конце июля 2012 года, после теракта, в ходе которого был выведен из строя почти весь командный состав армии. Но Сирия выдержала даже такой удар. В конце ноября – начале декабря того же года тоже распространялись панические слухи, что «Дамаск вот-вот падет» - и тоже сирийской армии удалось отстоять главный город страны. Что уже говорить о конце августа 2013 года, когда сирийцы ожидали американского удара, а аналитики пророчили полный конец?

Затем настал момент, когда прогнозы по Сирии резко изменились. Пораженческие настроения, хотя бы из лагеря сочувствующих стране, ушли. Писали о коренном переломе.

И вот снова маятник пошел в другую сторону, и активизировались «слильщики».

Что ж, потеря Идлеба и Пальмиры – это тяжелые удары. Прежде всего – для мирного населения – ведь боевики расправились с сотнями граждан, которые не пожелали покинуть свои дома. Но разве не страдают мирные люди на протяжении всей сирийской войны?

Но нельзя не отметить, что пока армия САР отступала от стен Пальмиры, другие подразделения одерживали победы на ином фронте – в провинции Дамаск в горах Каламун. Однако мало кто обратил на это внимание. Сейчас в этом стратегически важном районе армия при поддержке народного ополчения продолжает твердо и уверенно продвигаться вперед.

«Сливальщики» предпочли «не заметить» блистательной операции сирийской армии по спасению солдат и мирных жителей из окруженной террористами больницы города Джиср-аш-Шугур. Между тем, были сохранены сотни жизней – и военнослужащих, которые несколько недель держали оборону в полном окружении, и мирных жителей, укрывшихся вместе с бойцами. По ночам все, кто находился в здании, слышали зловещие звуки – террористы рыли подкоп, чтобы расправиться со всеми. Но миру был явлен героизм как тех, кто там держался, так и тех, кто пришел окруженным на помощь. Закончилась эта история безусловным успехом сирийских военных. Хоть это и локальная победа, но она говорит о высоком моральном духе и мастерстве армии страны.

Армия продолжает наносить массированные удары и по боевикам в городе Алеппо. 8-9 июня уничтожено множество боевиков. Остановлено также очередное наступление злодеев на город Хасаке.

Так что в то время, когда происходят отступления в одних районах – Сирийская армия побеждает в других.

В свое время царица Зенобия потерпела поражение из-за того, что рассчитывала на персов, а они не пришли на помощь. Сегодня Иран – ключевой союзник Сирии.

Правда, широко растиражированное сообщение о том, что якобы в САР введены иранские военные для борьбы с террористами, категорически опровергаются и Дамаском, и Тегераном. Но не менее важно сотрудничество в экономической и политической сферах – а оно укрепляется. В частности, Иран предоставляет Сирии кредитную линию в размере одного миллиарда долларов.

Не отстает и Россия – как оказывала Дамаску дипломатическую помощь, так и продолжает оказывать. В своем недавнем интервью министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что «Исламское государство» невозможно победить без участия сирийского правительства. Казалось бы, это только слова. Но они означают, что все разговоры о «сливе» со стороны России неуместны – позиция все та же и пересмотру не подлежит.

А Пальмира… Пальмиру, безусловно, жаль. Но, в конце концов, это – поражение не Сирии, а всего мирового сообщества, которое теряет свое историческое наследство. Если боевики разрушат древний город – это будет на совести вовсе не Сирии, которая приложила максимум усилий, чтобы защитить то, что должно защищать все человечество. Это будет на совести тех, кто, вопреки здравому смыслу, продолжает поддерживать негодяев всех мастей. А Сирия имела полное моральное право отвести войска, чтобы не подвергать лишней опасности исторические памятники (известно, что с ними бывает в ходе интенсивных боевых действий), а также – чтобы не класть там понапрасну своих ребят.

Да, сейчас может показаться, что «все плохо», что террористы захватили половину территории страны. Но, согласно известной пословице, темнее всего – перед рассветом. И до тех пор, пока Сирия не пала, надежда на этот грядущий рассвет остается. Тем более, что все не так уж и критично, и силы для борьбы есть.

(Специально для «Военного обозрения»)
Автор:
Елена Громова
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти