Первая мировая война: форты Льежа

Еще со времен Античности и Средних веков люди привыкли защищаться крепостями. Ну, а те, кто приходил воевать, старались взять эти крепости, а не оставлять их в тылу, пусть даже их наступление и развивалось успешно. Всегда находились те, кто ратовал за укрепленные пункты и те, кто считал их устаревшим явлением прошлого. Ну, а Первая мировая война в этом плане была особенно показательна. В ней и широкие обходные маневры осуществляли, и месяцами осаждали и штурмовали укрепленные форты. Впрочем, повествование о фортах следует начать с рассказа о людях, вернее об одном человеке, чуть было не разгромившего Францию уже в самом начале этой войны!

Первая мировая война: форты Льежа

Разрушения на фортах Льежа.

Альфред фон Шлиффен родился в Берлине в 1833 году. Он был выпускником Берлинской Военной академии 1861 года и служил в качестве штабного офицера во время Австро-прусской войны. В 1891 году он сменил Хельмута фон Мольтке на посту начальника германского Генерального штаба. В то время немецкое верховное командование опасалось, что возрождающаяся Франция, желая вернуть территории, потерянные во Франко-прусской войне 1870 года, и Россия объединятся для нападения на Германию. Его главной заботой было разработать такой план, который позволял бы воевать против России на востоке и против Франции на западе одновременно. Четыре года спустя он разработал план, получивший название "План Шлиффена".


Эта была стратегия упреждающего вторжения в Бельгию и Нидерланды с последующим фланговым движением на юг, чтобы отрезать Париж от моря (вспоминается и 1940 год, не так ли?). План этот не был реализован в 1905 году, но британской разведке стало про него известно. Германии была передана тайная дипломатическая нота, ясно давшая понять немецкому правительству, что вторжение в нейтральную Бельгию приведет к объявлению войны Великобританией. Тогда Германия еще не чувствовала себя достаточно сильной, чтобы воевать с Великобританией, Францией и Россией и "План Шлиффен" был заморожен. В 1906 году Альфред фон Шлиффен подал в отставку и умер в 1913 году.

Однако затем этот план был пересмотрен и принят за основу. В 1914 году Германия уже была готова (вот как быстро росла ее военная мощь!) для нанесения удара по Франции. Однако на пути к столице Франции находился целый ряд укреплений. Поневоле приходилось атаковать Льеж и Намюр, а затем, после разгрома их фортов, использовать бельгийские автомобильные и железные дороги для быстрого перемещения войск в Северной Франции и западнее Парижа, чтобы окружить французскую армию прежде, чем она будет полностью мобилизована.

Однако Льеж представлял собой крепкий орешек. Его защищали двенадцать фортов, расположенных вокруг него по часовой стрелке. Старая Цитадель и устаревший форт Шартрез защищали сам Льеж. Крепости в наружном кольце были построены в 1880-е годы, когда крупнейшие осадные пушки имели калибр 210-мм. На фортах была лишь горстка крупнокалиберных орудий, начиная от 120-мм до 210-мм, дополненных рядом 57-мм скорострельных пушек, а бетонные перекрытия были предназначены, чтобы быть в состоянии противостоять снарядам от 210-мм осадных пушек и не более того. Но считалось, что в целом крепость хорошо укреплена, имеет достаточно войск и вооружения, и может надолго задержать немцев у Льежа. Однако, несмотря на все усилия коменданта крепости генерал-лейтенанта Жерара Лемана, предпринятые им с началом военных действий, у нее были и совершенно явные недостатки, которые исправить уже было нельзя. Так расстояния между фортами, хотя и были прикрыты пехотой, но окопы для нее вырыты не были, и работы пришлось вести в срочном порядке и в крайне сжатые сроки. В результате оборонительные линии бельгийских войск оказались не в силах противодействовать немцам именно здесь.

Первая мировая война: форты Льежа

Форты Льежа.

Бои по овладению укреплениями Льежа продолжались с 4-го августа по 16-ое. Немецкая армия начала наступление на Льеж 4 августа 1914 года. В это время тяжелые осадные орудия до фронта еще не доехали, но полевые пушки уже открыли их обстрел. В ночь с 5-ого на 6-е августа немцы предприняли ночную атаку, но бельгийский гарнизон ее отразил и нанес немцам существенные потери. 7-ого Людендорф, тогда еще офицер связи, нашел 14-ую бригаду без командира и принял над ней командование. Он заметил, что бельгийские форты расположены так, что не могут эффективно поддерживать друг друга, после чего его солдаты проникли между фортом Юджин и фортом Элерон, практически не встретив сопротивления.

Первая мировая война: форты Льежа

Германское 210-мм орудие под Льежем.

После этого Людендорф двинулся на Льеж, который только что бомбили германские цеппелины. Устаревшие Цитадель и форт Шартрез были взяты, а следом за ними германские войска вошли уже и в сам Льеж. Но вот остальные форты Льежа все равно нужно было брать, поскольку они доминировали над территорией вдоль железной дороги.

Пехотная атака на форт города Бархон на 8-е августа была отбита, но второе нападение уже 10-ого на соседний форт оказалось удачным. Форт Элерон остался нетронутым, но эффективно действовать не мог, так как купол подъемного механизма орудия главного калибра у него заклинило. Немецкая тяжелая артиллерия прибыла на позиции 12-ого августа и это была внушительная сила: 420-мм гаубицы Круппа и 305-мм гаубицы Шкода. К 12.30 на 13-ое августа укрепления форта Понтисс были разбиты в щебень.

Первая мировая война: форты Льежа

305-мм снаряд к 305-мм мортире фирмы "Шкода". Музей в Белграде.

Использовались три типа снарядов, и все они обладали огромной разрушительной силой. Так, фугасный снаряд при взрыве образовывал воронку глубиной 4,25 метра и диаметром 10,5 метра. Осколочный снаряд давал 15 тысяч осколков, сохранявших свою убойную силу на расстоянии до двух километров. Бронебойные снаряды (или «убийцы крепостей», как называли их немцы) пробивали двухметровые перекрытия из бетона. Правда точность огня была невелика. Например, при обстреле форта Вильхейм на 556 выстрелов попаданий было всего 30, то есть всего лишь 5,5%. Снаряд мортиры фирмы "Шкода" пробивал два метра бетона. Воронка от разрыва имела 5 – 8 метров в диаметре, а осколки от взрыва могли пробивать прочные укрытия на расстоянии до 100 метров, а осколками поражать живую силу в пределах 400 метров.

Первая мировая война: форты Льежа

Броневой колпак форта со следом от снаряда.

В ближайшие два дня та же участь постигла еще шесть фортов, включая и форт Элерон. Немцы предложили защитникам остальных фортов сдаться, мотивируя это тем, что их положение было безнадежным. Однако бельгийцы сдаваться отказались. Тогда немцы начали обстрел и в течение 2 часов 20 минут их 420-мм орудия вели огонь по фортам. Снаряды пробивали бетонные перекрытия и взрывались внутри, уничтожая все живое. В итоге два оставшихся необстрелянными форта просто сдались.

Только на одном из фортов погибло более 350 человек, то есть более половины гарнизона остались погребенными в руинах, которые до сих пор считаются военным погребением. К 16-у августа немцы взяли все форты кроме Лонсэна. Но затем, во время бомбардировки на нем, взорвался склад боеприпасов, после чего немцы сумели ворваться внутрь. Генерала Лемана нашли без сознания и взяли в плен, но из-за уважения к его мужеству позволили сохранить свою саблю.

Первая мировая война: форты Льежа

Разрушенная броневая башня одного из льежских фортов.

Легкость, с которой бельгийские форты были взяты германскими войсками во многом, как это оказалось при изучении последствий обстрелов в дальнейшем, была связана с тем, что на них применялся бетон без армирования. К тому же его заливали слоями, а не монолитом, что создало немало слабых мест в общей структуре бетонного литья. Подобные недостатки имели место и на укреплениях Порт-Артура. Так что, хотя железобетон в то время уже был известен, именно здесь, на льежских фортах его просто не было, что позволяло германским снарядам пронизывать даже толстые своды бетонных казематов с большой легкостью.

Впрочем, не бывает худа без добра. Та легкость, с которой немцы взяли эти форты, породила в них ложное впечатление о легкости, с которой современные форты могут быть преодолены, что привело к формированию более чем оптимистического взгляда на стоимость и вероятность успеха наступления под Верденом 1916 году. Конечно, немцы ожидали взять Бельгию быстрее, чем они это сделали и задержка, неважно, насколько она была коротка, все же давала французскому правительству время для мобилизации и развертывания своей армии.
Автор: Олег Скворцовский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 9
  1. qwert 24 июня 2015 07:02
    А во Второй мировой, немцы просто обошли французские форты стороной.
    1. Alexey RA 24 июня 2015 10:50
      Цитата: qwert
      А во Второй мировой, немцы просто обошли французские форты стороной.

      Не совсем.
      Для начала, немцы в очередной раз прорвали бельгийскую линию обороны. Новейшие форты Эбен-Эмаэль, Обин-Нефшато, Баттис Бельгию не спасли.

      А затем немцы принялись и за французскую линию Мажино.
      17 мая 1940 г. два 210-мм орудия открыли огонь по небольшому укреплению Ла-Фер. 18 мая два каземата с 75-мм пушками были оставлены своими гарнизонами. Немецкие штурмовые группы начали пробивать себе дорогу в глубь укреплений. Соседнее укрепление Ле Шен попыталось поддержать защитников Ла-Фер огнем 75-мм орудий, но казематы находились слишком далеко, чтобы огонь был сколь-нибудь эффективным. К концу дня 19 мая все укрепление Ла-Фер было захвачено, и немцам была открыта дорога в глубь Франции. Между 20 и 23 мая были один за одним уничтожены четыре укрепления Мобежа. Последний удар по "линии Мажино" был нанесен в июне 1940 г. в ходе операций "Тигр" и "Медведь". Против укреплений применялась 420-мм артиллерия, удары пикирующих бомбардировщиков, штурмовые группы. В целом можно сказать, что "линия Мажино" была хотя и с трудом, но прорвана немцами в нескольких местах.
  2. parusnik 24 июня 2015 07:42
    Потом, позже..в 1940..укрепления Бельгию не спасли..
    1. русский узбек 24 июня 2015 10:32
      укрепления во время ВМВ ни кого не спасли!
      1. Alexey RA 24 июня 2015 12:16
        Цитата: русский узбек
        укрепления во время ВМВ ни кого не спасли!

        Один раз спасли - Ленинград от финнов. Без ДОТов КаУР жидкую линию пехоты на северных подступах к городу финны бы смяли. Не удержали бы потрёпанная 291 сд, моряки и ополченцы Белоостровское и Сестрорецкое направления против комплектных финских дивизий.

        А так финны вышли старой границе, несколько дней попытались прорвать оборону, убедились, что ДОТ живые - и перенесли направление удара севернее Ладоги. Ибо штурмовать в лоб укрепрайон (даже с минимальным пехотным заполнением, но с прикрытием артиллерией флота), не имея нормальных танков и тяжёлой артиллерии, Маннергейму очень не хотелось.

        Зато потом Маннергейм сочинил красивую историю про добрых финнов, дошедших до старой границы и добровольно вставших на ней (тактично умолчав при этом о линии фронта на Свири и севернее).

        На самом деле КаУР просто повезло - на него вышла та самая армия, против которой он проектировался и строился. За 10 лет финская армия не очень изменилась. Остальным УР Линии Сталина повезло меньше - в той же Белоруссии строили УР против поляков образца середины 30-х, а штурмовать пришёл вермахт.
  3. Alexey RA 24 июня 2015 10:54
    Самое интересное, что к укреплениям Льежа и Намюра претензии были уже во время их постройки.
    Со стороны французских и русских специалистов этот тип форта тогда же подвергся жестокой критике, указывавшей главным образом на неприемлемость для крепостей идей броневой фортификации (la fortification cuirassee), а вместе с этим и типа крепостного форта-броненосца. Особенно протестовал против таких фортов русский профессор К. И. Величко; и, как показал опыт мировой войны, он был совершенно прав, так как бриальмоновские форты Льежа и Намюра боевого экзамена не выдержали. Но к недочетам этих фортов в отношении основной идеи их устройства присоединились согласно тому же опыту мировой войны и недочеты узкотехнического характера: казематированные помещения были лишены надлежащих вентиляционных устройств, а бетон, из которого они были набиты, оказался недоброкачественным. Башни оказались устаревшей конструкции и неспособными выдерживать попадания в них снарядов крупнокалиберной артиллерии. Между тем стоимость Льежа и Намюра ко времени готовности этих крепостей была непомерно велика: одни броневые башни обошлись бельгийскому правительству в 30 млн франков (курс франка был тогда на русские деньги - 37 коп.); бетон обошелся в 35 млн франков, а общая стоимость обоих крепостей достигла 100 млн франков.

    Отрицательными сторонами крепости в целом были: 1) отсутствие центральной ограды, обеспечивающей захват крепости нечаянным нападением, что едва-едва не имело место в мировую войну, когда немцам удалось беспрепятственно дойти до самого города; 2) отсутствие заблаговременной подготовки промежутков между фортами, что способствовало в мировую войну быстрому прорыву через них 6 германских колонн, направленных для атаки крепости. Что касается фортов, то помимо их технических недочетов, о которых было сказано выше, они плохо были применены к окружающей их местности, не поддерживали друг друга и по промежуткам могли действовать только в исключительных случаях, так как для этой цели предназначались не специальные органы в виде промежуточных капониров или полукапониров, а броневые башни, вооруженные полевыми скорострельными пушками, которые одновременно играли и роль противоштурмовых, и эта двойственность задачи была им лишь во вред. Вообще льежские форты, будучи расположены главным образом на важнейших дорогах с целью их обстреливания, являлись в сущности как бы отдельными фортами-заставами и фактически могли быть окруженными каждый в отдельности со всех сторон неприятельской артиллерией и обстреливаться концентрическим огнем, сосредоточиваемым по сравнительно малой площади каждого форта, на которой были скучены все элементы последнего, включая и броневые башни; ясно, что это приводило к быстрому разрушению всех этих элементов, деморализовало гарнизон и заставляло каждый форт в отдельности довольно быстро капитулировать после того, как по нему начинала стрелять неприятельская артиллерия даже того 21-см калибра, против которого были рассчитаны все форты.
    (с) Яковлев В.В. История крепостей.
  4. ABM 24 июня 2015 10:57
    А что остается заведомо более слабой армии... по поводу никому не помогли - линия Маннергейма помогла финнам, независимость отстояли.
    ABM
  5. alovrov 24 июня 2015 18:38
    Цитата: Alexey RA
    Зато потом Маннергейм сочинил красивую историю про добрых финнов, дошедших до старой границы и добровольно вставших на ней (тактично умолчав при этом о линии фронта на Свири и севернее).


    Ну вообще-то Гальдер в своих дневниках (в 42-г кажется) написал, что финны отказались наступать на Ленинград, мотивируя это тем, что существование Финляндии никогда не будет угрожать Ленинграду. Так что если Маннергейм и сочинил, то уж точно не потом. А по-моему так и вообще не сочинил.
    1. Alexey RA 25 июня 2015 10:09
      Цитата: alovrov
      Ну вообще-то Гальдер в своих дневниках (в 42-г кажется) написал, что финны отказались наступать на Ленинград, мотивируя это тем, что существование Финляндии никогда не будет угрожать Ленинграду.

      Судя по сентябрьским записям, финны отказались проводить только "большое наступление" на Карельском перешейке - без объяснения причин.
      1 сентября 1941 года. Группа армий «Север». Обстановка в основном без изменений. Сильный дождь. На отдельных участках наши части продвинулись вперед. Командование финской армии не хочет, чтобы ее войска наступали с Карельского перешейка дальше старой государственной границы.

      В настоящий момент финны уже склонились к тому, чтобы продолжить наступление своих войск на Карельском перешейке через бывшую государственную границу, но только с ограниченной целью, отвечающей их притязаниям и планам по выправлению границы в свою пользу.

      При этом в записях за сентябрь-декабрь 1941 регулярно упоминается, что ГА Север и финны должны окружить Ленинград севернее Ладоги:
      Цели (задачи): Ладога — соединение с финнами.

      А так... финны ведь и речь уже написали - на падение Петербурга:
      Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна.
  6. JääKorppi 2 июля 2015 12:30
    Линия Сталина, а особенно УР, построенные под руководством Тухачевского, были построены с грубыми инженерными просчётами!! Так что фашикам было не так уж и трудно их брать.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня