«Молодая была немолода». Какой смысл в модернизации атомных «Орланов»?


Модернизация: лампочки стоят в пять раз дороже сэкономленной ими электроэнергии.


Энергосберегающие лампочки и “модернизация” постепенно остаются в прошлом. А сейчас речь пойдет о корабле. О крупнейшем в мире боевом неавианесущем корабле, которому предстоит пройти интенсивный курс восстановления с установкой современных систем и оружия. Модернизация обещает стать серьезной: на атомном крейсере “Адмирал Нахимов” заменят абсолютно всё, от киля до клотика.


Стоимость проекта — 50 миллиардов рублей. Затраты огромны: два года назад, когда утверждалось данное решение, модернизация одного “Орлана” выходила дороже покупки двух десантных вертолетоносцев “Мистраль”. Ситуация вызвала немалый интерес, и обществе разгорелась дискуссия насчет необходимости реанимации старых крейсеров.

История знает удивительные примеры, когда корабли полностью меняли свой облик и назначение. И всякий раз, несмотря на достигнутый успех модернизации и многократное усиление боевой мощи, оставался вопрос: а стоило ли?

“Пизанская башня” итальянского флота

Корабль удивительной судьбы. Линкор “Новороссийск” известен в основном благодаря своей трагической гибели. Но главные превратности его судьбы произошли, когда он ходил под итальянским флагом и носил имя Юлия Цезаря.

«Молодая была немолода». Какой смысл в модернизации атомных «Орланов»?

Дредноут Giulio Cesare, 1914 год


В 1933 линкор “Чезаре” встал на модернизацию на верфи Кантиери дель Тиррено в Генуе, где ему заменили всю надстройку, рассверлили лейнеры орудий с 305 до 320 мм и установили були с противоторпедной защитой системы Пульезе.

Снятие средней башни ГК открыло перед конструкторами новые горизонты. Из глубин ржавого корпуса вытряхнули котлы и другую ржавую рухлядь. Демонтировали два крайних гребных вала, оставив только центральные. Разом помолодевший линкор получил новую энергетическую установку втрое большей мощности (90 тыс. л.с. против прежних 30 тыс. л.с.). Расчетный прирост скорости составил 7 узлов. Появление булей и ПТЗ, так же, как необходимость обеспечения высокой скорости хода, потребовало изменения обводов в подводной части корпуса. “Чезаре” приварили новую носовую часть с наклонным “клипперным” форштевнем, что увеличило общую длину корабля на 10 метров. При этом старый форштевень остался замурован внутри нового.

В средней части линкора образовалась броневая капсула-“цитадель” с толщиной стенок в 70 мм и 100 мм крышей, что обеспечило более-менее адекватную защиту МО и погребов боезапаса от современных угроз — в первую очередь, от нападений с воздуха. Незначительно усилили главную палубу в районе барбетов башен ГК, в кормовой части приварили дополнительный слой брони над рулевыми машинами. Сняли верхнюю палубу и установили новую: такой же толщины, но из кремнемарганцовой стали повышенного сопротивления.

Оружие, средства навигации, связи и управления огнем. Все новое. Главной особенностью силуэта линкора стала “шапка карабинера” в носовой части надстройки — директор типа “Галилео” с двумя 7,2-метровыми дальномерами. Угол возвышения орудий главного калибра довели до 30 градусов. Вместо 18 казематных 120 мм пушек установили 12 современных, того же калибра, размещенных в шести двухорудийных башнях. 13 устаревших трехдюймовок заменили на восемь зенитных пушек калибра 100 мм. Систему ПВО линкора дополнительно усилили восемью спаренными автоматами “Бреда”.

Стандартное водоизмещение “Чезаре” возросло на 4000 тонн, осадка увеличилась почти на один метр, а главный бронепояс навсегда скрылся под водой. Впрочем, это не сильно смущало главного инженера проекта, генерала Франческо Ротунди.


Трофейный "Новороссийск" в виде модернизированного "Чезаре"


То, что вышло с верфи в 1937 году, уже ничем не напоминало старый дредноут. Это был линкор нового поколения, готовый соперничать с быстроходными бэттлшипами Второй мировой.

Как известно, у итальянцев в голове всего две извилины, из них вторая — спагетти. Модернизация устаревших “Чезаре” и “Кавура” сравнялась по стоимости с постройкой новейшего ЛК типа “Литторио”.

Посчитали — прослезились.

“Литторио” — там и калибр (381 мм). И бронирование (горизонтальное — толще в 1,5 раза, вертикальное — 350 мм против 220...250 у стариков). И скорость 30 узлов, в то время как старые линкоры на практике с трудом развивали 26-27. И современная ПТЗ. И никаких проблем с перегрузом. И мощный средний калибр (12 х 152 мм). И еще много чего еще, чего не было и не могло быть на устаревших линкорах.

Несмотря на всю конструкторскую смекалку и достигнутое увеличение боевых показателей, глубокая модернизация итальянских линкоров была мероприятием сомнительным. Если не сказать сильнее — безумием.

Ракетная феерия 60-х

С окончанием Второй мировой американцы на 10 лет заморозили все крупные кораблестроительные программы. Причиной было не известное англосаксонское миролюбие, а банальное перенасыщение флота боевой техникой.

В то время как наступившая эра ракетного оружия потребовала новых решений. И прежде невиданных видов боевой техники. Вот и пришлось янки переделывать устаревшие корабли, подгоняя их под стандарты нового времени.

Особенно досталось крейсерам (“Кливленд”, “Балтимор”, “Орегон”), которых выбрали на роль быстроходных платформ ПВО для прикрытия авианосных эскадр.

Снятие массивных башен с орудиями и установка зенитных ракет. Ситуацию осложняла вычислительная техника того времени: громадные машинные залы и чудовищные по габаритам радиолокаторы. Как и сами ракеты — в отличие от современных компактных пусковых “ячеек”, те ракеты хранились в разобранном состоянии и весили по несколько тонн. И боекомплект там тоже был не в пример современным эсминцам — по паре сотен громадных ЗУР. В результате, нутро крейсеров превратилось в настоящий ракетный завод.

В 1958 году наступила очередь “Олбани”. Три тяжелых крейсера типа “Орегон Сити” прошли конвертацию с полной заменой артиллерийского вооружение на ракетное. Что из этого получилось — смотрите сами:


Крейсер “Олбани”, 1946 год



Крейсер “Олбани”, 1962 год


Ввысь взметнулись 40-метровые мачтотрубы (с 16-этажный дом), с размещенными на их вершинами средствами обнаружения, в т.ч. радаром трехмерного обзора с фазированной антенной решеткой.

Переднюю и заднюю часть надстройки превратили в бронированные бункера для хранения и сборки ракет дальнобойного ЗРК “Талос” с их последующей конвейерной подачей на пусковую установку (5-метровая поворотная тумба на верхней палубе). В средней части появилось еще два ракетных хранилища ЗРК “Тартар”. Суммарный боекомплект “Олбани” составил 104 ракеты семейства “Талос” (масса с ускорителем — 3,5 тонны) и 84 ракеты семейства “Тартар” (стартовая масса ~ 600 кг).


Ракетный бункер ЗРК "Талос"




С “Тартаром” особых проблем не возникало, ЗРК ближней зоны с четырьмя компактными РЛС для “подсветки” целей. Гораздо больше секретов связано с “Талосом”. Невероятный монстр, бивший на 100 километров (последующие модификации — до 180 км!), способный применять ракеты с ЯБЧ. Именно его средства управления огнем (четыре “коробки” SPG-49), определяли громоздкий облик переделанного крейсера.



Попутно, под влиянием новых угроз, “Облани” оснастили новейшим противолодочным комплексом АСРОК (ракеты с боеголовками в виде самонаводящихся торпед), а под килем смонтировали гидролокатор.

Отсутствие наступательного вооружения компенсировалось тактикой применения крейсеров в составе АУГ. Помимо этого, на борту были зарезервированы объемы под установку баллистических ракет “Поларис” (8 шахт), наличие которых на крейсере позже посчитали неразумным.

В наследие от ТКР времен Второй мировой “Олбани” досталась солидная конструктивная защита, в т.ч. ушедший под воду бронепояс и броневая палуба толщиной в три дюйма.

А дальше начались пляски с бубнами. Высокая алюминиевая надстройка, ракеты и радары не могли превзойти по массе артиллерийские орудия и массивные башни массой по 450 тонн. Нарушение остойчивости было вызвано смещением центра тяжести, также, как и появление негативного эффекта “парусности” от надстройки и мачтотруб.

Плохая мореходность и малая остойчивость навсегда остались “визитной карточкой” модернизированных крейсеров ВМС США. “Олбани” пугающе кренился на поворотах и неохотно возвращался на ровный киль. Янки пытались решить проблему, закладывали в цистерны в нижней части корпуса, вместо топлива, по тысяче тонн металла. У крейсеров резко уменьшилась дальность плавания, но мореходность особо не улучшилась.

Высокая стоимость конвертации (CA-CG) вкупе с неразрешимыми проблемами у получившихся уродов поставили крест на амбициозной программе по расширению перестройки кораблей ВМВ в ракетные крейсера. Появление новых ракетных фрегатов с компактными ЗРК, чья компоновка учитывала все особенности современного оружия, окончательно развеяло сомнения насчет оправданности модернизации ржавой рухляди.


Атомный ракетный фрегат "Бэйнбридж" (1962 год)

Проект “Олбани” нельзя назвать полным провалом. Но и радости особой он не доставил. По крайней мере, желание продолжать подобные эксперименты, у американцев отбило напрочь. В девяностые годы все девять американских атомных крейсеров дружно отправились на слом, ввиду отсутствия смысла в их модернизации с установкой системы "Иджис".

Наша история. “Орлан”

Модернизации — подлежит!

В отличие от приведенных выше примеров, проект модернизации атомных крейсеров эпохи холодной войны, не повторяет ошибок итальянцев и янки. В отличие от “Чезаре”, “Нахимов” получит самое современное вооружение, что автоматически выведет суперкорабль в ранг самых могучих боевых кораблей нашей эпохи. С другой стороны, в отличие от американского “Олбани” массогабариты новых систем и оружия не превысят аналогичные показатели демонтируемого оборудования. Наоборот, благодаря техническому прогрессу, на “Адмирале Нахимове” должен появится резерв нагрузки, который будет потрачен на дальнейшее усиление боевых возможностей крейсера.





Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

131 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти