Цусима. «Пощады никто не желает»



Последний месяц сайт непрерывно сотрясают статьи, приуроченные к 110-й годовщине Цусимского погрома. Участники дискуссии придерживаются диаметрально противоположных точек зрения.


Первая — все было замечательно, грамотное командование, исправная техника, подготовленные команды. Так сошлись звезды, случайно проиграли бой со счетом 27:3.

Вторая точка зрения была подробно изложена еще до начала боя, осенью 1904 года в статьях кавторанга Н.Л. Кладо (15 суток ареста за писанину — знай кого критиковать): у русской эскадры нет шансов против японского флота.

Впоследствии эти выводы были подтверждены очевидцами трагических событий — баталером Новиковым-Прибоем и инженером В.П. Костенко (автором мемуаров “На “Орле” в Цусиме”): …На эскадре нет ни одного человека, начиная с самого адмирала и кончая последним сознательным матросом, который верил бы в успех безрассудной авантюры.

И Кладо, и Костенко, и легендарный Новиков-Прибой могут быть по своему необъективными, но общий вывод настолько банален, что не нуждается в долгих разъяснениях. Цусима стала “часом истины” для прогнившего царского режима, запустившим механизм великих социально-экономических преобразований в России. Пройдет еще 12 лет, и с такой же быстротой, словно Вторая Тихоокеанская эскадра, обрушится и погибнет династия царей Романовых.

Русско-японская война обнажила полное безразличие к собственной стране вырожденцев царской фамилии, тотальное кумовство, казнокрадство, социальный разрыв между слоями русского общества. На поверхность всплыло такое, что будущим советским историкам, имевшим крайне предвзятое отношение к дореволюционной эпохе, даже не пришлось чего-либо дописывать и сочинять в попытках очернить ту эпоху. Творившийся в царской России бардак тянул на многотомник “черного юмора”, если бы речь не шла о нашей с вами стране и гибели десятков тысяч людей.

Именно с такого ракурса нужно смотреть на Цусиму, а не пытаться искать объяснения в малой скорости ЭБРов и негодных снарядах.

Многим не нравятся слова об “обреченной эскадре, ползущей под ураганным японским огнем”. Но если это не так, то что же тогда представлял Цусимский бой?

Мой уважаемый оппонент, Андрей Колобов, пытался спасти репутацию З.П. Рожественского, объясняя, что ничего изменить было бы нельзя:

В 1901 году на совместных маневрах встретились Резервная эскадра контр-адмирала Ноэля, состоявшая из 12 тихоходных броненосцев и эскадра Канала вице-адмирала Вильсона (8 современных на тот момент броненосцев и 2 броненосных крейсера). Вильсон имел преимущество в скорости, его корабли, следуя 13-узловым ходом застали Ноэля врасплох и поставили ему четкое «crossing Т» на расстоянии в 30 кбт.

...Трижды сходились в «битвах» «быстроходный» и «тихоходный» флоты Великобритании, и трижды «тихоходный» флот терпел сокрушительное поражение. У флота с меньшей эскадренной скоростью нет ни единого шанса против более быстроходного противника. Или, если сформулировать по-другому: не существует тактики, которая позволила бы тихоходному флоту успешно противостоять быстроходной эскадре...


Выходит, вины русского командования нет, изменить что-либо при Цусиме было невозможно!

Конечно, невозможно. Ведь думать о скорости нужно было чуть раньше, а не тогда, когда над горизонтом появились дымы “Касуги” и “Микасы”.

У флота с меньшей эскадренной скоростью нет ни единого шанса против более быстроходного противника.

Англичане об этом знали. Знает и Андрей Колобов. В начале ХХ века результаты британских маневров стали предметом бурных обсуждений в военно-морских кругах Европы и Японии. Еще до отправки 2ТОЭ все это просочилось в прессу и было опубликовано в России.

Единственные, кто пребывал в неведении насчет важности скорости, были адмирал Рожественский и сам главнокомандующий Императорским флотом, Великий князь Алексей Александрович.

Ничего они не знали. И знать не желали.

Светский человек с головы до ног, «le Beau Brummell», Алексей Александрович много путешествовал. Одна мысль о возможности провести год вдали от Парижа заставила бы его подать в отставку. Но он состоял на государственной службе и занимал должность не более не менее как адмирала Российского Императорского флота.

— Воспоминания его двоюродного брата, Александра Михайловича. Яркая, сильная цитата, на деле — страшная история.

Уже после падения Порт-Артура о каком “завоевании господства на море” могла идти речь? Если у ЭБРов, прошедших полземли, банально не хватит скорости для противостояния с японским флотом. И это был ясно всем, кто имел хоть малейшее представление о военно-морской тактике и технических особенностях кораблей.

Заворачивай эскадру, пока не поздно!

Хотя завоевание господства на море силами 2ТОЭ можно считать вполне логичным решением на фоне заявлений тех, кто обещал взять Грозный силами одного батальона. Вообще, Русско-японская война имеет чрезвычайно много параллелей с той, другой войной. Но сейчас мы говорим о кораблях...

Да, русских на маневры не пустили. Но парадоксальные результаты британских военно-морских учений 1901-03 гг. были в открытой прессе. Далее загибаем пальцы. Разведка. Аналитики. Моделирование ситуации. Командно-штабные учения.

Наконец, собственные маневры подобного формата — ведь речь идет о флоте не простой страны, а целой империи!

Не смогли? Или не захотели?

Да откуда было взяться грамотным и честным специалистам там, где Адмиралтейство возглавляли князь Алексей Александрович и его несравненная Элиза Балетта. Кто-то скажет: дежа вю. Да-с, поручик. История движется по спирали.

Единственная харизматичная фигура — адмирал Макаров. Преданный специалист военно-морского дела. И тот сгинул на броненосце “Петропавловск” в самом начале войны.

А вокруг — угрюмая масса приспособленцев, возглавляемых дегенератом царской фамилии. Бардак на флоте и броневые листы кораблей, скрепленные деревянными втулками. Что бы сейчас ни твердили монархисты о своих кумирах. Факт, факт! Куршавельские кутежи великих князей, дневники их родственников, сохранившиеся брюлики с инициалами, коими те одаривали французских проституток.

Каждый сознательный офицер и матрос 2ТОЭ понимал: так не готовятся к великому походу.

— Победы не будет!.. За одно я ручаюсь: мы все умрем, но не сдадимся…

— Речь на прощальном банкете капитана 1-го ранга Н.М. Бухвостова, командира ЭБР “Император Александр III”

Цусима. «Пощады никто не желает»


Потом много чего случилось. Моряки-герои вошли в бессмертие (последний бой “Адмирала Ушакова”). Дегенераты бежали (бегство штаба эскадры с ЭБР “Князь Суворов” с последующей сдачей миноносца “Бедовый” противнику). В то время как на “Суворове” остались и приняли героическую смерть 900 моряков. Сей вопиющий случай претит великой морской традиции, когда старшие по званию спасаются последними.

“Спасайте матросов, потом — офицеров”

— Раненый капитан 1-го ранга В.Н. Миклуха (командир ЭБР береговой обороны “Адмирал Ушаков”). Когда за ним вернулась японская шлюпка, он был уже мертв.

Те, кто посылает тебя в последний бой, не станут умирать рядом с тобой. И что бы там ни говорили о тяжелом ранении Рожественского, снятого с ЭБР в бессознательном состоянии, среди штабных и без адмирала хватало беглецов. Которые и после не отважились повторить подвиг “Стерегущего”. “Бедовый” был сдан противнику без боя. А когда в шторм лопнул буксирный трос, дегенераты всю ночь пускали сигнальные ракеты — так не терпелось им попасть в японский плен.

Воевать с таким настроем и с такими командирами — себе во вред. А потом на все вопросы можно отвечать: не знали, не ведали, так получилось, а вот если бы знали, то...

Хотя обо всем догадывались и знали. Но что-либо поделать с этим не желали и не хотели.

Часть №2. Поход. Не прошло и полгода...

Бурную дискуссию вызвал момент о сложностях перехода кораблей Второй Тихоокеанской эскадры из Либавы на Дальний Восток.

Для угольных паровых кораблей дотурбинной эпохи поход из Либавы в Японское море при полном отсутствии по пути дружественных баз представлял собой настоящий подвиг — эпопею, заслуживающую отдельной книги.


Воображение уже рисует прорыв сквозь ужасы и огонь, без времени на отдых, когда вокруг снуют враги и “пощады никто не желает”.



2 октября 1904 г. — выход из Либавы.

13 октября — 19 октября — вынужденная стоянка в испанском порту Виго (эскадра блокирована британским флотом в результате “Гулльского инцидента”: случайного обстрела британских рыболовных судов и крейсера “Аврора”, принятых за японские миноносцы).

21 октября — стоянка в Танжере (французское Марокко).

23 октября — основные силы эскадры покинули Танжер и отправились к французскому Берегу Слоновой Кости. При этом часть кораблей избрала другой маршрут, пройдя напрямую Суэцким каналом.

Дакар (30 октября — 3 ноября).

Габун (13-18 ноября).

Грейт Фиш Бей (Португальские владения в Зап. Африке, 23-24 ноября).

Ангра Пеквена (Немецкая Юго-Западная Африка, 28 ноября — 4 декабря).

Наконец, 16 декабря основные силы эскадры прибыли на Мадагаскар (Носси-Бэ). И простояли там следующие ТРИ МЕСЯЦА.



Помимо этого, корабли из состава 2 ТОЭ (“догоняющий отряд” капитана 1-го ранга Добротворского) успели посетить: испанский Пантеведро, британский Суда-Бей (о. Крит), греческий Пирей, немецкие фактории Джибути и Дар-эс-Салам (современные Джибути и Танзания).

31 марта 1905 года корабли Рожественского прибыли в Камрань (ту самую, тогда это был Французский Индокитай), Ван-Фонг и Куа Бе. Несмотря на протесты японской дипломатии, они простояли во вьетнамских портах весь апрель. Французы смотрели на присутствие броненосцев 2ТОЭ “сквозь пальцы”, лишь изредка предлагая тем выйти на сутки в море, чтоб затем вновь нанести “дружеский визит” в Камрань...

Насколько “дружественными” были испанские, немецкие, португальские и французские порты — точного юридического определения не подобрать. “Долбиться в дёсны” с нашими моряками никто не бросался, но и открывать огонь, едва увидев русские ЭБРы, не спешил. Стояли сколько было нужно. Платили и закупали уголь, а также все необходимое для продолжения “небывалого” похода.

Поход 2ТОЭ занял 220 дней. С учетом всех подготовительных мероприятий долгожданная помощь прибыла спустя всего год и три месяца. Таково было время развертывания военно-бюрократической машины Российской империи.

Напомню, речь идет об эпохи расцвета паровых машин. Когда пассажирские лайнеры в борьбе за “голубую ленту Атлантики” совершали трансокеанские переходы за неделю. А между Индией и Европой было налажено пароходное рейсовое сообщение.

Здесь же — военные моряки. Краса и мощь Императорского флота. Сотни миллионов золотых рублей. Ставить в заслугу то, что ни один из 15000-тонных броненосцев (да хоть бы и миноносцев — не настолько уж и малы на фоне гражданских шаланд) за 7 месяцев похода, пользуясь многочисленными остановками, не затонул по пути на Дальний Восток, — попытка скрыть один простой факт. Императорский флот был настолько небоеспособен, что даже передвигался по морю с большим трудом.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

181 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти