Раевские в истории России

Раевские в истории России


В народной памяти свои неписаные законы, свой отсчет времени, свои герои. Священная память о них передается из поколения в поколение как символ доблести и служения Отечеству. Случается и так, что доброе имя и славу предка приумножают сын, внук, правнук. Этот славный ряд не бывает длинным, слишком труден путь к нему, и немногим родам по силам встать в эту шеренгу. Но именно таким был славный род Раевских — патриотов, георгиевских кавалеров, русских генералов и офицеров.

Стоит сказать, что одному из представителей этого старого рода Александр Сергеевич Пушкин посвятил свою героико-романтическую поэму «Кавказский пленник».


Боевыми генералами были отец и сын Раевские. Род Раевских в России был славен и известен. Наиболее яркой фигурой был, пожалуй, Николай Николаевич Раевский-старший. Генерал, командир седьмого пехотного корпуса, георгиевский кавалер, герой Отечественной войны 1812 года. В Бородинском сражении он командовал центром русской армии. «В опасности он истинный герой, он прелестен, глаза его разгораются как угли, и благородная осанка делается величественной», — так о Н.Н. Раевском-отце писал К.Н. Батюшков. Курганская высота на Бородинском поле, безвестный до того холм посреди Русской равнины, оказался в центре событий, решавших судьбу Отечества. Этому холму, воплощавшему доблесть русского оружия, впоследствии дали имя Раевского.

Раевские в истории России


Именно здесь, на батарее Раевского, в 1839 году после нескольких просьб Дениса Давыдова в адрес Николая I, был похоронен один из самых отважных генералов русской армии Петр Иванович Багратион. Почему так хлопотал Давыдов? По двум причинам. Во-первых, Багратион заслужил право быть похороненным на Бородинском поле, где получил смертельную рану. Во-вторых, деревня Бородино была родовым имением Дениса Давыдова, и он счел долгом гусарской чести взять на себя все хлопоты по перезахоронению из г. Симы Владимирской губернии тела князя Багратиона.

Раевские-младшие были мальчишками, когда отец под Салтановкой повел их в атаку вместе со Смоленским полком. Мало найдется в истории России подобных примеров подобного единства судьбы и взглядов отца и сына. Их жизнь и служба связаны с Нижегородским драгунским полком. Раевский-старший в чине подполковника командовал этим полком во времена Персидского похода 1796 года. Победоносное завершение компании совпало с кончиной императрицы Екатерины II и восшествием на престол Павла I. При нем многие русские полководцы оказались не у дел. Был отстранен от службы и генерал Раевский.

Раевские в истории России


Шло время, и на Кавказ прибыл молодой поручик Николай Николаевич Раевский-младший. Он был зачислен в Нижегородский драгунский полк, полк своего отца. Участвовал в сражениях с персами под командованием генерала Ермолова. А по окончании русско-персидской войны возвратился с полком в Кахетию на зимние квартиры в Царские Колодцы и Карагач. В двадцать шесть лет Раевский-сын получил чин генерала и был назначен командиром Нижегородского полка. Это произошло тридцать лет спустя после того, когда полком командовал его отец.

О замечательной смелости и решительности, с которой генерал Николай Николаевич Раевский-младший делал все, что было в его силах, для облегчения участи разжалованных офицеров-декабристов, служивших в полку, увы, известно не так много. Некоторых из них Раевский знал еще по Петербургу, с другими познакомился на Кавказе и относился к ним как к друзьям. Командование было осведомлено о послаблениях генерала Раевского и не раз выговаривало ему за «кроткое, отношение к государственным преступникам».

Принято считать, что Раевский-младший ничего общего с тайными обществами не имел. Такому мнению способствовало то обстоятельство, что после поражения восстания 1825 года он никакого наказания не понес. Но сохранились и свидетельства, которые говорят об обратном. Декабрист Михаил Бестужев, близко знавший семью Раевских, писал, что Раевский-сын состоял членом Южного общества. Подобные сведения есть и в записях декабриста А.Е. Розена. После того как общество было раскрыто, Раевского арестовали. Избежать суда ему удалось якобы потому, что Николай I простил его и перевел служить из Харьковской губернии на неспокойный Кавказ. О том, что он не мог стоять в стороне от заговора, свидетельствует еще одно обстоятельство. С декабристами Раевского-младшего связывало родство: его дядя, Василий Львович Давыдов, был одним из организаторов Южного общества, а родная сестра Мария Николаевна была женой декабриста Волконского. Именно она первой отправилась вслед за мужем в сибирскую ссылку.

В роду Раевских был и еще один ссыльный — Владимир, которого называли «первый декабрист». Хотя по существу декабристом он не был: его сослали за три года до восстания за свободомыслие и сеяние «крамолы» среди солдат.

В подтверждение симпатий Н.Н. Раевского-сына к тому патриотическому движению (декабристами восставшие в те времена не назывались, только через четверть века их впервые так назвал Герцен, официально они именовались как «злодеи» и «государственные преступники») любопытен такой эпизод. Как-то в 1828 году в Царские Колодцы прибыл на службу в Нижегородский полк ссыльный поручик Молчанов. Его опала была связана с пушкинским стихотворением «Андрей Шенье». Поэт буквально воспевал в нем французского борца за свободу, принявшего в 1794 году вместе с поэтом Руже «смерть на плахе». Это стихотворение обошло всю Россию. Царский сенат занес его в список «вредных и запрещенных». Тех, кто хранил, а тем более распространял стихотворение, преследовали. Поручик Молчанов оказался в их числе, за что был разжалован в рядовые и сослан на Кавказ. Прибыв туда, он с радостью узнал, что служить будет под началом генерала Раевского.

Раевские в истории России


Генералу Раевскому-сыну был обязан изменениями в судьбе декабрист Н.Н. Оржицкий, тянувший солдатскую лямку в Кизлярском гарнизоне. Раевский сумел добиться перевода Оржицкого в Нижегородский полк, позаботился о том, чтобы ссыльному литератору и музыканту вернули офицерский чин. Потом генерал даже дерзнул представить Оржицкого к награде. Награду тот не получил, но представление открыло ему путь к возвращению в Россию.

Будучи в местечке Царские Колодцы, Раевский-младший обратился в Главный штаб за разрешением на отпуск. Взяв его, он отправился в путешествие по Кавказу. С собой пригласил друзей, в том числе и разжалованных декабристов. Имена всех поехавших с ним неизвестны. Но точно были Голицын, Бестужев-Марлинский, Чернышев, Семичев и Ворцель.

Прознав об этом, адъютант военного министра Бутурлин подготовил рапорт императору, в котором уличал Раевского в тесном общении с государственными преступниками. Из Генштаба последовал приказ о домашнем аресте провинившегося. Выполнить приказ поручили полковнику, грузинскому князю поэту Александру Чавчавадзе. Хорошо знавший и любивший Раевского Чавчавадзе отказался от такой «чести». Арест, правда, вскоре отменили, но от командования полком генерала отстранили. Раевский подал в отставку и уехал в Крым.

Но навсегда уйти от дел отставному генералу все-таки не удалось. В 1837 году военная обстановка на Кавказе обострилась, и Раевского вновь пригласили на военную службу. За короткое время он много сделал для налаживания добрых отношений между русскими и горцами. Как и прежде, опекал попавших в опалу — в это время в его полку служил рядовым ссыльный поэт А. И. Одоевский. В 1841 году Н.Н. Раевский повторно ушел в отставку и теперь уже навсегда поселился в Крыму.

Через два года по пути в Москву он остановился на отдых в своем имении в Воронежской губернии. Там он заболел и вскоре умер. Там его и похоронили...

Именно ему, Николаю Николаевичу Раевскому-сыну, посвятил Александр Сергеевич Пушкин поэму «Кавказский пленник».

На берегу реки Южная Морава вблизи сербского городка Алексинац стоит небольшая обветшавшая церковь старокиевского стиля. У ее стен находится плита из белого далматского мрамора с надписью: «Церковь во имя Св. Троицы, воздвигнута в 1902-1903 гг. на месте героической смерти полковника Николая Николаевича Раевского, погибшего в сражении при Горном Андроваце 20 августа 1876 года за освобождение славян от турецкого ига».

Раевские в истории России


Вот некоторые подробности. В 1876 году началась сербско-турецкая война. На помощь братьям-славянам из России прибыли три тысячи добровольцев. В их числе был полковник Н.Н. Раевский, внук и сын знаменитых генералов Раевских. В одной из кавалерийских атак он был смертельно ранен ядром. Очевидец этого события сербский офицер Владан Джорджиевич записал в тот день в полевом дневнике: «Весть о гибели Раевского нас поразила. Совсем недавно он был с нами, был так весел, а сейчас — мертв. Бедняга Раевский! Пусть бог утешит его мать и брата, ибо все их огромное богатство не в силах утешить их в такой потере».

Четверть века спустя тетушка погибшего, Мария Николаевна Волконская-Раевская, обратилась к югославскому епископу Никандру с просьбой о строительстве на месте гибели племянника церкви. Получив разрешение, Мария Николаевна прислала триста тысяч рублей золотом и два сундука с чертежами, планами и картами. Строительством руководил итальянский архитектор И. Колар, а украшал церковь известный далматинский живописец Д. Обренович.

Эта церковь-памятник стала широко известна после того, как и в России, и в Сербии получила хождение молва о том, что полковник Николай Раевский был прототипом графа Вронского в романе Л.Н. Толстого «Анна-Каренина». Недаром, видимо, на последних страницах романа сообщается, что граф Вронский уезжает с эскадроном в Сербию. Есть и внешнее сходство Раевского и Вронского. По описанию Толстого, граф Вронский — невысокий, плотно сложенный брюнет с добродушным красивым, чрезвычайно спокойным и твердым лицом. Судя по воспоминаниям современников, этот портрет совпадает с обликом Раевского, с его чертами, запечатленными на посмертной гравюре.

Рассказы русских офицеров о Раевском-Вронском не раз использовались югославскими писателями и журналистами. «Герой Толстого погиб в Сербии», «Подробности гибели графа Вронского», «Судьба одного литературного героя» — таковы заголовки статей, публиковавшихся в югославской прессе в разные годы в знак доброй памяти о Николае Николаевиче Раевском-внуке.

Раевские в истории России


Но и это еще не конец рассказа о Раевских. У полковника Николая Николаевича Раевского был младший брат. О нем известно немного. А его сыну Александру было суждено вписать новую запоминающуюся страницу в неординарную летопись своих предков. Он был георгиевским кавалером, замечательным пилотом, журналистом, писателем. Из жизни Александр Раевский ушел в 1937 году.

Раевские в истории России


Источники:
Почко Н. А. Генерал Н.Н. Раевский. М.: Московский рабочий, 1971. С. 27-28. 34-38
Иванов И. Герой Отечественной войны 1812 года. (К 200-летию со дня рождения ген. Н.Н. Раевского) // Военно-исторический журнал. 1971. № 9. С. 23-26.
Токарев В. Отцы и дети. // Гражданская авиация. 1993. №3. С. 39-40.
Экштут С. А. Николай Раевский // Родина. 1994. № 3-4. С. 40-42.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 4
  1. parusnik 31 июля 2015 07:53
    Раевский Александр Евгеньевич (1887-1937) российский летчик. Учился во Франции у Л. Блерио. Во время 1-й мировой войны участвовал в боевых действиях, занимался подготовкой летчиков. С 1919 в Красной Армии, с 1920 по 1922 на испытательной работе. В дальнейшем профессионально занимался фотографией. Был репрессирован.
  2. Meh-forester 31 июля 2015 08:48
    Раевские-младшие были мальчишками, когда отец под Салтановкой повел их в атаку вместе со Смоленским полком.
    Еще одна КРАСИВАЯ ЛЕГЕНДА, которая стала итогом "мифотворчесства" и частично закрывшая собой настоящий подвиг
    На самом же деле уже давно доказано, что ничего подобного не было. Да и сам Раевский-старший позднее говорил, что сыновья были с ним в тот день, но в атаку не ходили. Вот его доподлинные слова, написанные в 1817 году в ответ на вопрос поэта К.Н. Батюшкова, своего бывшего адъютанта:

    «Правда, я был впереди. Солдаты пятились, я ободрял их. Со мною были адъютанты и ординарцы. По левую сторону всех перебило и переранило, на мне остановилась картечь. Но детей моих не было в ту минуту. Младший сын собирал ягоды в лесу (он был тогда сущий ребенок), и шальная пуля ему прострелила панталоны; вот и все тут, весь анекдот сочинен <…> Граверы, журналисты, нувеллисты воспользовались удобным случаем, и я пожалован римлянином».

    Эта пропагандистская «утка» была сочинена в Санкт-Петербурге. Да, Н.Н. Раевский-старший повернул отступающих солдат и повел их за собой, но все остальное оказалось лишь красивой легендой. Хотя это с какой стороны посмотреть: например, некоторые современные авторы уверены, что «вести в бой 11-летнего мальчика – это чистой воды преступление. За такое кощунство генерала наказали бы и тогда, и сейчас».

    Кстати сказать, участник тех событий генерал И.Ф. Паскевич, командовавший дивизией в 7-м корпусе Раевского, в своих «Походных записках» описывает подвиг Николая Николаевича так:

    «В это время я слышал в правой стороне сильный огонь. Это был генерал Раевский, атаковавший с фронта позицию неприятеля. Леса, окружавшие деревню Салтановку, не позволяли подойти к ней иначе как по большой дороге, вдоль которой была неприятельская батарея. В конце дороги был еще заваленный мост. Смоленский полк 12-й дивизии двинулся вперед с удивительною твердостью, но не мог овладеть мостом. Генерал Раевский и Васильчиков, спешившись, шли впереди колонн, но выгоды местоположения уничтожали все усилия мужества наших солдат. Они не могли ворваться в деревню и на дороге выдерживали весь огонь неприятельской батареи».

    Как видим, генерал Н.Н. Раевский геройски шел впереди своих солдат… Но ни слова о его сыновьях…

    http://www.e-reading.by/chapter.php/1023642/32/Sudanov_-_1812._Vse_bylo_ne_tak.h
    tml
  3. qwert 31 июля 2015 12:05
    Ну, не повел в атаку пацанов и ладно. Но на редуте-то были. А что там творилось- это даже читая Лермонтова чувствуешь. Насколько помню по еще школьным урокам истории именно батарея Раевского сыграла главную роль в Бородинском сражении, именно благодаря ему Бородинская битва не была проиграна.
  4. Alex1812 2 августа 2015 17:13
    интересный подбор иллюстраций - на первой из них показано, как французские кирасиры Коленкура рубят русских артиллеристов и на "зачищенную" батарею врываются пехотинцы Богарнэ, а на второй иллюстрации - как французские кирасиры празднуют свою победу...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня