Мастер фронтового жанра

Мастер фронтового жанра«Слушай меня, детка, слушай, Марианна!
Папа твой вернётся поздно или рано.
Видишь, на картинке трое дядей сразу?
Все они фашистов лупят по приказу.
Много снимков, детка, сделал папа твой,
Каждый снимок связан с чьей-нибудь судьбой...»


Это единственное стихотворение военного корреспондента, фотографа, соавтора пятитомного труда «Великая Отечественная война в фотографиях и документах», капитана запаса, кавалера ордена Великой Отечественной войны Ивана Александровича Нарциссова. Он написал эти строки на обратной стороне фотографии, которую в 1942 году отослал своей маленькой дочурке в Липецк.

Профессиональный фотограф, Нарциссов с винтовкой и старенькой «лейкой» прошагал по передовым от Туркмении до самого Берлина. Участвовал в легендарной операции под Ельней, «лупил фашистов» на Калининском, 2-м Украинском, 1-м Белорусском фронтах. Многие его снимки называют классикой фронтового жанра, они были опубликованы в газетах «В бой за Родину!», «Советский гвардеец», «За Победу!» А после войны — во многих периодических изданиях Липецка, Москвы и других городов страны.

И ведь практически каждый снимок «связан с чьей-нибудь судьбой». Историю некоторых фотографий Нарциссов описал в своём дневнике, который перед смертью передал в Государственный архив Липецкой области.

ДВА ТАНКИСТА

Мастер фронтового жанра


«…Этот снимок я сделал под Ельней, в один из дней затишья. Сразу опубликовать его в газете «Советский гвардеец» не удалось, из-за постоянных боёв мы не успели сделать очередной номер. К тому же мне никак не удавалось сделать его чётким, в конце концов, пришлось «вытянуть» его дыханием.

Появился снимок в печати только через несколько недель, когда я уже о нём порядком забыл. И вдруг приходит письмо, адресованное мне. Его автор — женщина из Тамбова. На фотографии она узнала своего сына, Василия Перова, которого считали без вести пропавшим. Женщина просила передать её письмо сыну. К тому времени редакция нашей газеты уже сменила место дислокации, я не знал, сумею ли отыскать этих танкистов. Но разве можно было бросить в беде мать, которая вновь возродилась к жизни? Я написал ей ответ, уверил в том, что сделаю всё возможное. И опубликовал фотографию второй раз. Под ней поместил небольшой очерк, в котором попросил всех, в чьи руки попадёт газета, помочь найти танкиста, стоящего справа. Буквально через неделю стали приходить письма. Всего почтальон принёс их мне более восьмидесяти! Писали те, кто служил с Василием Перовым, лежал в госпитале (за это время он успел получить два ранения). По этим весточкам я восстановил почти весь боевой путь солдата, который теперь воевал на Ленинградском фронте. И уже написал ему письмо, но отправить не успел — получил известие от самого Василия. Он благодарил за поиски и рассказал, что однополчане показали ему фотографию в газете. Оказалось, Василий по каким-то причинам тоже считал свою мать умершей и был несказанно рад тому, что она жива».

«ПАПА, СПАСИ!»

Мастер фронтового жанра


«…В Подмосковье со мной произошёл такой случай.

Мы тогда освободили небольшой рабочий посёлок. Мирное население радовалось освобождению. Вдруг налетели вражеские самолёты, началась бомбежка — немцы думали, наверное, что советские войска ещё в посёлке. А может, и не думали — просто решили сбросить смертоносный груз на ни в чём не повинных жителей. Они это часто практиковали.

Бомба влетела в двухэтажный дом, фасад рухнул. Взрывы гремели слева и справа, а укрыться практически было негде. И тут от повалившейся стены ко мне подскочил мальчонка лет девяти. Он бросился ко мне, вцепился в рукав, закричал: «Дяденька военный, спаси меня!»

Самолёты заходили на новый круг, узенькая ладошка мальчугана была в моей руке. И это придавало мне сил: я сознавал свой долг перед беззащитным существом. А он и не знал, что в общем-то ничем я ему не могу помочь. Он лишь чувствовал рядом с собой солдата, старшего. Конечно, в любой момент нас вместе мог накрыть взрыв. И все же я знал — побывав под бомбёжками не раз — что бомба, которая над твоей головой — не твоя, она пролетит дальше. Так вот, мы с мальчишкой и лавировали бегом среди развороченных домов с места на место. А потом приткнулись около какой-то стены. Мальчик прижался ко мне всем телом, его била дрожь ужаса. И тогда я достал из своей сумки фотографии и стал показывать ему. «Видишь, это солдаты! — сказал я. — Все они сейчас сражаются за то, чтобы в нас не попала бомба».

Сначала мой маленький спутник не хотел смотреть на снимки. А потом осторожно взял их в руки и начал перебирать. И вдруг вскрикнул: «Папа!» На той фотографии повар разливал большим черпаком суп своим однополчанам. Мне казалось, мальчик ошибся, ведь на снимке «папа» стоял спиной. Но мальчонка упрямо твердил, что это его отец. И попросил фотографию на память. Он прижал её к груди и, пока выли бомбы, всё повторял: «Папа, ты нас защищаешь!»

Бомбёжка кончилась. Мальчик побежал к матери. В руках он по-прежнему сжимал драгоценную фотографию. Он верил, что это отец-повар спас нас от смерти»...

КЛЯТВА ЗЕНИТЧИКОВ

Мастер фронтового жанра


Этот случай произошёл с Иваном Александровичем в одной из польских деревень в победном 1945-ом году.

Советские войска гнали врагов с польской земли. Капитан Нарциссов торопился в свой 9-й танковый корпус. Выполнив задание редакции, он вёз в газету « В бой за Родину!» готовый материал. Однако редакция уже снялась с места и была теперь где-то впереди, с наступающими войсками. Уже в сумерках одна из попуток подбросила Ивана Александровича до ближайшей польской деревни.

— Товарищ капитан, вон какая-то часть разместилась, — крикнул из кабины водитель.

Однако уже через несколько минут Нарциссов убедился, что обрадовался рано. В деревне пристроилась на ночь зенитная батарея. Нарциссов зашёл в одну из хат и увидел молоденького лейтенанта-зенитчика. Рядом стоял старшина:

— А я говорю, сюда надо двигать…

— Куда же это? Лес кругом…

Нарциссов понял: зенитчики заблудились. Командир отряда собирался ночевать в деревне. Иван Александрович размышлял всего несколько минут. Завтра с утра переправа — а значит, будут бомбить немцы. А чем отвечать? Зенитчики-то в тылу…

И вдруг Нарциссов вспомнил, что уже однажды видел этих зенитчиков. Вспомнил и то, при каких условиях состоялась их встреча. Он быстро раскрыл офицерскую сумку, достал пачку фотографий и выбрал одну.

— Вспомните тот день, когда вы давали клятву у своего боевого знамени. Помните? Этот день — на фотографии. «Не трусить, идти вперёд»…

Нарциссов и сам не ожидал, что фотография произведёт такое впечатление.

— Всем подъём! Через десять минут выступаем!..

И наутро атака фашистов была успешно отбита.

Мастер фронтового жанра
Мастер фронтового жанра
Автор: Софья Милютинская


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 5
  1. думник 6 августа 2015 06:40
    Очередной вклад в "Бессмертный полк". Жизнь на войне изнутри.
  2. qwert 6 августа 2015 07:15
    Спасибо, Софья, за статью
  3. parusnik 6 августа 2015 07:33
    С "лейкой" и блокнотом, а то и с пулеметом,сквозь огонь и стужу Вы прошли...
    Спасибо!
  4. bocsman 6 августа 2015 09:01
    Несколько коротких историй а какой пример высокой нравственности автора и его персонажей !
    Уверен только такие люди смогли сломать хребет фашизму ! Спасибо им !
  5. Софья 9 августа 2015 02:21
    Спасибо за отзывы! Да, необыкновенный был человек. Светлая ему память. И всем, кто защищал наши жизни.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня