Огненные реки катеров ПГ

Огненные реки катеров ПГ


В мае 1945 года, вскоре после окончания Великой Отечественной войны, маршал Г.К. Жуков проводил разбор Берлинской операции. Когда слово дали командиру 9-го Краснознаменного Бранденбургского стрелкового корпуса генерал-лейтенанту И.П. Рослому, он встал и, обращаясь к председательствующему, сказал: «Разрешите мне, товарищ маршал, прежде чем начать свое выступление, поблагодарить наших славных моряков, без героической помощи которых вверенный мне корпус не смог бы выполнить поставленную задачу». С этими словами генерал повернулся в сторону командиров Днепровской военной флотилии и поклонился им русским поясным поклоном. Эту признательность заслужили три десятка моряков во главе с лейтенантом М.М. Калининым, воевавших на самых малых кораблях советского флота — полуглиссерах.


Деревянные, открытые всем ветрам катера, по виду и размерам мало отличающиеся от нынешних речных моторных лодок, — такими были полуглиссеры военного времени, когда-то выпускавшиеся как мирные служебно-разъездные катера «НКЛ-27». С началом войны они были мобилизованы и введены в состав Волжской военной флотилии. В дальнейшем, по мере перенесения боевых действий на запад, на ее базе была сформирована Днепровская флотилия.



Использовались они сначала только как быстроходные разъездные катера, а впоследствии превратились в универсальные боевые корабли, незаменимые в речных условиях. Потребовалось вооружить полуглиссеры пулеметом «максим», который устанавливался на специальной треноге в районе миделя. После этого катера «ПГ» стали все чаще использовать как для обеспечения боевых действий соединений других кораблей, так и непосредственно для выполнения целого ряда самостоятельных боевых задач. Поначалу это были разведка побережья и промеры глубин, высадка диверсионных и разведывательных групп, вывоз раненых с поврежденных во время боя кораблей. В дальнейшем круг задач, решаемых полуглиссерами, расширялся. Они были непременными участниками высадки десантов. Им приходилось перебрасывать целые воинские соединения, буксировать понтоны с тяжелой техникой, работать с саперами, наводящими переправы.

Не имея абсолютно никакой защиты от пуль и осколков, но зато, обладая высокой скоростью, малой осадкой (около 20 см на полном ходу) и большой маневренностью, катера «ПГ» внезапно появлялись под самым носом противника, делали свое дело и так же быстро уходили, отделываясь, как правило, лишь пробоинами в надводной части. А повреждения дощатого корпуса быстро заделывались силами экипажа. Ведь для этого не требовались ни станки, ни сварка. Достаточно было простейшего инструмента. Потопить полуглиссер, как показал боевой опыт, оказалось далеко не просто. Случаи гибели их были весьма редки. Так, в 1 бригаде Днепровской флотилии таких случаев за все время зарегистрировано было всего два: один катер погиб на Одере, другой — на Шпрее, уже в Берлине.



От экипажа «ПГ», состоящего из двух человек — командира и моториста-пулеметчика, требовалась необычайная смелость и решительность, умение мгновенно оценивать любую ситуацию. Они должны были, кроме всего, прекрасно разбираться в навигационной обстановке: именно мелкосидящим полуглиссерам приходилось прокладывать путь остальным тяжелым кораблям флотилии при движении по незнакомым участкам рек и каналов. Это при полном отсутствии каких-либо навигационных знаков, а то и карт, когда фарватеры, как правило, были заминированы и загромождены, а причалы взорваны.

От экипажа требовалась и полная взаимозаменяемость. Это последнее требование диктовал боевой опыт. Очень часто случалось так, что раненого или убитого командира катера приходилось заменять мотористу. Бывало и наоборот. Но во всех случаях полуглиссер продолжал выполнять поставленную задачу. Надо отметить, что конструкторы сделали этот катер исключительно простым по устройству и в управлении. Двигатель от легковой машины («эмки») был надежен и неприхотлив. Все под рукой. Маневренные качества — исключительные.

С одного театра военных действий на другой катера легко перебрасывались по железным дорогам, а то и на грузовиках, что оказалось неоценимым в боевых условиях достоинством «ПГ». Погрузка и разгрузка производилась вручную — лебедками по наклонным снегам.

Вот несколько примеров боевого использования полуглиссеров из истории Краснознаменной Ордена Ушакова I степени Днепровской флотилии, в составе которой имелся отдельный отряд полуглиссеров в количестве 12 единиц, под командованием лейтенанта М.М. Калинина.



В 1944 году флотилия поддерживала наступление войск 1-го Белорусского фронта на Бобруйск. Войдя в реку Березину, советские плавбатареи и бронекатера вели огонь по боевым позициям и переправам противника, высаживали десанты в тыл противника, переправляли свои войска через водные преграды. Практически во всех этих действиях участвовали и «ПГ» отряда Калинина.

В ночь на 26 июня бронекатера с десантниками пошли вверх по Березине. Впереди шел «ПГ-103» под командованием старшины 1 статьи А. Е. Лебедева. Под жестоким огнем врага с катера хладнокровно и методически измеряли глубины на подходе к правому берегу — у самого села, что и сделало возможной высадку. К рассвету десантники оказались за главной линией обороны и ударили в тыл противника. Этот же полуглиссер в самые тяжелые минуты боя обеспечивал связь с десантниками, вывозил раненых. Во время одного из рейсов на правый берег взрывом мины А. Е. Лебедева контузило, катер получил десяток пробоин, но благополучно дошел до своих. За мужество и отвагу старшину наградили орденом Красного Знамени.

При исключительно дерзкой высадке десанта в Пинеке ночью 12 июля 1944 года, особенно отличились экипажи «ПГ» № 77, 103, 107 и 109. Целый стрелковый полк был высажен на городской набережной, которая находилась в тылу врага на целых 22 км за линией фронта. Стоит сказать, что весь этот путь отряду сверх всякой меры перегруженных бронекатеров предстояло скрытно пройти по Припяти. Пройти в полной темноте и на максимальной скорости, нигде не сев на мель. И здесь впереди колонны бронекатеров следовал полуглиссер «ПГ-77» старшины 1 статьи Г. Алавердяна. С этого катера вели разведку берегов, с него же успевали замерять глубины и показывать безопасный путь бронекатерам. Отряд благополучно дошел до города и высадил десант без единого выстрела.



Фашисты такого оборота событий явно не ожидали. Внезапность удара помогла десантникам быстро захватить парк и вокзал и начать продвижение вглубь города, который считался у противника тыловым. Немецкое командование вынуждено было снять с линии фронта, по крайней мере, два попка. В городе завязались тяжелые бои, которые длились непрерывно двое суток. И все это время наши бронекатера, катера-тральщики и полуглиссеры подвозили подкрепления, снова и снова прорываясь к Пинску под жестоким огнем. У самых причалов города погиб бронекатер № 92, а затем в 200 м от него — бронекатер № 2 и тральщик № 205. Оставшихся в живых моряков спасали полуглиссеры Г. Алавердяна и Д. Фастовца.

14 июля Пинск был взят. Все экипажи участвовавших в операции полуглиссеров были награждены орденами и медалями. Памятью о тех тяжелых днях великой битвы стал поднятый на каменный пьедестал бронекатер. На набережной, которой присвоено название Имени Краснознаменной Днепровской флотилии, на месте высадки десанта была установлена мемориальная доска.

В августе-сентябре корабли обеих бригад флотилии были погружены на платформы и переброшены на территорию Польши — на Западный Буг. В 16 часов 20 октября 1944 года шесть полуглиссеров М. Калинина и несколько сторожевых катеров, спустившись по Западному Бугу до места слияния его с Наревом, высадили десант в городе Сероцке, расположенном примерно в 50 км от Варшавы. Из-за мелководья тяжелые корабли не могли участвовать в высадке и поддерживали десантников артогнём с дальних позиций. Скорость и маневр были основным оружием отряда легких катеров. Под сильнейшим огнем фашистов, первыми, на самом полном ходу прорвались к городским причалам «ПГ-104» (командир Г. Дудников, моторист А. Самофалов), «ПГ-106» (Г. Бунин и В. Дудник) и «ПГ-115» [командир — Г. Казаков). На каждом из них находилось по 10-15 автоматчиков. Затем полуглиссерам пришлось играть роль бронекатеров, поддерживая десантников своими пулеметами.



«ПГ-104» сумел подавить несколько огневых точек. В корпусе этого катера после боя насчитали 18 значительных пробоин; но и поврежденный он оставался на плаву, а Александр Самофалов продолжал вести огонь. Через три часа наш военно-морской флаг был поднят над одним из зданий в центре города.

Именно полуглиссерам отряда лейтенанта М. Калинина было, суждено донести этот флаг до самого центра Берлина. Главные силы Днепровский флотилии, двигавшиеся по каналу Гогенцоллерн и реке Шпрее, смогли пробиться лишь до дальних его окраин: путь им преградили взорванные мосты, затопленные поперек фарватера суда. Тогда и было принято решение передать отдельный отряд полуглиссеров непосредственно наступающим частям 5-й ударной армии.

В начале двадцатых чисел апреля 9-й стрелковый корпус этой армий, заняв пригород Карйхорст, вышел к Шпрее в районе расположенного на противоположном берегу парка Пентервальд. Корпус имел боевую задачу наступать на рейхстаг — до него оставалось не более 8 км. Но предстояло сначала каким-то обрезом форсировать реку с высокими облицованными камнем берегами. Шпрее здесь неширока — не более 300 метров, но ни одного уцелевшего моста поблизости нет, а переправу вести необходимо. Все вокруг простреливается многослойным артиллерийским, минометным, пулеметным и даже автоматным огнем — западный берег превращен в мощный рубеж обороны.

Командир 9-го корпуса генерал-лейтенант И. Рослый вызвал лейтенанта Калинина и приказал любой ценой обеспечить переброску штурмового отряда через Шпрее в ночь на 23-е апреля. «Успешное выполнение задания корпусом, — подчеркнул он, — зависит теперь от вас, моряков!»

После постановки отряду задачи десять полуглиссеров погрузили на грузовики и к вечеру 22 апреля перебросили от Кюстрина в Карлхорст. Для спуска на воду с трудом подыскали подходящее место — небольшой затон, но противник, несмотря на темноту, сразу же засек появление грузовиков. Разгружать катера пришлось под обстрелом. Первым подогнали «студебеккер» с «ПГ-111». В спешке при разгрузке погнули баллер. Не раздумывая, старшина М. Сотников с кувалдой в руках бросился в ледяную воду и несколькими ударами выправил руль.



Около 2 часов ночи первая группа десантников появилась на западном берегу. Несмотря на сильнейший огонь, «ПГ-111» и «ПГ-116» сумели доставить сюда около 30 бойцов. За пару часов полуглиссеры отряда, рассредоточившись, успели сделать по шесть-семь рейсов, переправив по сотне бойцов, а наши бойцы закрепились на вражеском берегу на трех пока еще не соединившихся один с другим участках. Теперь им надо было непрерывно подвозить подкрепления и боеприпасы. На рассвете немцы, стараясь отрезать десантников, сосредоточили на наших переправах сильнейший огонь. В таком огневом аду советским морякам пришлось совершать рейс за рейсом. На среднем участке высадки они подходили к берегу буквально в нескольких метрах от немецких траншей. Обратными рейсами на каждый катер брали по шесть — восемь раненых.

Было необходимо и перебрасывать технику. Часть полуглиссеров переключили на буксировку. Танки перевозили на спаренных стальных понтонах, 76-миллиметровые орудия — на плотах из надувных лодок.

Каждый рейс был фактически подвигом. Командир «ПГ-105» Н. Филиппов, заметив некоторое замешательство десантников, сам выскочил на вражеский берег и увлек за собой автоматчиков. На обратном пути его катер попал под обстрел, и бесстрашный моряк погиб.



Смертельно раненный старшина 2 статьи М. Сотников не бросил штурвал, пока не довел свой «ПГ-111» до цепи. Его заменил моторист — Н. Баранов, которому только что пришлось чинить перебитый осколком штуртрос. В ходе одиннадцатого рейса был смертельно ранен и он. Подожженный вражеским фаустпатроном катер загорелся.

Когда «ПГ-117» буксировал понтон с танком Т-34 и группой бойцов, гитлеровцам удалось поджечь танк. Взрыв его боезапаса грозил неминуемой гибелью всех находящихся на понтоне людей. Командир катера Г. Казаков, обрубив буксирный конец, под шквальным огнем подошел к понтону и успел снять танкистов и автоматчиков за какую-то минуту до взрыва. Сложно сейчас поверить, но небольшой катер «ПГ-117» за одну только ночь под сильнейшим вражеским огнем сумел перевезти на западный берег более 400 солдат.

Во время пятого рейса в носовую часть «ПГ-104» попал фаустпатрон. Катер вспыхнул, старшине Г. Дудникову обожгло лицо и руки, однако он продолжал вести катер к берегу. Вторым взрывом фаустпатрона моряк был убит. К штурвалу встал моторист А. Самофалов. Как записано в представлении этого экипажа к награде — присвоению обоим звания Героев, за первые четыре часа работы на переправе «ПГ-104» перебросил две стрелковые роты. Катер накрыла вражеская мина. Несколько раз на нем пришлось тушить пожары и исправлять повреждения, но он продолжал оставаться в строю. А. Самофалов был сражен осколком мины.



Раненный в левую руку командир «ПГ-116» А. Пашков уступил место у штурвала мотористу Б. Бочкареву, а сам встал к пулемету. На обратном пути немцы ударили по катеру фаустпатронами. Бочкарев получил тяжелое ранение, Пашкову перебило правую руку. Тогда, как указано в архивном документе, «командир Пашков грудью навалился на руль, зубами взялся за кольцо руля и довел катер до своего берега, уже в момент высадки он был убит».

Погиб и моторист «ПГ-107» В. Черинов, заменивший раненого командира и лично перебросивший через Шпрее свыше 500 десантников. Погиб, охваченный пламенем, его катер.

Из личного состава десяти экипажей семь моряков погибло, трое были тяжело ранены. Не один раз лейтенанту М. Калинину, руководившему переправой, самому приходилось вставать за руль того или иного катера, временно заменяя его командира. Неоднократно пересекал Шпрее и комиссар бригады речных кораблей Г. Суворов.

К утру 24 апреля три группы наших частей на западном берегу соединились и заняли Плентервальд. К исходу дня был занят весь Трептов-парк — тот самый, где теперь стоит памятник советскому солдату. Бойцы 9-го корпуса уже двинулись на рейхстаг, а через реку Шпрее с помощью тех же катеров «ПГ» начали наводить понтонный мост.



Всего же на полуглиссерах и буксируемых ими понтонах в течение трех дней в исключительно сложных условиях было переброшено через Шпрее более 16000 солдат, 100 орудий и минометов, 27 танков и самоходных орудий, 700 повозок с боеприпасами. Кроме того, катера отряда участвовали в разведке реки Шпрее в черте города, поддерживали связь между нашими частями, расположенными на обоих берегах.

Моряки, воевавшие на катерах «ПГ», вписали одну из славных страниц в летопись побед нашего Военно-Морского Флота. За проявленный героизм все до одного они были награждены орденами. Девятерым из них (семерым — посмертно) Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 г. было присвоено звание Героев Советского Союза.



Источники:
Смирнов Г., Смирнов В. Призванные в строй //Моделист-конструктор. 1987. №4. С.23-25.
Плёхов И., Хватов С. Моряки-днепровцы в боях за Берлин // Морской сборник. 1973. № 5. С. 62-68.
Плехов И. Катера на Шпрее // Катера и яхты. 1980. №4. С. 44-48.
Боков Ф. Подвиг моряков на Шпрее // Военно-исторический журнал. 1971. № 1. С.37-41.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

23 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти