Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


5 марта 1942 года утреннюю тишину острова Оаху на Гавайях разорвали взрывы авиационных бомб. Американцы были крайне озадачены, поскольку японские авианосцы находились в это время далеко, а ни один из известных японских бомбардировщиков не был в состоянии достичь островов с ближайшей базы и вернуться обратно. Только к концу войны выяснилось, что бомбардировка Гавайев была дебютом в военной карьере новой японской летающей лодки Н8К1 фирмы Каваниши Кокуки К. К.

Не успели еще отгрохотать последние выстрелы японских броненосцев, обеспечивших Японии победу над российским флотом у Цусимы, как перед Страной восходящего солнца возник новый противник — США. Американцы всем средствами демонстрировали готовность отстаивать интересы своего капитала в Китае. В 1907-1909 годах американские линкоры провели свой знаменитый поход "Великого белого флота" по следам трагического пути эскадры адмирала Рожественского. По мысли президента США Т. Рузвельта, этот поход должен был дать понять японцам, что флот США — не российские "самотопы", а сила, призванная доминировать на Тихом океане.


Однако брошенный американцами вызов лишь подстегнул самурайский боевой дух и военно-морское строительство в Островной империи. Определив с 1908 года США как основного противника, Япония начала готовится к неизбежной схватке. Естественно, японские адмиралы осознавали, что США экономически превосходят Страну восходящего солнца, а кроме того, Вашингтонская морская конференция 1920 года установила соотношение количества линкоров между этими странами как 3:7 в пользу США. Выход был найден в создании новых типов и классов морских вооружений, которые не подпадали под договорные ограничения. При этом, пожалуй, наиболее пристальное внимание японцы уделили новому роду флотских вооружений — авиации. Начав в двадцатых годах с закупки лицензий на производство германских, английских и американских машин, Япония к моменту вступления в войну располагала лучшими в мире палубными истребителями, пикирующими бомбардировщиками, торпедоносцами. Береговая авиация флота была укомплектована торпедоносцами с рекордной дальностью полета, а тяжелые ударно-разведывательные летающие лодки, по комплексу своих боевых характеристик не имели равных до конца войны. Последние строили на фирме Каваниши под обозначением Н8К, а американцы присвоили им впоследствии кодовое имя "Эмили".

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


Заказ на создание большого гидросамолета, способного вести дальнюю разведку с грузом бомб, руководство Каваниши получило еще в августе 1938 года, когда на вооружение авиации США и Англии стали поступать первые «Каталины» и «Сандерленды». Поэтому главным требованием к новому самолету было его превосходство в скорости, дальности и боевой нагрузке над летающими лодками потенциального противника. Кроме того, от разведчика-одиночки требовалась способность самостоятельно защитить себя от возможных атак истребителей и хорошо выдерживать боевые повреждения.

Коллектив конструкторов под руководством Шизуо Кикухаре получил нелегкую задачу, так как лодка при всех высоких технических требованиях должна была иметь максимальную скорость 445 км/ч и дальность полета 8400 км. Для достижения таких данных решили отказаться от схемы «парасоль», по которой выполнялись предыдущие гидросамолеты фирмы, а разрабатывать лодку как четырехмоторный моноплан с верхнерасположенным крылом.

Первоначально планировали выполнить подкрыльевые поплавки убирающимися, но затем от этого отказались, посчитав, что не стоит усложнять и утяжелять конструкцию из-за небольшого выигрыша скорости. Для улучшения взлетно-посадочных характеристик применили двухщелевые закрылки. Запас топлива достигал 17040 л, что составляло почти 30% от максимального взлетного веса. Бензин размешался в крыльевых непротектированных баках и фюзеляжных, с системой нейтрального газа. На самолете была применена оригинальная система повышения живучести. При простреле фюзеляжных топливных баков, размещенных под центропланом крыла, бензин стекал в герметизированную нижнюю часть фюзеляжа, а оттуда перекачивался насосом в неповрежденные емкости.

При выборе двигателей остановились на 14-цилиндровых двухрядных моторах воздушного охлаждения Мицубиси МК4А «Касей» 11, взлетной мощностью 1530 л. с. с четырехлопастными винтами «Сумитомо» диаметром 3,4 и. На пилонах между двигателями могли подвешиваться две торпеды по 800 кг либо до 2000 кг бомб (2x800 кг, или 8x250 кг, или 16x60 кг). Защитное вооружение состояло из двух 20-мм пушек тип 99, расположенных в кормовой и верхней башенной турелях, а также четырех 7,7-мм пулеметов тип 92 (спарка в носовой турели и по одному — в бортовых блистерах за задней кромкой крыла).

Конструкция самолета была цельнометаллическая. Фюзеляж двухпалубный. Для передвижения лодки по суше предусматривалась установка съемных тележек шасси. Экипаж состоял из 11 человек: командира, двух летчиков, штурмана, бортинженера, радиста и пяти стрелков.

Сборочные работы на первой машине были закончены на заводе Каваниши недалеко от Осаки 29 декабря 1940 года, и уже на следующий день экипаж под командованием Хиромицу Ито начал испытательные полеты. Несмотря на перебалансированный руль направления, общая управляемость в целом оказалась вполне приемлемой, чего нельзя было сказать о гидродинамических характеристиках самолета.

В первых же вылетах возникли проблемы с брызгами воды, которые при рулении даже на малых скоростях попадали на винты (были даже случаи изгиба лопастей) и в воздухозаборники карбюраторов. Неожиданностью оказалось и стремление лодки к подпрыгиванию на скорости отрыва («барсирование»). С подпрыгиванием удалось справиться после того, как летчики-испытатели обнаружили, что увеличение угла атаки на 4-5 градусов избавляет от этого неприятного явления.

Для борьбы с веером брызг пришлось провести ряд испытаний на моделях в бассейне, после чего лодка вернулась на завод для доработок. Изменениям подвергли форму днища фюзеляжа, а спереди по бокам приклепали специальные продольные гребни, выполняющие роль гасителей брызг. Воздухозаборники карбюраторов перенесли на верхнюю часть двигателей, и 25 марта 1941 года первый самолет официально передали в авиацию Имперского военно-морского флота.

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


Все внесенные изменения учли и на остальных предсерийных машинах. Помимо этого, на них удлинили на 1 м 30 см носовую часть фюзеляжа, установили доработанный руль направления и заменили двигатели на МК4В «Касей»12 (такой же мощности, но с более совершенной выхлопной системой). На штангу ПВД перед лобовым стеклом кабины (на первой лодке штанга была в другом месте) нанесли специальные метки, и летчик, совмещая их с линией горизонта, выдерживал необходимый угол атаки, исключающий подпрыгивание самолета по воде при взлете. Крыльевые бензобаки стали протектированными.

Все четыре предсерийных машины подготовили к применению в феврале 1942 года, когда самолет получил официальное обозначение — летающая лодка Каваниши Н8К1 Тип 2 Модель 11. Американцы, не посвященные в тонкости японской авиационной казуистики, придумали гораздо более простую систему обозначений вражеских самолетов. Истребителям давали мужские имена, а бомбардировщикам и вообще многомоторным машинам — женские. В соответствии с этой системой огромный четырехмоторный гидроплан окрестили красивым именем — «Эмили».

К тому времени Япония уже вовсю вела боевые действия против США на Тихом океане, начав их 7 декабря 1941 года ударом самолетов с авианосцев по Перл-Харбору. Но, несмотря на понесенные американским флотом потери, Перл-Харбор оставался главной тихоокеанской базой кораблей США. Для авиационной разведки и бомбардировки гавани командованием японского флота была разработана «Операция К». Главная роль в ней отводилась новым летающим лодкам фирмы Каваниши, для которых участие в операции стало боевым крещением.

Дальность Н8К1 составляла 7200 км, но этого было недостаточно, так как расстояние от ближайшей авиационной базы японцев Вотье на Маршалловых островах до Жемчужной гавани равнялось 3700 км в один конец по прямой. Выход оставался один — дозаправлять самолеты. Но как? Промежуточных аэродромов не существовало, а заправка в воздухе па Н8К1 не была предусмотрена. Решение пришло неожиданно — применить в качестве танкеров подводные лодки. И вот три субмарины — И-15, И-19 и И-26 — с запасом авиационного бензина отправились на один из пустынных атоллов, расположенный в 925 км к северо-западу от Гавайев, где и должна была произойти встреча с самолетами. Еще одна лодка И-9, находясь на полпути к Перл-Харбору, играла роль ретранслятора в радиопереговорах.

В «Операции К» планировали использовать три гидроплана, но во время посадки на Маршалловых островах на одной из машин повредили подкрыльевой поплавок, и поскольку времени на ремонт уже не оставалось, то к вылету подготовили два оставшихся самолета. Командующий 4-м воздушным флотом вице-адмирал Инойя лично побеседовал с летчиками и сам отобрал двух лучших командиров экипажей — лейтенантов Хашизуме и Томано.

4 марта 1942 года в полночь две большие тени мелькнули в темноте и взяли курс на Гавайи. Японцы надеялись воспользоваться американской метеосводкой о погоде над Оаху. Но буквально за несколько часов до вылета американцы сменили шифр радиопереговоров, и экипажам гидропланов оставалось только рассчитывать на удачу.

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


Через восемнадцать с лишним часов лодки благополучно приводнились в точке встречи, где их уже ожидали подводники. По перекинутым шлангам насосы быстро погнали бензин в опустевшие баки. Каждый самолет получил по 11360 л топлива. Дождавшись середины ночи, они продолжили свой сверхдальний маршрут. Спустя два часа обе летающие лодки были над целью, но плотная облачность не позволила произвести разведку, и бомбы пришлось бросать вслепую. Не причинив никакого вреда противнику, лодки вернулись на базу. «Операция К» завершилась полным провалом.

Через три месяца экипаж Хашизуме предпринял попытку достичь таким же образом атолла Мидуэй, но был засечен радаром и сбит истребителями «Буффало». В соответствии с опытом эксплуатации первых шестнадцати серийных машин, командование ВМФ потребовало дальнейшего повышения боевой живучести. Кресла членов экипажа были защищены шестимиллиметровыми бронеспинками. Появились бронещитки на стрелковых турелях. Установили новые мощные двигатели с системой впрыска воды — МК4Q «Касей» 22 по 1850 л. с., а в носовую турель установили 20-мм пушку.

Конструкторы доработали руль направления, а внизу фюзеляжа установили небольшой киль для лучшей устойчивости и управляемости самолета на воде. Максимальный взлетный вес вырос до 32,5 т. Применение новых двигателей значительно улучшило характеристики самолета. Максимальная скорость достигла 455 км/ ч, высота полета увеличилась с 7630 до 8780 м, а взлетная дистанция уменьшилась с 411 до 295 м.

Более мощные двигатели требуют больше топлива, поэтому Н8К2 Тип 2 Модель 12 (так стала называться новая модификация в июне 1943 года) без дозаправки, могла пролететь на 780 км меньше, хотя емкость топливных баков по сравнению с первыми машинами увеличили на 1840 л. Для самых дальних перелетов предусмотрели возможность установки дополнительных баков в фюзеляже.

Эта модификация «Эмили» стала самой многочисленной — построено 122 самолета.
После ввода в строй Каваниши Н8К2 до конца войны оставалась летающей лодкой с самым мощным по калибру защитным вооружением. Это вынуждало американских летчиков с уважением относиться к самолету, тем более, что живучесть у него была отличной. Пилоты США убеждались в этом сами, когда, израсходовав весь боезапас, с удивлением наблюдали, что «Эмили» летит, как ни в чем не бывало.

Первое соединение, получившее Н8К2, была все та же авиационная часть в Иокогаме. Кстати, в июле 1942 года две Н8К1, перелетев из Иокогамы в Рабул (о. Новая Британия), выполняли оттуда разведку и бомбардировку различных целей на островах Фиджи, Новая Каледония и Новые Гебриды. К тому времени шесть серийных Н8К1 поступили на вооружение эскадрильи в Иокосуке, и все они участвовали в диверсионных операциях на Алеутских островах в июне 1942 года.

Конструкторы постоянно вносили изменения в свое любимое детище. На Н8К2 количество 20-мм пушек довели до пяти, усилили крыло и оборудовали самолет локатором, антенны которого разместили на носовой части. Для увеличения скорости решили вернуться к первоначальной идее: сделать крыльевые поплавки убирающимися. Две серийные машины оснастили гидроцилиндрами уборки поплавков и выдвижной верхней турелью. Все эти ухищрения дали прирост скорости только 10 км/ч, и самолеты так и остались в двух экземплярах, получив индекс Н8КЗ. В начале 1945 года на них поменяли двигатели на МК4Т «Касей»25 с непосредственным впрыском топлива, и машины стали называться Н8К4. Первая из машин была потеряна 1 марта 1945 года, выполняя разведывательный полет, а вторая сбита через 10 дней, когда производила поиск морских целей для летчиков-камикадзе во время высадки американского десанта на остров Иводзима.

Одной из модификаций стал транспортный вариант самолета. В ноябре 1943 года самую первую Н8К закатили в сборочный цех и переоборудовали, демонтировав верхнюю турель и боковые блистеры с огневыми точками, сделав окошки в фюзеляже и разместив на двух палубах 41 кресло для пассажиров. Лодка получила поэтическое название Н8К1-I «Асахи» (Утренняя звезда). Впоследствии к ней присоединились последняя из четырех предсерийных Н8К1, оборудованная 27 пассажирскими местами, но в серию запустили самолет на базе Н8К2 назвав машину Н8К2-L «Сейку» (Безоблачное небо). В 1944-м и 19945-м годах японцы собрали 36 гидропланов в транспортном исполнении.

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


Пик производства Н8К2 был достигнут в 1943 году, когда ежемесячно выкатывали из цехов 6-7 машин. Тридцать один самолет Н8К2 успели собрать к середине 1944-го, но затем острая потребность в истребителях вынудила отдать производственные мощности фирмы Каваниши под их выпуск. Исключение сделали лишь для транспортника Н8К2-L, производство которого закончилось к весне 1945-го. Всего было выпущено 167 H8К, гораздо меньше, чем английских Сандерлэндов или американских Каталин, но японская лодка в течение всей войны показала себя одним из наиболее выдающихся морских самолетов в мире.

Выполнение многих полетов на лодках в темное время суток не всегда спасало от встреч с ночными истребителями янки, поскольку американцы стали оснащать свои самолеты локаторами. В ответ на это пилоты «Эмили» попробовали применить такую хитрость: как только американский истребитель, выйдя на летающую лодку по радару, начинал вести стрельбу, летчики ставили свой самолет на крыло, и изменение метки на экране симулировало сбитие японского самолета. Но такую хитрость янки вскоре раскусили, и количество «Эмили», уничтоженных в воздушных боях, росло, что привело к расформированию авиачасти 802-Ку в апреле, а 851-Ку в ноябре 1944 года. Единственное соединение, которое не понесло больших потерь, это была часть 801-Ку.

18 марта одна из летающих лодок, взлетев с Окинавы, обнаружила американские корабли в 185 километрах к востоку от острова Танегасима, но через несколько часов была сбита. В тот же день две других «Эмили» американцы уничтожили на воде во время швартовки у острова Косю. В последующие двое суток еще пять Н8К2 упали в море после неравных воздушных схваток, а две лодки затонули на стоянках в результате атак американских самолетов.

Операция «Гэн-Ичи- Го» в начале апреля 1945-го, в которой летающие лодки Каваниши атаковали корабли США, предупреждая высадку американцев на Японские острова, стали последним эпизодом боевого применения этих самолетов.

В последние шесть месяцев войны на Тихом океане имперский флот потерял двадцать пять из уцелевших двадцати восьми летающих лодок. 15 самолетов было сбито в воздушных боях, 2 лодки разбились при посадке после полученных повреждений и еще 8 затонули на своих якорных стоянках после атак с воздуха.

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


Три оставшиеся машины захватили американцы; получив возможность поближе познакомиться с интересным самолетом. Авиационные специалисты США очень высоко оценили достоинства «Эмили», считая ее одним из лучших гидропланов второй мировой войны.

Одну Н8К2 американцы перегнали в Норфолк и впоследствии собирались выставить ее в качестве экспоната в Национальном музее авиации. Правда, для такого крупного самолета не сразу смогли подобрать место, тем более, что летом 1960 года стоящую на воздухе машину повредил ураган, и необходимы были значительные средства для ее реставрации. Но тут огромный интерес к самолету проявили японцы, поскольку к тому времени это был уже последний экземпляр летающей лодки. На родине «Эмили» под руководством доктора психиатрии Саито и художника Фуюхито Окабэ был создан специальный комитет по возвращению самолета, и после долгих переговоров с правительством США в июле 1979 года на борту японского судна «Нью-Джерси Маару» уникальная летающая лодка возвратилась в Страну восходящего солнца.

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


После реставрации летающая лодка Каваниши Н8К2 Тип 2 Модель 12 заняла свое место в Музее морской науки в Токио, напоминая о том времени, когда не было ей равных среди военных гидросамолетов на просторах Тихого океана.

Лучший четырёхмоторный гидросамолёт Второй мировой


Источники:
Фирсов А. Каваниши Н8К // Авиационный сборник №4. 1996. С. 4-6.
Дорошкевич О. Каваниши Н8К // Самолеты Японии Второй мировой войны. Харвест. Минск. 2004. С. 318-322.
Колов С. Каваниши Н8К // Крылья Родины. 1995. №6. С. 18-19.
Котельников В. Гидросамолеты 1939-1945. // Моделист-конструктор. Спецвыпуск. 2003. №2. С. 84-85.
Колов С. Морской разведчик «Мейвис» // Самолеты мира. 1996. №2. С.32.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 10
  1. bionik 8 сентября 2015 07:10
    Японская тяжелая летающая лодка Kawanishi Н8К2 "Эмили". На носу и бортах лодки видны антенны бортовой поисковой радиолокационной станции.
  2. Ka-52 8 сентября 2015 14:25
    Спасибо за статью ! hi
  3. qwert 8 сентября 2015 16:00
    Чтобы там не говорили, а самолеты и корабли японцы делать умели. В отличии от танков и стрелкового оружия.
    1. Alexey RA 9 сентября 2015 10:19
      Цитата: qwert
      Чтобы там не говорили, а самолеты и корабли японцы делать умели. В отличии от танков и стрелкового оружия.

      Насчёт самолётов - не всё так однозначно. Первую половину войны японцы выезжали, в основном, за счёт класса пилотов, нежели машин.
      Как только выбили элиту, способную наилучшим образом использовать плюсы и как можно меньше "подставить" минусы техники - выяснилось, что в руках середнячка тот же "зеро" уже не торт. Да - лёгкий, да - манёвренный. Но стоит лишь один раз забыться и подставиться (полезть на высоту, забыть про разницу в скорости разворота влево и вправо, попытаться догнать пикирующего янки) - и даже браунинга-0,5" хватит, чтобы поставить точку в боевом вылете.
      Впрочем, звоночки были уже и во времена профи. При Мидуэе, например, оказалось, что БК пушек "Зеро" слишком мал, а пулемёты против американских "утюгов" малоэффективны. Назначенные в ПВО АВ истребители слишком быстро расходовали БК и уходили на перезарядку, оставляя воздух голым. И Нагумо был вынужден расходовать истребительное сопровождение второй волны для поддержания численности истребителей в воздухе.
      1. Инжeнeр 9 сентября 2015 13:22
        Глупости пишите - самолет сам воевать за пилота не может, потому пилот доложен быть хорошо подготовлен. Зеро показал себя хорошим истребителем. А то что американцы в разы большим численным преимущество сбили всех японских асов не говорит о недостатках Зеро. Да и зеро не единственным был, если что.
  4. avt 8 сентября 2015 16:24
    Машинка да - сильная good Хотел себе в 72м масштабе как и ,,Сандерленд",последний так и вовсе ,,Эйерфиксовский" взял , но в итоге ,,Каталину"от ,,Академии" cобрал. Но на счет лучший ...... как то лодки от Блом унд Фосс ,,Викинг'и его продолжение , правда кажется в единственном экземпляре, вставляет лучше . laughing
    avt
    1. Old_Kapitan 10 сентября 2015 06:19
      Вы совершенно правы: ВV.238 был построен в единственном экземпляре - V1, да и тот бал потоплен "Мустангами" на якорной стоянке, едва приступив к испытаниям. А вскоре и программу закрыли, и практически готовые V2 и V3 пошли на слом. Вот только маленькая неточность: не смотря на внешнюю схожесть с ВV.222, ВV.238 был не его продолжением, а совсем на него не похожего ВV.138, т.к. изначально предназначался ему на замену, в то время как ВV.222 разрабатывался для гражданского применения. Просто конструктора параллельно приготовили и эскизный проект военного варианта. И, как показало дальнейшее развитие событий, оказались чертовски правы.
  5. Aqr009 8 сентября 2015 16:25
    Жаль нет фото изнутри winked
  6. kotvov 8 сентября 2015 19:09
    машина хорошая,но в военных делах оказалась уткой-долбили все кому не лень.
  7. Инжeнeр 9 сентября 2015 13:23
    Цитата: qwert
    Чтобы там не говорили, а самолеты и корабли японцы делать умели

    Никто и не спорит, ведь они заказывали их у Англии, тогда - владычице морей, у них же и учились троить свои.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня