Алашкертская операция

Отказ от проведения Эрзерумской операции в 1915 году

После успешных частных операций правого и левого флангов Кавказской армии весной 1915 г. русское командование планировало, удерживая противника на сарыкамышском направлении, начать наступление на фланги противника на ольтинском и эриванском направлениях. Также планировали провести крупный рейд кавалерии в районе озера Ван, угрожая флангу и тылам 3-й турецкой армии. Это позволяло совершить дальний обход Эрзерумских укреплений и нарушить основные коммуникации турецкой армии на Кавказе. В дальнейшем выдвижение войск левого крыла Кавказской армии давало основание наметить широкую операцию по разгрому 3-й турецкой армии и овладению крепостью Эрзерум.

Однако нехватка войск, недостаточная организованность тыла в районе предполагаемого наступления и бедность театра военных действий местными средствами, а также невозможность полноценного пополнения армии припасами (особенно боеприпасами), привели к тому, что штаб Кавказской армии решил отказаться от широкой операции. Командование поставило корпусам ограниченную оперативную задачу и решило развить активные действия только на своем левом фланге. 4-й Кавказский корпус должен был овладеть районом Муш, Битлис и Коп. При осуществлении этого плана русские войска создавали серьезную угрозу южному флангу 3-й турецкой армии. Поэтому турецкое командование должно было отреагировать на действия Кавказской армии контрманевром крупными силами.


Алашкертская операция. Сасунская самооборона

Левое крыло Кавказской армии, выполняя поставленную задачу, постепенно двигалось на запад, вытесняло противника из долины реки Восточный Евфрат (Мурат). По долине реки Восточный Евфрат турок атаковал отряд Абациева, пехотная и казачья дивизии. По северному берегу озера Ван двигалась 2-я стрелковая дивизия Назарбекова с конницей. По южному берегу озера Ван, по узкой полоске между водой и горами, шла 2-я Забайкальская бригада генерала Трухина с армянскими дружинами и пограничниками. В начале июля 1915 г. наши войска взяли городки Арчавах, Ахлат, Вастан, Зеван и достигли фронта Мелязгерт, Алхат. Продвигаясь далее, наши войска встретили значительные силы турок на укреплённом рубеже Коп — Кармундж. Турецкие войска соорудили здесь сплошную оборону. На южном берегу озера она проходила по горным высотам. А между северным берегом большого озера Ван и рекой Евфрат были расположены озёра поменьше, Назык-гель и Казан-гель. Промежутки между ними были защищены укрепленными позициями, и взять их с ходу не удалось.

Османское командование, обеспокоенное активностью русских на правом фланге 3-й турецкой армии, начало скрытно сосредотачивать дополнительные силы на этом направлении. Разбитый корпус Халил-бея срочно усилили. Подошли соединения из Сирии, перебросили 4 дивизии из основной группировки 3-й турецкой армии — Эрзерумской. К началу июля туркам удалось сосредоточить для противодействия частям 4-го Кавказского корпуса большие силы. При этом значительные силы продолжали перебрасывать в район боевых действий.

Правда, первоначально положение турецкой армии несколько осложнило восстание армян в тылу. С весны 1915 года в Сасунский район стали доходить тревожные вести о погромах армян в различных местностях. Христиане узнали об истреблении деревень вокруг Вана и Эрзерума, о резне в Битлисе и организовал самооборону. Власти натравили на армян курдов, но им дали отпор. Ситуация была для властей опасной. Только в Муше проживало 25 тыс. христиан, и рядом располагалось около 300 больших сел. Турецкие власти завязали переговоры. Сасунцы потребовали не трогать их область, отказаться от депортации. Местные власти сделали вид, что принимают условия, а сами попросили помощь у армейского командования. Абдул Керим-паша, который принял командование на этом направлении, прислал регулярные части и курдскую конницу.

В марте 1915 турецкие войска и курдские бандфрмирования с севера и юга вторглись в Сасун. В апреле-мае шли ожесточенные бои в районах сел Хулб, Хианк, Ишханадзор, Артхонк. Несмотря на героическое сопротивление плохо вооруженных христиан, в ходе которого турецким войскам были нанесены чувствительные потери, армяне под натиском превосходящих сил противника, использовавших артиллерию, были вынуждены отступить к горе Андок. В июне турки предприняли новое наступление. 25 июня окружили Муш. В сельской местности устроили бойню. По селам пронеслась конница. Часть жителей перебили на месте, других сгоняли из горных селений на равнину. В амбары, сараи и гумна набивали сотни людей и сжигали. Так, было уничтожено более 70 тыс. человек. Немногие уцелевшие схоронились в горах, в которых прятались и жили как дикие звери до прихода русских войск в 1916 году. Небольшая часть армян смогла прорваться из кольца блокады в соседние регионы.

Часть армян засела в Муше. Вместе с крестьянами там набралось около 12 тыс. боеспособных мужчин. Они укрепились и отбили несколько атак. Армян пытались обмануть, обещали амнистию, пусть только разоружатся и выйдут из города. Армяне не поверили, понимая, что это кончится бойней. Турецкое командование, чтобы не повторилась история с Ваном, прислало серьёзные силы — ещё 2 дивизии, 25 тыс. человек при 11 орудиях. 20—30 июня (2 — 12 июля) 1915 года шли ожесточённые бои между хорошо вооруженными, численно превосходящими силами турок и курдов с армянским населением Муша. Армяне упорно защищались, вели уличные бои, сражались за каждый дом. Турки подвергли артиллерийскому обстрелу армянские кварталы города, разрушили многие дома, вызвали пожары. Но армяне сражались до последней возможности; нередко происходили рукопашные схватки. Турки несли большие потери, но их численное превосходство и преобладание в вооружении сыграли свою роль. Несколько сотен бойцов смогли прорваться сквозь кольцо осады и уйти в горы. Остальные погибли. Турецкие войска ворвались в Муш и полностью разорили его, учинив расправу над мирными жителями, женщинами, детьми и стариками. Окрестные селения также вырезали.

Через несколько месяцев русские войска заняли Муш и начали расследование. Его проводил ротмистр Крым Шамхалч. Он докладывал: «Обыкновенно делалось так: вырывалась большая яма, к её краям сгонялись женщин с детьми, и матерей заставляли сталкивать в эту яму детей, после этого яма засыпалась немного землей, далее на глазах связанных мужчин-армян насиловались женщины и убивались, после всего этого убивались наконец мужчины, трупы заполняли яму почти доверху. Часть христиан сгонялась к реке и сбрасывалась с мостов в воду, причём выплывавшие ловились и сбрасывались вторично». «Работы» было так много, что градоначальник Муша нанял профессиональных мясников, им платили по 1 турецкому фунту в день. «Профессионалы» привычно забивали людей, как скот, и не отвлекались на пытки и изнасилования девушек.

Таким образом, турецкие гражданские и военные власти «зачистили» тыл от христианского населения. Армян в этом регионе практически не осталось.

Алашкертская операция

Источник: Корсун Н. Г. Алашкертская и Хамаданская операции. М., 1940.

Турецкое наступление

На 1 июля 1915 года 4-й Кавказский корпус имел в своём составе 52 ½ батальона, 122 сотни и эскадрона 90 орудий; при этом 18 батальонов, 40 сотен и 26 орудий, то есть около трети сил были заняты обороной тыла и контролем персидского Азербайджана. Остальные силы корпуса были растянут на большом пространстве от перевала Мергемир до южной части озера Ван. Непосредственно к югу от р. Восточный Евфрат до озера Ван были равномерно распределены по фронту 31 батальон, 70 сотен и эскадронов, 54 орудия. Резерв корпуса был крайне слабым — всего два батальона.

Таким образом, наши войска были растянуты на большом фронте, часто в труднодоступной, горной и пустынной местности. Резерв был очень слаб. Часть 4-го Кавказского корпуса контролировала персидское направление и не могла сразу принять участие в сражении. Помощь со стороны других корпусов Кавказской армии не могла быстро подойти. Противник получил хорошую возможность сосредоточить на одном направлении крупные силы и прорвать слабую русскую оборону.

В результате боев, завершившихся к 4 июля, части 4-го Кавказского корпуса заняли укреплённый рубеж Коп — Кармундж. Турецкие войска отошли на участок Муш — Битлис. Русские войска преследовали их в расходящихся направлениях. Русское командование имело сведения о восстании христиан в турецком тылу. Командир 4-го Кавказского корпуса Огановский готовился прорвать фронт противника. Правда, разведка сообщала, что навстречу двигаются какие-то турецкие войска, но их силы недооценили. Огановский считал, что перед ним по-прежнему ранее разбитый корпус Халил-бея, который получил некоторые подкрепления.

Тем временем к разбитым турецким войскам подошли значительные подкрепления. Турецкое командование сумело скрытно сосредоточить западнее озера Ван сильную ударную группировку во главе с Абдул-Керим-пашой — 89 батальонов, 48 эскадронов и сотен. В результате турецкая армейская группировка насчитывала более трёх корпусов или около 10 пехотных дивизий (группа Хамди, 9-й корпус и сводный корпус Халила), 2 кавалерийские дивизии и несколько тысяч курдской конницы. Русские могли им противопоставить только 2,5 пехотных, и 4 кавалерийских дивизии. При этом войска были сильно разбросаны, часть войск находилась глубоко в тылу, защищая освобождённые области от курдских и турецких отрядов. Закаспийская казачья бригада стояла в Ване, 4-я казачья дивизия в Баш-кале.

Начиная с 4 (16) июля, турецкие войска пытались западнее Коп перейти на левый берег р. Восточный Евфрат. Для ликвидации создавшейся угрозы русское командование приняло меры: часть войск, действовавших южнее Евфрата, была отведена в район Коп; центр и левое крыло корпуса, преследовавшие противника к западу от Вана, медленно двигались к городам Муш и Битлис, так как опасались фланговых ударов противника.

9 июля турецкие войска, действовавшие на мушском направлении, неожиданно перешли в наступление по всему фронту. Завязались бои на фронте Коп, Гель-Баши. Момент был выбран очень удачно. Ударная группа русского корпуса — 66-я пехотная дивизия генерала Воропанова и 4-я Кубанская пластунская бригада Мудрого, продвинулась вдоль южного берега Евфрата на 25-30 км, отряд Абациева на северном берегу отстал. На левом фланге 2-я дивизия Назарбекова уперлась в горы и также отстала.

Турецкие войска пытались охватить правый фланг 4-го Кавказского корпуса, оттеснить русских в пустынный и малонаселенный район северного берега озера Ван и одновременно перехватить основную коммуникацию корпуса, проходившую к перевалу Ахты долиной реки Восточный Евфрат. После разгрома основных сил 4-го Кавказского корпуса турки планировали перейти в наступление на Алашкерт, с юга выйти в тыл сарыкамышской группировке русской армии, разбить её, открыв дорогу на Карс и далее в Закавказье.

Для штаба 4-го Кавказского корпуса этот мощный удар противника оказался полностью неожиданным. Русское командование не подозревало, что против корпуса развёрнуты такие силы. Турецкие дивизии довольно легко находили слабые места в широком фронте, который нечем было закрыть, обходили русских. Турки форсировали Евфрат, прорываясь в тыл 66-й дивизии и пластунов. Попав в клещи, наши солдаты отчаянно отбивались и откатывались назад, чтобы не попасть в «котёл». Один батальон кубанцев попал в окружение, целый день дрался без связи со своими, понёс большие потери, но прорвался к своим. Огановский выслал на помощь из резерва Донскую пластунскую бригаду Волошина-Петриченко. Это было «экспериментальное» соединение, так как раньше донцы не выступали в роли пластунов. В первом же бою слабый резерв корпуса был опрокинут.

Под давлением превосходящих сил врага русские части, оборонявшиеся в районе Коп, отошли в район западнее Мелязгерт, а действовавшие южнее — начали отход на Адильджевас. 12 июля наши войска (главные силы корпуса — 22 батальона) вели бои на позиции у Мелязгерт. Огановский бросил в бой всё, что имел, даже конвой штаба. Наши войска попытались перейти в контратаку. Однако турок было слишком много. Турецкое командование вводило в бой всё новые силы. Русскую контратаку отбили. Наши войска не удержались и, сдерживая противника арьергардами, стали отходить далее на северо-восток. 16 июля русские войска дрались с противником на позиции у Сынджан, 19 июля — на позиции у Палантекен. Под угрозой обхода больших сил с левого фланга, русский корпус продолжил отступление. 20 июля бои продолжались в Алашкертской долине.

Забайкальская бригада Трухина и армянские дружины на южном фланге корпуса вообще оказались сами по себе. Связь прервалась. Против них турок было мало, заслоны. Но фронт рухнул, все коммуникации на севере заполонили турецкие войска. Отряд стал отступать кружным путём, по южному берегу озера Ван в сторону города Ван. Здесь располагалась Закаспийская казачья бригада Николаева и ситуация была мирной. Однако эти войска требовались на севере, где гремело жестокое сражение. Закаспийская и 2-я Забайкальская бригады получили жесткий приказ — оставить Ван и отступать к Баязету. Эти войска должны были прикрыть дыру в фронте. Это было трудное решение, вместе с русскими ушло всё христианское население.

Вместе с русскими уходило всё оставшееся христианское население области. С нашими солдатами ушли почти все дееспособные жители области — около 200 тыс. человек. Беженцы вносили в войска большой беспорядок, пугались от любого шума, загромождали дороги. Их необходимо было защищать. Это резко снизило боеспособность русских частей. Однако и оставить беженцев было нельзя, им грозила лютая смерть. Часто русская пехота и конница выполняли роль простого прикрытия колонн беженцев. Оставлять людей было нельзя. Дикие курды вырезали, насиловали и кастрировали не только христианских беженцев, но и русских пленных. Турки и курды шли следом за нашими войсками и беженцами, стараясь ворваться в колонны беззащитных беженцев, отколоть от них часть, ограбить и вырезать. Поэтому наши солдаты, казаки дрались не щадя себя, сдерживая врага отчаянными арьергардными боями. В этих боях от 4-й пластунской бригады уцелела только пятая часть.

И всё же множество мирных граждан не смогли спастись, и были убиты самым зверским образом. Так бывший в разведке хорунжий Елисеев писал: «С высоких скалистых берегов глубокого ущелья, насколько хватал глаз на юг и на север, по нему частями пятнами лежали трупы людей. Разъезд спустился вниз. Картина ещё более страшная, чем представлялось сверху. Женщины и дети одиночно и маленькими группами, видимо, семьями, устлали весь путь по ущелью. Изредка попадались мужчины-армяне у своих арб, без буйволов и разграбленных. Все взрослые с перерезанными горлами, дети убиты в голову острыми молотками… Молодые армянки изнасилованы и застыли, умерли в позорных позах с разведенными ногами и скрюченными коленями, с оголенными от юбок телами до самого пояса… Насилуя женщину, всякий курд, видимо, одновременно перерезал своей жертве горло. Картина была страшная и стыдная. В ущелье было тихо-тихо. Молчали и казаки…».

Турецкие власти, после захвата ряда поселений, обвинили в зверствах русских. Мол, это русские вырезали местное население. На самом деле турки начали резню ещё весной 1915 года, а теперь довершили её. Все христиане, которые не смогли уйти с русскими или замешкались по той или иной причине были преданы жестокой смерти. В том же Ване изуверствовали над стариками и больными. В приступе дикой ненависти разрушили дома и убили даже собак и кошек.

Алашкертская операция

Алашкертская операция


Контрудар Баратова

Командующий Кавказской армией Юденич, учтя угрожающую ситуацию на левом крыле армии, сосредоточил в районе Сарыкамыш, Каракурт армейский резерв, усилив его за счёт 2-го Туркестанского и 1-го Кавказского корпусов. На эрзерумском направлении усилили укрепления, чтобы снять часть войск. Одновременно большая часть русских сил, которые располагались в районе озера Ван, были направлены кружными путями к перевалу Тапариз (южнее Баязета) и далее в район Диадина на соединение с главными силами 4-го Кавказского корпуса.

Убедившись, что османы действительно сосредоточили большие силы против южного крыла Кавказской армии и что 4-й Кавказский корпус не в состоянии самостоятельно справиться с возникшей угрозой, Юденич решил произвести контрманевр с целью разгрома группировки Абдул-Керим-паши. Для этого 4-й Кавказский корпус должен был вести подвижную оборону, сковывать силы противника и отходить к перевалу Ахты. Одновременно для прикрытия Диадинской и Баязетской долин выделялся заслон, который должен был увлечь османов в направлении на Ташличай-суфла. Тем временем из армейского резерва вделалась группа войск под началом генерала Баратова силой около корпуса усиленного кавалерией, которая сосредотачивалась на левом фланге ударной группировки противника, в районе Даяр. Группа Баратова должна была нанести сильный удар по левому флангу и тылу группировки Абдул-Керим-паши, скованной боями с 4-м Кавказским корпусом. В это время 4-й Кавказский корпус оставил в Алашкертской долине, у Кара-килиса арьергард и основными силами отошёл на север, заняв позиции у В. Дараби. Заслонный отряд находился у Сурп-Оганез.

Кроме того, русское командование, понимая, что турки, сосредоточив все свободные силы на южном фланге 3-й армии, ослабили внимание на эрзерумском и ольтинском направлениях, приказало 2-му Туркестанскому и 1-му Кавказскому корпусам перейти в наступление по всему фронту с целью сковать силы врага. Однако из-за нехватки боеприпасов эту задачу удалось решить только частично.

21 июля 1915 г. турецкие войска продолжали наступление против основных сил 4-го Кавказского корпуса, обходя его левый фланг в направлении на Джура. Поэтому русские войска в ночь на 22 июля отошли на позиции у Джамшичато.

Группа Баратова завершила сосредоточение к вечеру 21 июля в районе Даяра: 24 батальона, 1 ополченческая дружина, 31 сотня. 22 июля группа Баратова тремя колоннами начала наступление из Алашкертской долины в сторону перевалы Клыч-Гядук. Русские войска должны были выйти в долину реки Восточный Евфрат, перехватив удобные пути отступления турецким силам по правому берегу этой реки и нанести удар во фланг и тыл той группе турецкой армии, которая наступала против главных сил 4-го Кавказского корпуса. В этот же день войска 4-го Кавказского корпуса получили приказ перейти в общее контрнаступление, но сделать это они смогли только на следующий день.

Турки были ошеломлены. Войска Абдул-Керим-паши увлеклись преследованием, растянулись на марше. И вдруг фланговый удар русских войск. А войска Огановского, которые турки уже сбросили со счетов, были уверены, что 4-й Кавказский корпус разбит, его только надо добить, неожиданно развернулись и без паузы пошли в лобовую контратаку на два турецких корпуса, которые гнались за ними.

Алашкертская операция


Группировка Абдул-Керим-паши начала поспешное отступление, бросая обозы. Для противодействия русскому наступлению турецкое командование выдвинуло на фланг группы Баратова на перевал Мергемир подходившую из Пассинской долины 29-ю пехотную дивизию. Это замедлило темпы движения войск Баратова. Тем временем главные силы 4-го Кавказского корпуса, усиленные отрядами, подошедшими из района озера Ван, перешли в наступление.

Силы русской конницы были распылены, тыл работал плохо, наладить нормального взаимодействия группы Баратова и 4-го Кавказского корпуса не смогли, поэтому уничтожить основные силы турецкой группировки не удалось. Турецкая группировка, потеряв много солдат убитыми, ранеными и 10 тыс. человек пленными, смогла сбежать. Однако широко задуманный германо-турецким командованием прорыв в направлении на Карс был сорван, и русская армия одержала победу в этом тяжелом сражении.

В начале августа 1915 года из-за большого утомления войск и проблем с доставкой припасов русские войска остановились. 4-й Кавказский корпус, оттеснивший турецкие войска на исходные позиции, в конце операции занял фронт от перевала Мергемир до Бурнубулаг. Южнее, до района Арджиш, располагались только наблюдательные посты и впереди конная разведка.

За эту победу главнокомандующий Кавказской армией Воронцов-Дашков и её командующий Юденич были удостоены орденов св. Георгия 3-й степени. Огановского отстранили от должности.

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9
  1. казак волгский 15 сентября 2015 07:39
    вечная слава Героям! мы помним Вас! и Гордимся! Поклон до Землицы!Спасибо за статью!
  2. Юн Клоб 15 сентября 2015 07:57
    Как рах в статье есть ссылка на хорунжего Елисеева. Он опубликовал записки. Федор Елисеев "Казаки на Кавказском фронте 1914–1917"
    (http://vk.cc/1Uhqr8)
  3. V.ic 15 сентября 2015 08:24
    Турецкие власти, после захвата ряда поселений, обвинили в зверствах русских. Мол, это русские вырезали местное население. На самом деле турки начали резню ещё весной 1915 года, а теперь довершили её. Все христиане, которые не смогли уйти с русскими или замешкались по той или иной причине были преданы жестокой смерти. В том же Ване изуверствовали над стариками и больными. В приступе дикой ненависти разрушили дома и убили даже собак и кошек.

    Ну вот, (Османы=Игил) и менталитет тот, и почерк тот же!
    1. дядяВасяСаяпин 15 сентября 2015 09:26
      Они ещё ответят за всё.
  4. vladimirvn 15 сентября 2015 10:29
    Да, вот тебе и курды. В своем стремлении к независимости готовы вступить в союз хоть с чертом, хоть с дъяволом.
  5. RADIK 15 сентября 2015 13:15
    Нашим воинам вечная память и слава,во все времена. И что бы свободный Кавказ помнил,кто погибал за их независимость реальную,а не виртуальную.
  6. tiheros 15 сентября 2015 16:16
    У меня В тех местах один прадед погиб.
  7. Цхинвал 15 сентября 2015 17:45
    у России есть не меньшие основания гордиться подвигами той войны чем ВОВ. Надеюсь скоро настанет время когда из забвения встанут забытые герои
  8. Центурион 16 сентября 2015 20:44
    Вечная памить всем военом империи и опалченцом армяном,понтицом и ассерицом . Кто за отчизну и царя воевал, а кто и за семю ... Согласен со всеми что не заслуженно забыти подиг всех кто воевал за освобождения Христиан от гнета Османской тирании

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня