Задолго до «Мистралей»

Задолго до «Мистралей»


Многим известно о советско-итальянском техническом сотрудничестве в области военного кораблестроения. Итоги его также широко освещены. Это и строительство на итальянских верфях для СССР, прославившегося в годы войны лидера эсминцев «Ташкент», и помощь в проектировании первого крейсера советской постройки «Киров», создававшегося на основе теоретического чертежа итальянского «Эудженио ди Савойя», это и итальянские корабельные силовые установки, торпеды и зенитные орудия, которые легли в основу наших двигателей и систем вооружения. Гораздо менее известно, что первоначально за подобной помощью Советский Союз обратился к Франции. И вероятность того, что советские крейсеры и лидеры несли бы в себе черты французской корабельной школы, была чрезвычайно велика. Однако обо всем по порядку.

Значительным событием в истории Вооруженных сил Советского Союза, а в тридцатых годах стали планы отечественного кораблестроения на вторую пятилетку. 11 июля 1933 г. Совет Труда и Обороны (СТО) принял постановление "О программе военно-морского судостроения на 1933-1938 гг." В стране полным ходом шла интенсивная реконструкция старых и, строительство новых кораблестроительных предприятий, организовывались новые отрасли производства. Наряду с этим, Советский Союз обратился к закупкам современных технологий на Западе.


Командировки советских инженеров и специалистов за рубеж находились под личным контролем И.В. Сталина. Именно он в конце 1933 года дал указание наркомвоенмору К.Е. Ворошилову, направить во Францию наших специалистов для ознакомления с состоянием французской военно-морской техники и промышленности для определения возможности и условий привлечения зарубежной технической помощи постройке кораблей Военно-Морских Сил РККА.

3 января 1934 года, Ворошилов приказал начальнику управления кораблестроения ВМФ С.А. Сивкову, выехать 6 января с группой военно-морских инженеров во Францию.

Перед группой стояла задача выяснить условия покупки во Франции ряда образцов механизмов, оружия, оптики и средств связи. В письменном распоряжении Сивкову предписывалось ознакомиться "путем личного осмотра" с новейшими подводными лодками французского флота большого тоннажа типа "Агоста", и среднего тоннажа типа "Ориэн", и "Перль"; с лидерами "Фантаск", эскадренными миноносцами, эскортерами типа "Байонез", крейсерами последней постройки. А также с торпедными катерами; образцами новейших морских орудий, в частности, зенитных 100 мм, 75-мм и 37-мм; со снарядами — бронебойными, фугасами, осветительными, ныряющими; с торпедами и минами, обратив особое внимание на радиоуправляемые и воздушные торпеды, а также на мины против вводных лодок; с герметическими двойными и тройными торпедными аппаратами для подводных лодок; с приборами связи для подводных лодок в надводном положении.

Задолго до «Мистралей»


Группе советских инженеров надлежало осмотреть во Франции: главные судостроительные и машиностроительные заводы страны, в частности заводы, занимающиеся поставкой турбин, дизелей и вспомогательных механизмов; заводы, изготавливающие аккумуляторные батареи и длинные перископы для подводных лодок; заводы, производящие среднюю и зенитную артиллерию и снаряды; торпедные и минные заводы; опытовый судостроительный бассейн.

В случае удовлетворительной оценки возможностей французской военно-морской промышленности, Сивкову надлежало затребовать от соответствующих французских фирм следующую информацию: условия получения технической помощи по проектированию лидеров эскадренных миноносцев; технические данные и условия для покупки последних моделей аккумуляторных батарей и электрических моторов для подводных лодок; длинных перископов для подводных лодок; моторов для торпедных катеров; торпедных аппаратов для подводных лодок; зенитных систем; торпед и мин; средств связи; отдельных корабельных механизмов и устройств: главных турбин и котлов, дизелей, турбовентиляторов и т.д.

Уже 7 февраля 1934 г. на стол Ворошилову лег подробный отчет о командировке группы Сивкова во Францию. Из отчета было видно, что во Франции были осмотрены: лидеры эскадренных миноносцев "Эпервье", а также "Фантаск" и "Одасье"; эскортеры; торпедные катера типа "Ведетт"; крейсер "Эмиль Бертэн"; подводная лодка "Конкеран"; аккумуляторные батареи для подводных лодок и перископы.

Задолго до «Мистралей»


Группа осмотрела судостроительные и машиностроительные заводы. В своем отчете Сивков сделал определенные выводы. Уровень французской военно-морской техники в части легких и быстроходных кораблей — высокий и вполне современный. Французские лидеры и эскортеры — отличные корабли, типы их вполне подходящие. «Считаю необходимым, — писал он, — приобрести у французов техническую помощь по лидерам полностью (чертежи, инструктаж, заказ во Франции первой механической установки) и чертежи по эскортерам. Показанное нам французами в области подводного плавания не дает возможности сделать сколько-нибудь надежных выводов об уровне их подводной техники — необходимо более подробное ознакомление с подводными лодками, которые следует считать хорошими боевыми судами".

К отчету Сивков приложил подробное описание французских лидеров ''Эпервье" и "Фантаск", а также описание подводной лодки "Конкеран". Из отчета видно, что Сивков считал наиболее удачными и современными кораблями французского флота — лидеры и эскортеры и предлагал купить техническую помощь на постройку лидеров для ВМС РККА.

13 февраля 1934г. Ворошилов обратился к Сталину и Молотову с просьбой, обсудить вопрос о получении французской технической помощи на ближайшем заседании комитета обороны, а также сообщил им о том, что ездившая во Францию группа Сивкова, выдвинула необходимость приобретения французской технической помощи по лидерам типа "Фантаск" и эскортерам. Для пущей убедительности Ворошилов приложил отчет Сивкова о командировке во Францию.

Получив принципиальное "добро" от руководителей страны, Ворошилов уже на следующий день, 14 февраля 1934 г. пишет Сталину записку, в которой просит его дать распоряжения наркому иностранных дел Литвинову, об обращении к Французскому Правительству со специальным письмом по этому поводу.

Задолго до «Мистралей»


Если целью командировки группы под руководством Сивкова было ознакомление с французской промышленностью и "прощупывание" возможности сотрудничества с французами в области военно-морского строительства, то следующая группа инженеров под руководством начальника Главного управления судостроительной промышленности Муклевича, направлялась во Францию уже для ведения переговоров с морским министерством и подготовки договора о французской технической помощи.

Группа Муклевича находилась во Франции с 15 апреля по 26 мая 1934 г. За этот период времени советские инженеры осмотрели 10 судостроительных и машиностроительных заводов и строящимся на них суда, особенно лидеры и эскорт французского военного флота. Муклевичу даже удалось выйти в море на лидере "Эпервье".

Группа собрала материал по конструкции и стоимости интересующих советское командование кораблей, а также по оборудованию судостроительных заводов. Муклевич получил согласие морского министерства и фирм, на поставку в Советский Союз главных механизмов, идентичных строящимся для французского военного флота и проектов лидера эскортера, незначительно отличающихся от французского прототипа. Кроме того, Муклевич договорился о принципиальном согласии на оказание нашему флоту технической помощи по освоению первых кораблей и механизмов.

7 июня 1934 г. было принято постановление Совета Труда и Обороны СССР, в котором торгпреду во Франции поручалось продолжить переговоры, начатые Муклевичем. Указывалось на необходимость подготовить почву для приезда в Москву представителей фирмы, с которой будет намечено заключение соглашения.

В постановлении была указана предельная верхняя цена на поставку механизмов, чертежей и техпомощь по лидеру — 3,5 млн. рублей и по эскортеру — 1,5 млн. рублей. Ответственность за переговоры с фирмами во Франции была возложена на торгпреда Островского, а в Москве — на Муклевича.

В соответствии с данным постановлением СТО СССР, переговоры о французской технической помощи по лидеру и эскортеру велись на первом этапе в Париже в течение лета 1934 года торгпредом СССР во Франции Островским с двумя группами фирм:
1. Судостроительной фирмой "Франс" и связанной с ней турбостроительной фирмой "Фив-Лилль", строившей турбины Парсонса.
2. Фирмой "Пеноэт" и "Бретань", строившей турбины "Рато".

В помощь торгпреду по техническим вопросам Управлением Морских Сил был командирован инженер Алякринский. Переговоры с первой группой фирм прошли благоприятно в силу того, что торгпредство во Франции заранее ориентировалось именно на эти фирмы, имея с ними в прошлом ряд дел, и считая их вполне зарекомендовавшими себя, а также в силу большей инициативы самих французских фирм, не требовавших правительственных гарантий кредита и заявивших более низкую цену (49,5 млн. франков — около 3,8 млн. рублей). Поэтому уже летом 1934 года в Париже с фирмами "Франс" и "Фив-Лилль" удалось достичь определимых соглашений.

Переговоры с группой фирм "Пеноэт-Бретань" протекали значительно тяжелее. Основным затруднением служило несогласие французов на предоставление кредита без гарантий парижского правительства и более высокая цена, заявленная этими фирмами (55 млн. франков — около 4,1 млн. рублей).

Представители фирм "Франс" и "Фив-Лилль" были приглашены в Советский Союз. В период с 9 по 22 сентября 1934 года Главморпромом совместно с французскими представителями были обсуждены технические требования и вопросы производственной технической мощи. В процессе этих переговоров удалось достичь соглашения по следующим вопросам:
1. Обеспечение доступа советских военно-морских инженеров к подробностям производства на французских заводах.
2. Получение всех необходимых данных для постановки производства в СССР отдельных механизмов и их деталей до поковок и отливок включительно.
3. Помощь в производстве турбинных лопаток.
4. Получение расчетных данных и методов расчета по главнейшим механизмам.

На некоторые требования советской стороны представители фирм ответить не могли и выехали для проработки их во Франции. Уже в октябре 1934 года фирмы "Франс" и "Фив-Лилль" прислали из Франции свои заключения по всем рассматриваемым вопросам, причем они согласились принять все требования советской стороны.

17 декабря 1934 года начальник Управления Морских Сил РККА Орлов, на имя народного комиссара Обороны, представил подробную справку-доклад о ходе переговоров с французами, в котором делался вывод о том, что Главморпром, соглашаясь с мнением Торгпредства СССР во Франции, предложил заключить договор с группой фирм "Франс-Фив-Лилль".

29 декабря 1934 года было принято Постановление СТО СССР, в котором говорилось: "Утвердить выбор фирмы "Шантье де Франс" и "Фив-Лилль" для заключения с ними договора на техническую помощь по лидеру с турбинами системы "Парсонс" и гарантированной средней скоростью 39 узлов при восьмичасовом испытании и 41 узел на полную мощность в течение одного часа. Увеличить лимит на расходы по договору до 4,8 млн. рублей, включая в эту сумму расходы по транспорту, кредиту, дополнительному оборудованию и прочее. Народному комиссару тяжелой промышленности (тт. Орджоникидзе и Муклевич) подготовить постройку двух лидеров по французским чертежам, предоставив в двухмесячный срок по заключению договора план постройки судов".

Все, как видим, складывалось вполне удачно, но в феврале 1935года, во время подписания договора на постройку лидера и техническую помощь, представители фирм "Шантье де Франс" и "Фив-Лилль" неожиданно заявили новые условия по оплате постройки лидера в сумме 57 млн. франков, то есть на 7,5 миллионов больше, чем ранее заявленная ими цена. Повышение цены французы мотивировали, якобы, увеличенным объемом технической помощи и необходимостью уплаты ими больших сумм контрагентам, за передаваемые советской стороне чертежи вспомогательных механизмов и устройств.

В справке-докладе на имя Сталина и Молотова 28 февраля 1935 года А. Розенгольц (народный комиссар внешней торговли) высказал мнение, что мы не можем принять новые условия французов. Он предложил еще раз вступить в переговоры с самими владельцами фирмы, и если в течение двух недель они не отступят от своих ничем не обоснованных требований, то "нам следует прекратить вовсе переговоры по этому делу с французскими фирмами и вступить в переговоры с фирмами других стран, в частности, Италии или Англии".

Начальник Главморпрома Муклевич в письме, адресованном Орджоникидзе, сообщил, что советская сторона, считая необходимым успешно завершить переговоры, пошла на увеличение нашей цены путем прямого повышения платы до 49,9 млн. франков и повышения премий на сумму около 1 млн. франков за достижение больших скоростей, чем 39,5 узлов; кроме того, для большей ответственности фирмы за техническую помощь, советская сторона предложила французам премию за принятие таких же гарантий скоростей по второму лидеру с механизмами нашей постройки при французской технической помощи, что обеспечивало получение ими премии около 2,6 млн. франков (200 тысяч золотых рублей) за достижение вторым лидером скорости в 42 узла. Однако, французы не проявили достаточной заинтересованности к предложению советской стороны об увеличении премии прервав переговоры, отбыли на родину.

Поведение французской делегации не было таким уж необъяснимым. Дело в том, что на крутой поворот французов в отношении цены повлияли хорошие результаты испытаний лидеров "Террибль" и "Триумфан", показавшие скорости, по сообщению представителя фирмы инженера Гарди, при восьмичасовом испытав 42,5узлов ("Террибль") и 41,5 узлов ("Триумфан"). На дальнейшее повышение цены советская делегация не смогла пойти, не видя для этого оснований и не имея полномочий.

Задолго до «Мистралей»


Начальник Главморпрома предложил окончательно выяснить позицию фирм "Шантье де Франс" и "Фив-Лилль", причины внезапного повышения цены и возможность заключения договора на предложенных нами условиях, а также возобновить переговоры с главой другой конкурирующей фирмы "Бретань и Пеноэт", г-ном Фульдом на основе разработанного в Ленинграде договора и пойти на возможное увеличение цены, за получение турбинной установки "Рато" и техническую помощь, однако не выше цены, ранее заявленной этой фирмой — 55 млн. франков (4,2 млн. золотых рублей).

В случае невозможности в ближайшее время добиться положительных результатов с французскими фирмами, Муклевич предложил начать переговоры по технической помощи по лидерам с итальянскими фирмами.

20 мая 1935 г. СТО СССР утвердил предложение Муклевича. А 28 апреля 1935 г. начальник Управления Морских Сил РККА Орлов, написал письмо наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову, в котором сообщил, что уже лично докладывал ему о целесообразности привлечения итальянцев к техничен помощи по лидерам. Орлов считал, что итальянцы могли дать нам корабль, по своим тактико-техническим элементам не уступавший французскому.

Кроме того, сотрудничество с итальянцами позволяло за цену, которую требовали французы только за одну механическую установку, получить в Италии, кроме технической помощи, целый корабль. Ввиду того, что корабль с участием итальянской технической помощи предполагалось строить по специально, для нас разработанному проекту и чертежам, то Орлов считал необходимым первый корабль заказать в Италии.

Таким образом, советское руководство, встретив препятствия с заключением договора о французской технической помощи, несмотря на проведенную большую подготовительную работу, решило оперативно переключиться на переговоры с итальянскими фирмами.

Уже 20 июля 1935 года Ворошилов докладывал Сталину и заместителю председателя СТО СССР Чубарю, что во исполнение постановления СТО были начаты переговоры с итальянскими фирмами о заказе лидера с элементами не ниже французских лидеров типа "Триумфан".

Что же касается французской технической помощи лидерам, то сохранилась справка, написанная на НКО СССР Ворошилова о поставках французских фирм для нас машинно-котельной установки для лидера эсминцев без монтажа на корабль и без чертежей на сумму 47300 000 франков (3,55 млн. руб.), а также чертежей корпуса лидера на сумму 3800000 франков (285 тыс. руб.).

7 сентября 1936 года, накануне подписания договора с итальянцами на постройку эскадренного миноносца, на стол заместителя народного комиссара обороны СССР Тухачевского, легло сообщение от уполномоченного НКО Гиттиса, в котором он информировал, что Наркомвнешторг, в связи с возобновившимися переговорами о торгово-финансовом соглашении с Францией, потребовал срочно справку об интересующих НКО объектах.

Для приобретения во Франции были заказаны объекты, в которых мы остро нуждались в тот момент. В частности, для флотских нужд срочно приобретались плавучие доки 2000-3000 т подъемной силы — 2 штуки; плавучая мастерская 7000 т водоизмещения с полным оборудованием — 1, буксиры морские 800-1000 л.с. — 10; транспорты нефтеналивные 3000 т — 2; транспорты нефтеналивные 1000-2000 т — 1; плавкраны 200 тонн грузоподъемности — 2; 50 т — 4; 10 т -10; бензиновые баржи -2; катера мореходные 30-50 т — 15; моторные катера бензиновые по 100 л.с. — 50; по 250-300 л.с. — 50; дизеля легкие по 50 л.с. — 30; по 150 л.с. — 30; противоторпедные сети — 5 миль.

Таким образом, Советский Союз предпринимал активные попытки использования военно-морских достижений промышленно развитых государств, в частности Франции. Но в силу различных причин технического и финансового характера, Франция не стала крупным поставщиком своего военно-морского опыта для СССР, как, например, Германия или Италия. Тем не менее, в середине тридцатых годов, в период политического потепления отношений между нашими государствами, военное руководство Советского Союза предприняло попытку использовать технические достижения Франции для укрепления Военно-морских сил РККА.

Задолго до «Мистралей»


Источники:
Федулов С. Советско-французское военно-техническое сотрудничество в области судостроения и вооружения в 1930-е годы. Тамбов: Грамота, 2014. С. 170-174.
Качур П., Морин А. Лидеры эскадренных миноносцев ВМФ СССР. СПб.: ОСТРОВ, 2003. С. 33-35.
Калинин А. Несостоявшаяся сделка // Морской сборник. 2003. №3. С.79-83.
Патянин С. Лидеры, эскадренные миноносцы и миноносцы Франции во Второй мировой войне. СПб.: Издание альманаха “Корабли и сражения”, 2003. С. 30-32.
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 15
  1. D-Master 5 октября 2015 06:41
    Есть отличный термин - Заклятые союзники. Вроде как и вместе, вроде как должны сотрудничать, ан нет. Чем такого союзника - лучше хорошего врага. В итоге мы получили школу и технологии по самолетам и танкам в Германии( авиационная школа в Липецке и танковая в Казани). Корабли нам проектировали Итальянцы. Причем как оказывается на уровне французов. История идет по спирали возвращаясь, в туже точку в плоскости но со сдвигом по вертикали. И в очередной раз наши заклятые союзники ставят крест на нашем сотрудничестве. Но технологии у них мы все же успели взять и в кораблестроении и в авионике и в тепловизорах. А далее - история покажет.
  2. wiktoor 5 октября 2015 07:03
    А ну и хорошо, с итальянцами как то лучше получилось.
    А Французы, а что Французы - они же ЕВРОПЕЙЦЫ а самое популярное имя у детей Мухамед, вот как то так.
  3. altman 5 октября 2015 08:32
    Главное в таком сотрудничестве - гибкость. Не надо упираться рогом в одних, надо пытаться получить выгоду от конкуренции.
  4. Cap.Morgan 5 октября 2015 08:57
    Закупка кораблей всё таки было делом второстепенным. Моря наши в Европе внутренние и играют незначительную роль в обороне. К тому же корабли всё таки очень дорогой вид вооружений.
    Что касается танко- авиа- авто- строения - тут мы развернулись вовсю. И по большому счёту успели до начала большой войны.
  5. ignoto 5 октября 2015 09:25
    Северные моря играют большую роль в обороне.
    Северный флот в годы войны был самым слабым.
    При наличии большего количества кораблей,и их качества можно было бы более эффективно защищать союзнические конвои.
    Крейсеров на севере не хватало.
    1. altman 5 октября 2015 09:30
      для большего количества кораблей нужна нормальная система базирования и ремонта. А ее просто не успели создать к началу войны.
    2. Scraptor 5 октября 2015 10:59
      Самая трудная ситуация была с ТОФ, и он в отличие от СФ сложнее прикрывался береговой авиацией.
    3. Alexey RA 5 октября 2015 12:28
      Цитата: ignoto
      При наличии большего количества кораблей,и их качества можно было бы более эффективно защищать союзнические конвои.
      Крейсеров на севере не хватало.

      На 1941 СФ не мог нормально базировать даже ЭМ. КР на Северах "убили" бы за пару лет.

      К тому же, и с ПВО в ГВМБ СФ на 1941 было всё совсем плохо. Напомню, что ЭМ "Стремительный" люфты потопили прямо на рейде Полярного - причём до последнего момента бомберы не были обнаружены. Окажись на его месте КР...
    4. тихоокеанец 5 октября 2015 22:00
      Их там вообще не было. Корабли на СФ переводились по Беломорско-Онежскому каналу, a для крейсеров он мелкий и шлюзы маленькие.
      Первым крейсером на СФ, если не ошибаюсь, был Мурманск - ленд-лизовский американец типа Омаха.
  6. kvs207 5 октября 2015 10:11
    Итальянцы строили очень красивые корабли, и хорошо, что наши унаследовали эту красоту. Очень мне нраился "Ташкент", странно, что у этого героического корабля не было наследников.
  7. flSergius 5 октября 2015 10:50
    Я что-то не совсем понял - эта статья к выходу ветки советских эсминцев WOWS (жду ^_^). или анонс ещё и французской ветки request ?
  8. Alexey RA 5 октября 2015 12:23
    Многим известно о советско-итальянском техническом сотрудничестве в области военного кораблестроения. Итоги его также широко освещены. Это и строительство на итальянских верфях для СССР, прославившегося в годы войны лидера эсминцев «Ташкент», и помощь в проектировании первого крейсера советской постройки «Киров», создававшегося на основе теоретического чертежа итальянского «Эудженио ди Савойя», это и итальянские корабельные силовые установки, торпеды и зенитные орудия, которые легли в основу наших двигателей и систем вооружения.

    Про эсминцы забыли.
    В 1932 году Италию посетила делегация конструкторов-ко­раблестроителей во главе с Никитиным, и привезенный ею комплект чертежей «Маэстрале» лег в основу будущего про­екта. Наши конструкторы заимствовали компоновку машинно-котельной установ­ки и общую архитектуру корабля, однако отечественные вооружение, механизмы и оборудование заставили во многом отойти от прототипа. Реально вклад итальянских коллег ограничился разра­боткой теоретического чертежа (фирма «Ансальдо») и прогонкой модели в опытовом бассейне в Риме.

    Вообще, складывается такое впечатление, что компания "Ансальдо" в 30-е стала советским КБ. smile
    Даже проект ЛК, лёгший в основу работ по будущему "Советскому Союзу", наши заказали итальянцам.
  9. qwert 5 октября 2015 13:27
    Вроде на Кирове стояли итальянские котлы и турбины. На Ворошилове были уже советские по итальянским чертежам, причем силовая установка отечественного производства показала лучшие характеристики. На Кирове кроме силовой уствновки были и другие механизмы изготовленные итальянцами.
    Так, что ИМХО в Кирове вклад итальянцев был гораздо больше чем:
    Цитата: Alexey RA
    реально вклад итальянских коллег ограничился разра­боткой теоретического чертежа (фирма «Ансальдо») и прогонкой модели в опытовом бассейне в Риме.

    А вот с эсминцами повезло меньше. Нормы прочности были приняты итальянские. Им то нормально для Средиземного моря, а у нас в Северных морях они трещали и текли.
    Хотя Ташкент- это однозначно отличный корабль. И просто красавец.
    Цитата: kvs207
    Очень мне нраился "Ташкент", странно, что у этого героического корабля не было наследников.
    И сдается мне , что его далекими наследниками стали эсминцы проекта 56.
    1. Alexey RA 5 октября 2015 14:08
      Цитата: qwert
      А вот с эсминцами повезло меньше. Нормы прочности были приняты итальянские. Им то нормально для Средиземного моря, а у нас в Северных морях они трещали и текли.

      В Северных морях трещали и текли все. Даже полностью отечественные лидеры.
  10. xomaNN 5 октября 2015 16:32
    Из этого материала вывод: историю военно-технического сотрудничества с франками при заказе НК надо было изучать в 2010 году нашим "большим дядям" при контрактовании по Мистал-баржам! Как были французы НЕнадежными партнёрами в 1935 г. , так и остались такими в 2015! hi
  11. виктоор 5 октября 2015 20:56
    Вот-вот, про партнеров и про Мистрали...Что-то напоминает...
  12. КоЩей 5 октября 2015 21:44
    А как же итальянское участие в строительстве нашего подводного флота? Есть такая красивая легенда о проектировании и постройке ПЛ серии "Д".
    Сидит наша делегация, отправленная в Италию для перенятия опыта, в их итальянской траттории возле большого судостроительного завода. Подходит к ним подозрительный, такой гражданин и говорит: "Signori, volete comprare questa cosa?"- и достаёт из под полы пачку чертежей. Наши прямо там по рваной тысячелировке скинулись, купили и быстрее обратно на Родину подводные лодки строить.

    На самом деле был приобретён только разрез ПЛ по ДП. Не всё в этом чертеже было понятно. Так изначально была принята неверная схема работы цистерны быстрого погружения, что потом пришлось исправлять уже в процессе испытаний.
  13. Felix1 6 октября 2015 05:54
    отличная статья, но как бы хочет продолжения, спасибо.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня