Катастрофа австрийской армии под Ульмом

Со всеми вспомогательными контингентами, отдельными корпусами и отрядами сухопутные войска союзников насчитывали около полумиллиона солдат. Однако они были распылены на большом пространстве и не имели единого командования. Французская армия вместе с итальянскими и голландскими контингентами насчитывала около 450 тыс. человек. Но значительная часть войск была задействована в обороне крепостей (гарнизоны), побережья, границ и т. д. Наполеон мог выставить для похода не более 250 тыс. штыков и сабель и 340 орудий. В результате полевые армии Франции значительно уступали силам коалиции, но были сконцентрированы в одну группировку и подчинены одной воле — воле императора.

Наполеон не стал ждать пока союзники выдавят французские силы из подчиненных территорий и вторгнутся в саму Францию. «Если я через 15 дней не буду в Лондоне, то я должен быть в середине ноября в Вене», — сказал император. Лондон спасся, но Вена должна была заплатить за это. Из множества частных задач, император сразу вычленил главную: захватить стратегическую инициативу, разгромить основную группировку противника и взять Вену. Наполеон планировал в нескольких сражениях вывести центральную державу вражеской коалиции — Австрию и продиктовать ей условия мира. После этого антифранцузская коалиция теряла большую часть возможностей по ведению борьбы с Францией. Что же касалось других направлений — ганноверского и неаполитанского, то Наполеон относился к этим театрам военных действий как к вспомогательным, разумно полагая, что успехи на основном направлении компенсируют возможные потери. В Италии действовал 50-тыс. корпус маршала А. Массены. Массена вполне справился с поставленной задачей. Он одержал победу над эрцгерцогом Карлом при Кальдиеро, потом занял Венецию, Каринтию и Штирию.

Разом, без колебаний, Наполеон принимает новый план войны. 27 августа он немедленно вызвал генерального интенданта Дарю и передал ему для вручения корпусным командирам диспозиции новой войны. Несколько часов подряд император диктовал диспозиции новой кампании. Во все стороны полетели приказы о новом рекрутском наборе для пополнения резервов, о снабжении армии во время ее движения по Франции и Баварии навстречу врагу. Чтобы изучить особенности театра действий Наполеон еще 25 августа отправил Мюрата и Бертрана с разведывательной миссией в Баварию к австрийским границам. 28 августа вслед за ними, также инкогнито, но другим маршрутом, двинулся Савари.


Французская армия

В несколько дней огромная французская военная машина пришла в движение. В конце августа 1805 г. «Английская армия» («Армия берегов Океана») Наполеона, которая будет преобразована в «Великую армию», начала движение к Рейну и Дунаю. Французские дивизии покинули Булонский лагерь и двинулись на восток. Войска двигались широко разомкнувшись вглубь и по фронту. Пехота шла по обочинам дорог, оставляя проезжую часть для артиллерии и обозов. Средний темп марша составлял около 30 километров в день. Хорошо отработанная система снабжения позволила фактически без остановок преодолеть расстояние в 500—600 км, которые отделяли Булонский лагерь от театра предстоящих действий.

Меньше чем в три недели, в неполных 20 дней, громадная по тому времени армия была переброшена почти без серьёзных больными и отставшими на новый театр боевых действий. 24 сентября Наполеон выехал из Парижа, 26 сентября он прибыл в Страсбург, и тотчас же началась переправа войск через Рейн.

Французская армия двигалась семью потоками, с различных направлений:

— 1-м корпусом «Великой армии» была бывшая Ганноверская армия маршала Бернадота — 17 тыс. человек. Корпус Бернадота должен был пройти через Гессеи и Фульду, а затем выйти к Вюцбургу, где он должен был соединиться с отступающими под давлением противника баварцами.

— 2-й корпус, бывшее правое крыло «Армии Берегов Океана», под командованием генерала Мармона — 20 тыс. солдат, выступил из Голландии и поднимался вверх по Рейну. Он должен был пройти Кельн, Коблену и форсировать реку у Майнца, двигаясь на соединение с 1-м корпусом у Вюрцбурга.

— 3-й корпус, бывший лагерь в Амблетезе, под командованием маршала Даву — 25 тыс. человек, должен был перейти через Моне, Намюр, Люксембург и форсировать Рейн у Мангейма.

— 4-й корпус под командованием маршала Сульта — 40 тыс. человек, и 5-й корпус во главе с маршалом Ланном — 18 тыс. человек, бывшие основными лагерями в Булони, должны были двигаться через Мезьер, Верден и форсировать Рейн у Шпейера и в Страсбурге.

— 6-й корпус под командованием маршала Нея — 19 тыс. человек, должен был следовать через Аррас, Нанси и Саверн.

— 7-й корпус под командованием маршала Ожеро — дислоцировавшиеся в Бресте войска левого крыла «Армии Берегов Океана» — около 14 тыс. человек, следовал позади других соединений как общий резерв.

Эти корпуса сопровождали крупные соединения резервной кавалерии, которая двигалась впереди на правом фланге основной группировки. Это были более 5 тыс. кирасиров и карабинеров в дивизиях д'Опуля и Нансути, а также четыре драгунские дивизии общей численностью более 10 тыс. человек, сопровождаемые дивизией пеших драгун Бараге д'Илье — 6 тыс. человек. Из Парижа выступила Императорская гвардия, отборное соединение под командованием маршала Бессьера — 6-7 тыс. солдат. Вместе с баварскими, баденскими и вюртембергскими контингентами общая численность армии Наполеона составила 220 тыс. человек при 340 орудиях. Однако в первой линии Наполеон мог использовать около 170 тыс. человек.

Особенностью армии Наполеона было то, что каждый корпус был самостоятельной боевой единицей («армией»), которая имела свою артиллерию, кавалерию и все необходимые учреждения. Каждый корпус имел возможность воевать в отрыве от остальной армии. Главные артиллерийские и кавалерийские силы не зависели от кого-либо из маршалов, не входили ни в один из этих корпусов. Они были организованы как особые части Великой армии и были поставлены под прямое и непосредственное командование самого императора. Так, маршал Мюрат, который был назначен начальником всей кавалерии, состоявшей из 44 тыс. человек, являлся исполнителем воли императора. Это позволяло Наполеону концентрировать основную мощь артиллерии и кавалерии на одном участке.

Особой частью армии была гвардия, которая состояла из полков пеших гренадер и пеших егерей, из конных гренадер и конных егерей, из двух эскадронов конных жандармов, из одного эскадрона мамелюков, набранных в Египте, и из «Итальянского батальона» (в нём было больше французов, чем итальянцев). В Императорскую гвардию брали лишь особо отличившихся солдат. Они получали жалованье, лучше снабжались, пользовались хорошей пищей, жили в непосредственной близости к императорской главной квартире, и носили нарядные мундиры и высокие медвежьи шапки. Наполеон очень многих из них знал в лицо и их жизнь и службу. При этом солдаты любили Наполеона и верили, что слова «в ранце каждого солдата лежит жезл маршала» — не пустой звук; ведь многие офицеры и даже генералы и маршалы начали службу простыми солдатами. Своеобразна была дисциплина, введенная Наполеоном. Телесных наказаний в армии он не допускал. Военный суд приговаривал в случае больших проступков к смертной казни, к каторге, в более легких случаях — к военной тюрьме. Но был один особо авторитетный институт — товарищеский суд, когда сами солдаты могли, к примеру, за трусость, приговорить товарища к смерти. А офицеры не вмешивались.

Наполеон был очень внимателен к командному составу и без колебаний возносил талантливых командиров. Наполеон окружил себя целой свитой блестяще одаренных полководцев. Почти все они были решительны и самостоятельны, имели «свои» таланты и одновременно были отличными исполнителями, с полуслова понимая мысль Наполеона. В руках стратега Наполеона эта великолепная когорта полководцев и тактиков была грозной силой. В результате высший командный состав французской армии на голову превосходил командование той же Австрии. А сам Наполеон в этот период находился на пике своих дарований.

Французская армия имела высокий боевой дух, так как это была армия победителей, уверенная в справедливости войны, которую вела Франция. «Это армия, — отмечал Мармон, — была могущественна не столько по числу своих солдат, сколько по их натуре: почти все уже воевали и одерживали победы. Еще осталось вдохновение революционных войн, но оно вошло в направленное русло; начиная от главнокомандующего, от командиров корпусов и дивизий до простых солдат и офицеров, все были закалены в битвах. 18 месяцев, проведенных в лагерях, придали ей дополнительную обученность, невиданную доселе спайку и безграничную уверенность в своих солдатах».

Катастрофа австрийской армии под Ульмом


Наступление австрийской армии

Пока войска маршировали по дорам Франции, Наполеон внимательно следил из Парижа за действиями противника. Маршал Мюрат со своим штабом расположился в Страсбурге, откуда постоянно информировал императора о действиях австрийской армии.

Австрийская армия была снабжена и организована несравненно лучше, чем раньше. Армия Мака была предназначена для первого столкновения с передовыми силами и на неё возлагались особенно большие надежды. От первого сражения очень многое зависело. В Австрии, России и Англии верили в успех Дунайской армии Мака. Эта верапроисходила не только из-за знания о хорошем состоянии австрийской армии, но и предположений союзного командования о том, что Наполеон не сможет перебросить сразу всю «Английскую армию» и отправит её часть, и даже если отправит всю армию, то не сможет быстро перебросить и сосредоточить её на Рейне.

8 сентября 1805 года австрийские войска под командованием эрцгерцога Фердинанда и Мака форсировали реку Инн и вторглись в Баварию. Через несколько дней австрийцы заняли Мюнхен. Баварский курфюрст колебался и был в постоянном страхе. Ему грозила, требуя союза, могущественная коалиция Австрии, России и Британии, ему грозил, тоже требуя союза, французский император. Правитель Баварии сначала вступил в тайный союз с антифранцузской коалицией, обещав Вене помощь в начинавшейся войне. Однако спустя несколько дней, ещё поразмыслив, забрал свою семью и правительство и вместе с армией бежал в Вюрцбург, куда направлялись войска Бернадота. Так, Бавария осталась на стороне Наполеона. В результате антифранцузская коалиция потерпела первое дипломатическое поражение — Баварию не удалось вынудить выступить против Франции. Курфюрст Вюртембергский и великий герцог Баденский также остались на стороне Наполеона. В награду за это курфюрсты Баварии и Вюртемберга были произведены Наполеоном в короли. Бавария, Вюртемберг и Баден получили награду территориальными пожалованиями за счет Австрии.

После того как австрийцам не удалось вынудить Баварию выступить на стороне антифранцузской коалиции, Мак, вместо того чтобы остановиться и ждать подхода русской армии, продолжал вести войска на запад. 21 сентября передовые части австрийцев достигли Бургау, Гюнцбурга и Ульма, и после получения первых сведений о приближении французской армии к Рейну было решено подтянуть отставшие части на передовой рубеж — линию реки Иппер. При этом австрийская армия была расстроена форсированным маршем по плохим дорогам, кавалерия выбилась из сил, артиллерия едва поспевала за остальными войсками. Таким образом, перед столкновением с противником австрийская армия была не в лучшем состоянии.

Надо также сказать, что Карл Мак прошел путь от солдата до генерала. Обладая определенными способностями и, без сомнения, храбростью и упорством, он не был хорошим полководцем и особо блестящих военных операций за ним не отмечалось. Мак был больше теоретиком, нежели практиком. В 1798 г. командуя 60-тыс. неаполитанской армией потерпел поражение от 18-тыс. французского корпуса. При этом сам Мак оказался в плену. Впрочем, это ему в вину не ставили, так как низкие боевые качества итальянских войск в ту пору были общеизвестны. Зато Мак приглянулся министру иностранных дел и вице-канцлеру Людвигу фон Кобенцелю, так как не принадлежал к генералам-аристократам, не был сторонником эрцгерцога Карла и разделял воинственные взгляды вице-канцлера. Благодаря этому, Мак сделал головокружительную карьеру, заняв место генерал-квартирмейстера при формальном главнокомандующем молодом эрцгерцоге Фердинанде.

Катастрофа австрийской армии под Ульмом

Австрийский командующий Карл Мак фон Лейберих

К 22 сентября Дунайская армия четырьмя отрядами — Ауфенберга, Верпека, Риша и Шварценберга расположилась по берегам Дуная и Иппера на участке Гюнцбург, Кемптен. Правый фланг обеспечивался 20-тысячным корпусом Кинмайера, разбросанным от Амберга до Нейбурга с отрядами на переправах через Дунай. Армия Кутузова в это время была в 600 километрах от Дунайской армии и форсированным маршем шла на помощь австрийцам. Русские войска частично перебрасывались на подводах, чтобы ускорить их движение. Однако армия Мака сама сделал всё, чтобы русские не успели на помощь.

Катастрофа австрийской армии под Ульмом

Капитуляция Ульма

Ульмская операция

Наполеон решил направить корпуса самостоятельными колоннами и, постепенно сужая фронт наступления, переправиться через Дунай между Донаувертом и Регенсбургом, обойти правый фланг австрийской армии. Глубокий охват предполагал выход «Великой армии» на операционную линию противника, что неминуемо вело к поражению австрийской армии. 1 октября Наполеон заключил союз с Баварией, 2 октября — с Вюртембергом, получив вспомогательные германские контингенты и обеспечив свои операционные линии.

Чтобы ввести противника в заблуждение, Наполеон приказал войскам Ланна и Мюрата произвести демонстрацию в направлении долины реки Кинцига к Шварцвальским проходами, создавая впечатление движения главных сил французов со стороны Шварцвальда, с запада, В результате Мак поверил, что французы идут, как и планировалось, с запада, и остался на месте. Дальнюю разведку он не организовал и не был в курсе, как двигаются французские корпуса. Об угрожающем обходе Мак не догадывался, а известие о появлении противника у Вюрцбурга привело его к выводу, что французы выставили здесь заслон против Пруссии. Движение французских корпусов осуществлялось скрытно от австрийцев. Корпуса прикрывались кавалерийской завесой. Только Ней в центре открыто шел на Штудгарт с целью дезориентировать австрийцев. В процессе движения общий фронт французских корпусов, составлявший на Рейне 250 километров, постепенно сужался. Поэтому если бы австрийцы попытались атаковать один из французских корпусов, то через несколько часов они бы подверглись ударам нескольких корпусов.

Только 5 октября, когда французы вышли на линию Гмюнд—Эллинген, австрийцы обнаружили обходной маневр противника. Однако и тогда Мак остался на месте, не веря, что обход совершают главные силы французской армии. Ему казалось, что французы демонстрируют охват, чтобы заставить его покинуть сильную позицию и открыть фланг австрийских войск в Тироле и Италии. В реальности Наполеон боялся, что Мак успеет отступить и лишит его возможности навязать противнику бой на его условиях, что австрийцы успеют соединиться с русской армией. Он даже распустил слух о том, что в Париже началось восстание и французские войска готовятся к возвращению во Францию.

6 октября французские войска вышли к берегам Дуная позади правого фланга основных сил австрийцев. Грандиозный стратегический охват удался. «Маленький капрал, кажется, избрал новый способ ведения войны, — шутили солдаты, — он воюет нашими ногами, а не штыками». Вечером 7 октября конница Мюрата и дивизия Вандама из корпуса Сульта, переправившись у Донауверта, уже были на правом берегу Дуная. Они отбросили расположенные здесь слабые австрийские части и двинулись дальше. Австрийский корпус Кинмайера, не приняв боя, отходил в сторону Мюнхена. Остальные корпуса Наполеона и баварцы подходили к Дунаю, готовясь к переправе. Только корпус Нея должен был остаться на левом берегу реки против Ульма, чтобы перекрыть возможный путь отхода австрийцев на северо-восток.

Армия Наполеона мощным клином продавила правый фланг австрийской армии. Что дальше? Наполеон, переоценив решительность Мака, решил, что австрийцы будут прорываться на восток или на юг, в Тироль. Наполеон почти исключал отход австрийцев по левому берегу Дуная в северо-восточном направлении, так как при этом они подвергались опасности окружения. Австрийские войска могли, пожертвовав тылами, сконцентрировать силы и прорваться на восток, сминая отдельные французские колоны. В этом случае общее превосходство французской армии возмещалось концентрацией австрийцев на отдельных направлениях и энергичность натиска. Отход австрийцев на юг, был самым безопасным вариантом, но крайне невыгоден стратегически, так как он уводил армию Мака сторону от главного театра военных действий, надолго исключая возможность участия в войне.

7 октября австрийцы получили известие о том, что противник форсировал Дунай у Донауверта. Мак понял, что его армию отрезают от Австрии, но не придал этому особого значения, так как думал, что французская армия примерно равна по численности австрийской армии (60-100 тыс. человек) и не опасался её. Он планировал опереться на мощный опорный пункт Ульм, оставаться на Дунае, угрожая левому или правому флангу противника. Отряд генерала Ауффенберга в 4800 человек был направлен через Вертинген на Донауверт, что опрокинуть «авангард» Наполеона.

Тем временем основные силы армии Наполеона переправлялись на правый берег Дуная. Мюрат перевел на другую сторону реки почти все свои дивизии, корпус Сульта пересек водную преграду в Донауверте, части корпуса Ланна переправлялись через Дунай у Мюпстера. Даву форсировал реку у Нейбурга, за ним выдвигались Мармон и Бернадот. Сульт устремился на Аугсбург, кавалерия Мюрата ринулась на Цусмарсхаузен.

Наполеон, видя бездеятельность противника, решил, что Мак будет прорываться на восток, через Аугсбург. Поэтому он решил сосредоточить вокруг этого города войска и перекрыть противнику путь на восток. Эту задачу должны были решить 4-й корпус Сульта, 5-й корпус Ланна, гвардия и резервная кавалерия Мюрата. На помощь этим войскам должен был идти и 2-й корпус Мармона. Корпуса Даву и Бернадота должны были стать заслоном на восток, против возможного появления русской армии. Корпус Нея, вместе с которым шла дивизия драгун Барагэ д'Илье, было решено бросить на фланг и тыл отступающей армии противника. Ней должен был форсировать Дунай у Гюнцбурга.

8 октября австрийский отряд Ауффенберга неспешно шёл к Вертингену, не представляя, что впереди основные силы французской армии. Конница Мюрата с ходу атаковала австрийцев. 3-я дивизия Бомона ворвалась в Вертинген. 1-я драгунская дивизия Клейна и гусарский полк атаковали австрийских кирасир. Нужно сказать, что австрийская кавалерия была одной из лучших в Европе. Особенно славились полки кирасир, как слаженностью действий, так и качеством конского состава. Поэтому здесь завязался упорный бой с переменным успехом. Однако к французам подходили все новые войска и вскоре австрийские кирасиры были охвачены со всех сторон и с большими потерями опрокинуты. Австрийская пехота, под угрозой удара во фланг и тыл, стала отступать. Тут ещё подошла пехота Удино, шедшая в голове корпуса Ланна. Австрийцы дрогнули и побежали в лес, пытаясь уйти палашей наседающих французских драгун и сабель конных егерей из корпуса Ланна. Отряд Ауффенберга был полностью уничтожен, потеряв около половины состава убитыми, ранеными и пленными. Сам генерал Ауффенберг попал в плен. Так, австрийские солдаты заплатили за ошибку своего командования.

К вечеру 8 октября французские войска перекрыли путь на восток. Мак в это время никак не мог решить, что ему делать. Сначала хотел отступать к Аугсбургу. Но узнав о разгроме Ауффенберга и о появлении крупных сил французов па правом берегу, отказался от этой идеи и решил перейти на левый берег Дуная. При этом он считал, что это будет контрнаступление, с целью разгрома французской армии. 9 октября австрийский главнокомандующий отдал приказ сосредоточить разбросанные войска у Гюнцбурга и восстановить ранее разрушенные мосты.

Маршал Ней, который должен был наступать через Гюнцбург, не знал, что здесь расположены главные силы противника. Поэтому направил сюда всего 3-ю дивизию генерала Малера. На подходе к городу Малер разделил свои войска на три колонны, каждой из которых поручалось захватить один из мостов. Одна из колонн заблудилась и вернулась назад. Вторая колонна во второй половине дня вышла к центральному мосту у города, атаковала охранявших его австрийцев, но, встретив сильное огневое противодействие, отошла. Третья колонна бригадного генерала Лабоссе заплутала, но все же вышла к реке. Французские гренадеры внезапной атакой захватили мост и заняли позицию на правом берегу, где до самой темноты отбивали контратаки противника. В результате один французский полк отбил переправу под носом всей австрийской армии. На следующий день растерявшийся Мак отвел значительную часть своих войск к Ульму, включая левофланговый корпус Елачича.

В результате всех этих маневров австрийской армии Наполеон никак не мог понять противника. Он просчитывал за противника самые лучшие варианты. Сам он, как храбрый и решительный полководец, предпочёл бы прорыв на восток. Поэтому он уделил это варианту наибольшее внимание, направив основные силы французской армии так, чтобы блокировать пути отхода на венском направлении. 10 и 11 октября никаких новостей о движении австрийцев на прорыв не поступило. Ней в бой с австрийцами не вступил и занял назначенные переправы, то есть австрийцы не собирались переправляться на левый берег Дуная. Выходило так, что армия Мака пойдёт на юг. Необходимо было срочно перекрыть этот путь. В результате Наполеон разделил войска на три группы: 1) корпус Бернадота и баварцы должны были наступать на Мюнхен; 2) корпуса Ланна, Нея и части кавалерии под общим командованием Мюрата должны были преследовать «отступающего» Мака; 3) корпуса Сульта, Даву, Мармона, две дивизий пешей кавалерии и гвардия, должна была занимать центральное положение до дальнейшего выяснения ситуации.

Наполеону и в голову не могло прийти, что австрийцы не предпринимают никаких экстренных мер для спасения армии в катастрофической для них ситуации. Мак, вместо того, чтобы форсированными маршами уводить войска на юг, или пытаться прорваться на восток, топтался на месте, что деморализовало армию. 10 октября Мак сосредоточил войска в Ульме, а 11 октября снова решил уйти по левому берегу. Из Ульма выступил авангард под началом генерала Кленау, а за ним последовали остальные войска, кроме Елачича.

В этот же день французский генерал Дюпон получил от маршала Нея приказ двигаться своей дивизией (6400 человек и 14 орудий) на Ульм и занять город, в то время как весь остальной корпус Нея собирался переправиться на правый берег. Не подозревая, что его дивизия идет прямо на всю австрийскую армию, Дюпон к полудню приблизился к селению Хаслау, лежащей в 6 километрах севернее Ульма, и здесь столкнулся с австрийцами. Войска Дюпона вступили в бой с превосходящими силами противника. Французы потеряли 2 тыс. человек и отошли на Альбек.

Дезориентированный упорный сопротивлением противника, Мак решил, что это авангард основных сил французской армии и решил вернуться в Ульм и на следующий день начать отход в Богемию (Чехию). Этот маневр Мак решил прикрыть демонстрацией отряда Шварценберга по правому берегу, а войсками Елачича — вдоль левого берега реки Иллер. Однако когда Елачич 13 октября был уже в переходе от Ульма, Мак, под влиянием «подтвердившихся» ложных слухов о высадке английского десанта на берега Франции и начавшимся в связи с «восстанием» в Париже отходом французской армии к Рейну, приказал своим войскам вновь сосредоточиться в Ульмской крепости.

Надо сказать, Мака сбивали с толку подосланные Наполеоном искусные шпионы во главе со знаменитейшим из них Шульмейстером, уверявшие астрийскго генерала, что нужно держаться, что французы скоро отступят, так как в Париже вспыхнуло восстание. Когда Мак начал сомневаться, шпион дал знать во французский лагерь, и там средствами походной типографии был напечатан специальный номер парижской газеты с сообщением о мнимой революции в Париже. Этот номер передали Маку, тот прочел и успокоился.

Катастрофа австрийской армии под Ульмом


Поражение. Итоги

14 октября французы начали спокойно окружать Ульмский укреплённый район. В нескольких стычках австрийцев разбили, армия Мака потеряла несколько тысяч человек. К 16 октября кольцо окружения сомкнули. Положение Мака стало совсем отчаянным. Потрясённый австрийский генерал попросил о перемирии. Наполеон послал к нему парламентера с требованием сдачи на капитуляцию, предупреждая, что если он возьмет Ульм приступом, то никто не будет пощажен. Генерального сражения, по сути, так и не было. После начавшегося артиллерийского обстрела Ульма, Макк 17 октября лично отравился к французскому императору и заявил о своем решении капитулировать.

К 20 октября 1805 г. уцелевшая армия Мака со всеми военными запасами, артиллерией, знаменами и с нею крепость Ульм были сданы на милость победителя. В плен попали 23 тыс. человек, французскими трофеями стали 59 орудий. При этом часть австрийской армии все же попыталась спастись. 8-тыс. отряд генерала Вернека, преследуемый Мюратом и окруженный им под Трахтельфильгеном, также вынужден был капитулировать. Елачич с 5 тыс. отрядом смог прорваться на юг. А эрцгерцог Фердинанд и генерал Шварценберг с 2 тыс. всадников сумели ночью ускользнуть из Ульма на север и уйти в Богемию. Часть солдат просто разбежалась. Эти примеры показывают, что при более решительном руководителе у значительной части австрийской армии были хорошие шансы на прорыв. К примеру, можно было увести армию на юг, в Тироль. Армия выбывала из борьбы на главном (венском) направлении, но сохранялась.

Таким образом, 70-тыс. австрийская армия Мака перестала существовать. Около 12 тыс. погибло и было ранено, 30 тыс. попало в плен, часть смогла сбежать или разбежалась. Наполеон отпустил самого Мака, а сдавшуюся армию отправил во Францию на разные работы. Французская армия потеряла около 6 тыс. человек. Наполеон выиграл это сражение в основном умелым маневрированием. Наполеон 21 октября обратился к войскам: «Солдаты Великой армии, я обещал вам большое сражение. Однако благодаря дурным действиям противника я смог добиться таких же успехов без всякого риска… За пятнадцать дней мы завершили кампанию». Он оказался прав, это сражение привело к крушению стратегии третьей коалиции и её поражению.

В результате Наполеон полностью перехватил стратегическую инициативу в свои руки, начал бить противника по частям и открыл дорогу на Вену. Французы быстро двигались к австрийской столице и захватили ещё много пленных. Их численность достигла 60 тыс. человек. Австрия уже не смогла оправиться от этого удара и проиграла войну. Кроме того, австрийцы своим бездарным планированием подставили под удар русскую армию под командованием Кутузова, которая после тяжелейшего формированного марша 11 октября вышла к Бранау и оказалась одна против главных сил французского императора. Русским снова пришлось совершать тяжелейший марш, теперь чтобы не попасть под удар превосходящих сил противника.

Катастрофа австрийской армии под Ульмом

Мак сдается Наполеону при Ульме

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 12
  1. parusnik 20 октября 2015 07:46
    Катастрофа австрийской армии под Ульмом...К данной катастрофе..приложила руку и Рейнская армия, под командованием Моро..Именно своими победами, Моро на своем направлении, обеспечил успех Наполеону..
    1. Стирбьорн 20 октября 2015 11:28
      Вы что-то путаете, Моро в 1805 году был уже изгнан в Америку за участие в заговоре против Наполеона. О чем было сказано в предыдущей статье. Рейнской армией он действительно командовал, но только в 1800 году hi
      1. parusnik 20 октября 2015 17:45
        Моро уехал в 1804 в США...Все верно..Благодарю..смешались бумаги на полочках памяти..
    2. русский узбек 20 октября 2015 13:14
      че за гон? Моро за разгромы от Суворова во время Итальянского похода был отправлен в Рейнскую армию ещё в 1799 году...а в 1805 уже был отправлен по дальше...
  2. blizart 20 октября 2015 11:14
    Это ещё цветочки! Если автор продолжит, то мы узнаем как Мюрат фактически в одиночку захватил в Вене мосты через Дунай. А потом грянет позор Аустерлица. Чего в этой бездарной компании больше? Самомнения австрияков? Доверчивости русских? В статье сказано что Мак был больше теоретиком, таким же теоретиком был Вейротер составитель плана Аустерлица и Пфуль составитель плана(!) Отечественной войны. Представляют интерес описания подобных теоретиков Толстым: "Пфуль был один из тех безнадежно, неизменно, до мученичества самоуверенных людей, которыми только бывают немцы, и именно потому, что только немцы бывают самоуверенными на основании отвлеченной идеи — науки, то есть мнимого знания совершенной истины. Немец самоуверен хуже всех, и тверже всех, и противнее всех, потому что он воображает, что знает истину, науку, которую он сам выдумал, но которая для него есть абсолютная истина." Доходило до того что они практику подгоняли под теорию, отрицая очевидные факты если они ей противоречили. Например при Аустерлице оставили ключевую высоту Праценские высоты, только на основании убеждения что Наполеон не будет атаковать, а будет ждать пока: "Айнен колонен марширед, цвайнен колонен марширед..." На высказанные опасения одного из русских генералов (не Кутузова, тот понимая бесполезность споров вообще молчал) Вейротер презрительно усмехнулся и потряс перед ним диспозицией. Эх союзнички всегда русским доставались! Врагов не надо с этими Гофскриксфурсшнапсратами.
    1. русский узбек 20 октября 2015 13:18
      более бездарной была только компания 1806 года,но тогда уже пруссаки чудили под Иеной и Ауэрштедте... Осенью 1806 года наполеоновские войска за три недели захватили всю Пруссию, разгромив при этом 150-тысячную армию.
      1. Morrrow 21 октября 2015 14:29
        Прусссаки не чудили, чудили французы своим оперативным искусством. У Чандлера хорошо разобрана та война.
    2. Djozz 20 октября 2015 18:16
      Мне довелось побывать на Праценских высотах (г. Славков, Чехия), и был в шоке , сдать такую выгодную позицию мог только предатель или И.Д.И.От Вейротер!
    3. Morrrow 21 октября 2015 14:26
      Дело в том, что Наполеон именно в этой войне применил одну из главных инновации в военной истории человечества - оперативное искусство. Вы посмотрите на организацию его армии. Все корпуса маршируют по разным дорогам и самостоятельны, и самодостаточны для ведения бд, но при этом они двигаются согласно общему плану и недалеко друг от друга, чтобы не допустить разгрома по одному. Никто до него так не делал. Неудивительно, что Мак запутался. При этом Наполеон использовал маскировку (кавалерийские завесы), дезинформацию, т.е. весь арсенал средств. У вас бы тоже поехала крыша.
    4. Morrrow 21 октября 2015 14:35
      При Аустерлице союзное командование исходило из предпосылки, что не может 50 тысячная армия атаковать 80 тысячную на таких выгодных позициях как высоты и холмы. Дело в том, что до Аустерлица высота всегда считалась более выгодной позицией, чем низина. После этого сражения пришлось всем пересмотреть свои представления.
  3. Desperado 20 октября 2015 13:00
    Аустерлиц... Александр I при взятии Парижа в 1814 году, глядя на Триумфальную Арку сказал Ермолову "Без Аустерлица нас бы тут не было..."
  4. ALEA IACTA EST 20 октября 2015 19:44
    Блестящая победа Наполеона! Стоит отметить, что информация также была использована французами в военных целях.
    1. Morrrow 21 октября 2015 15:01
      Эта война и война 1806 года считается вершиной военного искусства - здесь и дезинформация, и оперативное искусство,(которое никто до этого не использовал) и маскировка, и обман (на переговорах с Долгоруковым Наполеон изображал из себя полное ничтожество), и тактическое мастерство (внезапная атака из туманной низменности). Победа над пруссаками, которые считались самой военной нацией, окончательно свела с ума Наполеона (трезвость, оценка опасности, дипломатия- это то что он потерял в 1807 и послед. годах) и он стал пренебрегать своим же военным искусством.
    2. Morrrow 21 октября 2015 15:14
      Вершиной западного военного искусства, поскольку мировое военное искусство включало в себе еще и элементы востночноримского военного искусства, а именно победы Велизария без кровопролития, стратегия Юстиниана, а также китайское военное искусство, которое выразилось в кампаниях Чингисхана, а именно деморализация, подкуп врага, удар в наивыгоднейший момент. Эти элементы восточного военного искусства позволили миру избежать мясоруюок времен ПМВ, когда западное военное искусство оказалось в тупике.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня