Ульмско-Ольмюцкий марш-манёвр Кутузова

Пленением остатков австрийской Дунайской армии Мака под Ульмом еще не закончилась война Наполеона с третьей коалицией. Русская армия под командованием М. И. Кутузова в это время, изнуренная форсированным маршем, к 11 октября 1805 г. сосредоточилась в Браунау и оказалась одна против главных сил французского императора. В столь невыгодной обстановке, имея всего около 45-50 тыс. солдат против 180-тыс. армии Наполеона, Кутузов принял решение отступать на соединение с корпусом Ф. Ф Буксгевдена и австрийскими войсками. Наполеон, в свою очередь, стремился помешать этому, прижать русскую армию к Дунаю и уничтожить или пленить её. Однако русская армия умело уходила вдоль правого берега Дуная из-под охватывающих ударов противника под прикрытием арьергарда генерала Багратиона, который успешно отбивал атаки противника. С флангов его прикрывали австрийские отряды Кинмайера и Ностица.

10 (22) ноября Кутузов достиг Ольмюца, где соединился с австрийскими частями и прибывшей из России армией генерала Буксгевдена. Знаменитый более 400-километровый марш-маневр Кутузова успешно завершился. Он вошел в военную историю как выдающийся образец стратегического маневра. Во время Ульмско-Ольмюцкого марша-маневра русские войска продемонстрировали своё высокое боевое мастерство, мужество и выносливость. В результате этого марш-манёвра Кутузов сохранил свои войска и создал выгодные условия для действий союзников. Правда, русский император Александр и австрийский император Франц II сами обрекли союзную армию на поражение, когда решили вступить в сражение с французами при Аустерлице.

Положение русской армии


Во время разгрома австрийской армии Мака (Макка), Кутузов был в Браунау, ожидая подхода всех войск. Он не имел сведений о ситуации под Ульмом. Эрцгерцог Фердинанд в письме от 28 сентября 1805 г. сообщал, что армия цела и готова к бою. Через день сообщили о победе над французами. После этого писем от эрцгерцога и Мака не было, но доходили слухи то об отходе австрийской армии в Тироль, то о переходе на левый берег Дуная.

Таким образом, было понятно, что ситуация опасная. Однако Кутузов ещё надеялся на австрийцев, помня, что у них хорошо подготовленная и оснащенная армия. Русский полководец планировал продолжить движение, когда соберутся все войска.

Тем временем Кутузов получил неожиданные подкрепления. К нему прибыл отброшенный французами у Донауверта австрийский корпус Кинмайера с 24 батальонами и 60 эскадронами (около 18 тыс. штыков и сабель). Затем в Бранау прибыл отрезанный от Ульма граф Ностиц с 3 батальонами и гусарским полком. Однако ни Кинмайер, ни Ностиц не имели сведений, что произошло под Ульмом. Кутузов поставил корпус Кинмайера у Зальцбурга, а отряд Ностица — у Пассау.

Тем временем к Бранау подходили русские войска, крайне изнуренные форсированным маршем, предпринятым для скорейшего соединения с австрийцами. Обувь разваливалась, многие солдаты шли босыми. Больных в пути осталось около 6 тыс. человек. Всего в Бранау прибыло 32 тыс. человек. Вместе с австрийскими отрядами у Кутузова было около 50 тыс. солдат.

Находившиеся при Кутузове австрийские генералы, с которыми, он по воле императора Александра и Венского двора, должен был совещаться, предлагали немедленно идти в Мюнхен и наладить связь с Маком. Однако Кутузов предпочитал сначала выяснить ситуацию, а потом действовать. Тем самым он спас армию. Если бы он послушал австрийцев, то избежать капкана не было уже никакой возможности.

Наконец стало известно, что австрийскую армию постигла катастрофа. 11 (23) октября в Бранау приехал Карл Мак, которого Наполеон отпустил под честное слово. Он сообщил, что из 70-тыс. Дунайской армии спаслось только 10 батальонов, направленных в Тироль и 14 эскадронов ушедших с эрцгерцогом Фердинандом в Богемию. Правда, Мак ещё не знал, что из 14 эскадронов уцелело только 4, а батальоны направленные в Тироль также капитулировали. Также Мак сообщил, что Наполеон собирает армию у Мюнхена и упрашивал Кутузова отступать.

Австрийские генералы предлагали переправиться на левый берег Дуная и идти на соединение в Богемии с корпусом Буксгевдена. Кутузов соглашался с мыслью о необходимости сосредоточить все имеющиеся силы (значительные австрийские силы теперь остались только в Тироле и Северной Италии), но отметил, что от Бранау до Вены нет никаких войск, кроме его армии. Австрийская столица беззащитна. Поэтому, без разрешения австрийского императора, он не может оставить Вену врагу и будет отступать к Ламбаху, а оттуда к Линцу или Энсу, судя по движению французских войск.

В Вене, узнав о гибели Дунайской армии, были в ужасе. Император Франц собрал военный совет, который приказал сформировать в Венгрии ополчение, а эрцгерцогам Карлу и Иоанну немедленно отступать из Италии и Тироля, спешить для спасения Австрии и стараться соединиться с Кутузовым.

Тем временем Кутузов, осторожный и неторопливый, сохраняя присутствие духа в самых тяжелых ситуациях, не спешил выступить из Бранау, ожидая действий противника. Он приказал вывезти больных, австрийские запасы и артиллерию, и разрушить мосты через Инну. Кутузов пытался подбодрить союзников. При общем унынии австрийцев, русская армия сохранила высокий боевой дух и желала сразиться с французами, помня о прежних победах в Италии.

Ульмско-Ольмюцкий марш-манёвр Кутузова


Попытка Александра склонить Пруссию выступить на стороне антифранцузской коалиции

В октябре 1805 г., т. е. в то время, когда Мак, запершись в Ульме, готовился сдаться и сдался в плен со всей армией, русский император Александр I находился в Берлине и склонял короля прусского Фридриха-Вильгельма III объявить Франции войну. Прусский монарх Фридрих-Вильгельм был в тревоге и нерешимости, как и другие германские курфюрсты. Он боялся и Александра и Наполеона. Сначала Александр даже хотел шантажировать Берлин, намекать на насильственный переход русских войск через прусскую территорию. Однако прусский король проявил неожиданную твердость и стал готовиться к сопротивлению. Прусские войска стали выдвигаться к восточной границе.

Тогда Александр стал действовать уговорами. Очень кстати пришло сообщение, что Наполеон приказал маршалу Бернадоту по пути в Австрию пройти через Аншпах, южное владение Пруссии. Нарушение нейтралитета было налицо, и прусский король, оскорбленный самоуправством Наполеона, с одной стороны, а с другой — ещё не зная о разгроме австрийской армии Мака, стал склоняться к вмешательству в войну на стороне антифранцузской коалиции. Прусский двор и военные были возмущены и требовали мщения. Прусские войска теперь концентрировали на западной границе.

Завершилось это тайным договором между Фридрихом-Вильгельмом III и Александром. Пруссия предъявила Франции ультиматум: вознаградить короля Сардинии; вывести войска из Германии, Швейцарии и Голландии; отделить корону Франции от короны Италии. Пруссия обещала объявить войну Франции, если Наполеон через месяц не даст удовлетворительного ответа. Фридрих-Вильгельм, королева Луиза (неравнодушная к российскому монарху) и Александр спустились в мавзолей и тут перед гробом Фридриха II поклялись в вечной взаимной дружбе. После этой демонстрации русско-германской взаимной любви Александр выехал из Берлина и в Австрию. В Англии и в Австрии ликовали, надеясь на поддержку сильной прусской армии.

Планы Наполеона. Отступление армии Кутузова

После Ульмской победы Наполеон направил корпуса Ожеро и Нея в Тироль, чтобы атаковать находившиеся там австрийские войска и обеспечить правое крыло армии. Основные силы французской армии сосредотачивались в районе Мюнхена.

15 (27) октября французы начали наступление к реке Инне. Наполеон планировал разбить армию Кутузова. Получив известие о недовольстве в Пруссии и её подготовке к войне, Наполеон хотел разбить Кутузова, прежде чем последует разрыв с Прусским королевством и Кутузов получит подкрепления, идущие из России, и соединится с оставшимися у Австрии войсками. Он планировал разбить Кутузова и занять Вену, чтобы устрашить Пруссию и вынудить Австрию капитулировать.

Наполеон разделил армию на две части. Первая, которую вёл французский император, состояла из корпусов Ланна, Даву, Сульта и гвардии, была направлена к Бранау. Вторая, корпусов Бернадота, Мармона и баварских войск, шла на Зальцбург, обходя русскую армию с левого фланга. В авангарде была резервная конница Мюрата.

Стратегическая ситуация для союзников была сложная. Основные силы Австрии и России были разбросаны на огромном пространстве. Австрийские эрцгерцоги Карл и Иоанн ещё не получили указаний отступать из Италии и Тироля. Корпус Буксгевдена был на марше от Троппау к Ольмюцу, Беннигсен выступил из Варшавы. Русская гвардия только выходила из Варшавы. Кутузов стоял у Бранау и первым должен был встретить противника. Венский двор предписал Кутузову весьма сложную задачу — избегать сражений, сохранять войска и одновременно удерживать противника на каждом шагу, давая время прибыть идущим из России корпусам и войскам эрцгерцогов. То есть эта задача была вообще невыполнима. Нельзя было избегать сражения и сохранить войска и одновременно сдерживать врага «на каждом шагу». Кутузов отметил это несоответствие в письме императору Францу.

Узнав о движении французской армии и появлении передовых сил врага на берегах Инны, Кутузов 17 (29) октября приказал отходить русским войскам от Бранау к Ламбаху, австрийцам Кинмайера от Зальцбурга, прикрывая левый фланг. Австрийский отряд Ностица должен был идти от Пассау к Линцу. Русским арьергардом командовал храбрый Багратион, его конницей руководил граф Витгенштейн, артиллерией — подполковник Ермолов. Для усиления арьергарда Багратиона в полупереходе между ним и главными силами русских войск следовал отдельный отряд генерала Милорадовича.

Русской армии было крайне тяжело. Приходилось совершать уже второй форсированный марш, и практически без перерыва. Отступление Кутузова несколько облегчалось тем, что на его пути находилось немало рек (притоков Дуная), на которых можно было сдерживать натиск французов арьергардными боями. В остальном же русская армия терпела тяжелые лишения. Не было ни подвод, ни боеприпасов, ни провианта, ни одежды — ничего, что обещали австрийцы. «Мы идем по ночам, мы почернели... Офицеры и солдаты босиком, без хлеба...» — писал домой участник этого похода Дмитрий Дохтуров.

Русская армия, поспешно отходя, достигла реки Трун. 19 октября русские войска пришли в Ламбах и простояли в окрестностях Вельса два дня, ожидая прибытия корпуса Кинмайера. Наполеон также был задержан, восстанавливая разрушенные переправы. Вскоре в Вельс приехал император Франц, был созван военный совет для обсуждения дальнейшего плана действий. Кутузов, по сути, предвосхитил кампанию 1812 г., и предлагал принять трудное, но необходимое решение: не упорствовать в деле защиты Вены, и в случае необходимости отдать её французам, спасти армию переправить её через Дунай. При этом спешить не стоило. Сначала, по мнению Кутузова, необходимо было частью сил задержать французов на реке Энс, затем перейти на левый берег Дуная, не пуская противника за собой. Тем временем соединить разрозненные войска союзников и перейти в контрнаступление. Первоначально австрийский император выразил готовность пожертвовать столицей. Однако австрийские генералы добивались от Кутузова решения задержаться на правом берегу Дуная как можно дольше, сначала за рекой Энс, затем защищать переправу у Кремса, «чего бы это ни стоило», надеясь, что за это время успеют подойти австрийские войска из Северной Италии.

Но русского командующего, к тому же имевшего сведения о тайных переговорах союзников с французами о сепаратном заключении мира, мало интересовали австрийские пожелания. Стоит сказать, что, несмотря на указания австрийского императора о мобилизации страны (а возможности Австрийской империи были весьма большими), дело шло плохо. Управление было расстроено, австрийцы, после разгрома под Ульмом, утратили боевой дух и не верили в успех антифранцузской коалиции, желали мира любой ценой. Наши войска продолжили отступление.

19 (31) октября 1805 года произошёл первый бой между русскими и французами у Мерзбаха. Четыре австрийских батальона, которые шли между Кутузовым и Кинмейером, были настигнуты конницей Мюрата. Австрийский граф Мерфельд попросил помощи у Багратиона, который стоял в Ламбахе. Багратион направил на помощь союзникам эскадрон Павлоградских гусар, 6-й и 8-й егерские полки и роту артиллерии. Несмотря на значительное превосходство противника в силах, наши солдаты в течение пяти часов сдерживали противника. Егеря дважды ходили в штыковые атаки. Наши войска отступили только по приказу командования, обеспечив дальнейший отход русских и австрийских войск. В ходе этого первого боя с французами наши войска потеряли 152 человека.

После этого боя Кутузов приказал уничтожить мосты через Трун, и двинулся к реке Энс. Граф Мерфельд, который осуществлял общее руководство австрийскими войсками, с корпусом Кинмайера двигался к Штейеру. 23 октября (4 ноября) наши войска у города Энс форсировали реку Энс. Мюрат весь день напирал на арьергард Багратиона, пытаясь обойти и отрезать его от переправы. Не преуспев в своем намерении, Мюрат попытался захватить мост. Однако павлоградские гусары успели зажечь переправу.

Первоначально Кутузов, согласно воле императора Франца, планировал задержать противника на этой реке и приказал строить вдоль берега, в разных местах, укрепления. Однако французы опрокинули австрийцев Мерфельда у Штейера и захватили переправу. Кутузов продолжил отход, так как теперь французы угрожали его левому флангу и могли прижать русскую армию к Дунаю. Тем временем Мерфельд получил указание Венского двора отделиться от армии Кутузова и идти через Аннаберг защищать переправы у Вены. Лишенный поддержки австрийского корпуса Кутузов двинулся от Энса к Амштеттену.

Наполеон двигался за Кутузовым, приказав корпусу Мортье (три пехотные и одна кавалерийская дивизии) двигаться к Линцу, форсировать Дунай и следовать левым берегом, не давая Кутузову переправиться. При этом французы собрали все, какие только можно на Дунае суда, составили флотилию, которая должна была идти за Мортье и помогать в деле сдерживания войск Кутузова. Таким образом, Наполеон хотел поставить Кутузова между двух огней.

Кроме того, Наполеон направил корпус Даву к Аннабергу на перехват Мерфельда. Даву обогнал австрийцев и раньше их прибыл к Аннабергу. Мерфельд неожиданно увидев перед собой французов, решил идти к Вене окольными, горными путями. Преследуемый французами, австрийский корпус быстро потерял всю артиллерию, обозы, множество солдат попало в плен или разбежалось. В результате корпус перестал существовать без боя. Мерфельд с небольшим отрядом пробрался в Венгрию. Рассеяв австрийский корпус, Даву ускоренным маршем двинулся к Санкт-Пельтену, на соединение с главными силами армии Наполеона.

Ульмско-Ольмюцкий марш-манёвр Кутузова

Портрет П. И. Багратиона работы Джорджа Доу

Арьергардные сражения у Амштеттена и Мелька

24 октября (5 ноября) Мюрат у Амштеттена атаковал арьергард Багратиона, который состоял из 9 батальонов, Павлоградского гусарского полка, 4 батальонов кроатов (лёгкая конница Австрии, комплектовавшаяся главным образом из хорватов), нескольких эскадронов гессен-гамбургских гусар. Атака была столь сильной, что Кутузов, который лично наблюдал за боем, приказал отряду Милорадовича прийти на помощь Багратиону. У Милорадовича под началом были Малороссийский гренадерский, Апшеронский и Смоленский мушкетерские, 8-й егерский и Мариупольский гусарский полки.

Милорадович подошёл, когда Багратиона уже теснили. Пропустив его, он построил полки в две линии. Мюрат возобновил атаку и ударил по праву крылу, где стояли малороссийские гренадеры. Они отбили атаку. Отразило вражеское нападение и правое крыло. Затем Милорадович повел в контратаку гренадерские батальоны Апшеронского и Смоленского полков. Он запретил солдатам заряжать ружья, напомнив, что Суворов учил их в Италии действовать штыками. Русские солдаты ударили в штыки. Однако и французские гренадеры Удино, привыкшие к победам, оказались неробкого десятка. Разгорелся на редкость упорный рукопашный бой. Бились до полного истощения сил, но французов смяли. Французские войска отступили в беспорядке. После этого отряд Милорадовича оказался в арьергарде.

Русская армия отступала через Мельк к Санкт-Пельтену. 26 октября (7 ноября) Мюрат снова атаковал русские войска. Отряд Милорадовича принял бой у Мелька. Произошла яростная схватка. Обе стороны записали дело в свою пользу. Французы, потому что продолжали наступление, русские — отразили вражескую атаку, затем отступили в порядке.

Движение русской армии было оценено Наполеоном как стремление Кутузова защищать Вену на более удобной позиции. В правильности этого предположения императора убеждало приближение к Ольмюцу Волынской армии Буксгевдена и стягивание австрийцев к столице. Также Наполеон получил известие, что новая русская армия идёт через Моравию и приближается к Кремсу. Это была часть армии Кутузова, которая при выступлении из России была возвращена в Подольскую губернию, на случай войны с Турцией, а затем снова направлена к Кутузову. Эту колонну французы приняли за армию Буксгевдена. В результате Наполеон поверил, что Кутузов будет защищать Вену. Упорные арьергардные бои у Мерзбаха, Амштеттена и Мелька вроде как подтверждали стремление Кутузова задержать противника и выиграть время для прибытия подкреплений.

Считая, что Кутузов будет стремиться удержать позицию, французский император решил окружить его в районе Санкт-Пельтена. С этой целью Наполеон направил корпуса Бернадота и Даву в обход противника с юга, чтобы встать между ним и Веной; корпус Ланна, гренадерская дивизия Удино и конница Мюрата должны были атаковать правое крыло русской армии; Сульт и гвардия — наступали в центре; а корпус Мортье был переправлен у Линца на левый берег Дуная с задачей, продвигаясь на восток, захватить переправы у Кремса и отрезать русским пути обхода. Таким образом, главные силы Наполеона должны были окружить и раздавить небольшую армию Кутузова, не дав им соединиться с подкреплениями. Кроме того, корпус Мармона двинули на юг, на случай появления там австрийской армии эрцгерцога Карла. Он должен был сдержать австрийцев, если они попытаются прорваться к Вене.

Русский командующий Кутузов, ведя непрерывную разведку, разгадал замысел противника прижать его к Дунаю и раздавить. Узнав о переправе корпуса Мортье, русская армия 28 октября (9 ноября) под прикрытием арьергарда снялась с позиции. Кутузов решил не защищать Вену, а спасать свое войско. 29 октября русские переправились через Дунай у Кремса, упредив Мортье. Арьергард Милорадовича уничтожил переправу под огнем противника.

Таким образом, Кутузов очистил правый берег Дуная, вопреки указаниям австрийского императора, который приказывал ему, во что бы то ни стало, защищать предмостное укрепление у Кремса. Кутузов спас армию. Если бы Кутузов слушал указания австрийцев, то французы уже могли дважды уничтожить русскую армию — во время возможного наступления на Мюнхен и во время обороны «любой ценой» венского направления.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14
  1. двг79 5 ноября 2015 06:36
    Отличная статья,большое спасибо автору.Хотелось бы чтобы на Западе не забывали события той эпохи и извлекли из них правильный урок.
  2. parusnik 5 ноября 2015 07:25
    Кутузов спас армию. Если бы Кутузов слушал указания австрийцев, то французы уже могли дважды уничтожить русскую армию...Указания австрийцев...А не в сговоре с Наполеоном они были..? Как версия..
    1. Тот же ЛЕХА 5 ноября 2015 08:17
      А не в сговоре с Наполеоном они были..? Как версия..


      В то время австрийцы были крайне продажны и вполне могли пойти на сговор с НАПАЛЕОНОМ....
      но я думаю КУТУЗОВ учитывал эту особенность австрияков и действовал как всегда в своем стиле не обращая внимания на все потуги так называемых союзников за счет русской армии разгромить НАПАЛЕОНА и ценой гибели ее присвоить все лавры победы себе.

      Очень люблю и уважаю КУТУЗОВА как человека который уберег русскую армию да и нашу страну от гибели...талант стратега очень силен был в нем.
    2. Morrrow 5 ноября 2015 08:38
      Это исключено. В то время французы для них были как черные всадники Ада. Просто представьте в какое положение попало австрийское дворянство - Армия погибла, столица захвачена - надежда призрачная.
      1. Riv 5 ноября 2015 15:11
        Не стоит преувеличивать страх австрийцев. Если бы на Австрию наступала армия республиканской Франции - дело другое. А Наполеон хоть и выскочка, но все-таки император. Его генералы - князья и графы, а ворон ворону глаз не выклюет. Даже с пленными в той войне французы обращались в общем достойно.
        Так что никаким Мордором наполеоновскую Францию не считали.
        Конечно о прямом предательстве вряд ли стоит говорить. Но вот пожертвовать русской армией, чтобы хоть немного ослабить французов - почему нет? Не свои, не жалко.
        Riv
        1. Morrrow 5 ноября 2015 19:25
          Да хоть Империя, хоть не империя. Когда враг управляет твоей столицей приятного мало. К тому же Австрия вообще не хотела в 1805 воевать. Их настроил Александр. А для австрийского двора постоянные поражения вообще стали сюрпризом. Австрийцы очень низко оценивали французские армии, припоминая Евгения Савойского и поражения французов от Фридриха, которого они не раз били.
      2. Комментарий был удален.
  3. vitya1945 5 ноября 2015 07:30
    Наивно полагать что на западе не забудут этот урок.Они и Суворовские победы переврали.
    Если уже и в россии стали обвинять Кутузова в том что он мог бы отстоять Москву,но не отстоял,якобы не всю артиллерию под Бородино использовал,массоном был и т.д.
    Слава Суворову
    Слава Кутузову
    Слава Багратиону
    И плевать что думают там на западе.
    1. NIKNN 7 ноября 2015 18:42
      Слава Суворову!
      Слава Кутузову!
      Слава Багратиону!
      И плевать что думают там на западе.
      Обвинения Кутузову явно надуманы, так и хотят хоть, чем то ущипнуть продажные рыла.
      Статье + Автору спасибо, нашим воинам вечная память.
  4. V.ic 5 ноября 2015 08:18
    Вот вам и "слабый полководец", якобы вечно спавший на совещаниях и интересовавшийся только молоденькими легкодоступными "феминами". Мастер манёвренной войны, стратег и политик, СОЛДАТ, выживший после двух почти смертельных ранений. Ну, не Суворов конечно, зато Кутузов!
  5. Morrrow 5 ноября 2015 08:35
    Маневр завершился только благодаря обману Баграиона. Тот дал слово офицера Мюрату, что война окончена и подписал перемирие.Если говорить по-честному между нами, Багратион нарушил военный закон.
    1. xan 5 ноября 2015 13:32
      Цитата: Morrrow
      Если говорить по-честному между нами, Багратион нарушил военный закон.

      Военный закон нарушил лошара Мюрат, много на себя взявший. Багратион выполнял приказ всеми доступными методами. Если бы русские не продемонстрировали силу сопротивления, никто бы с ними не договаривался.
      xan
      1. Morrrow 5 ноября 2015 14:07
        Дело в том, что под Шенграбеном Багратион "заключил" не перемирие, а капитуляцию от имени Кутузова. Вот в чем состояло нарушение военных законов. Понимаете какой поступок совершили Кутузов и Багратион? Они подписали капитуляцию и... и продолжили боевые действия.
    2. V.ic 5 ноября 2015 13:36
      Цитата: Morrrow
      благодаря обману Баграиона. Тот дал слово офицера Мюрату,

      "На дурака не нужен нож,
      Ему немного подпоёшь
      И делай с ним что хош".
      Песня их к/ф "Буратино...", предпочитаю слушать в исполнении Т. и С. Никитиных.
  6. Взломщик 12 ноября 2015 15:15
    Во всех войнах, когда австрийцы были нашими союзниками, они выполняли роль массовки - вояки никудышние. Спасибо за статью.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня