Франция против России. Борьба за Польшу

Ситуация в Европе

В конце царствования Петра Великого в Западной Европе сложились две противостоящие друг другу группировки государств. Франция, Англия и Пруссия осенью 1725 г. заключили Ганноверский договор, направленный против Австрии и Испании. Пруссия, правда, сразу же повела двойную игру и вскоре подписала союз с Австрией. А союз Франции и Англии сохранился прочным.

Франция была очень недовольна проникновение Российской империи в Польшу. Англия с раздражением восприняла желание России утвердиться в Прибалтике и ещё во время Северной войны поддерживала Швецию, находясь на грани войны с Русским государством. Весной 1726 г. Англия снова чуть было не начала войну с Россией. В это время наметился конфликт между Данией и Голштинией, правитель которой герцог Карл-Фридрих никак не мог примириться с тем, что датчане отняли у его государства Шлезвиг. Так как герцог был женат на дочери Петра I Анне Петровне, он стал просить помощь у своей тёщи, императрицы Екатерины. А Дания обратилась за помощью к Англии, и король Георг направил в Балтийское море эскадру из двадцати кораблей под командованием адмирала Уоджера, которые блокировали русский флот в Ревеле. Через несколько месяцев, после обмена резкими нотами, британцы убрались в свои гавани. До столкновения дело е дошло, но ситуация была опасной.


В результате естественным союзником России стала Австрия. В этот период обе державы имели общие интересы. В частности, общим врагом была Турция. В начале августа 1726 г. Россия и Австрия подписали оборонительный союз. Согласно ему, каждая из сторон дала обязательство в случае нападения какой-либо третьей державы послать на помощь союзнице не менее 20 тыс. пехоты и 10 тыс. конницы. Австрия обещала также содействовать Голштинии в возвращении Шлезвига, но не военными способами.

Союз Вены и Петербурга встревожил их противников — Париж и Стамбул. Причина обеспокоенности Франции заключалась в том, что Австрия имела заключенный еще в 1725 г. военный союз с Испанией, а Испания в свою очередь быстро превращалась из союзника Франции в злейшего врага. Юного короля Людовика XV оженили на Марии Лещинской, дочери бывшего короля Польши Станислава. В результате Польша стала причиной спора между Россией и Францией. Кроме того, Франция имела на Османскую империю очень сильное влияние. А интересы России сталкивалась с турецкими, как уже выше отмечалось, в Северном Причерноморье, Крыму и на Кавказе. Одновременно в Константинополе против России играли и английские дипломаты.

Особенно обострилась в это время ситуации на Каспии. В декабре 1725 г. турецкие войска заняли персидский город Ардевиль, который по договору вовсе не входил в их зону оккупации. Русский посланник И. И. Неплюев встретился с великим визирем, и они имели обстоятельную беседу, во время которой русский резидент заявил, что дальнейшие захваты будут расценены Российской империей, как нарушение не только трактата, но и «вечно поставленной дружбы» и, что Россия не может допустить к Каспийскому морю никакой другой державы. В ответ визирь отметил, что значительной частью персидских земель владел не шах Тахмасп, с которым у России был подписан трактат, а узурпатор афганец Эшреф. «Порта, — говорил визирь, — берет города только для того, чтоб охранить их от похитителя Эшрефа и делает это по просьбе самих жителей и для собственной безопасности, чтоб не отдать их в руки узурпатору. То же самое надобно делать и России со своей стороны. Порта желает, чтобы персидские города были в русских руках, а не у Эшрефа: точно также и Россия должна быть довольна, что Порта забирает персидские города в свою протекцию...».

В апреле 1726 г. для командования русскими войсками в Прикаспий был направлен опытный военачальник В. В. Долгорукий, который в первую очередь навёл порядок в тылу. Одновременно он старался наладить хорошие отношения с местными жителями, в первую очередь христианами. Он отмечал, что армяне воюют с османами и просят русской помощи. Кроме того, победоносное наступление турецкой армии захлебнулось. Весной 1726 г. на пути к Исфахану османские войска были разбиты Эшрефом, а в Крыму еще два года назад началась смута, которая теперь переросла в опасный мятеж.

В этот удобный момент В. В. Долгорукий предложил правительству начать с Османской империей открытую войну. «Видя турецкую слабость, — писал он из Решта, — не надо пропускать благополучного времени и не дать в силу войти туркам; и в слабости турки вступают в наши провинции, а если бы они были в старой своей силе, то не посмотрели бы на трактат... Иной надежды не находится, что в нынешнее благополучное время, согласясь с кем надлежит, помянутых мнимых приятелей выгнать из Персии и самим в ней усилиться и утвердиться и тем государственный убыток исправить». Весной 1727 г. года Долгорукий во главе военного отряда совершил экспедицию по берегу Каспийского моря, провел разведку местности и основал несколько крепостей.

В Петербурге действия Долгорукого одобрили, но начать войну с Портой не решились. Однако консультации Петербурга и Вены по турецкому вопросу продолжались. Это прекрасно видели в Париже и французы начали активнее давить на Порту. Представитель Франции при султанском дворе маркиз Жак Луи Дюссон де Боннак координировал свои действия с английским послом и внушал османам необходимость заключить с Персией мир, а затем Порта с Францией, а также Англией и Пруссией, могли бы возвести на польский престол Станислава Лещинского. Польский вопрос был одной из причин напряженности в Европе.

Весь 1727 г. прошел для Российской империи в постоянных спорах с Турцией по поводу персидской проблемы. Сначала русские дипломаты опасались турецких успехов, а потом стали беспокоиться, что османы, потерпев ряд поражений от войск Эшрефа, заключат с ним мир и начнут войну с Россией. Действительно в октябре Эшреф-шах, стремясь собрать все силы для борьбы с Тахмаспом, заключил с турками Хамаданский договор, признал султана халифом всех мусульман и обещал передать ему часть персидских земель. Однако император Петр II был равнодушен к внешней политике. А командующий русской армией в Персии князь В. Долгорукий был отозван в Россию вскоре после смерти Екатерины I. Его родственники вели тогда борьбу за влияние на нового императора и хотели иметь авторитетного полководца под рукой. При отъезде Долгорукий дал своим помощникам генералам В. Я. Левашову и А. И. Румянцеву предписание скорее заключить с Эшрефом мир. Таким образом, вскоре успехи России на Каспии были пущены по ветру.

Тем временем Париж всё настойчивее давил на Стамбул, побуждая османов к конфликту с Российской империей. Вместо умершего Боннака в Стамбул был направлен маркиз Марк Луи Савьер де Вильнев, которого глава французского правительства кардинал Флери считал одним из лучших своих дипломатов. Новый посол явился в сопровождении сильной эскадры, чтобы показать султану мощь Франции. И при первой же аудиенции у Ахмеда III, повел речь о враждебных для Порты планах Австрии и России. Неплюев засыпал Петербург докладами о «противных» действиях французов.

В декабре 1727 г. Османская империя заключила мир с официальным правителем Персии шахом Тахмаспом. Порта предложила России своё посредничество в персидских делах. Весь 1728 г. прошел в спорах и взаимных упреках. Турки жаловались, что калмыки в союзе с непокорным царевичем Бахты-Гиреем нападают на Крым. Русский посланник Неплюев жаловался, что османы в Прикаспии «вступают в принадлежащие России земли и народы». Улучшить ситуацию для России в этом регионе помогла армия. Генерал Левашов нанес целый ряд поражений персам. В феврале 1729 г. он подписал с Эшрефом соглашение, которое предусматривало возвращение в руки персов Мазендерана и Астрабада, а Эшреф взамен обещал неприкосновенность русских владений на берегах Каспия и на Кавказе (Ширванская область).

Осенью 1730 г. в Стамбуле вспыхнуло восстание янычар. Мятежники заставили Ахмеда отречься от власти, и посадили на престол его племянника Махмуда I. Визирем при Махмуде I стал убежденный сторонник сближения с Францией Топал Осман. Крымский престол отдали воинственному Каплан-Гирею, который был сторонником войны с Россией. Это усилило стремление Османской империи к войне с Россией и подтолкнуло Россию к примирению с Персией.

В это же время произошёл спор по поводу кавказских земель. Крымский хан выступил в Кабарду. Россия выразила протест. Визирь заявил, что хан ходил в земли, подвластные Крыму и, никакой обиды для России в этом нет. Начался спор о Кабарде — какая ее часть, кому принадлежит. После долгих споров визирь и Неплюев решили: пограничные споры должны улаживать командиры пограничных же войск, «дворов своих не утруждая». Однако наместник крымского хана на Кубани отказался вести переговоры с генерал-майором Д. Ф. Еропкиным, командовавшим Гребенским отрядом, да ещё стал угрожать послать на русских татар и запорожцев и кричал, что может «всю Россию плетьми заметать».

Всё это заставило Россию пойти на сближение с Персией. В январе 1732 г. в Реште был подписан договор, по которому Российская империя возвращала шаху прикаспийские провинции Гилян, Мазендеран и Астрабад. Русские войска отводились за реку Куру. Персия в свою очередь предоставлял России право беспошлинной торговли, беспошлинного транзита товаров и некоторые другие льготы. Рештский договор был очень своевременен, так как война с Турцией быстро приближалась. А в самой Персии власть захватили умелый полководец Надир-шах, что привело к возобновлению войны Турции с Персией.

Весной 1732 г. произошёл очередной конфликт России и Крымского ханства. Татарское войско, по указанию султана, отправилось в поход против персов. Крымские татары пошли через Дагестан, т. е. через земли, которые Россия считала своими. Когда генерал-майор Д. Ф. Еропкин потребовал остановиться, татарский военачальник Фети-Гирей ответил, что выполняет волю султана и Россия, имея с Портой мир, не должна ему мешать. Однако, татары хотели избежать открытого столкновения и поэтому пошли горными тропами, хотя и через русские владения. К месту событий прибыл принц Л. В. Гессен-Гомбургский, который сменил в 1732 г. В. Я. Левашова на посту командующего Персидским корпусом. Он вновь приказал татарам остановиться, а затем перекрыл его войскам путь двумя заслонами. Крымские татары, спустившись с гор, напали у деревни Горячей на небольшой русский отряд, состоявший всего из 500 драгун. Русские кавалеристы спешились, построились в каре и отразили вражеский натиск. В разгар боя подошли сначала отряд генерала Еропкина, а затем основные силы принца, которые обратили татарское войско в бегство. В этой схватке полегло 55 русских солдат, многие были ранены. Среди последних оказался и Еропкин, получивший удар саблей в лицо. Потерпев поражение, татары отступили в чеченские земли, где стали призвали горцев к войне против России. Эта агитация достигла своей цели: восстал почти весь Южный Дагестан. Принц Гессен-Гомбургский был вынужден отвести свои силы в крепость Сулак, а татары разорили несколько поселений терских казаков и даже пытались захватить Дербент. Затем татарское войско ушло на соединение с турками. Одновременно наследник ханского престола калга-салтан начал из Крыма новый набег на Кабарду.

Таким образом, ситуация на границах Крыма, на Кавказе и Прикаспии была на грани большой войны между Россией и Турцией. Поводов для этого было достаточно.

Однако и в Европе ситуация была сложной. Назревала война между Испанией и Австрией из-за нежелания Вены предоставить испанским принцам Карлосу и Филиппу владения в Италии. России в этом случае пришлось бы выставить вспомогательный корпус на помощь Австрии или разорвать союз. В Петербурге мнения разделились. Остерман был убежденным сторонником союза с Австрией и считал, что договор надо выполнить полностью. Его поддержал фаворит императрицы Бирон, подкупленный австрийскими подарками: диплом на графство Священной Римской империи, портрет императора Карла VI, украшенный бриллиантами, и двести тысяч таллеров. Против войны с Испанией был Ягужинский. Он считал, что не нужно вмешиваться в отдаленные от России распри, когда «мы можем у себя наслаждаться покоем». Однако Остерман смог отправить Ягужинского послом в Берлин и его влияние на русский двор ослабело. Франция в это время была союзником Испании, и Россия вступила в конфронтацию с Францией, как союзница Австрии.

Польский вопрос

Новой ареной противостояния стала Польша. Речь Посполитая в это время утратила прежнее могущество, не имея сильной центральной власти и ослабев от бесконечных споров магнатов и панов. Польша утратила положение равноценного противника России. Еще в конце XVII века Россия опробовала практику «проталкивания своего человека» на польский престол. В 1697 г., когда после смерти победителя турок Яна Собесского Польша была охвачена жестоким «бескоролевьем» (в такие периоды в Польше часто шли гражданские войны), царь Петр I, зная о тесных контактах Франции с Портой, двинул в Польшу свою армию для поддержки саксонской партии. Королем стал саксонский курфюрст Август, союзник Петра. В годы Северной войны шведы возвели на престол Станислава Лещинского. После Полтавской победы Петр Алексеевич вновь возвел Августа на престол. Речь Посполитая стала союзником России.

Король Август II Сильный старел и в 1732 г. оказался на пороге смерти. Европейские державы приготовились делить польское наследство. Франция, как уже отмечалось, хотела видеть королем Станислава Лещинского, на дочери которого был женат Людовик XV. Разумеется, Россия и Австрия не могли допустить воцарения в Польше ставленника Франции. В 1728 г. между Пруссией и Австрией был подписан оборонительный союз. Поэтому Пруссия поддержала позицию России и Австрии. В итоге было составлено соглашение, которое современники нарекли «союзом трех черных орлов» (черные орлы входили в гербы России, Австрии, Пруссии). Согласно его условиям все три великие европейские державы должны были во время выборов короля двинуть к границам Польши свои войска, как говорилось в договоре, «не для стеснения выборов, а для охранения польской вольности». Единым кандидатом первоначально решили выдвинуть португальского принца Эммануила. Сам король Польши Август II просил содействовать установлению наследственного права саксонских курфюрстов на польскую корону. Его наследником должен был стать Фридрих Август II (будущий король Польши Август III). Слухи об этих переговорах взбудоражили польских панов, который стали готовиться дать отпор покушениям на «польскую вольность».

1 февраля 1733 г. Август Сильный умер. После смерти короля власть над Польшей, по традиции, принял королевский местоблюститель, архиепископ гнезненский. Архиепископ Тадеуш Потоцкий, который был ярым приверженцем Лешинского, сразу же распорядился вывести из Польши саксонские войска Августа. Это привело к панике немецкого населения Польши. Вместе с солдатами, бежали ремесленники и купцы, придворные покойного короля и чиновники. Петербург немедленно направил в Польшу грозную грамоту с требованием исключить Лещинского из числа кандидатов на престол. Франция и Австрия предпочли действовать подкупом: из Вены было прислано более ста тысяч золотых, из Парижа — миллион ливров на подкуп польской знати.

В конце апреля открылся конвокационный сейм (сейм, созываемый после смерти короля с целью определение срока и подготовка выборов нового короля), который постановил, что королем может быть только «природный поляк», католик, женатый на католичке и не имеющий своей армии. Этим постановлением явно исключали Эммануила, как и всякого другого иностранного претендента. Австрия и Россия выразили резкий протест. Партия Лещинского стала угрожать войной, искать поддержки у Османской империи и Крымского ханства. Тем временем португальский король неожиданно заявил о намерении предложить полякам не Эммануила, а другого своего брата — Антонио. Австрия и Россия, крайне удивленные таким поступком, стали искать нового кандидата на трон Польши. Выбор пал на сына Августа II, саксонского курфюрста Августа III.

Франция против России. Борьба за Польшу

Курфюрст Саксонии Август III

В свою очередь Август не скупился на обещания. В угоду Австрии он признал Прагматическую санкцию. Этот документ, составленный императором Карлом VI еще в 1724 г., закреплял право на наследование австрийского престола за его дочерью Марией-Терезией. Однако многие европейские монархи, имевшие с императорской фамилией династические связи, сами рассчитывали занять трон Австрии и документ не признавали. Среди них была и Саксония, которая теперь изменила своё мнение. Между Россией и Саксонией был подписан оборонительный союз, причем Август обещал, что, став королем, постарается подписать такое же соглашение от имени Речи Посполитой. Иметь Польшу союзницей в преддверии войны с Портой было очень соблазнительно. Кроме того, Россия не могла допустить, чтобы Польша снова стала врагом, за которым будет стоять Франция. Пруссии это не очень понравилось. Усиление Саксонии не было выгодно Пруссии. Однако прусского короля кое-как убедили сохранять нейтралитет.

В августе 1733 г. в Варшаве открылся избирательный сейм. На нем сразу же разгорелся ожесточенный спор между сторонниками Августа III и Лещинского. Большинство выступило за французского кандидата, но нашлись у него и враги. К общему мнению не пришли, между сторонниками враждующих партий начались стычки. Лещинский, прибыл в Польшу тайно и, прожив в столице совсем недолго, перебрался в Данциг, где планировал дождаться помощи Франции. Польша была на пороге гражданской войны, когда в ночь на 20 сентября 1733 г. в предместья Варшавы вступило русское войско под началом генерал-аншефа П. П. Ласси. Россия начала подготовку к операции уже весной 1733 г. В конце февраля 1733 г. по указу императрицы Анны Иоанновны состоялось «генеральное совещание» Кабинета министров. На нём было решено, что «Лещинского и других, которые зависят от Короны Французской и Шведской и, следовательно, от Турецкой, до короны Польской допустить никак нельзя».

Под защитой русских штыков участники сейма, собравшиеся в Праге (пригороде Варшавы), 24 сентября избрали в короли курфюрста Саксонии. В январе 1734 г. русские войска взяли Торн и подошли к Данцигу, осада которого была поручена самому Миниху. Весной русские войска отразили французский десант, который попыталась высадить французская эскадра. В конце июня Данциг капитулировал, но Лещинский успел бежать, переодевшись простолюдином.

Одержав победу, Россия предложила Австрии активизировать действия в восточном вопросе. Однако Вена предложила тянуть время. Австрия не хотела, чтобы Россия обостряла отношения с Османской империей, так как было совершенно ясно, что Франция не смирится с положением дел в Польше. Действительно, Лещинский готовился продолжать борьбу, а Франция объявила войну Австрии. На стороне Франции выступали Испания и Сардиния. Две французские армии направились в Германию, открыв Рейнскую кампанию.

Большая война в Европе резко обострила ситуация на границах России. Французы активно давили на Порту, чтобы она выступила против Российской империи. Когда русские войска осаждали Данциг, османские власти тайно отправили в Малороссию запорожского казака Орлика, сына Филиппа Орлика, генерального писаря казачьего войска, соратника Мазепы. Он получил инструкции от самого французского посла Вильнева и должен был уговорить запорожских казаков выступить с крымскими татарами против России. Одновременно турки пытались поднять венгров против Австрии с помощью князя Ракоци.

К счастью для России, правитель Перссии Надир-шах продолжал вести с турками войну и довольно успешно. Правда, России пришлось за это заплатить большую цену. В марте 1735 г. Россия и персидское правительство заключили Гянджинский трактат, который предусматривал возврат Персии всех русских завоеваний на Кавказе. Русские войска оставили Баку, Дербент и даже крепость Святого Креста.

Тем временем Порта выразила России недовольство ситуацией в Польше. В середине мая 1735 г. султан принял решение направить против Персии войско крымских татар, путь которых должен был пройти через русские владения на Кавказе. Русское правительство решило татар через русские владения не пропускать, а султану объявить, что Россия расценит подобный поход, как агрессию. Всем стало очевидно, что уже осенью 1735 г. война с Османской империей все-таки начнется. В конце июня 1735 г. императрица Анна Иоанновна приказала Миниху оставить армию в Польше 40 тысяч солдат, а с прочими войсками идти на Дон и начать подготовку к осаде Азовской крепости. Фельдмаршал Миних встретил это поручение с искренней радостью. «Повеление об Азовской осаде принимаю, — писал он, — с тем большей радостью, что уже давно, как Вашему Величеству известно, я усердно желал покорения этой крепости».

Таким образом, впервые со времен неудачного Прутского похода Петра I Россия решилась вступить с Турцией в открытую схватку. При этом официально объявлять войну не стали. Русские дипломаты уверяли османское правительство, что Россия желает только наказать крымских татар, а затем установить «вечный» мир. Поэтому план кампании предусматривал операции только против Азова и Крыма. Азов должна была взять 44-тыс. армия Миниха. Карательный рейд в Крым должен был предпринять 10-тыс. отряд генерала Вейсбаха, который стоял на Волыни.

Франция против России. Борьба за Польшу

Осада Данцига

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 7
  1. василий50 11 декабря 2015 06:40
    Понятно что польский *пузырь*, сам собой не надувался. Но основные кто *танцуют* поляков, на протяжении столетий, всё же *римские папы* и его окружение. Иначе никак логически не связать претензии на *господство* без католических сказок о *величии*. Деньги на польский гонор имеют разное происхождение, но к полякам они *приходят* под Ватиканские просьбы или *гарантии*.
    Даже сегодня, когда врать сложней, выискивают какие-то, иногда просто анекдотичное, обоснование своих претензий. Ещё более анекдотична история Польши в 20-м веке, и ничего, гонор только увеличился, претензии к соседям тоже растут.
  2. Комментарий был удален.
  3. avva2012 11 декабря 2015 12:28
    Да, почитаешь и призадумаешься. Это сколько раз Россия "сливала", то одну территорию, то другую? И, ничего, как-то все обошлось. А, уж о дипломатических изысках и сказать не чего. Статья замечательная. Жду с нетерпением продолжения.
  4. Ратник2015 11 декабря 2015 15:11
    Всё объясняется просто : союзниками России были в 18 веке в основном протестантские страны Англия, Голландия и Дания, отчасти Пруссия (до Фридриха Великого). А противостояли ей в основном католические страны - во главе с Францией, подлинной сверхдержавой того времени (а Польша была её верным союзником); и как раз Англия и Голландия объединили усилия для противостояния французскому влиянию. Хотя были и исключения - например протестантская Швеция всегда была союзницей Франции в 18 веке, а католическая преимущественно Австро-Венгрия - входила в основном в антифранцузские альянсы.

    "Это есть хитрый европейский политИк !"
    1. avva2012 11 декабря 2015 16:38
      Австро- Венгрия? Образована с 14 ноября 1868 года. Англия, в то время была нашим противником (как в прочем всегда), хоть формально мы были союзниками в войне с Наполеоном и в первой мировой. Вы, статью читали?
    2. avva2012 11 декабря 2015 16:39
      Австро-Венгрия, официально основана с 14 ноября 1868 года. Англия в то время, была нашим противником. Вы, статью читали?
    3. avva2012 11 декабря 2015 16:42
      Цитата: Ратник2015
      католическая преимущественно Австро-Венгрия - входила в основном в антифранцузские альянсы.

      Австро-Венгрия, основана официально с 14 ноября 1868 года. Англия. была нашим противником. вы, статью читали?
    4. Morrrow 11 декабря 2015 22:24
      Правильно. Идеология тогда была на первом месте.
  5. avva2012 11 декабря 2015 16:43
    Цитата: Ратник2015
    католическая преимущественно Австро-Венгрия - входила в основном в антифранцузские альянсы.

    Австро-Венгрия, основана официально с 14 ноября 1868 года. Англия, была нашим противником. Вы, статью читали?
    1. tanit 12 декабря 2015 06:05
      Угу, а "не официально"? wink А не менее официально -Священная Римская Империя Германской Нации кем основана и когда? Не подскажите? feel

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня