Азовский поход 1736 г.

Азовский поход

В конце февраля 1736 г., пока в Петербурге еще спорили о плане кампании, фельдмаршал Миних выехал из города Изюма и через неделю прибыл в крепость Св. Анны. Здесь он узнал от казаков, что вражеский гарнизон Азовской крепости не превышает двух тысяч человек, и турки не могут доставить в крепость подкрепления, так как стоит «верховая погода» т. е. ветер дует с верховьев Дона, не позволяя кораблям войти в реку. Казаки также сообщили, что земля уже оттаяла, а значит можно строить земляные укрепления.

Поэтому Миних внёс коррективы в план операции: он решает срочно выслать вперед донских казаков и калмыков под началом старшины Краснощекова, чтобы они напали на татар, кочевавших под Азовом, и не дали им оказать поддержку гарнизону крепости. В помощь донцам для этой операции решено было привлечь кабардинцев и терских казаков, которым направили соответствующие указания. Одновременно фельдмаршал приказал находившимся в крепости Св. Анны войскам готовиться к выступлению в поход, несмотря на нехватку провианта и личного состава в полках. Он решил лично начать осаду с теми силами, что были у него под рукой: всего 18,5 тысяч человек. Сам Миних аргументировал это решение удобным стечением обстоятельств, но многие современники считали, что честолюбивый полководец сам решил взять Азов, чтобы не делиться славой с Ласси, который должен был командовать Донской армией.


13 (24) марта передовой отряд русских войск переправился на левый берег Дона. На следующий день инженер-прапорщик Малыгин доложил Миниху, что два замка защищающих подступы к Азову по обеим сторонам Дона (русские эти укрепления именовали каланчами) полуразрушены, а их гарнизоны невелики. Для захвата этих укреплений фельдмаршал выделил специальный отряд под началом генерал-майора Ульриха фон Спаррейтера (200 гренадер, 300 фузилеров, 100 минеров и артиллерия), и 1200 донских казаков наказного атамана Ивана Фролова, а сам во главе 2,5 тысяч пехотинцев направился под Азов. По дороге к нему присоединились казаки Краснощекова и еще несколько отрядов пехоты. В результате, когда фельдмаршал 19 (30) марта встал лагерем под Азовом, в его распоряжении находилось всего 5 тысяч человек, т. е. менее трети тех сил, с которыми он планировал вести осаду вражеской крепости.

Снежная буря дважды срывала штурм замков-каланчей. Только в ночь на 20 (31) марта отряд Спаррейтера атаковал и захватил укрепление на левом берегу Дона. После чего отправил гарнизону правобережной каланчи предложение о сдаче на условии выдачи оружия и ухода гарнизона в Азов. Комендант правобережной каланчи Ада-Баш принял условия и сдал укрепление. Надо отметить, что во время этих боев, война ещё не была объявлена, и турецкий комендант Азова совершенно растерялся. Лишь потеряв передовые укрепления, он приказал поджечь форштадт и открыть по осаждавшим артиллерийский огонь.

После детальной разведки, Миниху стало ясно, что гарнизон турецкой крепости гораздо больше, чем думали и имеющими силами его не сломить. Он решил организовать правильную осаду крепости. Русские войска построили лагерь недалеко от Дона и садов Азова, в месте, где солдаты нашли достаточно хорошей воды, дров, соломы и тростника. Фельдмаршал, чтобы усилить блокаду Азова, приказал фон Спаррейтеру, овладеть крепостью Лютик. Крепость была небольшой, гарнизон Лютика насчитывал всего сотню янычар. Однако крепость имела стратегическое значение, так как располагалась к северу от Азова и господствовала над устьем Мертвого Донца (одного из рукавов Дона), прикрывая выход в Азовское море, и припасов в ней хранилось много, на случай расширения военного контингента во время войны.

Вечером 23 марта (3 апреля) отряд фон Спаррейтера подошел к Лютику с востока. Одновременно донские казаки проникли на лодках в устье Мертвого Донца с моря и появились у западной стены крепости. Османы запаниковали и бросились бежать. Однако были взяты в плен казаками. Русские захватили в крепости 20 орудий и запасы. В результате Азов был окружен со всех сторон и русские войска получили возможность выйти к морю. Для этого были выделены 1000 казаков, которые на лодках вышли к морю. Они должны были соорудить редуты и разместить 14 орудий, что воспрепятствовать помощи Азову со стороны моря.

Миних укрепил позиции вокруг Азова и начал бомбардировку крепости. Так как осадная артиллерия к Азову еще не прибыла, так что обстреливать крепость пришлось из пушек, снятых со стен крепости Св. Анны. 24 марта (5 апреля) в русский лагерь прибыл генерал-майор Левашов, которому Миних сдал командование. 26 марта (7 апреля) фельдмаршал покинул лагерь под Азовом, чтобы ехать в Царичанку и возглавить поход в Крым. Надо отметить, что, несмотря на поспешность Азовского похода и малочисленность русских сил, Миних хорошо справился со своим делом. Передовые укрепления Азовской крепости (две каланчи и Лютик), которые, если бы османы успели приготовиться к обороне, могли создать серьёзные проблемы русской армии, были взяты быстро и почти без потерь, донские казаки отогнали от города татар, лишив поддержки турецкий гарнизон, началась правильная осада.

Покидая лагерь, русский главнокомандующий составил для Левашова подробную инструкцию о сосредоточении под Азовом необходимого количества войск, доставке осадных орудий, строительстве батарей в устье Дона, о защите самого лагеря ретрашементами и редутами. При этом о штурме ничего не говорилось. Азов планировали взять правильной осадой, так как войск для решительного штурма было мало. Не имея достаточных сил для активных действий против Азова, Левашов сконцентрировался на обеспечении блокады (по возможности, сужая её), постройке дополнительных укреплений для лагеря и подвозе припасов и материалов, необходимых для осады.

Азовский поход 1736 г.

План №5. Осада Азова Русскими в 1736 г. Источник: Байов А. К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739 гг.

Начало осады

В начале апреля русские войска закончили постройку Главного лагеря, который находился в полутора верстах к востоку от крепости, на берегу реки Азовки, левого притока Дона. Еще один лагерь соорудили к юго-западу от Азова, в долине реки Узяк. Оба лагеря были защищены ретрашементами, вооружены крепостными пушками и служили опорными пунктами на флангах линии осады. Между лагерями тянулись линии редутов, реданов и флешей. Особенно важная роль отводилась четырем редутам на правом фланге осаждавших, в которых расположили три мортиры для стрельбы огромными бомбами весом по пять пудов (80 кг.), привезенные из крепости Св. Анны. 26 марта эти мощные орудия открыли огонь.

Османы, опомнившись от первого страха и видя, что русских мало, начали предпринимать сильные вылазки. 3 (14) апреля гарнизон Азова впервые решился на крупную вылазку. Из крепости вышло свыше 600 пеших и конных солдат, которые напали на русский обоз, находившийся под защитой всего лишь сотни конвойных. Солдаты, однако, не растерялись и, выстроив из повозок вагенбург, отбивались в течение двух часов, пока к ним на помощь не пришли казаки. 5 (16) апреля турки произвели новую вылазку. На этот раз в ней участвовало ещё больше войск — 500 пеших янычар и свыше 1 тыс. всадников. Главный удар турецких войск был направлен против наиболее опасной для крепости русской позиции — на правый фланг русской позиции, где располагались на редуты с мортирами, которые наносили Азову большой ущерб. Турецкая конница атаковала донских казаков, стоявших между редутами, а янычары ударили по укреплениям. Но, несмотря на все усилия янычар, взять редуты им не удалось. 25 апреля (6 мая) на вылазку вышел крупный отряд крымских татар. Левашов заранее узнал про нападение противника и выделил 400 казаков в засаду. Пропустив татар, казаки атаковали их с фланга и в тыл, опрокинув врага, который вынужден был бежать. После этих трех неудачных вылазок турецкий гарнизон на некоторое время отказался от активных действий.

4 (15) мая под Азов прибыл П. П. Ласси, который только что вернулся после похода на Рейн и получил чин фельдмаршала. Он по пути пережил по пути немало приключений. Еще 17 марта Ласси оставил свою армию под Веной и отправился в Царичанку на почтовых лошадях, преодолевая за день по 80 км (полководцу шёл 58-й год). С невероятной для того времени быстротой он добрался до расположения Днепровской армии. Ласси в Царицынке встретился с Минихом, обсудив план осады. Торопясь к Азову, Ласси на пути от Бузовой к Изюму, подвергся нападению крымских татар. С фельдмаршалом было всего 40 человек конной ландмилиции. Потеряв 20 человек из конвоя, свой экипаж и вещи на 10 тыс. рублей, фельдмаршал сумел уйти верхом. После этого он уже не решился ехать по степи впереди Украинской линии, а поехал за линией в крепость св. Анны, а оттуда в Азов.

Надо сказать, что Ласси был личностью весьма неординарной. Ирландец по национальности, он ещё в юном возрасте принял участие в Войне двух королей в Ирландии, эмигрировал во Францию, вступил в Ирландский отряд, участвовал в ряде кампаний в Европе. Ласси в 1700 году поступил на русскую службу, участвовал в Северной войне, Прутском и Персидском походах. В 1727 г. он выполнил весьма деликатное поручение Меньшикова, выдворив из Курляндии претендовавшего на герцогский престол Морица Саксонского. В 1733 году он был послан командиром корпуса, отправленного в Речь Посполитую для поддержки Августа III против Станислава Лещинского. Свою миссию он выполнил успешно. Войска под командование Ласси начали осаду Данцига. В 1735 г. Ласси командовал армией, направленной русским правительством на помощь австрийцам. Рейнский поход завершился успешно. Появление русских войск в Германии заставило врагов Австрии склониться к миру. Многие современники сравнивали Ласси с Минихом и выводы чаще всего были не в пользу последнего. По их мнению, Ласси не уступал Миниху в военном умении, и выигрывал тем, что был равнодушен придворным интригам.

Азовский поход 1736 г.

44-пушечный прам. Крупное плоскодонное артиллерийское парусно-гребное судно, применявшееся в качестве плавучей батареи

Продолжение операции

Прибыв в расположение армии, граф Ласси в этот же день осмотрел расположение своих войск, и произвёл рекогносцировку позиций противника и окрестностей Азова. К этому моменту вверенная графу Ласси армия состояла из 8,4 тыс. человек в регулярных полках и 3,3 тыс. человек иррегулярных войск (казаков и калмыков). Флот ещё был в пути, и в распоряжении армии были 30 каек (полугалер) и 6 полупрамов. В день приезда Ласси контр-адмирал Бредаль прибыл к каланчам с несколькими галерами. Осмотрев войска, Ласси с огорчением отметил, что они находились «весьма не в состоянии». В полках, особенно вернувшихся из Персии, было много больных солдат и совсем молодых рекрутов, ещё не привыкших к службе. Не хватало продовольствия, обмундирования, амуниции и даже ружей. Иррегулярные войска большей частью состояли из стариков или очень молодых, которые, по словам фельдмаршала, «не только против неприятеля к делу, и ко употреблению в работу мало пригодны».

Такое состояние армии объясняется тем, что Миних, чтобы обеспечить эффект неожиданности, выступил до завершения подготовки и крайней неповоротливостью российской бюрократии. Все распоряжения по доставке в армию необходимых припасов исполнялись крайне медленно, сопровождались вечной волокитой. Фельдмаршал в своих донесениях постоянно просил оказать давление на кого следует и «снабдить Вашего Императорского Величества крепкими Указами».

Изучив состояние обороны Азова, Ласси пришёл к выводу, что «город, по-видимому, находится в твёрдом состоянии…». Однако он не отказался от осады. После проведённой 5 (16) мая рекогносцировки инженерами, под командой генерал-квартирмейстера барона Петра де Бриньи, штурм решили проводить с двух сторон. Основная атака должна была быть произведена на западном фронте Азовской крепости, от левого фланга осаждающей армии, а демонстративная — против восточного фронта, на Алексеевский кронверк, — от правого фланга. Генерал-лейтенант Артемий Загряжский и контр-адмирал Бредаль получили приказ скорее идти к Азову с полками и флотом. 8 (19) мая Ласси перешел к активным действиям. По направлению к западному и восточному фасам Азовской крепости стали копать апроши. Увидев это, 800 турецких солдат сразу же сделали вылазку, но были отражены. После этого Ласси распорядился, чтобы не только охранение, но и люди производящие инженерные работы, выходили на работы с ружьями.

Начали подходить корабли Бредаля, что улучшило снабжение войск. Усилилась блокада крепости со стороны моря. Корабли Бредаля должны были прервать лодочное сообщение Азова, часть флота отправлялась к устью Дона, чтобы преградить путь турецкому флоту. Окрепла артиллерийская мощь русской армии. В целом на всех судах имелось свыше 200 орудий калибром в 18 и 24 фунта. Получив осадную артиллерию, русские войска с 13 (24) мая приступили к усиленным бомбардировкам крепости. Город обстреливали и со стороны реки. 1 (12) июня огонь открыл один прам, а с 2 (13) июня огонь вели три прама. Обстрел корабельной артиллерии был удачен, поэтому командование прибавило к ним еще шесть прамов, которые и вели огонь до дня сдачи крепости. Турки отвечали огнём своей артиллерии, но достаточно слабо.

16 (27) мая турки произвели большую вылазку с целью помешать осадным работам. Из крепости вышло более 2 тыс. солдат. Османы напали на левый фланг позиции, и стали теснить русскую пехоту. Положение спас сам Ласси. Он лично повел в атаку 500 гренадер и 100 драгун, обошел нападавших с фланга, опрокинул и погнал их к крепости. Бой продолжался пять часов. С русской стороны были убиты 2 офицера и 19 солдат. Еще 191 человек были ранены. Отправка 6 прамов под началом лейтенанта Костомарова к устью Дона, оказалась очень своевременной, так как вскоре появился флот самого капудан-паши. Однако из-за мелководья османские корабли не смогли двигаться по реке, а присутствие русских прамов не позволило туркам проникнуть в устье на шлюпках. Не сумев пробиться к Азову, капутан-паша отступил. 3 (14) июня османы сделали ещё одну большую вылазку, ударив по левому флангу. У русских погибло 33 человека, получили ранения 823 человека.

Капитуляция крепости

К 4 (15) июня русские апроши находились всего в сорока шагах от земляного форштадта, который прикрывал подступы к крепости. Еще четыре дня спустя, один из русских снарядов попал прямо в пороховой погреб крепости. Произошел сильнейший взрыв, в результате которого, в Азове было разрушено пять мечетей, более ста домов и погибло 300 человек.

К 10 (21) июня апроши достигли основания форштадта. Желая ускорить ход событий, командующий Ласси приказал готовиться к открытому штурму турецких укреплений. Решение этой задачи было возложено на специальный отряд в составе 300 гренадер и 700 фузилеров под началом полковника Ломана. В ночь с 17 на 18 июня, под прикрытием артиллерийского огня со всех батарей и стоявших на Дону кораблей, штурмовой отряд Ломана двинулся в атаку. Турки отчаянно защищались и взорвали две мины, но, как сообщал впоследствии Ласси, «с немалым трудом и с боем нашими людьми форштадтные при Азове ближние палисады взяты». Потери русских во время атаки были небольшими: 5 солдат убитыми, 38 солдат и 2 офицера ранеными. Общая численность армии Ласси к тому времени достигла 25 тысяч человек.

После падения форштадта, комендант крепости Мустафа-ага направил в русский лагерь письмо с предложением сдать город. 19 июня начались переговоры. Сначала русский командующий настаивал на полной капитуляции, но османы решительно отказались. Комендант даже сказал, что предпочтет «погибнуть под развалинами крепости». В конце концов, гарнизону Азова было разрешено проследовать под конвоем русских войск в турецкую крепость Ацука. Гарнизон выходил из крепости без военных почестей с условием не воевать против русских в течение одного года; военным разрешалось оставить личное оружие в количестве одного ружья, лука, пистолета и сабли; все казённое оружие оставалась русской армии; артиллерия, её принадлежности, провиант, за исключением количества необходимого для довольствия турецких солдат во время перехода, пороховые погреба и мины оставались русским; турецкие подданные могли оставаться в городе 14 дней для завершения своих дел, им обеспечивалась безопасность и справедливое отношение к имуществу. До возвращения конвоя, которым командовал адмирал Бредаль, три турецких высших командира оставались в заложниках. Город Азов считался перешедшим «в подданство Ея Императорского Величества».

8 (19) июля турецкий гарнизон в составе 3463 человек покинул крепость. Вместе с гарнизоном ушли 2233 человека горожан и 121 купец из армян и греков. В городе было освобождено 119 пленных разных наций. Трофеями русской армии стали: 136 медных пушек, 68 чугунных, 6 медных дробовиков, 24 чугунных дробовика, 2 медные мортиры, 5 чугунных мортир, 23 медных базов и большое количество боеприпасов.

Азовский поход 1736 г.

Изображение осады Азова в 1736 году. Показан момент взрыва порохового погреба

Итоги

По сообщению пленных, перед началом осады гарнизон Азовской крепости составлял около шести тысяч человек (а не две тысячи, как думал Миних). То есть в начале осады, когда у Миниха было всего около 5 тыс. человек, русская армия в численности уступала турецкой. Потери турецкой армии составили 2487 человек. Кроме того, погибли и умерли от болезней 1200 жителей города. Русские потеряли 295 человек убитыми и умершими от ран, 1343 человека ранеными, 22 — пропавшими без вести. Всего по турецкой цитадели было выпущено свыше 17 тысяч пушечных ядер и около 5 тысяч бомб.

В целом осада и взятие Азовской крепости стали настоящим гимном правильной осаде с полным блокированием, возведением многочисленных инженерных сооружений и сильными обстрелами противника. Как во время Азовского похода 1696 г., успех операции обеспечило активное взаимодействие армии и флота. Сухопутные войска и флот полностью блокировали крепости с суши и воды. Подошедший турецкий флот не смог перебросить подкрепления и припасы, что предопределило исход осады. Взятие Азовской крепости имело стратегическое значение. Российская империя получила мощную крепость в устье Дона и выход в Азовское море.

Взяв турецкую крепость, Ласси дал войскам некоторое время на отдых. Уже 4 (14) июля фельдмаршал отдал указание генерал-лейтенанту Дугласу с Казанским и Нижегородским драгунскими полками идти, через город Изюм, к Перекопу на помощь армии Миниха. Затем туда же направился и он сам, с одним драгунским и восемью пехотными полками. Комендантом Азова был оставлен генерал-лейтенант Загряжский. Общее командование на этом направлении (в Азове и в крепости Св. Анны) принял на себя Левашов.

Азовский поход 1736 г.

Капитуляция Азова в 1736 году. Азовский паша Мустафа Ага вручает ключи от города фельдмаршалу графу Ласси. Фрагмент немецкой гравюры 1740 года

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. parusnik 15 декабря 2015 07:55
    17 (28) июня Ласси начал штурм азовского палисада, а 19 (30) город сдался. Такая быстрая удача объяснялась отчасти умелым и энергичным воинским поиском, а отчасти тем, что Ласси раздобыл несколько армян-шпионов, указавших ему самые слабые места крепости. По взятии её, она была приведена в способный для обороны вид, а осадная артиллерия отослана в город Изюм. Сам Ласси стал готовить армию для продвижения в Крым, но встретил неожиданное препятствие в виде неудовольствия со стороны Миниха
    1. Свелес 15 декабря 2015 09:37
      i736г -всё правильно был не 1736г ,а 736г -от Исуса.
      насчёт -этого ПРАМА ,как такое корыто-квадратное могло плавать? Прам -это плоскодонное судно-баржа,но даже баржа имеет обводы корабля,а не плавучей коробки,если по течению ,такое корыто ещё могло ,как то добраться, то против,греби -не греби -не получится.
      1. Костоправ 15 декабря 2015 16:20
        Поддерживаю.
        По поводу прама - это ж принципиальный рисунок, не фото, тут якорь размером с две деки, и флаг можно вместо паруса smile
        Опять же, как и в многих других иллюстрациях - рисовал не очевидец, а художник, которому кто-то рассказал (а может сам в газете прочитал) про плавучую батарею - и он наваял тут плавучий форт...
    2. Свелес 15 декабря 2015 13:03
      Александр Самсонов ты бы выложил ВСЮ КАРТУ (немецкая сувенирная карта посвящённая взятию Азова 1736г),я нашёл эту карту ,но она с низким разрешением,но и такая информативна, во первых -i736г,во вторых- там кругом ТАРТАРИИ ,ТУРЕЦКАЯ ТАРТАРИЯ,МАЛАЯ ТАРТАРИЯ,ДОНСКАЯ ТАРТАРИЯ,КОЕЛАНИШЕ -колония? ТАРТАРИЯ,ЧЕРКАСЫ,НАСАИШЕ?(НАГАЙЦЫ) ТАРТАРИЯ.
    3. Комментарий был удален.
  2. Дмитрий 2246 15 декабря 2015 12:29
    Спасибо за статью, очень интересно.
    Время о котором мало информации, а люди бились против бусурманов во славу русского оружия.
  3. Сенека 15 декабря 2015 13:55
    Цитата: Дмитрий 2246
    Спасибо за статью, очень интересно.
    Время о котором мало информации, а люди бились против бусурманов во славу русского оружия.

    А я что то как вспомню сколько девчонок в 90-ые и начале 00 были проданы в рабство ту же самую Турцию..и понимаю насколько мы лицемерны подняв хай из за кого то су-24.
    1. Костоправ 15 декабря 2015 16:15
      Цитата: Сенека
      из за кого то су-24.


      А вот сейчас - обидно было. Ты это жене пилота скажи, перед нами-то чего рассусоливаешь?
      Жалеешь о "миллионах девчонок проданных" 15-30 лет назад? Кто продал? Откуда взял?

      пустобрёх...
  4. Казак Ермака 15 декабря 2015 16:22
    Интересная статья. Жду продолжения.
  5. Сенека 15 декабря 2015 23:07
    Цитата: Костоправ
    Цитата: Сенека
    из за кого то су-24.


    А вот сейчас - обидно было. Ты это жене пилота скажи, перед нами-то чего рассусоливаешь?
    Жалеешь о "миллионах девчонок проданных" 15-30 лет назад? Кто продал? Откуда взял?

    пустобрёх...

    Сам ты пустобрёх. В Турцию особенно в 90-ые сутенеры работорговцы сплавили немало россиянских девах. Впечатлила одна давняя история одна наша гражданка пробыла в рабстве около 12 лет...Изначально её похитили и перепродавали на Кавказе а потом перепродали туркам.И это только одна история из тысяч.Что харахтерно посольство в турции закрывало на это глаза.И ни чё никто войны не объявлял..санкций не вводил..турецкого посла не вызывали..Кажется Китай на втором месте после турции по количеству без вести пропавшего живого товара из нашей страны.
    "Ты это жене пилота скажи, перед нами-то чего рассусоливаешь?" И сказал бы-он ВОЕННЫЙ лётчик..а среди них как бы такое случается и случалось во все времена..что солдат погибает во время боевых действий.Он же не поля ромашками засеивал.
  6. Cap.Morgan 16 декабря 2015 00:56
    Миних, Ласси , Дуглас, Бредаль, Загряжский, Ломан и фон Спаррейтер...
    Русская армия, однако.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня