Героическая оборона Очакова русскими войсками. Второй погром Крымского ханства

Дальнейшие действия армии Миниха

5 июля 1737 г., после короткого отдыха, русская армия двинулась к Бугу и пошла вверх по правому берегу этой реки, выполняя первоначальный замысел о походе вглубь вражеской территории. Обремененные почти 8 тысячами больных и раненых, русские войска двигались очень медленно. Кроме того, остерегаясь вражеской конницы, полки построились в несколько каре, и их задерживали большие обозы. В результате армия потеряла маневренность.

Вскоре произошло первое крупное столкновение с противником. Рано утром 12 июля генерал-квартирмейстер полковник Фермор и подполковник Ливен выехали с квартирьерами и фурьерами для поиска удобного места для лагеря. Не ожидая встречи с конницей противника, они не взяли выделенного для них прикрытия из двух драгунских полков, но вскоре встретили казачий дозор, от которого узнали, что навстречу идет большой неприятельский отряд. Отряду Фермора пришлось выдержать атаку 5 тысяч турок и татар. Построившись в каре, солдаты храбро отбивали волну за волной. Наконец, атакующие, убедившись, что имеют дело отнюдь не с легкой добычей, отступили. В тот же день татарская конница напала на обоз самого фельдмаршала, но атака была отражена кирасирами.


К 18 июля измученные войска достигли места слияния Буга и реки Чигаклеи. Командующий узнал, что для переправы здесь место удобное и, что на левом берегу Буга есть отличные луга для выгона лошадей. Инженеры сразу же приступили к сооружению двух мостов (один понтонный, один — на бочках), по которым 21 июля авангард форсировал Буг. Но переправа ещё не закончилась, когда из столицы прибыла депеша с приказом наступать на Бендеры. Для решения этого вопроса собрали военный совет. Все его участники единодушно решили начать отход, ибо «по тому позднему времени и по великим авантажем для сбережения войска, в неприятельские земли в такую дальность вступить весьма не без опасности».

26 июля армия праздновала день коронования императрицы Анны Иоанновны, и Миних устроил для офицеров бал. На него пригласили пленного турецкого сераскира (командующий турецкими войсками). При разговоре с командующим турок признался: «Я поражен превосходным видом российских войск. В Константинополе не верят в то, что я вижу собственными глазами».

К сожалению, многие командиры, расслабленные взятием Очакова и отсутствием противника, утратили бдительность. Они были уверены, что враг далеко, на правом берегу Буга. 31 июля большой татарский отряд неожиданно форсировал реку, напал на русских фуражиров и отбил у них больше тысячи быков. Казаки бросились на противника, опрокинули его и гнали сорок верст. В бою погибло около сотни татар, но отбить быков так и не удалось.

2 августа войска начали движение вниз по Бугу, к устью реки Куцые Еланы, навстречу с флотилией. В это время русский командующий получил письмо от молдавского боярина Лупула с призывом начать наступление на Бендеры. По его словам, после падения Очакова, османов якобы охватила паника. Однако фельдмаршал не изменил своего решения, тем более что в армии началась эпидемия. 8 августа русские войска достигли реки, перешли ее и, пройдя по степи 23 версты, встала лагерем на Буге. В тот же день подошла флотилия. Князь Барятинский привел 48 двойных шлюпок, 4 канчебаса и 57 больших ладей, груженых продовольствием. Ещё через два дня подошли 6 двойных шлюпок и 24 байдака подполковника Долгорукого. Миних был чрезвычайно доволен приходом флотилии и справедливо полагал, что теперь турецкое командование будет находиться в постоянном напряжении, не зная, что предпримут русские. Он сразу же отправил часть судов к припасами в крепость Очаков, а сам повел армию на восток, к реке Ингул.

17 августа русские войска перешли Ингул и вскоре встали лагерем в 40 верстах от Очакова, у самого впадения Буга в лиман. Отсюда Миних сообщил в Петербург, что из-за усталости армии предпринимать какие-либо действия на Днестре невозможно, что стоит засуха, вода в Буге позеленела и стала негодной для питья. Это была правда. Запорожец Филипп Орлик в письме к Лупулу отмечал: «Драгонiя (драгуны) мало не вся пеша стала, возы с провиантом не мают, чим проводити. Все хлопцы так мизернiи, же кости тiлько да шкура на них застает». Несмотря на все усилия врачей, в армии вспыхнула настоящая эпидемия желудочных заболеваний.

7 августа донским казакам было разрешено уходить на Самару, 22 августа отпустили генерала Бирона с драгунами, и при фельдмаршале осталось 27 пехотных полков. Еще неделю спустя, Миних, отправив под Очаковом два полка, повел остальные войска в обратный путь. К середине сентября он достиг устья реки Саксагани, а оттуда направился к Переволочне на зимние квартиры. Этим закончился тяжелый Очаковский поход. Во время этого похода русская армия потеряла 11 тысяч солдат и офицеров, 5 тысяч казаков и 1 тысячу ратников, служивших погонщиками в обозе.

Героическая оборона Очакова русскими войсками. Второй погром Крымского ханства

Украинская линия. Фрагмент из Карты театра военных действий в Русско-турецкой войне в 1737 году, которая составлена Ж. Н. Делилем для Российской Академии наук в 1745 год

Осада Очакова турецкой армией

В Очакове был оставлен русский гарнизон под начальством Штофельна. Первым делом командант решил вынести линию обороны вперед. В полукилометре от северного фаса крепости началось возведение вала с шестью редутами. Эта линия должна была опираться флангами на берега Черного моря и Днепровского Лимана, надежно прикрывая подступы к Очаковской крепости. Планировалось также усилить с помощью насыпных валов и барбетов (защитное сооружение вокруг артиллерийского орудия) внутреннюю крепость.

Однако работы шли медленно, и главной проблемой была нехватка материалов. Только в конце июля 1737 г. к Очакову прибыла часть Днепровской флотилии под командованием полковника Хрипунова, которая привезла продовольствие, гранаты для пушек, порох, туры и строевой лес. 4 августа на лиман пришли 57 больших судов («байдаков») князя Барятинского с различными припасами. В итоге к октябрю Очаков был обеспечен самыми необходимыми припасами, но строительные работы завершить не удалось. Особенно в плохом состоянии находились жилые помещения. Поэтому, когда наступила осень, солдаты стали массово болеть. Погребение у стен крепости тысяч погибших турок, конечно, не улучшало гигиеническую ситуацию. Поэтому в конце сентября гарнизон насчитывал всего 5 тысяч человек, из которых не менее тысячи больных.

Турецкое командование, узнав об уходе русской армии, решило перейти в контрнаступление. 5 октября перед Очаковом появилась османская флотилия, но обнаружив русские суда, турки ушли в море. 8 октября ночью к редуту, построенному близ Днепровского лимана, подошел конный отряд сипахов (спагов). Турецкие солдаты спешились и попытались напасть врасплох на гарнизон редута. Однако русские солдаты, вовремя заметили врага и отбили атаку метким ружейным огнем. Спустя неделю большие массы вражеской конницы атаковали два русских лагеря, расположенных по сторонам от крепости. Атаку турецко-татарской конницы удалось отразить, но теперь противник далеко уходить не стал, расположившись лагерем на берегу Днепровского лимана. Как сообщили захваченные казаками «языки», против крепости стояло 40 тысяч турок и татар под командованием турецкого военачальника Али-паши и крымского хана Менгли-Гирея.

Хан Фетих-Гирей был смещен с престола, так как не смог летом защитить Крым от вторжения армии Ласси. Ханом назначили человека, уже доказавшего однажды свои незаурядные способности правителя — Менгли II Гирея. Он уже правил в Крыму в 1724-1730 гг.

16 октября турецкие войска стали возводить напротив русских укреплений свои. Для прикрытия осадных работ они отбили три правофланговых редута, после чего Штофельн отвел все войска из недостроенных укреплений в саму крепость.

В ночь на 17 октября турецкая артиллерия начала бомбардировку Очакова и турецкие войска смогли занять недостроенный редут на берегу Днепровского лимана. Утром османы атаковали левый фланг позиции. Колонны численностью по 1500 и 4500 человек двинулись на казармы Смоленского полка и на Преображенские ворота. Русский гарнизон сделал вылазку. Небольшой русский отряд из 250 солдат с двумя пушками сумел не только опрокинуть меньший отряд, но и ударил во фланг большему. Турецкие войска поспешно бежали, оставив на поле боя 400 убитых.

18 октября османы продолжили обстрел крепости и вели огонь весь день. Русские войска отвечали, как крепостной артиллерией, так и с судов, стоявших на Лимане. Около 6 часов вечера одно судно село на мель. Османы немедленно бросились к судну, стремясь взять её на абордаж. Но под сильным огнем вынуждены были отступить в укрытия. Провалилась и предпринятая османами попытка штурма редута на левом фланге.

В последующие дни обстрел крепости продолжался. В 2 часа дня 20 октября одна из вражеских бомб попала в небольшой (6 бочек) склад пороха у Семеновских ворот в центре позиции русского гарнизона. Ободрённые взрывом, турецкие войска бросились на штурм. Однако русские солдаты не растерялись и метким огнем отбросили противника. Вечером небольшой русский отряд под началом майора Анциферова, сделав вылазку, отбил у османов редут на берегу Лимана. Вскоре турки контратаковали его большими силами. Русские были вынуждены отступить, но перед этим заклепали пушки. Русские солдаты снова попытались захватить редут, но успеха не добились. В этом упорном бою турецкие войска потеряли 500 человек, а русские — около 100, причем среди погибших был и Анциферов.

В течение нескольких следующих дней продолжалась позиционная борьба. Турки и русские обстреливали друг друга, строили осадные сооружения, укрепляли оборонительные, копали рвы, траншеи. 28 октября, за час до рассвета, турецкие саперы взорвали мины между Измайловскими воротами и сооруженным для их защиты Левенвольдовским бастионом. Османы планировали этим взрывом не только разрушить укрепления крепости, но и засыпать выброшенной землей ров. В результате в системе обороны должна была появиться большая брешь, в которую собирались бросить большие массы войск и подавить сопротивление более слабого по численности русского гарнизона. Но из-за того, что подкоп был неглубоким, взрыв не принес желаемого результата. Тем не менее, на решительный штурм бросилось 5000 спешенных сипахов. В самый разгар штурма русские взорвали свои мины, уничтожив боевые порядки противника. Османы в панике бежали. Этот бой сильно обескровил турецкую армию. Штурм унес жизни 4000 турок и татар, тогда как у русских погибло 5 офицеров и 66 нижних чинов.

Турецкое командование ещё надеялось на успех и готовилось к новому решительному штурму. Однако Али-паша получил известие, что к Очакову по Днепру идут подкрепления. Фельдмаршал Миних был очень обеспокоен походом турок к Очакову. По его приказу к Очакову сухим путем двинулся генерал-поручик Леонтьев с 10 тысячами человек. Кроме того, несколько полков были посажены на суда для отправки вниз по Днепру. Османский командующий сразу же распорядился прекратить огонь и готовиться к отходу. На следующий день турецкие войска ушли к Бендерам. Турки бросили на месте большое количество бомб, гранат, фашин, лестниц, лопат и кирок.

Таким образом, осада Очакова продолжалась около двух недель (с 15 по 30 октября). Из пятитысячного гарнизона русской крепости погибло более 2 тысяч человек, но турки потеряли почти в десять раз больше (около 20 тыс. человек), причем не менее 10 тысяч человек умерло от начавшейся эпидемии. Не в силах сломить упорство защитников, которые активно оборонялись и наносили противнику большие потери, турецкое войско прервало осаду. «Я сомневаюсь, — писал Манштейн, — чтобы на свете было другое войско, которое, подобно русскому, в состоянии было или решилось бы терпеливо выносить такие непомерные труды, какие перенесены русскими в Очакове». Весь гарнизон за проявленное мужество получил денежные награды. Генерал-майор Штофельн был произведен в генерал-поручики и пожалован землями в Малороссии, а его ближайший помощник бригадир Брадке стал генерал-майором.

Героическая оборона Очакова русскими войсками. Второй погром Крымского ханства

Турецкие янычары

Второй Крымский поход

Вторая русская армия под началом Петра Ласси в ходе кампании 1737 г. начала второе наступление на Крымское ханство. Согласно первоначальному плану, она должна была насчитывать около 40 тысяч человек регулярных войск и 15 тысяч — нерегулярных. Для поддержки сухопутных сил с моря выставлялось 500 судов вице-адмирала Бредаля.

4 мая авангард Крымской армии численностью в 25 тысяч человек вышел из Азова и направился к Павловской крепости на реке Миус. Около нее, 15 мая, Ласси разделил свои войска на колонны, а затем продолжил движение к реке Калмиус. Там он остановился в ожидании флотилии. 23 мая в устье вошли 320 кораблей, на которых находилось свыше 10 тысяч солдат и офицеров во главе с генералом Левашовым, самим командующим флотилией адмиралом Бредалем. На Калмиус прямо из Бахмута также были выдвинуты драгунские полки генерала Дугласа.

Чтобы избежать повторного штурма Перекопской линии, которая в этот раз была готова к обороне, Ласси решился на смелый эксперимент: переправиться по наплавному мосту через Сиваш, между Арабатской косой и материком и идти далее по косе. К 18 июня его войска собрались у Генчи, где к ней присоединились четыре тысячи калмыков, а уже 25 июня армия завершила переправу. Большинство генералов были против этого плана, считая его опасным, и предлагали вернуться. Но Ласси настоял на своём, предложив всем «оппозиционерам» оставить армию и уехать в Малороссию.

Для татарского командования этот маневр русской армии был полной неожиданностью. Хан Фетих-Гирей вообще не допускал мысли, что русские войска могут попытаться пройти в Крым, где-то кроме Перекопа. Поэтому он стоял там с 60-тысячной армией и ждал появления противника. Однако когда весть о появлении русских войск достигла Фетих-Гирея, он решил сделать именно то, чего так боялись генералы Ласси: запереть русских на косе. Окруженные русские войска обрекались на гибель или капитуляцию. Небольшую часть своей армии хан послал к Генче уничтожить мост, а основные силы расположил в укрепленном лагере за селением Арабат. К счастью, русский командующий вовремя узнал о перемещениях войск и предпринял контрмеры. Ласси выдвинул к Арабату отряд под началом майора Храпова для имитации атаки, а сам еще раз форсировал Сиваш у впадения в него реки Салгир и стремительно двинулся к Карасу-Базару, по пути разоряя татарские селения. Хан бросился навстречу русским войскам и 12 июля атаковал на Салгире их авангард. Произошло очень упорное сражение, и только прибытие на поле боя самого Ласси с 3 драгунскими и 6 пехотными полками заставило татарскую конницу отступить. В этом сражении татары потеряли убитыми около 600 человек.

14 июля русская армия двинулась дальше. В авангарде шел отряд генерал-майора Дугласа, численностью в 6 тысяч человек, а за ним главные силы под началом самого Ласси. Все обозы были оставлены в укрепленном лагере под прикрытием 5-тысячного отряда бригадира Колокольцева. В тот же день русские войска захватили и полностью сожгли город Карасубазар. После этого, казаки и калмыки рассыпались по всему полуострову для грабежа и захвата пленных, чтобы было обычным делом ту эпоху. Необходимо было уничтожить военный и экономический потенциал давнего врага России — Крымского ханства. Регулярные войска отошли к лагерю. 15 юля к русскому лагерю вышла 70-тыс. армия крымского хана. Хан горел желанием отомстить за разрушенный город и собирался атаковать, но Ласси его опередил. Русский командующий выслал вперед авангард Дугласа, который перешел реку Карасу четырьмя верстами выше татарской орды и атаковал её. После упорного боя, ханские войска отступили.

Потери русской армии в двух сражениях были невелики, но снова сильная жара и нехватка питьевой воды угрожали массовыми болезнями и истощением солдат. Военный совет принял решение выводить войска из Крыма. Чтобы не идти вновь по опасной Арабатской косе, Ласси предложил направиться к урочищу Шунгуры, лежащему между Перекопом и Генчи, у самого узкого места Сиваша. 7 июля армия выступила в поход от реки Салгир и за пять дней достигла Шунгуры. На протяжении всего похода нерегулярные силы русской армии грабили и разоряли окрестности, их добычей стали почти 30 тысяч волов и 100 тысяч баранов. 22 июля наши войска стали форсировать Сиваш по понтонному мосту. Как только часть войск переправилась на противоположный берег, на другую часть напали татары, усиленные турками, которые подошли из Кафы. Однако меткий огонь русской артиллерии заставил противника отступить. 24 июля армия Ласси сосредоточилась у Генчи, а затем отошла на реку Молочные воды. В сентябре войска Лассии ушли в Малороссию. Хан Фетих-Гирей больше не решился атаковать русскую армию. За провальную кампанию 1737 г. султан Фетиха-Гирея заменил на Менгли-Гирея.

Действия флотилии Бредаля

В то время как сухопутные силы сражались с армией Фетих-Гирея и громили ханство, флотилия Бредаля сопровождала армию и выдержала несколько столкновений с османским флотом. 28 июня русские суда обнаружили флот противника. Бредаль быстро отвел флотилию на мелководье, высадил команды на берег и приказал построить редут. Принимать бой на море было немыслимо: турецкая эскадра включала 64-пушечный линейный корабль под флагом самого капудан-паши, еще один 60-пушечный корабль, 32-пушечный фрегат, 15 галер и 70 полугалер. А Бредаль располагал только ботами, лодками и различными легкими судами, большинство из которых не были вооружены. Турки не решились сходу атаковать русские позиции и выслали на разведку 2 галеры.

Тем временем на море начался шторм, который разгромил русскую флотилию не хуже противника. Волны срывали легкие русские лодки с якорей, выбрасывали их на берег, разбивали о камни. Лишь к полудню 29 июня стихия утихла. Из всей флотилии Бределя уцелело всего 47 лодок, да и те были сильно повреждены. 170 лодок затонуло. Экипажи смогли спастись на берегу, но большое количество амуниции и провианта погибло.

30 июня османский флот приблизился к остаткам флотилии на четыре версты и выслал судно для промера глубин. В полдень 1 июля все турецкие корабли снялись с якоря и двинулись вперед. За две версты от берега они выстроились полумесяцем, имея на левом фланге оба корабля и фрегат. К тому времени русские солдаты и матросы успели возвести две батареи: левую на 23 пушки и фальконета и правую — на 27. Турецкие корабли начали бомбардировку правой батареи. Под прикрытием корабельного огня, турецкие галеры рванулись вперед, чтобы высадить десант. Наша артиллерия молчала, чтобы отрыть огонь на близкой дистанции. В 3 часа дня, когда турецкие суда подошли ближе, русская артиллерия открыла ответный огонь. Турецкие галеры не выдержали и повернули назад. Вскоре османский флот ушёл. Ещё некоторое время наши войска провели на батареях, опасаясь возвращения противника. Затем Бредаль посадил часть людей на те лодки, которые находились в более или менее исправном состоянии и отправил их к Генчи. Большинство людей и сам вице-адмирал двинулись туда по суше.

Флотилия Бредаля была восстановлена — её пополнили новые суда. 28 июля вице-адмирал повел свои корабли из Генчи к Азову. Всего в распоряжении русского флотоводца имелось 5 вооруженных ботов и 284 лодки. На следующий день, утром русской флотилии снова пришлось выдержать сражение с турецким флотом, подкараулившим русских у Виссарионовой косы. Турецкий флот состоял из 2 линейных кораблей, 13 галер и 47 гребных судов. То есть османы имели полное преимущество на море.

Бредаль вновь не решился принять бой на море, что было вполне разумно. Ведь многочисленные русские лодки нельзя даже назвать боевыми кораблями в полном смысле этого слова. Адмирал приказал высадить на берег большую часть экипажей и выгрузить пушки, из которых соорудили береговую батарею. Весь день 29 июля и утро 30 июля русские и турки вели яростную артиллерийскую перестрелку. Нашим артиллеристам удалось повредить один турецкий линейный корабль и османский флот немедленно отступил в море. До 8 августа османы продолжали блокаду флотилии Бредаля, но затем ушли к Кафу. После этого боя только четыре бота и десять лодок могли продолжать путь, но его исход считается очень удачным для русских: никаким количеством разбитых лодок нельзя возместить повреждение линейного корабля. Целые суда увёл в Азов лейтенант Брамс, а поврежденные к Бердянской косе — капитан Лунин. Сам адмирал двинулся в Азов сухим путем.

Героическая оборона Очакова русскими войсками. Второй погром Крымского ханства

Чертеж прама «Блоха»
Героическая оборона Очакова русскими войсками. Второй погром Крымского ханства

Прам «Близко не подходи». Источник: Чернышев А. Великие сражения русского парусного флота

Боевые действия на других направлениях

Присутствие армии Ласси удержало крымских татар от ответного набега. Однако ситуацией воспользовались кубанские татары. Зная, что большая часть донских казаков ушла на войну, они в конце июля 1737 г. перешли на правый берег Дона и напали на станицу Быстрянскую. Немногочисленные жители станицы оказали ожесточенное сопротивление, причем в обороне активно участвовали женщины. Но силы были неравны. Степняки разорили Быстрянскую, а также станицы Нижне-Каргальскую, Цимлянскую и Камышниковскую. Они угнали в плен около 1 тыс. человек, сожгли более 700 казачьих домов. Ласси, получив известие о вторжении, послал на Дон около 3 тысяч казаков с атаманом Краснощековым. Они немедленно бросились в погоню, но настичь врага не смогли.

В ответ донские казаки совершили в ноябре набег на Кубань. В нем участвовали 9500 конных казаков и 1500 пеших под началом наказного атамана Степана Фролова. 1 ноября они перешли Дон и тотчас же предложили принять участие в набеге калмыкам Дундука-Омо. Однако калмыцкий предводитель на этот раз продолжал действовать очень пассивно. Тем не менее, 7 декабря передовой отряд казаков и калмыков смог разгромить татарские кочевья на острове Мултянский. Но в целом этот поход был намного менее успешным, чем в 1736 г.

В начале кампании 1737 г. пассивно вела себя австрийская армия. Вена, объявив Порте войну, по-прежнему не начинала боевых действий. Только в самом конце июня австрийская армия под началом генерала Фридриха фон Секкендорфа двинулась из Белграда к Нишу и 3 июля перешла границу у Парачина. Еще одна армия графа Валиса должна была идти из Трансильвании в Валахию, а третья принца Гильдбурггаузена — из Хорватии в Боснию. Первая армия наступала удачно. Слабые гарнизоны пограничных турецких крепостей капитулировали без боя и 17 июля австрийцы заняли Ниш.

Турецкое командование стянуло войска к Видину, который готовились защищать до конца и оттуда угрожать австрийским коммуникациям на Дунае. Поэтому австрийское командование оставило в Нише небольшой гарнизон, а большую часть своих сил направило долиной к Видину. Австрийцы предложили коменданту Видина сдаться, но получив отказ, не решились осаждать крепость имеющимися силами.

Армия графа Валиса в начале июля вторглась в Турецкую Валахию. Австрийские войска разбившись на отдельные отряды заняли Тырговиште, Питешты и Бухарест. Однако затем турки перебросили в Валахию боснийское войско и перешли в контрнаступление. Австрийцы отставили Бухарест и отошли к Тырговиште. В начале августа Валис отвёл войска в Австрийскую Валахию. В Боснии австрийцы потерпели серьёзное поражение. Армия принца Гильдбурггаузена в начале июля форсировала Саву и осадила Банью-Луку. Однако вскоре подошла турецкая армия и разгромила австрийцев.

Это заставило Вену пойти на мирные переговоры. Петербург был вынужден присоединиться к переговорам. В июле начал работу мирный конгресс в Немирове, на который прибыли представители Турции, Австрии и России.

Таким образом, кампания 1737 г. не привела к решительному успеху России и Австрии. Русская армия смогла взять Очаков, крепость имеющую стратегическое значение. Однако армии Миниха и Ласси, из-за прежних проблем (страшная жара, нехватка воды, массовые болезни, падёж лошадей, казнокрадство и разгильдяйство бюрократии и т. д.), не смогли добиться новых решительных успехов. Русские войска вторично разорили Крымское ханство, но не смогли закрепиться на полуострове. Турецкая попытка отбить Очаков провалилась. Турецкие войска понесли большие потери.

Продолжение следует…

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7
  1. parusnik 22 декабря 2015 07:39
    31 июля большой татарский отряд неожиданно форсировал реку, напал на русских фуражиров и отбил у них больше тысячи быков. Казаки бросились на противника, опрокинули его и гнали сорок верст. В бою погибло около сотни татар, но отбить быков так и не удалось.....Видимо быки оказали сопротивление...
    1. -Traveller- 22 декабря 2015 12:20
      это были очень быстрые быки, на лошадях не угнаться.
      100 убитых татар, видимо, со слов казаков. странно, что так мало.
    2. Комментарий был удален.
  2. madjik 22 декабря 2015 07:51
    , их добычей стали почти 30 тысяч волов и 100 тысяч баранов... И куда с таким богатством? fellow Его же нуно перепрятать lol
    1. Riv 22 декабря 2015 12:49
      Ну так один баран - пять человек сыты весь день. 100.000 баранов - армии на пару недель и хватило наверное, не больше. Думаю к выходу из Крыма перепрятывать было уже нечего.
      Riv
  3. -Traveller- 22 декабря 2015 12:26
    как я понимаю, крымские татары в 18 веке вовсю пользовались клонированием. иначе мне сложно объяснить, как им удавалось, в 1736 быть в пух и прах разгромленными и перебитыми, а в 1737 уже в количестве 70 тыщ противостоять победоносным миниху и ласси.
    и ведь и чума им нипочем, и голод с жаждой.
    1. Trapper7 22 декабря 2015 16:53
      Если есть другие данные - приведите их. А еще лучше, напишите статью, подобную этой, но с "правильными" цифрами.
      Я понимаю скепсис, возможно цифра несколько преувеличена, но в целом я думаю понятно, что численное превосходство татар было очевидным. А по поводу быстрого восстановления, нельзя забывать, что тогда не было всеобщей воинской повинности, Крым не был разоряем подчистую, наши войска мирное население в полон не уводило, как татары, да и количество детей в то время тоже было не маленьким.
      1. Капитан Нэмо 22 декабря 2015 19:50
        Цитата: Trapper7
        Крым не был разоряем подчистую, наши войска мирное население в полон не уводило, как татары

        Из статьи :
        В тот же день русские войска захватили и полностью сожгли город Карасубазар. После этого, казаки и калмыки рассыпались по всему полуострову для грабежа и захвата пленных, чтобы было обычным делом ту эпоху.
      2. Комментарий был удален.
      3. -Traveller- 23 декабря 2015 00:29
        Цитата: Trapper7
        Если есть другие данные - приведите их

        40 тыщ по современным оценкам мог выставить крым в лучшие свои годы при максимальной мобилизации (почитайте, например, статьи в.в.пенского)
        Цитата: Trapper7
        в целом я думаю понятно, что численное превосходство татар было очевидным

        почему оно для вас очевидно? население крыма около 400-450 тыс.чел. (включая армян, караимов, греков и рабов, которые в татарское войско не "призывались"). население россии по ревизии 10-летней давности около 6 млн чел только мужского пола (в ревизии не учитывались украинцы, прибалты, народы сибири, башкиры и казаки). т.е. 12 млн преимущественно русского населения, которое было и податное и из которого осуществлялся рекрутский набор.
        12 млн и 400 тыс - все еще численное превосходство татар очевидно?
    2. Pilat2009 22 декабря 2015 17:05
      Цитата: -Traveller-
      в 1736 быть в пух и прах разгромленными и перебитыми, а в 1737 уже в количестве 70 тыщ противостоять победоносным миниху и ласси.

      Нигде не сказано что их разбили в пух и прах.сотня убитых -обычное дело в маневренной войне.Да и в этот раз потери 600 человек,остальные разбежались.Кроме того в числе татарского войска вполне могли быть подростки и бабы-стрелять из лука это не в каре строится
      1. -Traveller- 23 декабря 2015 00:42
        Цитата: Pilat2009
        Нигде не сказано что их разбили в пух и прах

        вообще-то именно в таком духе шли донесения миниха в спб во время первого вторжения за перекоп. в столице негодовали, когда после столь сокрушительного поражения крыма армия (вернее ее остатки) вынуждена была оттуда сваливать,
        Цитата: Pilat2009
        в числе татарского войска вполне могли быть подростки и бабы

        опачки, так вот в чем причина славных побед - с детьми и бабами воевали))
        мое мнение, что новые "варяги" - европейцы понаприписывали себе побед ради наград, титулов и поместий (или чем тогда одаривали), а сами обосрамились, положили кучу солдат без особых результатов, эпизодически сталкиваясь с турками, а воюя в основном с легковооруженными и немногочисленными татарами.
        большую часть потерь списали на болезни, голод, холод и жару т.к. это воля божья, а не просчеты командования.
        1. Pilat2009 24 декабря 2015 20:51
          Цитата: -Traveller-
          с детьми и бабами воевали))

          Вам то не все равно от кого стрелу поймать от 30-ти летнего воина или 16 -летнего подростка?Поскольку татары жили грабежом,дети у них садились в седло рано.Кстати может и Суворов байки писал в рапортах,когда потери за Измаил были:"Турецкие потери составили 29 тысяч человек убитыми. Потери русской армии составили 4 тысячи человек убитыми и 6 тысяч ранеными"(по другим данным 1879 человек убитыми и 3214 ранеными)
  4. Mister22408 22 декабря 2015 13:36
    Цветение лимана там происходит до сих пор - скупался, водички чуть глотнул - сразу в магаз за туалетной бумагой или в аптеку за ушными каплями( хитрая инфекция). У местных - исключение и привычка не болеть. Проходили...Обычно - неделя и похудение на 8 кг (это с лекарствами)...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня