Роль советской авиации в провале операции «Бразиль»

Роль советской авиации в провале операции «Бразиль»


В конце августа — начале сентября 1941 года фашистские войска, невзирая на упорное сопротивление Советской Армии, захватили Любань, Тосно, станцию Мга, Шлиссельбург, выйдя к Неве и Ладожскому озеру. Началась блокада Ленинграда. С целью доставки в город продовольствия, горючего и других грузов, эвакуации вглубь страны промышленных предприятий и населения на Ладожском озере были созданы коммуникации, получившие название Дороги жизни. Их бесперебойное функционирование потребовало организации надежной защиты, в том числе и прикрытия с воздуха. Так, обеспечивая перевозки через Ладогу, только морские авиаторы в 1941—1942 годах выполнили более 8000 самолетовылетов и провели свыше 200 воздушных боев. На основных направлениях предполагаемых действий вражеской авиации были оборудованы посты наведения советских истребителей. Воздушное пространство над озерными коммуникациями разбили на зоны, что облегчало управление самолетными группами, обеспечивавшими прикрытие конвоев и отдельных судов.


Для решения задач противодесантной (ПДО) и противовоздушной (ПВО) обороны коммуникаций осенью 1941-го была создана Ладожская группировка ВВС Балтийского флота. Состав авиационных частей, входивших в нее, в зависимости от текущей обстановки часто менялся. Летом и осенью 1942 года она, например, включала: 11-й истребительный авиаполк (иап) — 14 самолетов И-15БИС и 8 И-16 на аэродромах Новая Ладога и Выстав; 12-ю отдельную истребительную эскадрилью (оиаэ) — 9 истребителей МиГ-3 на аэродроме Выстав; 58-ю эскадрилью (аэ), используемую в качестве ночной бомбардировочной — 10 гидросамолетов МБР-2, базирующихся на гидроаэродроме Новая Ладога.

Непосредственно для противодесантной обороны районов южного берега Ладоги предусматривалась возможность использования и других частей, входящих в Ленинградскую группировку флотской авиации, это 57-й штурмовой авиаполк (шап) — 9 Ил-2, аэродром Гражданка; 3-й и 4-й гвардейские истребительные авиационные полки (гиап) — состав сил по обстановке и 26-я отдельная разведывательная эскадрилья (ораэ) — 6 Як-1 и 5 Пе-2, аэродром Приютино. Каждая из этих частей выполняла особые задачи, которые ставились штабом ВВС флота ежемесячно, и сообразно обстановке, уточнялись каждый день. Так, 26-я отдельная разведывательная эскадрилья производила дневную воздушную разведку акватории озера. С 22 августа по 23 октября 1942 года она выполнила с этой целью более 120 самолетовылетов. За тот же период 58-я эскадрилья на МБР-2 вела разведку и бомбардировку пунктов базирования кораблей противника ночью, при этом произвела 52 самолетовылета.

Стараясь сорвать перевозки по озеру, вражеская авиация в свою очередь повысила активность. Широко использовались и корабельные силы. К августу 1942 года на Ладоге было собрано до 30 десантных быстроходных барж и вооруженных катеров, 4 малых минных заградителя, 5 торпедных катеров и другие боевые корабли и суда. Все они были сведены в объединенную немецко-финско-итальянскую флотилию, перед которой стояли задачи: уничтожение наших кораблей и судов, идущих по большой трассе (Новая Ладога — Морье — Осиновец); постановка минных заграждений в этом же районе; уничтожение транспортных средств, осуществлявших перевозки по малой трассе (Кобона — Осиновец) и в базах.



В штабе Ладожской военной флотилии (ЛВФ), учитывая создавшуюся обстановку, понимали, что у врага достаточно сил, чтобы обеспечить высадку десанта в одном из важных пунктов коммуникации, с целью нарушить или прервать ее. Штаб флотилии совместно со штабом флота разработал дополнительные меры по усилению противодесантной обороны, в частности по ведению более интенсивной воздушной разведки и противоминного наблюдения. Кроме того, авиация значительно увеличила число бомбардировок и штурмовых ударов по базам и причалам в Сортанлахти, Кексгольме, Лахденпохье, Сортавале, Салми, а также в шхерах северного побережья озера.

Вскоре опасность активных боевых действий противника подтвердилась. Ночью 9 октября 16 десантных судов и 7 сторожевых катеров так называемой флотилии паромов под прикрытием 3 самолетов вышли из Сортанлахти с целью напасть на встречные конвои, разведать систему дозоров вблизи Волховской губы, а главное — проверить прочность и готовность нашей противодесантной обороны. Как сейчас известно, это был первый этап планируемой немцами операции «Бразиль» по нарушению коммуникаций с высадкой тактического десанта. Советские дозорные катера, обнаружив неприятеля, навязали ему бой, а вылетевшие по их вызову самолеты нанесли бомбовый удар. Несколько судов из флотилии паромов получили повреждения.

Сама операция «Бразиль» осуществлялась в ночь на 22 октября 1942 года. Пользуясь тем, что из-за нелетной погоды наша авиация три дня не вела разведку, противник скрытно сформировал десантный отряд, произвел посадку его на суда и направил боевые силы к острову Сухо. В состав отряда входило свыше 20 судов, в том числе 7 тяжелых, 4 легких, несколько катеров, а также несколько транспортных, штабную и санитарную баржи.

Место высадки десанта было выбрано противником со всей тщательностью. Небольшой искусственный островок, который был создан еще в первой половине XVIII века на южной отмели озера, имел очень выгодное расположение. Поскольку вблизи о. Сухо, прикрывавшего вход в акваторию Волховской губы, проходила большая водная трасса, то захват острова давал возможность немцам оказывать на наши перевозки самое активное и непосредственное воздействие. Кроме того, советские дозорные корабли в этом случае лишались артиллерийской поддержки (на острове находилась береговая батарея 100-мм морских орудий), а конвои и авиация еще и удобного ориентира, которым был маяк. Последний и послужил указателем для десантных судов. В 7 ч 15 мин 22 октября, подойдя к острову, фашистские суда открыли по нему артиллерийский огонь.



Правда, врасплох гарнизон они не застали, поскольку пост службы наблюдения и связи (СНиС), расположенный на о. Сухо, сумел обнаружить вражеский отряд судов раньше. Орудийные расчеты береговой батареи, своевременно приведенные в боевую готовность, ответили огнем. Их поддержали находящиеся в дозоре советские катера ТЩ-100 и МО-171. Через час вражеские катера и надувные лодки под прикрытием своих кораблей и авиации подошли к берегу и начали высадку десанта. Поскольку радиостанция, находившаяся на острове, в самом же начале боя вышла из строя, донесение в штаб флотилии о вражеском десанте передали дозорные корабли.

Была установлена постоянная связь с кораблями, развернутыми на озере, а также со штабами Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов. Командование этих фронтов, оперативно среагировав на создавшуюся обстановку, выделило авиационные группы для ударов по вражеским морским целям, а также начало развертывание на побережье сухопутных соединений и частей согласно планам противодесантной обороны.

Управление действиями морской и фронтовой авиации возглавил командующий ВВС Балтийского флота генерал-майор М.И. Самохин, который принял решение: самолетами ладожской и ленинградской авиагрупп произвести ряд последовательных сосредоточенных ударов по десантным средствам фашистов в районе о. Сухо. Наблюдение за десантом с целью определения его состава, расположения и маневра кораблей, состояния погоды поручалось вести экипажам 26 отдельной разведывательной эскадрильи. В 8 ч 15 мин была поставлена задача командирам 8-й авиабригады (ленинградская авиагруппа) полковнику Е.Н. Преображенскому, и 61-й авиабригады (ладожская авиагруппа) полковнику П. В. Кондратьеву — уничтожить десантный отряд.

В течение нескольких минут соответствующие указания получили командиры авиационных частей. Например, 11 истребительный авиаполк (командир майор И.М. Рассудков) должен был, используя все исправные самолеты, совершать многократные вылеты в район действий десанта и наносить по нему бомбоштурмовые удары, 12 отдельная истребительная авиаэскадрилья (командир капитан Г. В. Крайнев) — прикрывать ударные группы.

Совместные активные действия морской и фронтовой авиации начались спустя 57 минут после высадки вражеского десанта. Надежность взаимодействия, а также точность ударов обеспечивались выводом групп фронтовой авиации на вражеские корабли лидерами-экипажами ВВС флота. Всего нанесено 12 ударов. Первый из них произведен в 9 ч 7 мин четверкой И-15бис (ведущий капитан С. С. Беляев) с аэродрома Новая Ладога без истребительного прикрытия, второй — спустя 13 минут тоже четверкой И-15бис (ведущий капитан А.А. Мироненко), действовавших под прикрытием шестерки МиГ-3. Появление наших самолетов преломило ситуацию, поддержало защитников о. Сухо, уже с трудом сдерживавших натиск врага, а также внесло растерянность в боевые порядки противника. Фашисты, неся потери, начали отступать к береговой черте, поспешно садиться на катера и лодки. В половине десятого суда с остатками десанта на борту отошли от острова. Построившись в кильватерную колонну, они, под прикрытием немецких истребителей, взяли курс на Сорталахти.



Теперь авиационные удары наносились по отступающему врагу с целью его уничтожения. В этих условиях большая нагрузка ложилась как на летный, так и на технический состав авиационных частей. Например, в 11 истребительном авиаполку сокращали время подготовки к повторным вылетам тем, что к моменту посадки истребителей к месту их стоянки, без промедления подвозились бомбы и другой боезапас, подходили бензозаправщики. Воздействие авиации на десант совпадало с вхождением наших кораблей в боевое соприкосновение с судами противника. Это налагало повышенную ответственность на офицеров, осуществлявших взаимодействие разнородных сил. Поэтому штабом ВВС флота со всей тщательностью и скрупулёзностью уточнялись сведения о морских целях и, вместе с данными о погоде по маршруту полета, доводились до летных экипажей.

Примечательным является одиннадцатый удар, в котором действовала морская и фронтовая авиация (12 штурмовиков Ил-2 и 20 истребителей разных типов). Точность выхода самолетов на цель обеспечивалась лидированием, возлагавшимся на командира 57 штурмового авиаполка подполковника Ф.А. Морозова. Примерно за полтора часа до выполнения боевой задачи он, под прикрытием двух Як-1, перелетел на Ил-2 с аэродрома Гражданка в Касимово, где принял участие в общем сборе экипажей фронтовых штурмовиков и истребителей. Под его руководством прошел короткий розыгрыш выхода на цели. Летчики также ознакомились с характеристиками и отличительными признаками (по фотоснимкам) вражеских десантных судов и советских кораблей, которые находились в тот момент в районе боя. Информацию об изменении обстановки передавали экипажи, которые вели воздушную разведку. Кстати, для выполнения разведывательных задач в течение дня советская авиация выполнила 5 самолетовылетов. Сведения, полученные самолетами-разведчиками, во многом обеспечили точность нанесения ударов по вражеским судам. В 14 ч 40 мин взлетели истребители прикрытия, через пять минут — двенадцать Ил-2 и лидер, с прикрытием из двух Як-1. Впереди шел лидерский Ил-2, который точно вывел группы на цель. Немецкий десантный отряд, уже удалившийся на значительное расстояние от южного побережья озера, с малых высот атаковали штурмовики. В результате авиационного удара были потоплены 3 баржи. Еще одна была повреждена лидерским Ил-2 двумя прямыми попаданиями реактивных снарядов.

Вылеты выполнялись и позже для нанесения очередных ударов — тринадцатого и четырнадцатого. Но они оказались безрезультатными, поскольку с наступлением сумерек и ухудшением видимости контакт с противником прервался. Однако поиск неприятельских кораблей не остановили. Его вели, невзирая на сгущающуюся темноту, одиночные летающие лодки МБР-2 из 58 авиаэскадрильи, совершившие 7 самолетовылетов. Так как судов на озере обнаружить не удалось, бомбы были сброшены по запасным целям.



Бой в районе о. Сухо привел к разгрому десанта и ощутимым потерям противника в корабельном составе. Враг лишился 19 (по другим данным — 17) десантных барж и катеров, т.е. половины своих надводных сил на Ладоге. Причем наибольшее количество кораблей и судов противника уничтожила авиация, совершившая за один день 200 самолетовылетов. К примеру, только на счету экипажей 57-го штурмового авиационного полка 7 уничтоженных кораблей. Необходимо также отметить, что наносимые с воздуха удары по десанту, осуществлялись в условиях постоянного противодействия со стороны вражеской авиации. Она потеряла 14 самолетов: 8 Bf.109, 2 «Фиата» G.50, 2 «Капрони» Са.311, по одному Ju-88 и Do-215. Наши потери: 2 Ил-2, 2 И-15бис, 1 Ил-2 (сгорел при вынужденной посадке, но летчик остался жив).

О том, какое высокое значение придавало наше командование защите Дороги жизни, говорит тот факт, что в период высадки десанта на о. Сухо, а также на всех этапах боя в тот день, была установлена связь берегового командного пункта Ладожской военной флотилии с Москвой. Генеральный штаб постоянно интересовался обстановкой в этом районе. Кроме того, по указанию из Москвы соединение дальних бомбардировщиков резерва Верховного Главнокомандования стояло в готовности оказать содействие фронтовой и морской авиации.

Срыв немецкой операции «Бразиль» показал важную роль авиации в противовоздушной и противодесантной обороне озерных коммуникаций. Стоило нашим самолетам из-за нелетной погоды временно приостановить наблюдение за акваторией озера, портами, базами и причалами, как противник получил возможность скрытно сформировать корабельный отряд, произвести посадку десанта, совершить переход в назначенный район. Наши дозорные корабли сумели обнаружить вражеские суда с десантом уже поблизости от острова. Вынужденная изоляция авиации на важных этапах активной противодесантной обороны (ведение разведки, нанесение ударов по пунктам посадки десанта, воздействие на него на переходе, содействие оборонявшемуся гарнизону при высадке противника на плацдарм) привела к временному успеху врага при осуществлении операции «Бразиль». Десант, несмотря на огонь нашей корабельной и береговой артиллерии и стойкость гарнизона, сумел не только захватить побережье, но и углубиться на территорию острова, нанести значительный урон его защитникам, заминировать одно из орудий. Но появление советских боевых самолетов внесло перелом в ход боя. И все же решающую роль авиация сыграла только на последнем этапе противодесантной обороне коммуникации — преследовании и разгроме десанта.

Немаловажное значение имело взаимодействие морской и фронтовой авиации, а также единое управление их действиями, которое осуществлял командующий ВВС БФ через КП командиров авиационных соединений и частей. Точность наносимых ударов по десанту во многом предопределила предварительная совместная проработка задания, вывод самолетов (особенно фронтовой авиации) на цель лидером — морским летчиком, а также ведением, в ходе боя, воздушной разведки. Бой у о. Сухо явился окончательным провалом операции «Бразиль». Сводная флотилия паромов противника после него так и не смогла оправиться, и ее присутствие на озере вообще перестало замечаться.



Источники:
Аммон Г., Березовский Н., Комаров А. Боевая летопись военно-морского флота. 1941-1942. М.: Воениздат, 1992. С. 187-191.
Ковальчук В. Защита перевозок // Ленинград и Большая Земля. История Ладожской коммуникации блокированного Ленинграда в 1941-1943 гг. М.: Наука, 1975. С. 232-237.
Самсонов А. Краснознаменный Балтийский флот в Великой Отечественной войне 1941-1945. М.: Наука, 1981. С. 241-248.
Ермилов С. Действия авиации по срыву операции «Бразиль» // Военно-исторический журнал. 1989. №9. С. 27-31.
Епатко А. Как провалилась операция «Бразиль» // Санкт-Петербургские ведомости. 16 января 2013.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

27 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти