Советские радисты в Китайской войне

Советские радисты в Китайской войне


Для Китая большое значение имело восстановление в конце 1932 года дипломатических отношений с нашей страной, прерванных гоминдановским правительством в 1929 году. После этого Советское правительство незамедлительно подняло вопрос о заключении советско-китайского пакта о ненападении, который должен был в тех условиях не только закрепить международное положение Китая, но и способствовать дальнейшему развитию связей с Советским Союзом. Однако, проводившее политику «умиротворения агрессора» гоминдановское правительство, в действительности не стремилось к улучшению отношений с СССР, и подписать такой пакт отказалось. И лишь японское нападение на Китай в июле 1937 года вынудило Чан Кайши изменить свою политику. 21 августа 1937 года Договор о ненападении был подписан. Советский Союз оказал помощь Китаю, сражавшемуся за независимость. По просьбе китайской стороны правительство нашей страны осенью 1937 года направило в Китай военных советников и специалистов, а в декабре - летчиков-добровольцев. Не дожидаясь оформления соглашения о предоставлении Китаю первого советского кредита, наша страна начала оказывать ему также и материальную помощь. Боевые машины, вооружение, боеприпасы, медикаменты и горючее для китайской армии было решено доставлять на автомашинах и самолетами, так как в начале войны Япония полностью блокировала китайское побережье.

Для обеспечения перевозок необходимо было организовать радиосвязь на авто и авиатрассах, используемых для переброски грузов в Китай. Поручено это дело было заместителю начальника 13-го отдела Ивану Николаевичу Артемьеву. Это решение было вызвано тем, что в его распоряжении находились довольно мощный радиоузел, запас необходимых радиостанций, а также личный состав радистов. К выполнению задания отдел приступил сразу же после получения приказа. Особое внимание было уделено подбору высококвалифицированных радистов, которые за пределами своей Родины сумели бы в кратчайшие сроки оборудовать необходимые узлы связи и обеспечить развертывание радиостанций на отдельных участках трасс.


Автотрасса, берущая начало в Алма-Ате, шла через город Джаркенд, затем, в пограничном пункте Хоргос выходила на территорию Китая и далее через населенные пункты китайских провинций Синьцзян, Гансу уходила в центральные и южные провинции. Авиационная трасса, предназначавшаяся для полетов транспортных и перегонки боевых самолетов, также начиналась в Алма-Ате и пролегала через города Кульджа, Гучен, Хами, Аньси, Ланьчжоу и затем в центр и на юг Китая. Начальником связи на обеих трассах был командир отдельного радиодивизиона НКО майор Иван Герасимович Данилов, имевший опыт по организации связи с Испанией. 18 октября 1937 года Данилов с группой радистов вылетел из Москвы в Алма-Ату. Они должны были развернуть радиостанции в первую очередь в тех пунктах воздушной трассы, где создавались аэродромы, необходимые для проведения дозаправки военных и транспортных самолетов.

Вначале радиоспециалисты произвели монтаж передатчика на алма-атинском радиоузле и испытали радиостанцию на сеансах связи с Москвой и Урумчи, где уже имелся наш радиоузел. Затем на всех остальных авиационных и автомобильных базах трасс подчиненные майора Данилова установили радиостанции малой мощности, обслуживаемые специально подготовленными радистами. Поэтому руководство и штаб трасс, осуществлявшие контроль над поставками в Китай наших военных грузов, смогли эффективно управлять процессом их транспортировки. С помощью главной радиостанции в Алма-Ате поддерживалась беспрерывная связь с базами на трассах, в любое время можно было установить, где находятся автоколонны или самолеты, изменить сроки и скорость движения грузов, поставить дополнительные задачи и контролировать их выполнение. Со временем увеличение поставок вооружения и боевой техники привело к тому, что развернутая система связи не могла уже полностью отвечать возросшим требованиям. Возникла острая необходимость в ее развитии. Нужны были новые радиоузлы и радиостанции на промежуточных аэродромах и автомобильных базах, а также радиосеть для передачи метеорологической информации на аэродромы и экипажу каждого самолета, летящего по воздушной трассе. Для этого были дополнительно установлены радиостанции в Шихо, Дзиньхо, на аэродромах Урумчи, Хами и на автобазе Пичан. Радиоузлы трасс в Алма-Ате, Урумчи и Ланьчжоу обеспечивали связь не только на территории Китая, но и с Москвой.

Советские радисты в Китайской войне


Алма-атинский радиоузел обслуживали 5 радиоспециалистов, которые выходили на радиосвязь с корреспондентами строго по расписанию, в определенное для сеанса время. Однако очень часто назначались дополнительные сеансы, что было связано с текущей оперативной обстановкой либо на трассах, либо в зоне боевого соприкосновения. В результате радиоузел работал круглосуточно, обмен радиограммами был довольно большим.

Почти все радиоспециалисты узла в Алма-Ате направлялись затем на радиоузлы и радиостанции, которые развернули на территории нашей страны и Китая, где достаточно успешно решали поставленные задачи. К примеру, в 1940 году, на пограничном пункте вблизи поселка Бурундай развернули радиостанцию для обеспечения связи с аэродромом Кульджа и машинами транспортной авиации, в ходе их полета по воздушной трассе. Начальником радиостанции назначили бывшего сотрудника узла в Алма-Ате А. П. Стретовича, который работал беспрерывно, по 12-14 часов в сутки. Радиоузел в Урумчи был создан на трассах раньше всех. Он обеспечивал связь с Москвой, радиоузлами в Алма-Ате и Ланьчжоу, а также радиостанциями трасс в районе Синьцзяна.

Следует отметить, что в Китае советские радисты ощущали уважение и поддержку местного населения. Китайцы оказывали им посильную помощь в развертывании радиостанций и отдельных узлов связи. Они откликались на любую просьбу, пытаясь хоть чем-то облегчить нелегкий труд наших связистов. Например, когда в 1939 году в Хами, на радиоузле устанавливали 500-ваттный передатчик и для его антенн потребовалось построить мачты, строительный материал и рабочая сила были предоставлены без задержки.

В тяжелых условиях пришлось работать личному составу радиоузла в Ланьчжоу - столице провинции Ганьсу. Узел работал круглые сутки, так как обеспечивал ежедневно радиосвязь с 15 корреспондентами (среди которых были и военные советники, находившиеся непосредственно, в зоне активных боевых действий), с советскими представителями в Особом районе Китая, с главным военным советником при штабе Чан Кайши, радиоузлами трасс, а также с Москвой. Кроме того, радиоузел поддерживал радиосвязь с советским представительством в Улан-Баторе. Радиообмен был огромный, в сутки передавалось более 12 тыс. групп, причем большая часть радиограмм шла транзитом.

Советские радисты в Китайской войне


Регулярные японские бомбардировки города грозили разрушением радиоузла. Поэтому часть личного состава после предупреждения об очередном воздушном налете приходилось направлять вместе с аппаратурой в специально оборудованные в горах убежища. Оставшиеся радисты с необычайной выдержкой, невзирая на бомбежки, обеспечивали радиосвязь, сохраняя строгий порядок.

Особенно сложно было обеспечивать работу тех пунктов трасс, где радиостанцию обслуживал один человек. Так, радист И.А. Угаров находился на аэродроме Сучжоу без подмены более шести месяцев. Программа радиосвязи (расписание) была очень напряженной. Ему приходилось сидеть у приемника с 8 часов утра до 8 часов вечера, а иногда и всю ночь. Кроме того, много усилий надо было приложить, чтобы содержать радиоаппаратуру, зарядные агрегаты, аккумуляторы, малогабаритные электростанции в исправном состоянии. И так шесть долгих месяцев... Впоследствии, за этот самоотверженный труд И.А. Угаров был награжден орденом Красной Звезды. В аналогичных условиях работали А.Н. Никифоров, А.С. Дележа и другие радисты.

Существовали и иные сложности. Дело в том, что воздушная и автомобильная трассы шли через провинции Синьцзян и Ганьсу по сухой полупустынной и пустынной местности, в том числе и по пустыне Гоби. На участке от нашей границы и до Ланьчжоу с весны и до осени свирепствовали песчаные бури. И тогда условия радиосвязи резко ухудшались: в приемных антеннах возникали электрические заряды, которые создавали сильные помехи. Время приема даже кратких радиограмм увеличивалось в 5-10 раз по сравнению с обычным. Следует заметить, что песчаные бури иногда свирепствовали 3-5 суток, и это, естественно, оказывало отрицательное влияние на работу всей системы связи.

Для того чтобы обеспечить радиоприем в условиях песчаных бурь, алма-атинские радисты в Алма-Ате предложили использовать специально изготовленные комнатные антенны для радиоприемников. В короткий срок все радиостанции были оборудованы этими устройствами, и помехи во время песчаных бурь значительно уменьшились. Радиосвязь стала надежнее. Позднее комнатные антенны были успешно применены и для передатчиков, так как наружные антенны нередко выводились из строя японскими диверсантами.

С прибытием заместителя руководителя советской стороны по авиации полковника Ф.П. Полынина вся работа авиационной службы поднялась на более высокий уровень. Аэродромы были доукомплектованы специалистами-метеорологами. По линии радиосвязи был проведен ряд мероприятий: развертывались дополнительные радиостанции на аэродромах; разрабатывалась и внедрялась авиационная радиосеть. Последняя обеспечивала передачу метеоданных с любого аэродрома трассы в Алма-Ату и на другие аэродромы, а также двустороннюю связь между самолетами и аэродромами, и позволяла более эффективно управлять полетами транспортной авиации. Вполне понятно, что без надежной радиосвязи и метеорологического обеспечения невозможно было бы решать вопросы управления авиацией. При организации авиационной радиосети пришлось много потрудиться начальнику связи штаба руководства и его помощникам. Проблема была в том, что разнотипность радиоаппаратуры, которой располагали радиоузлы трассы, и той, что была смонтирована на самолетах ТБ-3, ДС-3, ПС-9, ДБ-ЗФ, ЛИ-2 и других, не давала возможности без дополнительных мероприятий осуществлять сопряжение радиоканалов. Для решения этой проблемы были выработаны правила радиообмена между летательными аппаратами и аэродромными радиостанциями, которые включали сигналы международного кода в ограниченном количестве, кроме того были подобраны наиболее подходящие для связи основные и запасные радиоволны.

Советские радисты в Китайской войне


Большие потоки входящих и транзитных радиограмм диктовали необходимость постоянного увеличения скорости передачи. Однако даже у высококвалифицированных радиоспециалистов она составляла только 120-130 знаков в минуту. Это объяснялось техническими несовершенствами ключа. По инициативе члена комиссии НКО Л.В. Долгова на алма-атинском радиоузле установили взамен обычного, изготовленный вручную двусторонний ключ, использование которого позволяло после непродолжительной тренировки повысить скорость передачи до 130-150 знаков в минуту. По чертежам радиоузла в мастерских алма-атинской железнодорожной станции изготовили 150 ключей, которые доставили на все радиостанции. В результате скорость передачи радиограмм резко возросла. Интересно отметить, что, когда началась Великая Отечественная война, многие радисты, направляясь в действующую армию, брали с собой двусторонние ключи, успешно работали на них сами и обучали подчиненных.

На территории Китая радисты радиостанций и радиоузлов принимали сообщения наших широковещательных радиостанций, записывали их и докладывали командирам и комиссарам. Последние, в свою очередь выступали на базах трасс с информацией, сообщениями и беседами перед солдатами, сержантами, офицерами и служащими Советской Армии.

Советские радисты обеспечивали не только нормальное функционирование авто и авиатрасс, по которым доставлялись воинские грузы в Китай, но и оказывали помощь главным военным советникам в установлении связи с Москвой. Советские связисты внесли достойный вклад в оказании помощи Китаю в тяжелое для него время борьбы с японскими захватчиками.

Источники:
Болтунов М. Ахиллесова пята разведки. М.: Гея, 1999. С. 52-56.
Болтунов Михаил - Невидимое оружие ГРУ. М.: Олма-Пресс, 2002. С. 74-78.
Артемьев И. Советские радисты в Китае. // Военно-исторический журнал. 1981. №1. С. 43-46.
Чудодеев Ю. Климов А. и др. На китайской земле. Воспоминания советских добровольцев 1929-1940 годов. М.: Наука, 1977. С. 233-235
Автор: Инженер-технарь


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 5
  1. qwert 11 января 2016 07:40
    Получается, что радисты прибывают в горячие вместе с самыми первыми военными советниками.А уже потом танкисты, летчики, спецназ
  2. parusnik 11 января 2016 08:11
    Спасибо...очень интересно..!
  3. Вожик 11 января 2016 13:12
    Интересно, почему и далее в РККА/ВС СССР использовался только односторонний ключ?
    Я двухсторонние видел только на картинках.
  4. colonel 11 января 2016 13:22
    скорость передачи до 130-150 знаков в минуту

    26-30 групп в минуту, на обычном ключе??? Если правда, снимаю шляпу.
    1. uizik 11 января 2016 19:42
      Уже не помню,но на 3 класс- где-то 105-115 знаков на обыкновенном ключе. Прием на радиоперехвате 130 -рабочая норма,а то и больше.Мастера намного больше. На "СТ-5" в "глухую" на 3-й класс 95 знаков в минуту. ОСНАЗ ГРУ 1976 год.
      1. colonel 11 января 2016 20:20
        3й класс это прием, передача ключом 14-16 групп/мин. т.е. 70-80 знаков, ну и определенный объем 24 й задачи. Прием 26 групп/мин (130 знаков) вполне реален, но вот передача обычным ключом на такой скорости??? Крайнее достижение "радиотелеграфист 1 класса", "мастером" стал по другой специальности wink

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня