Асафов Алексей Николаевич. Создатель подводных лодок "Малютка" и "Правда"

Асафов Алексей Николаевич. Создатель подводных лодок "Малютка" и "Правда"


В этом году исполняется 130 лет со дня рождения конструктора первых советских подводных лодок, Алексея Николаевича Асафова. Его имя в течение долгих лет предавалось забвению, а потому оно почти неизвестно даже многим подводникам. Между тем, он оставил значительный след в нашем военном судостроении. Асафов, по свидетельствам современников, в том числе и известного кораблестроителя профессора С.А. Базилевского, был изобретателем-самоучкой. А.Н. Асафов не имел должного специального образования по конструированию подводных судов, однако это не помешало ему создать знаменитые подводные лодки типа «М» («малютка»), верой и правдой служившие в тяжелые годы Великой Отечественной войны.


Родился А.Н. Асафов 18 марта 1886 года в Кронштадте в семье квалифицированного рабочего судостроительного завода. Трудовую деятельность Алексей начал учеником на одном из судоремонтных предприятий, мечтая стать морским инженером. С этой целью он поступил в Петербургский политехнический институт, который и окончил в 1911 г.

Получив диплом инженера, Асафов начал работать на Адмиралтейском заводе, участвуя в постройке линкора «Гангут». Здесь молодой инженер познакомился с конструктором этого корабля - выдающимся русским кораблестроителем И.Г. Бубновым, с которым в дальнейшем неоднократно встречался, многому у него научившись. На следующий год он перешел на Балтийский судостроительный завод, сначала производителем работ, а в дальнейшем заведующим бюро подводных лодок. Так начался его путь в подводном кораблестроении.

В то время серийная постройка подлодок типа "Барс" (тоже конструкции Бубнова), осуществлялась на верфи "Ноблесснер" в Ревеле (Таллин), куда в очередной раз перешел Асафов и где с 1913 года пять лет проработал на строительстве субмарин. В 1918 году, после известного Ледового похода кораблей Балтфлота из Ревеля, Гельсингфорса и других мест базирования в Кронштадт, Алексей Николаевич вернулся в Петроград, где возглавил ремонт подводных судов на Адмиралтейском и Балтийском заводах. В условиях острой нехватки запасных частей, инструмента, электроэнергии и рабочей силы, Асафов смог организовать ремонт ряда ПЛ ("Касатка", "Макрель", "Минога", "Окунь" и "Пантера"), за что Петросовет наградил его именными часами. Однако, вскоре в кораблестроительной деятельности Асафова наступил длительный перерыв.



В 1924 году Алексея Николаевича назначили начальником Севзапвоенпрома, а через пару лет - главным инженером старейшего в России Сестрорецкого оружейного завода. Еще через два года, Асафов был обвинен в причастности к делу "Промпартии" и осужден. Несмотря на то, что он в течение последних лет занимался "сухопутными" проблемами, за ним сохранялась репутация зрелого и грамотного военного судостроителя, прошедшего выучку у самого Бубнова. Вероятно, это обстоятельство и послужило причиной определения Асафова, в числе других репрессированных кораблестроителей, в коллектив Особого технического бюро, находившегося в подчинении ОГПУ и работавшего по перспективным направлениям военной тематики. Здесь Асафов вскоре выдвинул заманчивую идею создания эскадренного подводного корабля, для ведения боевых действий в составе соединений надводных сил флота, эскизный проект которого, самостоятельно разработал к 1930 году.

Существует мнение, что в качестве прототипа Асафов использовал, незавершенный в свое время Бубновым, проект 950-тонной подводной лодки. Вполне вероятно, что, так оно и было, но при этом проект Асафова отличался целым рядом собственных оригинальных технических решений. Правда, не все технические новинки, заложенные им в проект, были удачными и до конца продуманными. Тем не менее, эскизный проект корабля получил положительную оценку начальника Морских Сил РККА Р.А. Муклевича и по его указанию был представлен на рассмотрение Реввоенсовета СССР. Там уже, 23 ноября 1930 г. специальным постановлением «О проекте эскадренной подводной лодки, разработанной под наблюдением ОГПУ», проект был одобрен без серьезных замечаний, а "Союзверфи", дано указание "в срочном порядке при содействии ОГПУ развернуть работы по составлению общего проекта, подготовке стапелей и закладке трех подводных лодок этого проекта на Балтийском судостроительном заводе". Любопытно, что на заседание РВС был допущен и даже выступил с докладом, все еще осужденный, Асафов.

В Техбюро №4, которому поручили разработку общего (технического) проекта новой лодки, ее конструкция и ряд тактико-технических элементов подверглись основательной критике. Но Алексей Николаевич с помощью Муклевича сумел убедить ответственных работников Совнаркома в добротности и перспективности своего проекта. В итоге, 21 мая 1931 г. на Балтийском заводе была заложена головная подводная лодка IV серии, названной в честь центральной партийной газеты "Правдой" (П-1). В конце того же года заложили еще две однотипные ПЛ - "Звезда" (П-2) и "Искра" (П-3).



Учитывая, что отдельные решения, предложенные Асафовым, нуждались в уточнении и экспериментальной проверке, строительство лодок IV серии продвигалось медленно. И хотя в ходе постройки удалось значительно улучшить тактико-технические элементы этих подлодок, однако полностью выйти на проектные их значения не смогли. Причем мешали этому не только конструкторские промахи Асафова, но и серьезные неточности в некоторых расчетах, выполненных в бюро.

"Ввиду невозможности построить подлодки "Правда" в точном соответствии с установленными РВС от 23.11.30 года тактико-техническими элементами благодаря ряду ошибок, допущенных ЦКБС-2 в расчетах прочности корпуса подлодки и ее нагрузки...", 10 июня 1933 г. Реввоенсовет СССР утвердил новые, откорректированные тактико-технические элементы (ТТЭ) подводной лодки "Правда": водоизмещение 942 т, полная скорость надводного хода 21 уз, подводного - 9,2 уз, глубина погружения 50 м, дальность плавания под дизелями экономической скоростью 11 уз - 6800 миль, состав вооружения - два 100-мм и одно 45-мм орудия, 6 торпедных аппаратов с запасом из 10 торпед. По сравнению с первоначально принятыми, вновь утвержденные ТТЭ подводной лодки "Правда", явились шагом назад, особенно в скорости хода, но они были более реальными и устраивали судостроителей, чего нельзя было сказать про подводников.



Летом 1936 года после испытаний все три субмарины вступили в строй и вошли в состав Балтфлота. Как и следовало ожидать, они оказались непригодными для действий в составе отрядов боевых надводных кораблей, и прежде всего из-за недостаточной скорости, хотя формально продолжали числиться эскадренными. К тому же они уступали иностранным субмаринам своего подкласса по ряду важных тактических показателей. Однако назначенный в 1934 году начальником Главморпрома Наркомата тяжелой промышленности Муклевич, отстаивал иную точку зрения. В январе 1937 г. в докладе Сталину он писал, что ПЛ типа "Правда" показала на сдаточных испытаниях достаточно высокие данные, в том числе маневренность и мореходность. Однако это была явно завышенная оценка, которую не разделяли не только руководители ВМС РККА, но и работники Совнаркома, признавшего "...подлодки типа "Правда" не удовлетворяющими требованиям в качестве эскадренных подлодок". Больше ПЛ этого проекта не строились.




Анализируя причины неудачи этого прогрессивного в своей основе замысла Асафова, известный конструктор-подводник контр-адмирал М.А. Рудницкий, в 1970 г. в своей рукописи писал, что Асафов не принимал участия в начальном периоде проектирования подводных лодок, не изучил с доскональной полнотой опыт первой мировой войны и последние достижения в теории подводных лодок и, поэтому, допустил ряд ошибок при проектировании. Кроме того, понадеявшись на собственные силы, Асафов не воспользовался коллективным опытом подводников, конструкторов и строителей ПЛ, не всегда прислушивался к их мнению, что явилось и другой, не менее важной, причиной просчетов талантливого конструктора.

Следует отметить, что в годы Великой Отечественной войны ПЛ IV серии в основном занимались перевозкой боеприпасов, топлива и продовольствия из Кронштадта в блокированный Ленинград и осажденную военно-морскую базу Ханко, а также принимали участие в артиллерийской обороне города на Неве. К концу войны уцелела лишь подводная лодка "Искра" (П-3), которая затем использовалась в учебных целях.



Однако с именем А.Н. Асафова связана еще одна страница истории отечественного подводного кораблестроения. В 1932 году, когда началось формирование Морских Сил Дальнего Востока, правительство приняло решение о создании и срочном запуске в серийное производство субмарин малого тоннажа, позволяющем в собранном виде их доставлять на Тихий океан по железной дороге, без создания помех встречному движению. Эта задача была поставлена Асафову, который к этому времени был уже официально освобожден и назначен главным инженером Техбюро № 4.

Под его руководством в сжатые сроки был разработан технический проект двухторпедной малой подводной лодки прибрежного действия. Она имела водоизмещение около 160 т, скорость надводного хода 13 уз, подводного - 7 уз и рабочую глубину погружения 50 м. Прототипом послужила построенная в 1909 году И.Г. Бубновым 120-тонная однокорпусная лодка "Минога", устройство и особенности которой Асафов подробно изучил еще в 1918-ом во время ее ремонта. Он также, по возможности, учел неудачный опыт проектирования подводной лодки "Правда", заложив в конструкцию своей новой лодки более строгие и обоснованные инженерные решения.



20 марта 1932 года технический проект первой советской малой подводной лодки, получившей наименование "Малютка" VI серии, был утвержден с условием внесения в него некоторых улучшений, и 29 августа того же года на николаевском судостроительном заводе была заложена головная подлодка М-2 этой серии. До конца же года, там заложили еще шесть однотипных лодок.

Нужно сказать, что Асафов оценил преимущества электросварки и, одним из первых в отечественном подводном судостроении, настаивал на переходе от традиционно клепаных к сварным корпусам кораблей. Однако николаевские судостроители, ссылаясь на неподготовленность производства, приступили к выпуску "малюток" с клепаными корпусами. И только благодаря вмешательству и поддержке побывавшей в 1933 году в Николаеве комиссии, под председательством Начальника ВМС РККА В.М. Орлова, в которую входили П.Ф. Папкович, Ю.А. Шиманский и В.П. Вологдин, а также настойчивости других сторонников внедрения сварки в судостроение, завод все-таки приступил к постройке сварных подводных лодок VI серии.



Эти небольшие корабли оказались удачными и вполне боеспособными, хотя плавать и воевать на них, особенно в условиях тихоокеанских штормов и циклонов, было очень тяжело. 3 сентября 1934 года, докладывая Орлову о результатах испытаний первых 18 подводных лодок данной серии, председатель Постоянной комиссии по приемке кораблей А.К. Векман отмечал, что сварка полностью себя оправдала, и корпуса показали исключительную прочность и надежность на глубинах до 60 м. Лодки для своего водоизмещения обладали хорошей мореходностью, управляемостью и поворотливостью, а также мощным для своих размеров торпедным вооружением.



"Любили мы свои "малютки", - вспоминал в конце восьмидесятых годов бывший командир подводной лодки М-1, первой вступившей в строй, адмирал Н.И. Виноградов. - Несмотря ни на что, считали их самыми лучшими лодками. И с сожалением расставались с ними". В общей сложности было построено 30 "малюток" VI серии, из которых 28 вошли в состав Тихоокеанского флота, а две (М-51 и М-52) остались на Черном море. В годы войны они принимали непосредственное участие в боевых действиях на обоих - морском и океанском - ТВД.



Однако, завершив разработку проектов указанных подводных лодок и включившись в процесс их постройки и доводки, А.Н. Асафов начатое дело до конца довести не успел. Зимой 1933 года, возвращаясь на пароходе из служебной командировки в Германию, он серьезно заболел и 21 февраля 1933-го в возрасте 48 лет скончался. Его похоронили на Новодевичьем кладбище в Ленинграде, где покоятся многие видные деятели российского флота, известные ученые и инженеры. На могиле Алексея Николаевича стоит небольшой обелиск, на котором высечена подводная лодка и надпись: "Асафов Алексей Николаевич. 1886 -1933 гг. Конструктор подводных лодок "Малютка" и "Правда".



Источники:
Дмитриев В. Советское подводное кораблестроение. М.: Воениздат, 1990. С.110-126.
Крючков Ю. Создатель первой "Малютки" (Асафов Алексей Николаевич). // газета "Вечерний Николаев". 7 декабря 2004.
Балабин В. Конструктор "Правды" и "Малютки". // Морской сборник 1996. №6. С. 33-35.
Балабин В. История подводных лодок в трудах конструктора С. А. Базилевского. // Вопросы истории естествознания и техники. 2009. №2. С.28-32.
Отришко Ю. Подводный крейсер «Правда». // Моделист-Конструктор. 1991. №9. С.31-38
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

11 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти