«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре

25 лет назад в Сомали свергли диктатуру генерала Мохаммеда Сиада Барре. Название государства «Сомали» сегодня стало синонимом гражданской войны и перманентного кровавого хаоса. В результате междоусобных войн сомалийских кланов и повстанческих группировок, в течение 1990-х гг. эта страна фактически прекратила существование как единое государство. И это при том, что формально Сомали до сих пор считается единым государством, имеет официальную власть и столицу, на протяжении 56 лет (с 1960 года) является членом Организации Объединенных Наций. Возник даже термин «сомализация» — то есть, полный коллапс государственных структур, распад государства и превращение его территории в поле противоборства вооруженных политических, политико-криминальных и просто криминальных группировок.

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре


Между тем, еще 30 лет назад Сомали было хоть и проблемным, как большинство стран Африки, но все же единым и более-менее централизованным государством. Те десятилетия, когда эту страну возглавлял генерал Мохаммед Сиад Барре, вошли в современную сомалийскую историю как «золотой век Сомали». Конечно, и в годы правления Барре было много недостатков и проблем в жизни сомалийского государства. Имели место и коррупция, и репрессии против инакомыслящих, и кровопролитная война с соседней Эфиопией, и ссора с могущественным прежним покровителем — Советским Союзом. Однако, при всем том, сомалийское государство в годы правления диктатора Барре сохраняло единство и централизованность управления, по крайней мере настолько, насколько это вообще возможно в сложном социальном пространстве Северо-Восточной Африки. Ведь сомалийские племена никогда не отличались особой склонностью к государственной форме социально-политической организации. Возникавшие на территории Сомали феодальные султанаты достаточно скоро распадались и возобновлялось естественное для этих засушливых земель состояние — по Гоббсу, «война всех против всех». Исключением был колониальный период в истории Сомали, но и он отличался, во-первых, тем, что страна оказалась разделенной между тремя колониальными державами — Италией, Великобританией и Францией, а во-вторых — тем, что сопротивление ряда сомалийских племен во внутренних районах страны по факту так и не было подавлено, а колониальная администрация имела весьма слабую власть над укладом жизни в сомалийском обществе. К началу ХХ века территория Сомали была разделена на три колонии. Британское Сомали, или Сомалиленд, было образовано на той части территории Сомали, которая прежде находилась в зависимости от Египта. В 1884 г. эта часть Северного Сомали стала британским протекторатом, в административном отношении входившим в состав Британской Индии. Тем не менее, местное население не смирилось с властью британцев и до 1920 г. вело вооруженную борьбу, образовав «Государство дервишей, просуществовавшее с 1897 по 1920 гг. Более обширные территории к югу от Британского Сомали в 1889 г. провозгласила своим владением Италия. Итальянское правительство рассматривало Сомали в качестве плацдарма для продвижения в соседнюю Эфиопию. Наконец, к северу от Британского Сомали — между ним и итальянской колонией Эритрея, образовалась колония «Французский Берег Сомали», просуществовавшая до 1967 г., когда она получила независимость под названием «Джибути». Таким образом, основная часть Сомали развивалась в первой трети ХХ века под управлением Италии.


От колоний — к независимому Сомали

Наиболее интенсивное освоение итальянцами сомалийской территории началось в годы правления Муссолини. Фашисты надеялись объединить под итальянской властью всю Северо-Восточную Африку — Эритрею, Сомали, Эфиопию. Однако, планы Италии нарушила Вторая мировая война. По ее итогам Италия потеряла свои колонии в Африке, точнее — они были переданы под опеку Организации Объединенных Наций. Тем не менее, Италия продолжала осуществлять некий «патронаж» над бывшими колониями — сомалийские, эритрейские, ливийские студенты направлялись в итальянские вузы. Лишь в 1960 г. Италия, под нажимом Великобритании, согласилась окончательно предоставить независимость Сомали. Но, учитывая, что кочевые сомалийские племена никогда не были «государственной нацией», процесс формирования полноценного государства происходил с трудом. Сказывалась межклановая борьба в сомалийском обществе. Тем не менее, первое десятилетие независимого существования Сомали отличалось относительным спокойствием. Более того, страна даже сохраняла демократическое управление. Первым президентом Сомали был избран Аден Абдулла Осман (1908-2007) — бывший служащий итальянской колониальной администрации, после оккупации Сомали в 1942 г. британской армией, ушедший с чиновной службы и занявшийся бизнесом. В 1944 г. Аден Абдулла Осман стал одним из основателей и генеральным секретарем Клуба молодых сомалийцев, на базе которого тогда же была создана политическая партия «Лига молодых сомалийцев». В 1956 г. Аден Абдулла Осман был избран председателем Законодательного собрания, а когда 1 июля 1960 г. Сомали официально получило политическую независимость, его избрали первым президентом страны.

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре В сентябре 1960 г. были установлены дипломатические отношения с Советским Союзом, начались переговоры о сотрудничестве в экономической и технической сферах. В первые годы независимости сомалийские политики часто говорили о необходимости создания «Великого Сомали» — объединения в единое государство территорий, населенных сомалийскими племенами (это собственно Сомали, Джибути, эфиопская провинция Огаден и кенийская Северо-восточная провинция). По этой причине Сомали оказывало поддержку повстанцам сомалийских племен на северо-востоке Кении. Восстание в Северо-восточной провинции Кении вспыхнуло в 1963 г. Повстанцы из числа населяющих провинцию сомалийских племен, исповедующих ислам, не желали жить в составе Кении — под управлением христиан из негроидного большинства страны. В свою очередь, кенийское правительство игнорировало политические цели этого движения и называло повстанцев не иначе, как «шифта» — «бандиты». Под этим названием — «война шифта» — события 1963-1967 гг. и вошли в новейшую историю Восточной Африки. Первое время сомалийское правительство пыталось оказывать поддержку повстанцам, однако после того, как Кения, значительно превосходившая Сомали в военном и экономическом отношении, заявила, что применит силу против сомалийской армии, власти страны отказались от поддержки соплеменников. В итоге повстанческое движение Северо-восточной провинции Кении к 1967 году оказалось подавленным. Правда, кое-где периодически имели место нападения на полицейские посты, случаи угонов скота, но они скорее свидетельствовали о полном вырождении повстанческого движения в обычный уголовный бандитизм.

Октябрьская революция в Сомали

В 1967 г. президент Аден Абдулла Осман покинул свой пост. Новым главой государства был избран Абдирашид Али Шермарк (1919-1969), в 1960-1964 гг. возглавлявший правительство страны. Как и Аден Абдулла Осман, Шермарк был бывшим чиновником итальянской колониальной администрации и уже после войны, в 1958 г., закончил Римский университет. Премьер-министром страны был назначен Мухаммед Хаджи Ибрагим Эгаль (1928-2002), выступавший за нормализацию отношений с соседними Кенией и Эфиопией. Однако, длительным правление Шермарка не стало , причем по трагической причине. 15 октября 1969 года во время визита в северный город Лас-Анод президент Шермарк был застрелен собственным охранником. Правительство Эгаля стало готовить на пост президента страны М.Богора — политика прозападной ориентации, однако это не устраивало часть высшей военной элиты страны, ориентированной на модные в то время концепции левонационалистического толка. В ночь на 21 октября 1969 года в Сомали произошел военный переворот, осуществленный группой офицеров сомалийской армии. Премьер-министр страны Мухаммед Хаджи Ибрагим Эгаль был отстранен от власти и помещен под домашний арест.

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре


Власть в стране оказалась в руках военных. Так началась двадцатилетняя эпоха военной диктатуры, которая по сравнению с современным периодом политической истории Сомали характеризуется многими исследователями не иначе, как «сомалийский золотой век». Все политические партии и парламент страны были распущены, а министры правительства Эгаля арестованы. Высшим исполнительным, законодательным и судебным органом страны был провозглашен Верховный революционный совет Сомали, созданный командованием армии и полиции. В день переворота по сомалийской радиостанции «Голос сомалийского народа» было передано заявление Верховного революционного совета о переименовании Сомалийской Республики в Сомалийскую Демократическую Республику. Подчеркивалось, что страна будет развиваться по социалистическому пути.

29 октября 1969 года был обнародован Закон № 1, согласно которому Верховный революционный совет получал функции президента республики, Национального собрания и Верховного суда страны. 2 ноября 1969 г. был озвучен список из 25 членов Верховного революционного совета — офицеров сомалийской армии и полиции. В высший орган страны вошли: генерал-майор Мухаммед Айнанше, бригадный генерал Хусейн Кулмийе Афрах, подполковники Салаад Габейре Кедийе, Мухаммед Али Саматар, Ахмед Мохамуд Аде, Абдулла Мохамед Фадиль, Али Матан Хаши, майоры Мухаммад Ш. Осман, Исмаил Али Абукар, Мухаммед Али Ширех, Ахмед Сулейман Абдулле, Мохамуд Джиле Юсуф, Фаррах Ваис Дюлех, капитаны Ахмед Хасан Муса, Муса Рабилле Гоеде, Ахмед Мухаммад Фарах, Мухаммад Омер Гес, Осман Мохаммед Джелле, Абди Варсама Исаак, Абдиразак Махамуд Абубакар, Абдулкадир Хаджи Мухамад. Заместителем председателя ВРС стал генерал-майор Джама Али Коршель. Председателем Верховного революционного совета, то есть — фактическим главой сомалийского государства, стал 50-летний генерал-майор сомалийской армии Мохаммед Сиад Барре (1919-1995), прежде занимавший пост командующего Сомалийской национальной армии.

Сын кочевников и полицейский офицер

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре Как и о детстве многих диктаторов, о начальном этапе жизни Мохаммеда Сиада Барре известно мало. Остается загадкой даже точная дата его рождения, впрочем — не столько по причине скрытности диктатора, сколько по затруднительности установления таких событий в семьях сомалийских кочевников. Официально считается, что Мохаммед Сиад Барре родился 6 октября 1919 года, но в качестве даты рождения называют и 1912, и 1916, и 1921 годы. Точно также, существует некоторая путаница и с местами рождения. Ведь сомалийцы кочуют по достаточно обширному региону. Ряд источников указывает, что Барре родился в Шиилаабо на территории современного эфиопского региона Огаден, либо в районе Луг-Ферранди (провинция Верхняя Джуба). Достоверно известно лишь то, что мать будущего диктатора была представительницей сомалийского клана огаден, а отец — выходцем из клана марехан. Представителем клана марехан считал себя и сам Мохаммед Сиад Барре. Клан марехан — это один из основных подкланов крупнейшего сомалийского клана дарод. Первые упоминания в европейской литературе о клане марехан относятся к XVII в. — иезуит Херонимо Лобо, пытавшийся проникнуть в Эфиопию, упомянул его в 1624 г. В настоящее время клан марехан населяет районы Джубадда Хусе, Гедо на юго-западе Сомали, Галгудуд и Мудуг в центральной части Сомали, а также проживает в провинции Огаден в Эфиопии и в Северо-восточной провинции в Кении. Повстанцы из клана марехан долгое время воевали против британских колонизаторов под руководством Саидп Мохаммеда Абдуллы Хасана.

Родители Мохаммеда Сиада Барре умерли, когда мальчику было примерно десять лет. Он получил начальное образование в городе Лууг на юге Сомали и перебрался в Могадишо, стремясь получить среднее образование. Для сироты — сомалийца такая тяга к знаниям была удивительна, потому что большинство ровесников Мохаммеда Сиада Барре не получали вообще никакого образования, а предпочитали, как и их предки, заниматься полукочевым скотоводством. В 1940 г. Сиад Барре, которому к тому времени исполнился 21 год (или около того) поступил на службу в колониальную полицию. Напомним, что Италия до поражения во Второй мировой войне проводила активную политику по утверждению своего господства в Северо-Восточной Африке. С этой целью итальянским правительством были созданы колониальные войска и колониальная полиция, на рядовые и унтер-офицерские должности в которых набирали представителей туземного населения — ливийцев, эритрейцев, сомалийцев. Для охраны общественного порядка и борьбы с повстанчеством и бандитизмом на территории итальянских колоний, были сформированы военно-полицейские части по типу жандармерии, получившие название Zaptié — «Запти» (на фото). Когда-то так называли турецких жандармов и военную полицию Османской империи. «Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре Итальянское правительство создало на территории Триполитании, Киренаики, Эритреи, Сомали и Эфиопии отряды «запти» по образцу Корпуса карабинеров. Солдат «запти» набирали из числа туземцев, на командные должности ставили итальянских офицеров. В сомалийском корпусе «запти» насчитывалось 1500 сомалийских солдат и унтер-офицеров и 72 итальянских офицера. Униформа имела цвет хаки, а ее отличительными признаками были белый и красный воротники карабинеров и красная феска. Вооружение состояло из карабинов, револьверов и сабель. Именно в корпусе «запти» и начал в 1940 г. службу молодой Сиад Барре. Благодаря своим качествам, ему удалось сделать в колониальной полиции неплохую карьеру. Он остался на службе и после того, как Италия потерпела поражение и Итальянское Сомали было передано под управление ООН. В 1950 г. тридцатилетний Сиад Барре, служивший полицейским офицером в Сомали, был направлен на учебу в Италию. В 1952 г. он завершил курс образования в офицерском училище во Флоренции и продолжил службу в сомалийской полиции.

В конце 1950-х гг., незадолго до провозглашения государственной независимости Сомали, на подопечной территории Сомали началась работа по созданию Сомалийской национальной армии. Поскольку в ближайшее время предусматривалось создание независимого сомалийского государства, для нужд защиты его государственных границ и поддержания порядка было необходимо сформировать хотя бы небольшую, но собственную армию. Первоначально была создана Мобильная группа Полицейских сил Сомали (Darawishta), день появления которой — 12 апреля 1960 г. — впоследствии отмечался как День Вооруженных сил Сомали. После провозглашения независимости страны Darawishta была соединена с подразделениями Сомалийских скаутов, действовавших в Британском Сомали. Так появилась Сомалийская национальная армия, первоначально насчитывавшая около 5 000 военнослужащих. Первым командующим Сомалийской национальной армией был назначен полковник Дауд Абдулле Хирси — бывший офицер полиции Британского Сомали, а затем — офицер сомалийской жандармерии. Заместителем командующего и начальником штаба Сомалийской национальной армии был назначен полковник Мохаммед Сиад Барре (в 1962 г. ему было присвоено звание бригадного генерала). Командные кадры для Сомалийской национальной армией готовились в Великобритании, Италии и Египте. Для рядовых сомалийцев военная служба, как казалось, несла многочисленные привилегии — повышение социального статуса, стабильное жалованье, обмундирование, возможность карьерного роста. Однако, даже несмотря на это, сомалийцы не рвались на военную службу и вскоре армия стала испытывать острый дефицит кадров. Кроме того, ситуация в вооруженных силах страны осложнялась противоречиями между кланами. Историческое противостояние сомалийских кланов не прекращалось и в вооруженных силах, более того — оно усугублялось разделением офицеров на две группы — подготовленных в Британском Сомали и в Итальянском Сомали. В декабре 1961 г. группа младших офицеров попыталась поднять восстание, после подавления которого руководство страны всерьез озаботилось вопросами модернизации сомалийской армии. Советский Союз согласился предоставить Сомали кредит в 32 млн. долларов США на переоснащение вооруженных сил. В 1964 г. имел место вооруженный конфликт Сомали с соседней Эфиопией — за населенную сомалийским кланом огаден одноименную провинцию. В эти непростые годы и возглавил Сомалийскую национальную армию бригадный генерал Мохаммед Сиад Барре. В 1965 г. он получил назначение на должность командующего Сомалийской национальной армией, в 1966 г. ему было присвоено звание генерал-майора, а в 1969 г. он возглавил военный переворот и пришел к власти в стране. Объясняя причины произошедшего переворота, Мохаммед Сиад Барре подчеркнул: «вмешательство вооружённых сил было неизбежным. Было невозможно далее игнорировать такие порочные вещи, как коррупцию, взяточничество, непотизм, кражу общественных средств, несправедливость и неуважение к нашей религии и законам нашей страны. Законы были отброшены в сторону и люди делали что хотели».

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре


«Сомалийский социализм»: Маркс, Ленин, Барре

В 1960-е — 1970-е гг. в странах «третьего мира» получили большое распространение разнообразные концепции «национальных социализмов». Как правило, социалистическая идеология в них разбавлялась с местным национализмом, но главной объединяющей чертой было неприятие капиталистического (то есть — прозападного) пути развития и поиски социалистического компонента в национальных культурах. Не стало исключением и Сомали. Государство стало именоваться Сомалийской Демократической Республикой, а основами общественного развития были провозглашены труд и социальная справедливость. Разумеется, что переворот 1969 г. стал именоваться не иначе, как Сомалийской Революцией. Социалистическому пути развития Сомали сильно способствовала большая финансовая, военная и техническая помощь Советского Союза. Москва была заинтересована не только в распространении социализма, но и в укреплении своих позиций в стратегически важной стране Африканского рога — ведь сомалийское побережье позволяло создать красноморскую базу ВМФ СССР. Со своей стороны, Мохаммед Сиад Барре провозгласил тремя основами социалистического пути Сомали научный социализм Маркса-Ленина, концепцию общинного развития собственного авторства и исламскую религию. Таким образом, не забывая подчеркнуть верность национальным традициям сомалийцев, Барре демонстрировал полную политическую лояльность СССР. При этом, разумеется, генерал не забыл и о себе. Рядом с портретами Карла Маркса и Владимира Ильича Ленина, на улицах сомалийской столицы Могадишо развешивали плакаты с изображением генерала Сиада Барре. Официально его называли не иначе, как «Отец знаний» («аабаха агоонта») и «Победный лидер» («гуулваадде»). Сам генерал, впрочем, предпочитал проявлять скромность и называл себя просто — «товарищ Сиад» («Джаале Сиад»). Всяческая демонстрация преданности социалистическому курсу убедила Советский Союз в искренности намерений Барре. В 1974 году был заключен договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Сомали. Большое значение Барре уделял, при этом, не столько экономическому и техническому сотрудничеству, сколько получению от СССР военной помощи. По просьбе сомалийского руководства, в Сомали прибыли несколько тысяч советских и кубинских военных советников, инструкторов и специалистов. Сомалийская национальная армия стала получать советскую военную технику и вооружение. Взамен Сомали разрешило Советскому Союзу оборудовать пункт базирования боевых кораблей ВМФ СССР в порту Бербера, использовать ряд военных аэродромов страны. Таким образом, военное сотрудничество двух стран было взаимовыгодным.

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре


В годы правления Барре в Сомали были национализированы иностранные банки, нефтяные компании, земельные ресурсы. Однако скот и банановые плантации, дававшие основной доход сомалийскому населению, оставались в частных руках. Но сложно отрицать, что в 1970-е гг. в жизни страны происходили позитивные социальные и экономические изменения. Так, в 1973 г. был введен закон о кооперации, предполагавший модернизацию сельского хозяйства. За первую пятилетку правления Барре значительно выросло производство консервированного мяса, молока, текстиля. После того, как была создана сомалийская письменность (до этого сомалийский язык был бесписьменным, все тексты писались или на арабском языке, или на европейских языках), началась кампания по ликвидации неграмотности в стране. Образование стало всеобщим и обязательным, а правительство делало попытки создания полноценной системы здравоохранения. Засуха 1974 г. стала причиной реализации специальной программы по переселению кочевого населения из наиболее подверженных засухе районов страны.

Еще в 1971 г. Барре высказывал намерения о создании сомалийской революционной партии, которая бы стала надежным инструментом социалистических преобразований в жизни страны. С целью дальнейшей консолидации сомалийского общества и укрепления властной вертикали, 27 июня 1976 года в Могадишо открылся I Учредительный съезд авангардной партии трудящихся, куда съехалось свыше 3000 военных и гражданских представителей. На съезде была основана Сомалийская революционная социалистическая партия (СРСП), после чего Верховный революционный совет прекратил свое существование и передал все свои полномочия Центральному комитету Сомалийской революционной социалистической партии (ЦК СРСП). Мохаммед Сиад Барре был провозглашен президентом Сомалийской Демократической Республики. Уже в январе 1977 года Сомалийская революционная социалистическая партия официально насчитывала 13.500 членов, при ней были созданы женские и молодежные организации. Она строилась по типу КПСС. Высшим органом СРСП был провозглашен съезд партии, который собирался один раз в пять лет. На съезде члены партии избирали Центральный комитет СРСП в составе 73 человек. В свою очередь, ЦК СРСП избирал Политическое бюро ЦК СРСП из пяти человек. Генеральный секретарь ЦК СРСП избирался на съезде на пять лет.

Вторым человеком в Политбюро, после Мохаммеда Сиада Барре, был генерал-майор Мухаммед Али Самантар (род.1931) — выходец из клана томаал, родившийся в Кисмайо в области Нижняя Джабба Итальянского Сомали. «Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре Как и Барре, Самантар начал свою карьеру со службы в полиции. В 1956 г. он окончил Пехотную академию Казано в Риме (Италия), после чего был распределен офицером в сомалийскую полицию. Он также получил образование в Полицейской академии в Могадишо, а в 1965-1967 гг. учился в Советском Союзе — в Военной академии им. М.В. Фрунзе. После ее окончания вернулся в Сомали в звании подполковника, а в 1969 г. был произведен в бригадные генералы. Став одним из непосредственных организаторов военного переворота 1969 г., генерал Самантар в 1970 г. был назначен командующим Сомалийской национальной армией, вице-президентом Верховного революционного совета. В 1971 г. Самантар был назначен государственным секретарем по вопросам обороны. В июле 1976 года Самантар занял посты вице-президента Сомалийской Демократической Республики, министра обороны, члена Центрального комитета и члена Политбюро ЦК СРСП. Именно генерал Самантар отвечал за поддержание и развитие внешнеполитических и военных связей Сомали с Советским Союзом.



Огаденская война и кризис режима

Однако, создание общенациональной политической партии не решило как раз тех задач, которых от этого события ожидал сам Мохаммед Сиад Барре. Партия не смогла консолидировать сомалийское общество, ослабленное межклановыми противоречиями. Во-первых, политика Барре оттолкнула наиболее революционно настроенную, левацкую часть сомалийцев, которая получила известность как «Gadhyarayal» — «Маленькая бородатая группа» (леваки, по примеру Фиделя Кастро, отращивали «партизанские бороды»). Во-вторых, в руководстве Сомалийской революционной социалистической партии оказались представленными лишь представители субкланов марехан, огаден и долбаханта клана Дарод. Остальные сомалийские кланы оказались фактически изолированными от процесса государственного управления, что способствовало лишь большему росту внутренней раздробленности государства. Наконец, много противоречий сохранялось и в партийной программе. С одной стороны, в 1970-е гг. Сомалийская революционная социалистическая партия провозглашала верность идеям марксизма-ленинизма и относила себя к «авангардным партиям трудящихся». Но Мохаммед Сиад Барре гарантировал неприкосновенность частной собственности, сосуществование частного и государственного секторов в рамках смешанной экономики, подчеркивал важность ислама для сомалийского общества. Кроме того, в программе партии произошло возвращение к концепту «Великого Сомали», от которого сомалийское руководство было отказалось в 1960-е годы, после негативной реакции со стороны Кении. Националистическая компонента в идеологии партии предусматривала ориентацию на объединение в составе Сомали всех земель, на которых проживают этнические сомалийцы. Это означало плохо скрываемое выдвижение территориальных претензий ко всем соседним странам — Эфиопии, Кении и Джибути. Разумеется, что о мире с соседями в такой ситуации оставалось только мечтать. Но Мохаммед Сиад Барре мира и не желал — он рассчитывал набраться сил и с помощью армии решить вопрос о воссоединении всех сомалийских земель. Но рассчитывать на победу в военном противостоянии с соседними государствами было бы крайне наивно. Джибути отпадало сразу — оно находилось под полным контролем и защитой Франции, которая имела там свою военную базу. Кенийская армия была значительно сильнее сомалийской и, вдобавок к этому, Кения пользовалась поддержкой Великобритании и могла рассчитывать на ее защиту. Оставалась Эфиопия, но она также была более сильной, чем Сомали, страной. Ситуация немного изменилась к середине 1970-х гг. В 1974 г. в Эфиопии произошел военный переворот — «Эфиопская революция». Группа революционно настроенных офицеров свергла императора Эфиопии Хайле Селассие I. Поскольку пришедшие к власти в стране военные также претендовали на превращение Эфиопии в страну социалистической ориентации, уже не могло быть и речи о помощи Эфиопии со стороны ее вчерашних, при монархическом режиме, союзников — США и Великобритании. На фоне свержения императора страну сотрясали вооруженные конфликты, одним из которых стало и восстание сомалийских племен в провинции Огаден. Этим и решил воспользоваться Мохаммед Сиад Барре, подготавливая вооруженное вторжение в Эфиопию. Он рассчитывал, что западные страны за Эфиопию не заступятся, а Советский Союз будет оказывать помощь ему — как старому и проверенному союзнику и соратнику по социалистической идеологии. В июле 1977 г. части сомалийских войск вторглись на территорию Эфиопии и первое время достаточно успешно потеснили эфиопскую армию. В начале сентября 1977 г. Мохаммед Сиад Барре прибыл в Москву. Он рассчитывал добиться увеличения советской военной помощи Сомали. Однако, поскольку эфиопское руководство также ориентировалось на Советский Союз и провозгласило Эфиопию страной социалистической ориентации, Москва оказалась в сложной ситуации. С одной стороны, Сиад Барре был старым союзником, всячески демонстрировавшим свою лояльность. С другой стороны, Эфиопия с куда большим числом населения, представлялась более перспективной страной. Тем более, что Россию и Эфиопию в прошлом связывали дружеские отношения. Взвесив все «за» и «против», советское руководство ответило отказом на просьбы Мохаммеда Сиада Барре и он был вынужден вернуться в Сомали, ничего не добившись. 13 ноября 1977 г. Мохаммед Сиад Барре объявил о денонсации договора о дружбе и сотрудничестве с СССР и о разрыве дипломатических отношений с Кубой (Куба более явно, чем Советский Союз, выступила в поддержку Эфиопии). Власти Сомали потребовали немедленного отъезда из страны всех советских граждан. Специалисты и советники, которые еще вчера оказывали важнейшую помощь сомалийскому правительству по всем направлениям, вмиг стали рассматриваться как «враги государства». Советских граждан подвергали оскорблениям, были случаи ограблений. Возникли и опасения относительно сохранности советского гражданского и военного имущества. Поэтому 20 ноября 1977 г. корабли 8-й эскадры ВМФ СССР вошли в порт Могадишо. На сомалийский берег высадилась советская морская пехота, что вмиг поостудило «горячие головы» генерала Барре, генерала Самантара и других сомалийских руководителей.

«Золотой век Сомали». Диктатура Сиада Барре


Резкое осложнение взаимоотношений с СССР побудило Барре искать новых союзников и покровителей. На эту роль идеально подходили страны Арабского Востока, тем более, что Сомали имело с ними исторические связи, а сомалийцы исповедуют ислам и являются очень фанатичными верующими. Действительно, Барре удалось получить помощь Египта и Саудовской Аравии, а также Пакистана и Ирана. Но эфиопская армия, поддерживаемая советскими советниками и специалистами и кубинскими подразделениями, оказалась сильнее. К марту 1978 г. сомалийская армия потерпела поражение в Огадене и была вынуждена отступить с территории Эфиопии. Тем не менее, Мохаммед Сиад Барре поражения не признал и в дальнейшем продолжал спонсировать и вооружать повстанцев из Фронта освобождения Западного Сомали (ФОЗС). К 1979 г. подразделения Фронта освобождения Западного Сомали смогли установить контроль над большей частью сельской местности в населенных сомалийскими племенами провинциях Эфиопии. Но в 1979-1980 гг. эфиопская армия предприняла крупномасштабную вооруженную операцию против Фронта освобождения Западного Сомали. В борьбе с огаденским повстанческим движением эфиопские войска активно применяли тактику выжженной земли, что привело к оттоку из Огадена сотен тысяч беженцев. Беженцы устремились в Сомали, что принесло стране новые социально-экономические и политические проблемы.

Повстанческое движение и свержение Барре

Отказавшись от сотрудничества с СССР и странами Варшавского договора, Мохаммед Сиад Барре убрал из сомалийской политики всякие упоминания о марксизме-ленинизме. Была отредактирована партийная программа, а в 1981 г. Сомалийская революционная социалистическая партия вступила в Социалистический Интернационал — крайне умеренное политическое объединение, включавшее в свой состав мировые социалистические и социал-демократические партии немарксистского толка, с самыми разными программами. Между тем, прекращение помощи со стороны Советского Союза значительно ударило по сомалийской экономике. Кроме того, эфиопы, в ответ на продолжающуюся со стороны Сомали поддержку повстанческих группировок в Огадене, решили действовать аналогичными способами — они стали оказывать помощь сомалийским кланам, противостоящим режиму Мохаммеда Сиада Барре. Уже в 1980 г. политическая обстановка в Сомали обострилась настолько, что Барре был вынужден объявить в стране чрезвычайное положение и восстановить Верховный революционный совет. В стране развернулось повстанческое движение, основу которого составили те сомалийские кланы, которые были очень недовольны монополизацией власти в руках представителей кланов марехан, огаден и долбаханта. Отметим, что оппозиционные настроения в Сомали нарастали еще в конце 1970-х гг. Так, на фоне поражения сомалийской армии в Огаденской войне, группа офицеров во главе с полковником Мухаммадом Шейхом Усмааном из клана маджертин попыталась в апреле 1978 г. свергнуть генерала Барре. Однако переворот был подавлен, а все 17 участников заговора казнены. Уцелел лишь подполковник Абдиллаахи Юсуф Ахмад, который сумел бежать в Эфиопию и основать там Сомалийский фронт спасения. В апреле 1981 года группа представителей клана исааг, живущих в эмиграции в Лондоне, сформировали Сомалийское национальное движение (СНД), позже также перенесшее штаб-квартиру в Эфиопию. 2 января 1982 года отряды СНД напали на сомалийскую тюрьму близ г. Берберы и освободили заключенных. Началась гражданская война. К концу 1980-х гг. положение режима Мохаммеда Сиада Барре стало совсем незавидным. Надеждам на объединение сомалийцев во имя «Великого Сомали» наступил закономерный конец — на первый план вышли межплеменные и межклановые противоречия. В сложившейся ситуации Барре полностью оперся на свой клан марехан и развязал этнические чистки против оппозиционных кланов маджиртин, хавийя и исааг. К началу 1990 г., в результате этнических чисток и столкновений, в Сомали погибло около 60 тысяч человек, еще около 500 тыс. человек стали беженцами и переместились в соседнюю Эфиопию. 30 декабря 1990 г. бои между членами поддерживавшего Барре клана дарод и оппозиционного клана хавийя вспыхнули уже в самой столице страны Могадишо. В это время к городу приближались силы оппозиционных организаций. 19 января 1991 года отряды сомалийской оппозиции под командованием генерала Мохаммеда Фараха Айдида вошли в столицу страны Могадишо. 26 января 1991 г. Мохаммед Сиад Барре с группой сторонников покинул Могадишо. Так закончилось 22-летнее правление этого незаурядного человека, которое в начале 1990-х гг. еще называли «кровавой диктатурой», а теперь, сравнив с текущей ситуацией, все чаще именуют «золотым веком». После попыток взять реванш силами войск, подконтрольных зятю Сиада Барре генералу Мухаммеду Саиду Херси, известному под прозвищем «Морган», Сиад Барре в мае 1992 г. попросил политического убежища в Кении. Кения отказала, после чего диктатор эмигрировал в Нигерию. 2 января 1995 г. он скончался в эмиграции от сердечного приступа. Сомали, к тому времени, полностью окунулась в пучину гражданской войны. Мохаммед Сиад Барре долго и тщетно пытался сформировать в Сомали сомалийскую политическую нацию. Он стремился преодолеть межплеменные и межклановые противоречия, изжить непотизм в государственных структурах и консолидировать сомалийское общество для решения масштабных задач по модернизации страны.
Автор: Илья Полонский

Использованы фотографии: https://mogadishuimages.files.wordpress.com, http://planetolog.ru/,

Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 10
  1. D-Master 19 января 2016 06:44
    Отличная статья о не особо афишируемых страничках истории. Вроде было все рядом а уже покрылось паутиной за давностью времен, и спроси молодого человека на улице что он знает о Сомали, максимум он скажет о стране пиратов в Африке. Сиад Баре совершил роковую ошибку, которую потом свершил Хусейн - измотав силы страны в бесплодных войнах, пошел войной против страны имеющей поддержку супердержавы. Выиграть у СССР шансов не было вообще. А заныло сердце в статье от следующей фразы: "Советских граждан подвергали оскорблениям, были случаи ограблений. Возникли и опасения относительно сохранности советского гражданского и военного имущества. Поэтому 20 ноября 1977 г. корабли 8-й эскадры ВМФ СССР вошли в порт Могадишо. На сомалийский берег высадилась советская морская пехота, что вмиг поостудило «горячие головы» генерала Барре, генерала Самантара и других сомалийских руководителей."
    Как же черт возьми не хватает сейчас возможности высадить пехоту во многих странах мира и Европы в частности. Что бы по остудить очень многие головы.
    1. qwert 19 января 2016 08:11
      Пока дружили с СССР - процветали. Как свернули на новый курс... Обычная история для того времени.
    2. heal 19 января 2016 09:25
      Цитата: D-Master
      Поэтому 20 ноября 1977 г. корабли 8-й эскадры ВМФ СССР вошли в порт Могадишо. На сомалийский берег высадилась советская морская пехота, что вмиг поостудило «горячие головы» генерала Барре, генерала Самантара и других сомалийских руководителей."
      Как же черт возьми не хватает сейчас возможности высадить пехоту во многих странах мира и Европы в частности.

      Сравните промышленный потенциал СССР и РФ и их ВВП (в процентном соотношении к мировым) и всё сразу станет ясно, что такой возможности не будет никогда.
      1. Mavrikiy 19 января 2016 20:29
        Опять двадцать пять. Не надо мешать врагам сворачивать себе шеи. В советское время в Германию, в Турцию, перепахать ближний восток?
        1916г. - год обезьяны. Лезем на пальму и слотрим как дерутся лев с тиграм или с орлом. Какая нам разница? "Тарапиться не надо. Общество должно получить полноценного члена, я так думаю"
    3. Mavrikiy 19 января 2016 20:21
      D-Master
      "Как же черт возьми не хватает сейчас возможности высадить пехоту во многих странах мира и Европы в частности. Что бы по остудить очень многие головы."
      Ты не спеши. Открой холодильник, хлебни кваску, глядишь и пехота отодвинется на задний план.
  2. parusnik 19 января 2016 08:02
    Объединение кланов, не произошло..и сейчас в Сомали, то что наверное должно быть...Спасибо, Илья..с удовольствием прочитал...
  3. Maegrom 19 января 2016 08:03
    Статья описывает правление Стада Барре как золотой век, при этом видно что именно ошибки этого периода привели к текущему положению, к которому страна стала скатывается после военных авантюр и монополизации власти у одного клана.
    1. АВП 518 19 января 2016 09:53
      Воспоминания очевидцев «…в порт нас сомалийцы не пустили. Тогда подошел корабль сопровождения БПК «Чапаев», сделал разворот в гавани, и порт для нас был открыт».

      После этого в порту Могадишо высадился десант морской пехоты с одним плавающим танком ПТ-76 и двумя бронетранспортерами БТР-60. Как вспоминал один из морпехов, «на берегу стеной высились штабеля ящиков с тем самым имуществом, которое сомалийское руководство решило себе присвоить. За этими штабелями на высотке располагались вооруженные люди. А перед штабелями на узкой полосе вдоль причала находились советские специалисты с семьями. На этой узкой полосе суши они провели не то двое, не то трое суток под палящим солнцем. Выйти оттуда было страшно, поскольку по штабелям время от времени стреляли. Люди были в отчаянии. Когда к ним на выручку подошли десантные катера, женщины плакали, а одна из них не выдержала и прыгнула в воду с высокого мола вместе с ребенком. Моряки ее тут же подобрали, а потом дали несколько очередей поверх той баррикады из ящиков. Обстановка нормализовалась, все пошло как по маслу».

      Так же действовали морпехи и в порту Берберы. 13 ноября 1977 года сюда для эвакуации советских граждан вошел большой десантный корабль «Крымский комсомолец». И здесь выяснилось, что местные власти решили отпустить людей, а их имущество и имущество СССР забрать в пользу сомалийского государства, то есть, себе. На берег вышел десант с танками и суровые аборигены не смогли ни в чем ему отказать.

      Помимо дока из Берберы вывезли плавбазу, вспомогательные суда, спецоборудование, оружие и боеприпасы. Но многое пришлось бросить — портовые сооружения, узел связи, станция слежения, огромный топливный терминал и две авиабазы…
  4. Isk1984 19 января 2016 13:23
    Только силу уважают, не в обиду этим народам, но уровень развития такой палкой по башке сразу понимание приходит... а без силы они наглеют и хамят, это вот проблема Европы теперь когда к ним тысячи мигрантов прут...
    1. Scraptor 20 января 2016 14:39
      Это вы про американцев?
  5. Олежек 19 января 2016 21:29
    Малоизвестная страница
    Спасибо.
    Но конечно - странно повели себя сомалийцы...
    Не факт что США или Британия подписались бы им помогать в войне с Эфиопией.
    Даже между ведущими державами часто заключались оборонительные союзы
    А то если он сам в драку полезет??
    Так что не вижу с нашей стороны никакой "подставы"
    В конце концов что "шерифу" проблемы индейцев?
    Почему супердержава должна помогать им в экспансии??
  6. tiaman.76 10 февраля 2016 23:04
    интересная обстоятельная статья

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня