ПВО советских аэродромов в годы войны

ПВО советских аэродромов в годы войны


В предвоенные годы советская военно-теоретическая мысль, оценивая возможный характер будущей войны, правильно определяла не только роль ВВС, но и необходимость организации противовоздушной обороны аэродромов. Так, еще до начала Великой Отечественной войны директивой НКО СССР от 25 апреля 1941 года предусматривалось формирование ста шестидесяти шести зенитных артиллерийских батарей для выполнения задач ПВО аэродромов и других объектов ВВС РККА. Однако из-за отсутствия необходимого количества материальной части формировались батареи крайне медленно и к тому же неорганизованно. Поэтому в ноябре 1941 года директивой заместителя командующего ВВС КА дальнейшее формирование их было прекращено.


Таким образом, в первые месяцы Великой отечественной войны обороны аэродромов, которая отвечала бы требованиям того времени, по существу, не было. Весьма незначительное количество штатных зенитных средств, находившихся в распоряжении батальонов аэродромного обслуживания (всего 3 счетверенные зенитно-пулеметные установки на батальон, да и то не везде), не могло обеспечить прикрытия аэродромов.



Готовясь к нападению на СССР, немецкое командование поставило перед своими ВВС задачу в первые же дни войны завоевать господство в воздухе и тем самым обеспечить успешные действия наземных войск. 22 июня 1941 года свыше тысячи бомбардировщиков нанесли массированные удары по 66 нашим приграничным аэродромам. Прежде всего атакам подверглись те, на которых располагались авиаполки, вооруженные новой техникой. На земле было уничтожено более 800 наших самолетов (согласно немецким данным 850).

Советские ВВС в этот день совершили около 6 тыс. самолетовылетов и в воздушных боях сбили порядка 200 вражеских машин. Следует особо отметить, что ВВС Южного фронта (командующий ВВС генерал Ф.Г. Мичугин), потерь почти не имели. Это объясняется тем, что за несколько дней до начала войны командование Одесского военного округа провело проверку боеготовности войск и авиации. Авиационные части были перебазированы на полевые оперативные аэродромы. Там самолеты рассредоточивались и маскировались, а летный состав перевели в повышенную боевую готовность. В истребительных авиаполках организовали дежурство звеньев, отработали мероприятия по оповещению личного состава. Благодаря принятым мерам летчики-истребители смогли встретить нападение фашистской авиации своевременно и организованно. Наши потери составляли всего 6 машин, противник же недосчитался значительно большего количества самолетов. Надо отметить, что и на других участках советско-германского фронта, там, где истребительные авиационные части были подготовлены и давали решительный отпор, противник прекращал налеты на аэродромы.



Тактика действий германской авиации носила разнообразный характер. Истребительная авиация (самолеты Bf.109 и Bf.110) действовала по аэродромам, находившимся от линии фронта не далее 50-80 км, и, как правило, несколькими группами на различных высотах. Одна из групп отвлекала наших истребителей, другие тем временем атаковали аэродром с бреющего полета, ведя пулеметно-пушечный огонь по самолетам, находящимся на земле. Бомбардировочная авиация днем чаще всего действовала также по передовым аэродромам под прикрытием своих истребителей одиночными самолетами и группами по 3, 8, 10, а иногда и более самолетов, умело используя солнце и облачность. Бомбометание, как правило, производилось с нескольких заходов. Ночью фашисты стремились наносить удары по дальним аэродромам одиночными машинами или парами с 5-10-минутным интервалом, выполняя по нескольку заходов с разных направлений и высот, используя осветительные бомбы. Часто бомбардировщики следовали группами по 2-3 самолета. Над аэродромом они расходились для того, чтобы рассредоточить огонь зенитных средств и снизить его эффективность. Иногда немецко-фашистские летчики использовали следующий прием: 2-3 Ju-88 пристраивались в хвост нашему самолету-разведчику, над аэродромом выпускали шасси, снижались и неожиданно, с высоты не более 500 м сбрасывали бомбы и обстреливали самолеты на земле. Таким образом, к примеру, был произведен 28 июня 1941 года налет на аэродром ВВС Западного фронта Старый Быхов.

Даже краткий анализ действий авиации противника убедительно подтверждал необходимость организации надежной противовоздушной обороны аэродромов. Изыскивая пути решения этой важной проблемы, командование ВВС РККА в августе 1941 года для улучшения организации взаимодействия ударных самолетов (бомбардировщиков и штурмовиков) с истребителями, а, кроме того, и для надежного прикрытия их на своих аэродромах, приняло решение иметь в составе вновь формируемых ближнебомбардировочных и штурмовых авиаполков по одной истребительной эскадрилье. Хотя это и улучшало организацию взаимодействия ударной авиации с истребителями в процессе совместного выполнения ими боевых задач, однако не могло существенным образом повлиять на повышение эффективности противовоздушной обороны аэродромов, так как по возвращении с задания истребители не всегда были в состоянии отражать налеты вражеской авиации и вместе с сопровождаемыми машинами нередко сами являлись объектами нападения. Такое же примерно положение создавалось и в случаях посадки своих истребителей на аэродромах бомбардировщиков, с целью их прикрытия.

Активные действии вражеской авиации настоятельно требовали усиления противовоздушной обороны аэродромов, как путем укрепления ее организационной структуры, так и включения в состав ВВС дополнительных сил и средств ПВО. В связи с этим в декабре 1941 года в управлении устройства тыла ВВС Красной Армии был образован 3-й отдел (5 человек), ведавший вопросами наземной и противовоздушной обороны, противохимической защиты, маскировки, минно-саперной службы объектов ВВС. Создание столь малочисленного отдела полностью не решало проблему ПВО аэродромов, так как не было организовано единой системы управления, а также не выделялось необходимого количества зенитных частей и подразделений.

Из всех мероприятий, которые пытался провести 3-й отдел, в некоторой мере были разрешены только два, причём далеко не главные, а именно: создан отдел маскировки и организована минно-саперная служба. Не имея возможности радикально решить вопрос ПВО аэродромов, отдел дал указание авиационным частям использовать все имеющиеся зенитные средства, вплоть до трофейного оружия. В результате в частях появилось самое разнообразное зенитное вооружение, но им не всегда умели как следует пользоваться.



Серьезная проблема противовоздушной обороны аэродромов по-прежнему оставалась нерешенной. В сентябре-октябре 1942 года в ГКО СССР трижды обсуждался вопрос о создании зенитных частей для прикрытия важнейших объектов ВВС, но быстро осуществить это мероприятие не удалось из-за перегрузки промышленности. В марте 1943 года для обеспечения прикрытия фронтовых аэродромов было сформировано 34 аэродромных полка ПВО, в составе трех батарей малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА) и двух зенитно-пулеметных рот в каждом.

Одновременно принимались и другие меры, направленные на укрепление ПВО в местах базирования авиации. Так, в указаниях командующего ВВС КА от 14 мая 1943 года об организации борьбы за господство в воздухе отмечалось, что противник всеми силами старается нанести урон нашей авиации на земле. В этой связи требовалось: усилить бдительность, рассредоточить материальную часть; замаскировать ее; проверить наличие щелей для личного состава; аэродромы прикрыть с воздуха, применяя засады, воздушное патрулирование, дежурство на земле; во всех местах базирования истребителей иметь не менее одной трети самолетов в готовности к вылету через одну минуту после объявления сигнала тревоги; данные, поступающие с постов ВНОС, немедленно доводить до частей и подразделений.


Исключительно важное значение отводилось также оперативной маскировке действующих аэродромов и созданию развитой сети ложных. Анализ опыта проведения этих мероприятий показывает, что они хорошо дополняли общую систему обороны аэродромов и повышали ее эффективность. Так, например, оперативная маскировка действующих аэродромов и создание ложных, занимали важное место в подготовке к действиям авиации в наступательной операции на р. Миус в 1943 году. К 15 августа здесь было развернуто около 40 ложных аэродромов, которые имитировали боевую деятельность. В результате из 18 налетов, произведенных авиацией противника с 1 по 31 августа, 16 было сделано на ложные аэродромы.

В развитие указаний командующего ВВС РККА об организации борьбы за господство в воздухе уточнялись и разрабатывались новые вопросы взаимодействия с истребительными и зенитными частями Войск ПВО страны. Шире стало практиковаться взаимодействие между истребителями, базировавшимися на различных аэродромах. Во избежание потерь запрещался взлет с аэродромов, блокированных истребителями, которые предварительно не были связаны боем. Деблокада осуществлялась средствами ПВО во взаимодействии с истребителями соседних аэродромов.

В марте 1944 года ответственность за обеспечение ПВО аэродромов и других важных объектов возложили на начальника тыла ВВС КА. Одновременно учреждалась должность начальника ПВО ВВС КА с подчинением ему небольшого аппарата для обеспечения руководства службой ПВО.

В годы войны происходило постепенное увеличение количества зенитных средств в воздушных армиях. Так, в марте 1944 года 17 воздушная армия (командующий генерал В.А. Судец), кроме частей истребительной авиации, имела три штатных аэродромных полка ПВО, четыре приданных зенитных артиллерийских полка РГК и зенитно-пулеметные роты батальонов аэродромного обслуживания.



Вопросы прикрытия мест базирования авиации стали находить более конкретное выражение в приказах командующих воздушными армиями. В некоторых из них содержался категорический запрет сажать авиацию на передовые аэродромы, не прикрытые средствами ПВО. Это уже говорило о том, что противовоздушная оборона, организуемая в оперативных объединениях ВВС, заслужила полное признание как сила, способная во взаимодействии с другими средствами, а также с помощью мер пассивной обороны обеспечить безопасность авиации, находившейся на аэродромах.

Многие командиры авиационных соединений и их штабы, прекрасно понимая, что наша авиация из-за слабой организации прикрытия аэродромов несла больше потерь на земле, чем в воздухе, стали уделять вопросам ПВО аэродромов больше внимания. Примером может служить организация ПВО 11-го смешанного авиационного корпуса 15 воздушной армии, базировавшегося на аэроузле Чупрово, в марте 1944 года. В приказе командира оценивались действия германской авиации и излагались меры по отражению налетов на объекты авиагарнизона. Штаб разработал детальный план боевых действий совместно с приданным корпусу 243-м зенитным артиллерийским полком. В нем назывались ответственные исполнители, ставились задачи командирам частей, предусматривалось ведение воздушной разведки, определялись степень боеготовности истребителей и зенитных средств, способы их действий, взаимодействие между истребительной авиацией и зенитной артиллерии, порядок использования личным составом стрелкового оружия и турельных пулеметов, установленных на самолетах. Особое внимание уделялось организации связи и управления во время отражения налетов. Приказ и план были тщательно изучены всем личным составом, поэтому каждый боец и офицер знал свое место, задачу и способ ее выполнения.

Можно с уверенностью сказать, что, там, где командиры авиационных соединений, которым практически подчинялись все наличные силы и средства, уделяли больше внимания ПВО, потери авиации на земле были значительно меньшими. Вместе с тем стоит признать, что теория противовоздушной обороны базирования авиации несколько отставала от темпов роста сил и средств ПВО, выделяемых ВВС для организации прикрытия аэродромов от ударов с воздуха. Это объясняется тем, что военно-теоретическая работа сосредоточивалась главным образом на разработке проблем применения авиации в интересах обеспечения успешного проведения операций сухопутными войсками.

В 1944-1945 годах стала создаваться более стройная система ПВО аэродромов. Она включала в себя: организацию разведки воздушного противника, авиационное и зенитное прикрытие, широкое использование пассивных средств защиты аэродромов, то есть, по существу, весь комплекс мероприятий, составляющих основное содержание противовоздушной обороны. Однако они иногда проводились без должной взаимосвязи между собой, и особенно с системой ПВО сухопутных войск, вследствие чего затрачиваемые усилия и средства не всегда достигали желаемого результата.

Во многих наступательных операциях при расположении войск в исходных районах аэродромы истребительной авиации строились в 20-40 км, штурмовой — в 30-70 км и бомбардировочной — в 60-140 км от линии фронта. Такое сравнительно небольшое удаление аэродромов воздушной армии приводило к тому, что некоторые из них оказывались в зонах зенитных частей и соединений, прикрывавших войска первого эшелона фронта. Поэтому непосредственная защита этих аэродромов могла осуществляться незначительным количеством штатных зенитных средств, особенно при господстве в воздухе нашей авиации. Но такие благоприятные условия существовали, как правило, не долго. С переходом советских войск в наступление начинали перемещаться и зенитные части. Передовые аэродромы оставались без зенитного прикрытия сухопутных войск уже во второй половине первых суток наступления.

В ходе наступления не менее трети, а иногда и более имевшихся зенитных средств постоянно находилось в движении, чем ослаблялось прикрытие и, увеличивалась вероятность ударов противника, особенно по передовым аэродромам, находившимся на главном направлении.

Для предотвращения ударов с воздуха в некоторых крупных операциях, таких как Белорусская, Висло-Одерская, Берлинская и др., несмотря на весьма напряженную обстановку и воздушные бои, в которых обе стороны несли значительные потери, для прикрытия аэродромов выделялись дежурные подразделения истребителей. Но в большинстве случаев такая задача выполнялась штатными зенитными средствами.



Во время войны количество зенитных средств, выделявшихся для прикрытия аэродромов, колебалось в весьма значительных пределах: от зенитно-пулеметной установки до зенитного полка, а иногда и более. И это вполне закономерно, так как практически прикрывать все аэродромы одинаковым количеством средств ПВО не представлялось возможным, да и не было в этом необходимости.

При недостатке зенитных средств их выделяли больше на аэродромы, которые не прикрывались истребителями. Особенно надежно оборонялись аэродромы с искусственными взлетно-посадочными полосами, так как они имели лучшую пропускную способность, и на них обычно находилось большее количество самолетов (иногда до 150).

Характер построения противовоздушной обороны аэродрома зависел от количества выделяемых для этой цели средств ПВО, калибра зенитных батарей, расположения основных объектов прикрытия (самолетов, складов различного назначения, аэродромных сооружений и т. п.), а также от тактики действий авиации противника. Во время налетов немцы чаще всего стремился разрушить взлетно-посадочную полосу, заходя для удара по ней, как правило, под углом 15-30°. Поэтому зенитные подразделения располагались на аэродроме таким образом, чтобы обеспечить наибольшую плотность огня вдоль взлетно-посадочной полосы в секторе 30-60° в направлении взлета и посадки. Это наилучшим образом обеспечивало возможность взлета самолетов при блокировании аэродрома и безопасность при посадке, после выполнения боевой задачи.

В качестве показательного примера можно привести случай, происшедший 19 апреля 1942 года на аэродроме Славяносербск, где базировался 494-й иап ВВС Южного фронта. Старший лейтенант Н. Чернов был ранен в воздушном бою, ушел от атакующих его истребителей с помощью пикирования и произвел посадку на фюзеляж. Противник пытался поджечь его Як-1 на земле, но наша зенитная батарея, прикрывавшая аэродром, своевременно открыла огонь и не дала возможности вражеским истребителям это сделать.



Управление зенитными средствами, прикрывавшими аэродром, и взаимодействие их с истребительной авиацией строилось на общих принципах, с учетом конкретно складывающейся обстановки. Основными вопросами взаимодействия являлись: двусторонняя информация о наземной и воздушной обстановке; порядок взаимодействия по отражению налетов и взлета истребителей с прикрываемого аэродрома при блокировании его вражеской авиацией; отсечение огнем зенитной артиллерии вражеских истребителей при возвращении своих самолетов на аэродром; обеспечение безопасности полетов нашей авиации; использование зенитных средств для борьбы с наземным противником; согласованные действия со средствами ПВО соседних аэродромов или других объектов.

Наличие зенитной артиллерии на аэродроме вынуждало немецкую авиацию при налетах выделять до трети сил для ее подавления, что, естественно, снижало эффективность ударов по стоящим на земле самолетам.

Как видим, в воздушных армиях (подобно общевойсковым и танковым) в ходе войны была создана определенная система противовоздушной обороны. Но, к сожалению, некоторые авиационные командиры и начальники не всегда эффективно ее использовали. Иногда вопросы организации ПВО аэродромов не находили отражения даже в планах боевого применения ВВС фронтов.

Наиболее сложной проблемой являлась защита от ударов с воздуха аэродромов в ходе наступательных операций. Трудности решения этой проблемы заключались, во-первых, в отсутствии в воздушных армиях резервных зенитных частей, которые могли бы заранее направляться на новые аэродромы с целью организации их прикрытия до прибытия туда авиасоединений; во-вторых, в отсутствии достаточного количества транспортных средств. Не всегда составлялся план перемещения имевшихся зенитных частей в соответствии с планом перебазирования полков и дивизий.



Недооценка роли ПВО аэродромов приводила и приводит к большим неоправданным потерям самолетов на земле. Об этом убедительно свидетельствует опыт не только второй мировой, но и последующих локальных войн.

Источники:
Коллектив авторов. Советские военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М.: Воениздат, 1968. С. 27-37.
Панькин В. Эволюция организационной структуры ВВС, способов и методов организации управления и взаимодействия в годы Великой Отечественной войны // Роль военно-воздушных сил в Великой Отечественной войне 1941-1945 М.: Воениздат, 1986. С. 73-74,77-78.
Струсевич А. О противовоздушной обороне аэродромов // Военно-исторический журнал. 1975. №5. С. 29-33.
Тур М. Развитие противовоздушной обороны в Великой Отечественной войне // Военно-исторический журнал. 1982. №1. С. 56-64.
Автор:
Инженер-технарь
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти