Противокорабельный «Стандарт» в погоне за «Ониксом». Возрождение забытого американского проекта



В 2017-м году исполнится ровно 50 лет с момента принятия на вооружение Военно-морскими силами США самой популярной на Западе зенитной управляемой ракеты для корабельных ЗРК — RIM-66A «Standard-1» (SM-1). Аэродинамически совершенное на то время изделие дало начало целому семейству ЗУР «Стандарт», которое за четыре десятилетия совершенствования успело пополниться такими модификациями, как RIM-67A «Standard-1ER» (двухступенчатая ЗУР с дальностью 65 км и высокими скоростными параметрами на завершающем участке полёта), RIM-66C «Standard SM-2МR Block I» (первая модификация «Standard-2», интегрированная с БИУС «Aegis»), RIM-156A «SM-2ER Block IV» (двухступенчатая ЗУР «Стандарт-2» с большой дальностью полёта, около 160 км), RIM-161B «SM-3 Block IA» (противоракета дальностью 500 км, интегрированная в ПО БИУС «Aegis BMD 3.6.1», предназначенная для поражения БР в ближнем космосе). По последней модификации производятся работы по дальнейшему улучшению чувствительности инфракрасной ГСН для развития программы ПВО/ПРО США и союзников. На базе RIM-161A создана и ракета-перехватчик наземного базирования RIM-161C для комплекса ПРО «Aegis Ashore», недавно заступившего на дежурство в Румынии.



ЗУР RIM-67A «Standard-1ER» на слегка модернизированных направляющих пусковой установки Mk 10 на корме американского эсминца УРО DDG-41 USS «King» (класс «Farragut»). Изначально на ПУ Mk 10 устанавливались двухступенчатые ЗУР семейства RIM-2 «Terrier», которые имели очень схожие с «SM-1ER» массово-габаритные параметры. Замена же на «Стандарты» началась в 70-х гг. Зенитная управляемая ракета RIM-67A стала первой двухступенчатой ЗУР большой дальности в ВМС США, которая смогла перехватывать воздушные цели на удалении до 80 км. Именно эта ракета стала прообразом для разработки современных дальнобойных двухступенчатых ЗУР «Standard-2ER» (Block I-IV); последняя версия которой (RIM-156A), оснащённая твердотопливной ступенью Mk 72, способна поражать цели на удалении 160 км. Далее по этим же «шаблонам» были разработаны «SM-3» и «SM-6», ставшие основой перспективной ПВО и ПРО американских АУГ, а также точкой отсчёта в недавно нашумевшем возобновлении программы по высокоскоростной ПКР для кораблей ВМС США


Но семейство «Стандарт» не ограничилось версиями ракет для противовоздушной обороны. В 1966 году, ещё до поступления зенитной «SM-1» на вооружение, компания «General Dynamics» параллельно вела работы над противорадиолокационной ракетой AGM-78 «Standard-ARM», которая была принята в ВВС США в 1968 году и была предназначена для замены менее технологичных ПРЛР AGM-45 «Shrike»; их недостатки были выявлены в ходе вьетнамской компании. В частности, отсутствие блока инерциального наведения с накопителем для сохранения координат отключившейся РЛС не позволяло поразить цель в случае выключения последней, а программируемая перед вылетом ГСН обуславливала узкий функционал «Шрайка» лишь по РЛС с одной рабочей частотой. «Standard-ARM» была лишена этих недостатков, а поэтому относится к переходному поколению ПРЛР, находясь почти на одной ступеньке с известной AGM-88 HARM.


Противорадиолокационная ракета AGM-78 «Standard-ARM» была унифицирована практически со всеми палубными самолётами тактической авиации ВМС США. Ракета имела ряд характерных технических особенностей, определяющих её превосходство над существующей ПРЛР AGM-45 «Shrike», а по некоторым параметрам и над существующей AGM-88E AAGRM. Масса осколочно-фугасной боевой части AGM-78 достигала 150 кг, и являлась самой мощной из известных ПРЛР (кроме российской Х-58): при её подрыве на поверхности образуется кратер диаметром 5 метров, а при подрыве на высотах более 10 м под уверенное поражение осколками попадает до 300-400 метров боевого поля. Несмотря на то, что американские специалисты сетовали на низкую среднюю скорость полёта, начальная скорость после схода с подвесок составляла 3000 км/ч (820 м/с), что на 750 км/ч выше, чем у HARM, поэтому наилучшие лётно-технические качества проявлялись при высотном запуске, где разрежённая атмосфера не способствовала быстрому замедлению ракеты после выгорания маршевого двигателя. На фото — ранняя модификация противорадиолокационного палубного штурмовика A-6B Mod 0 на стоянке базы морской авиации ВМС США Пойнт-Мугу (1967 г.). На экспериментальной машине отрабатывалась тактика применения «Standard-ARM», которая затем была использована на модификации A-6B Mod.1. Отличительной чертой противорадиолокационной версии самолёта стали небольшие пассивные детекторы облучения РЛС противника для целеуказания AGM-78, которые размещались на поверхности носового обтекателя (12 антенн) и в хвостовом коке для обзора ЗПС (6 антенн) (на нижних фото). Радиус действия «Стандарт-ARM» на 60% превосходил «Шрайк» и достигал 80 км




Несмотря на небывалую для тех лет дальность для ПРЛР тактической авиации (75 км) и современнейшую элементную базу БРЭО, «Standard-ARM» перестала производиться из-за дороговизны в 1976 году, и семейство «Стандарт» сохранило своё противовоздушное и противоракетное назначение вплоть до сегодняшнего дня, когда новые реалии военно-технического прогресса приводят к возвращению самых неожиданных, порой давно забытых проектов.

7 апреля 1973 году в ВМС США успешно прошёл испытания первый опытный образец сверхзвуковой противокорабельной ракеты RGM-66F, который по тактико-техническим параметрам (кроме дальности в 550 км) абсолютно не уступал нашей ПКР 4К80 «Базальт». Разработанная на базе ЗУР «SM-1MR» противокорабельная RGM-66F обладала малой радиолокационной сигнатурой (около 0,1 м2). Это сильно осложняло обнаружение и «захват» существующими тогда корабельными радиолокационными средствами КЗРК М-1 «Волна», М-11 «Шторм» и «Оса-М». Опытные RGM-66F ещё не оснащались первой ступенью-ускорителем, а поэтому даже баллистическая траектория полёта, с выходом в нижние слои стратосферы (до 18 км), не позволяла ракете поражать надводные цели на дистанции более 50 км с удовлетворяющей 2-хмаховой скоростью на завершающем этапе траектории полёта. Как и в большинстве противокорабельных ракет, в RGM-66F предусматривалась установка активной радиолокационной головки самонаведения, благодаря чему изделие также было известно как «Standard Active». А унификация с ЗУР семейства «Стандарт-1» позволяла использовать её не из специализированных наклонных ТПК(ПУ) Mk 141, как это сделано в «Гарпунах», а из стандартных погребов с револьверными хранилищами и механизмом подачи на наклонные ПУ Мk 13 и Mk 26, что не ограничивало противокорабельный арсенал американских боевых кораблей.


Несмотря на 43-летнюю приостановку программы разработки сверхзвуковой ПКР RGM-66F, успехом увенчался ещё один родственный проект по расширению функциональности «Стандартов». Речь о RGM-66D (на фото). Многие именитые издания ошибочно причисляют эту ракету к противокорабельному классу. Но её характеристики и возможности заставляют относить её к многофункциональным противорадиолокационным ракетам корабельного базирования (морской версии «Standard-ARM»). RGM-66D SSM-ARM приняли на вооружение ВМС в 1970 году. В возможности изделия входило поражение широчайшего списка радиоизлучающих целей с помощью пассивной радиолокационной ГСН (от корабельных РЛС обзора и наведения до наземных радиолокационных средств ПВО и РТВ); при этом надводный боевой корабль с выключенными РЛ-средствами RGM-66D не поражался, а поэтому и к противокорабельным её отнести никак нельзя. Конструктивно ракета полностью повторяла всё ту же RIM-66B: твердотопливный двигатель Aerojet Mk56 mod 1 работает в маршевом режиме 0,5 минуты с тягой 1,6 тонны, поддерживая высокую сверхзвуковую скорость полёта, а стартовый заряд в камере сгорания разгоняет RGM-66D до 2500 км/ч всего за 4 секунды. Ракета может поражать РЛС по баллистической траектории на дальности до 60 км. Была разработана и специализированная версия корабельной ПРЛР — RGM-66E. Ракета была унифицирована с пусковыми установками противолодочного комплекса ASROC RUR-5 (нижнее фото), что сохраняло возможности борьбы с ПВО противника даже при выходе из строя уязвимых установок типа Mk 10/13/26




Не обращая внимания на перспективную двухступенчатую ЗУР RIM-67A (радиус действия до 80 км), в качестве базы для увеличения дальности «Standard Active», ВМС США отдали предпочтение разработке компании «McDonnell Douglas» — ПКР RGM-84A «Harpoon», обладающей гораздо более низковысотным профилем полёта, что в то время являлось преимуществом при прорыве корабельной ПВО, которая ещё не была наделена способностями эффективного перехвата низковысотных целей, в том числе на фоне водной поверхности. Но «Гарпуны», как и другие дозвуковые ПКР, не могут оставаться на вершине технологий вечно: помехозащищённость и разрешение современных РЛК увеличиваются с каждым днём, и даже такие цели как малозаметная ПКР «LRASM» будут уверенно обнаружены и перехвачены современными российскими и китайскими корабельными ЗРК, а поэтому и вся концепция совершенствования средств воздушного нападения не может обойтись без расширения их скоростных возможностей. Ведь не даром разрабатываются «Яхонты» и «БраМосы» для российского и индийского флотов. Поняли это и в американских ВМС.

На прошедшей неделе министр обороны США Эштон Картер заявил о работах по созданию перспективной сверхзвуковой противокорабельной ракеты на базе дальнобойной ЗУР RIM-174 «SM-6 ERAM» компании «Raytheon». По сути, получает новый толчок забытый 44 года назад передовой проект, но вместо RIM-66A/RIM-67A за основу берётся более совершенная и дальняя зенитная ракета, которая помогла несовершенному 4-хканальному «Иджису» сохранить устойчивость в условиях современных угроз. RIM-174 ERAM (Extended Range Active Missile) получила высокоэффективную АРГСН от ракеты «воздух-воздух» AIM-120C, но площадь её антенной решётки увеличена в 3,75 раза, что увеличило дальность захвата целей при загоризонтной стрельбе. АРГСН «SM-6» также разгружает «Aegis» при отражении массированного удара ВТО противника, так как не нуждается в подсвете радарами SPG-62.

В отличие от RGM-66F, новая сверхзвуковая ПКР на базе «SM-6» может получить первую твердотопливную разгонную ступень с ТРД Mk.72 (от экзоатмосферного перехватчика RIM-161), а поэтому дальность её действия может составить более 370 км. Огромная дальность с этим ускорителем будет достигаться лишь благодаря высотному баллистическому профилю полёта. Возможна и иная комплектация с применением в качестве первой ступени компактного турбореактивного двигателя компании «Teledyne CAE» J402-CA-100 тягой 0,294 тонны. В таком случае возможен низковысотный профиль полёта с конечным разгоном до 3-3,5М над гребнем волны, аналогичный профиль реализован в российской ПКР 3М54Э «Калибр-НКЭ». Возможности такой ПКР будут соответствовать показателям «Калибра».

Но мы остановимся на версии с твердотопливной разгонной ступенью Mk.72. Противокорабельный вариант RIM-174 ERAM сможет после запуска подниматься на высоту до 35-40 км, разогнавшись до 4000 км/ч. Затем по данным инерциальной системы наведения и внешнего целеуказания маршевая ступень будет входить в пикирование с уже отделённым ускорителем, а после обнаружения и «захвата» надводной цели ГСН ракеты, будет включён двигатель маршевой ступени для поддержания высокой сверхзвуковой скорости в тропосферном полёте.

Также сверхзвуковая ПКР на базе «Стандарта-6» может похвастаться высокими маневренными возможностями, доставшимися от зенитной версии, благодаря чему ракета сможет ещё в стратосфере выходить на предельные (близкие к 90 градусам) угломестные направления относительно надводной цели, а затем, используя аэродинамические рули или газодинамические ДПУ, резко разворачиваться и вертикально «падать» на цель на скоростях до 3,5М. Даже сегодня многие многофункциональные и обзорные РЛС имеют сложности с работой по воздушным целям с предельными угломестными подлётными координатами, чем в своё время умело воспользовался британско-американский контингент специалистов компаний «Matra BAe Dynamics» и «Texas Instruments» при создании одной из самых совершенных в истории ПРЛР — ALARM.


Без сомнения, самой тактически «изощрённой» противорадиолокационной ракетой можно считать британско-американскую ALARM. Не являясь скоростным рекордсменом среди подобного типа ракет, 2,3-маховая ракета ALARM полагается на специализированный режим траектории полёта и наведения на цель, а также на малую ЭПР, обеспеченную малым диаметром корпуса (230 мм) и широким применением композиционных материалов. Обладая неплохой дальностью применения (93 км), подлетающая к цели ALARM делает манёвр «горка», причём в верхней точке траектории (прямо над целью), на высоте около 12-13 км, из специального контейнера раскрывается парашют, и ракета медленно снижается в течение 120 секунд, сканируя поверхность на вероятные излучения РЛС противника, в случае обнаружения источника происходит быстрый сброс парашюта и включение ракетного двигателя, ALARM атакует цель с вертикального направления (почти из «слепых углов»), где многие ЗРК (особенно с полуактивным радиолокационным наведением и плохими угломестными параметрами обзора) оказываются беспомощны. Многие ЗРК могут уничтожить ALARM ещё до входа в «слепые углы», но для этого у ракеты есть ещё один «козырь в рукаве»,- малая масса и габариты позволяют только на один «Tornado GR.4» помещать 7 ракет ALARM, одно же звено может нести 28 ракет


В командовании ВМС США совершенно не скрывают, что новые высокоскоростные ПКР разрабатываются в качестве асимметричного ответа на модернизацию корабельного состава ВМФ России («Адмирал Нахимов», позже «Варяг») и на его обновление перспективными фрегатами пр. 22350 с совершеннейшим комплексом ПВО/ПРО «Полимент-Редут». Новые ракеты полностью унифицируют с УВПУ Mk 41, а поэтому их количество на одном борту будет ограничено лишь количеством ТПК. Огромную опасность противокорабельные «Стандарты» будут представлять при массированном применении совместно с ПКР «LRASM»: десятки последних будут резко появляться из-за радиогоризонта, полностью загружая БИУС кораблей противника (прибавьте ложные цели и самолёты РЭБ), вторые же с небольшим запозданием будут атаковать на 3-маховой скорости, т.е. удар двумя типами будет приходиться на один момент времени, перегружая пропускную способность корабельных ЗРК. Ракеты эти станут реальной грозной силой против наших и китайских КУГ.

Опасность заключается и в том, что скорость в 3-3,5М превышает скоростной лимит перехвата КЗРАК «Кортик», ЗРК «Кинжал» и «Оса-МА», и только С-300Ф/ФМ, «Штиль-1», «Редут» и «Панцирь-М» могут бороться с подобными целями, но этими комплексами сейчас оснащены единичные корабли флота, что говорит о необходимости скорейшего обновления ЗРК всех видов НК. В дальнейшем «Гарпуны» будут постепенно выводиться из эксплуатации, и, примерно к 2025 году, их полностью заменят «LRASM» и новые «Стандарты-ПКР». Ударные способности американского флота возрастут в несколько раз: этими типами ракет будут также вооружены и противоракетные модификации десантного корабля-дока «San Antonio» и ЭМ класса «Zumwalt». Адекватный ответ нашего флота уже почти готов: на окончательном этапе разработки находится противокорабельный комплекс с гиперзвуковой ПКР 3К-22 «Циркон». Его 4,5-маховые ракеты со смешанным профилем полёта смогут прорывать даже противоракетный «зонтик» на базе новейшего хвалёного многофункционального радара AMDR.
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

47 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти