Почему 54 выпущенные ракеты прошли мимо цели



В 1967 году ракетным ударом был потоплен эсминец ВМС Израиля “Эйлат”. Тяжело поверить, что спустя несколько лет, во время войны Судного дня, ни одна из 54 выпущенных ракет не попала в цель.


“Эйлат” (бывш. HMS Zealous) не имел средств противодействия новейшей угрозе. Все, что мог корабль образца 1942 года, — маневрировать и стрелять из устаревших зениток. К 1973 году израильтянам удалось создать примитивные образцы систем радиоподавления, “забивавшие” головки советских “Термитов”. В результате процент попадания ПКР уменьшился до абсолютного нуля.

С жаркого Ближнего Востока — туда, где грохочут ледяные валы Южной Атлантики.

…на траверзе «Плимута» двигался эсминец «Шеффилд». Еще дальше, невидимый за вуалью тумана, переваливается на волнах «Ярмут» — еще один фрегат британского передового отряда, выдвинутого к южной оконечности Фолклендов. Дальше все происходило, как в страшном сне:

— Докладывает пост РЛС «Тип 993», две скоростные цели с юго-запада, дистанция 10, высота 150 футов.

Тревожный взгляд с мостика в указанном направлении — там ничего, только белесая пелена брызг и косые струи дождя…

— Необходимо проверить. Свяжитесь с «Шеффилдом». Погода явно нелетная, шторм 7 баллов, горизонтальная видимость менее 800 ярдов.

— Сэр, «Шэффилд» не отвечает. Цели идут прямо на нас, подлетное время меньше минуты.

Времени совсем не оставалось. Фрегат резко дал крена, круша бортом водяные валы — моряки попытались развернуться кормой в сторону летящих ракет, уменьшив площадь проекции корабля. Барабанной дробью загрохотали установки «Корвус», расцвечивая воздух фейерверками пассивных помех — и фрегат скрылся от ракет в спасительном облаке диполей.

Первый аргентинский «Экзосет» просвистел мимо и исчез посреди клочьев бушующего океана. Но вторая ракета…

— Сэр, «Шеффилд» горит!


Эсминец ПВО “Шеффилд” не делал ничего, за что расплатился по полной. Его напарник “Плимут” (ржавое “ведро” 1959 года постройки с таким же допотопным вооружением) сумел успешно защититься от ракет с помощью простых дипольных отражателей.

Из той же серии рассказ о потоплении “Атлантик Конвейор”. Вы не задумывались, почему обе ракеты попали именно в гражданское судно? В отличие от боевых кораблей, на контейнеровозе отсутствовали системы постановки помех.


Похожим образом завершилась стрельба по эсминцу “Гламорган”. Одна из выпущенных ракет сразу после пуска “сошла с ума” и улетела в неизвестном направлении, вторая поразила эсминец без взрыва БЧ (осечка взрывателя). Эсминец “Глэморган” был тоже супергерой, 1964-го года постройки. Только и успел развернуться задницей к летящей ракете.

Комбинированная ракетная атака 30 мая закончилась безрезультатно. Выпущенные “Экзосеты” ушли в “молоко”, оглушенные помехами станций РЭБ.

Очередной эпичный случай — повреждение “Старка” в Персидском заливе. Вокруг американского корабля целый час кружил самолет “дружественных” иракских ВВС, а потом взял и расстрелял янки в упор. Фактически, это была стрельба в полигонных условиях. Как и в случае с “Шеффилдом”, экипаж американского фрегата не оказывал никакого противодействия огнехвостым “Экзосетам”.

По статистике, на десять выпущенных ПКР типа “Экзосет” пришлось шесть попаданий в четыре корабля. При этом, все четыре “жертвы”, в силу различных причин, НЕ ДЕЛАЛИ НИЧЕГО для обороны от летящей напасти. Кроме того, на шесть попаданий пришлось три осечки — 50% боевых частей не взорвались!

В похожих же условиях производились стрельбы по эсминцу “Эйлат”, чей экипаж даже не подозревал о существовании подобного оружия. Аналогичным образом янки раздолбали ливийский МРК Ein-Zaquit. Все эти мишени не могли противопоставить ракетам ничего от слова вообще.

Почему 54 выпущенные ракеты прошли мимо цели


Но так было не всегда. Практика показывает, что те, кто делал хоть что-то для своего спасения — успешно уходили из-под удара, даже маленький и убогий “Плимут”.

В апреле 1988 года иранский корвет Joshan выстрелил ракетой по американскому крейсеру "Вэйнрайт". Разумеется, системы РЭБ крейсера сорвали атаку, отведя угрозу в сторону.

Во время "Бури в пустыне" был зафиксирован пуск по кораблям Коалиции двух ПКР “Хайин-2”. Одну немедленно сбил из ЗРК британский эсминец “Глостер”. Вторая упала в воду, оглушенная помехами РЭБ (либо вышла из строя по тех. причинам).

Но апофеозом стало активное применение средств РЭБ в войне Судного дня, 54:0 — это катастрофа. Словно вместо современных самонаводящихся ракет (выстрелил-забыл), у египтян были луки со стрелами. Хотя, наверное, от стрел толку было бы больше.

Отсюда возникает вопрос:

Не окажется ли так, что в бою с участием ведущих флотов мира, при прорыве эшелонированной ПВО и массированном применении средств РЭБ, из ста выпущенных ракет до цели доберется одна? При этом, еще не факт, что её боевая часть сработает, как надо.

Существуют какие-либо альтернативы бесполезным ракетам?

...

В июле 1940 года, через семь минут после начала боя у Калабрии, линкор “Ворспайт” с дистанции 24 километра “засадил” 870-килограммовую болванку в итальянский “Джулио Чезаре” (будущий “Новороссийск”). Скорость итальянца упала до 18 узлов, был убит находившийся на верхней палубе зенитчик. В борьбе со вспыхнувшим пожаром пострадали десятки моряков, в дыму задохнулся еще один кочегар.

24 километра — как расстояние от Питера до Кронштадта, попадание в быстро движущийся корабль (50 км/ч). Семь минут пальбы, 136 выстрелов — единственное попадание. Говорят, случайность. Пусть так. Все же лучше, чем 54:0.

А помните, как “Бисмарк” с третьего залпа “случайно” потопил “Худ”?

В 1942 году в ночном бою у о. Саво японцы насмерть изрешетили пять крейсеров союзников. Без тепловизоров и лазерных дальномеров. Стреляя по неясным силуэтам, при тусклом свете прожекторов и вспышках сигнальных ракет.

Те, кто любит “травить” байки о том, как за три процента попаданий давали орден, как пушки наводили “по сапогу” и прочей ерунде, просто не представляют, какую угрозу могут представлять пушки.

В Цусимском сражении, которое так любят приводить в пример, броненосец “Орел” получил 76 попаданий, в т.ч. 16 — снарядами главного калибра. Выжил, потому что шел четвертым. Первые три мателота (“Князь Суворов”, “Имп. Александр III”, “Бородино”) получили еще больший ущерб (оценочно > 100 попаданий), исчерпали свой запас живучести и, в конце концов, затонули. Наши артиллеристы тоже не сидели сложа руки: по официальным японским данным, флагман “Микаса” получил 40 попаданий, в т.ч. 10 — снарядами калибра 305 мм. Спасло “Микасу” не пресловутое качество русских снарядов, а тот факт, что 40 попаданий — слишком мало, чтобы потопить такой броненосец.


Наверное, целились по сапогу. ЭБР “Орел” после боя.

Развитие приборов СУО не стояло на месте. На общефлотских учениях в 1913 г. процент попаданий кораблей Балтфлота по буксируемой мишени колебался от 16% (“Андрей Первозванный”) до 77% (“Имп. Павел Первый”). В реальном бою, процент попаданий уменьшался на порядок, но был все же лучше, чем ракетный антирекород 54:0.

В связи с чем — новый вопрос:

Чем бы окончилась дуэль РКР “Москва” с артиллерийским кораблем, подобным “Новороссийску”, обвешанном современными средствами РЭБ? С отечественным комплексом “Смелый”, немецким MASS (Multi-Ammunition Softkill System), расставляющим помехи во всех возможных диапазонах (радио, тепловом, оптическом, УФ) и системой радиоподавления AN/SLQ-32 с мощностью направленного излучения один мегаватт.





Боекомплект “Москвы” шестнадцать ракет “Вулкан”, из них хотя бы одна сможет долететь до цели? Однажды не смогли долететь целых 54.
За это время пушки “Новороссийска” разделают современный корабль под орех.

У снаряда масса преимуществ:

А) полная невосприимчивость к средствам ПВО. Ввиду его точечных размеров и исключительной скорости, втрое превышающей скорость звука, снаряд невозможно сбить зенитным огнем. Все существующие средства (сухопутный “Фаланкс”) рассчитаны на перехват низкоскоростных минометных мин. Даже если, с грехом пополам, им удастся уничтожить снаряд, проблема никуда не исчезнет. Следом за первым снарядом летит второй, через секунду — третий, четвертый, пятый....

Б) Скорострельность! Корабельные пушки весят десятки тонн, за счет чего имеют веские преимущества перед сухопутной артиллерией. Благодаря хорошей эргономике боевых отделений, механизации систем наведения и подачи боезапаса, а также безлимитному охлаждению забортной водой, морские орудия “долбят”, как пулемет. Построенный в 1935 году “Бруклин” делал по 100 выстрелов в минуту главным калибром. Примерно столько же выстрелов, в автоматическом режиме, делает за минуту автомат Калашникова. Конечно, если стрелок умеет быстро менять магазины. Впечатляет?

203 мм пушка послевоенного крейсера “Де Мойн” обладала скорострельностью 10 выстр./мин.

Созданная на её основе в 1975 г. автоматическая 8”/55 Mk.71 (для вооружения атомных крейсеров проекта CSGN) показала результат 12 выстр./мин.


Испытания Mk.71 на борту эсминца "Халл"


В) под стать скорострельности — боекомплект! Ракетный крейсер “Москва” несет всего 16 противокорабельных “Вулканов”, модернизированный “Нахимов” обещает целых 80 ячеек для размещения ударного вооружения.

Крейсер “Де Мойн” имел по 150 снарядов на каждое орудие, у современного "Замволта" — 300 !!!

*помимо двух автоматизированных боеукладок, на “Замволте” имеется дополнительный погреб на 320 снарядов. В сумме, боекомплект эсминца включает 920 управляемых и неуправляемых снарядов калибра 155 мм (масса LRLAP достигает 102 кг, содержание взрывчатки 11,8 кг — вдвое больше, чем в обычных шестидюймовых снарядах).

Г) Скорость! 90% современных ракет (Гарпун, Экзосет, Калибр) обладают дозвуковой скоростью на маршевом участке полета. Снаряд пушки летит втрое быстрее. Даже быстрее, чем сверхтяжелые экзотические ПКР, способные развивать на больших высотах скорость 2,6...2,8 М.

Минимальное время реакции. Мгновенный разгон. Молниеносный удар! У противника остаются считанные секунды до встречи с цилиндрической смертью.

Д) В отличие от крохотных головок ракет, снарядам плевать на любые средства РЭБ и технологию стелс.

Е) Высокое разрушительное воздействие! При разрыве плотной металлической оболочки снаряда образуются тяжелые осколки, способные пробить и перебить все на своем пути: любые переборки, трубопроводы, механизмы. Плюс, высокая механическая прочность снарядов, позволяющая им проникать в глубину корпуса, к самым важным постам корабля.

Ж) Надежность срабатывания взрывателей оставляет желать лучшего. В случае артиллерийского обстрела, возможный отказ взрывателя компенсируется бОльшим числом попавших в цель снарядов. В отличие от единственной долетевшей ракеты, которая еще не факт, что взорвется.

З) Стоимость! В конструкции снаряда априори отсутствует турбореактивный двигатель и стартовый ускоритель, приводы аэродинамических рулей, система энергообеспечения, гироскопы инерциальной системы и сложная ГСН с миниатюрным радаром.

Даже самые “продвинутые” образцы управляемых снарядов с донным газогенератором и системой наведения по GPS стоят в 5 раз дешевле, чем легкая противокорабельная ракета “Гарпун”. Что касается стоимости обычных “болванок”, то они — расходный материал войны. Выпускаются целыми вагонами.

Эпилог

Единственным, пока непревзойденным преимуществом ракеты является большая дальность полета, как и возможность самостоятельного поиска целей за горизонтом. Впрочем, еще совсем не факт, что она долетит до цели... Но об этом мы уже говорили.

Для поражения объектов наземной инфраструктуры артиллеристам достаточно получить спутниковый снимок с координатами целей. Дальше, “умные” снаряды LRLAP сделают все самостоятельно. Их практическая дальность полета превышает 100 км, а могущества вполне достаточно для поражения типовых целей (дом/телевышка/ангар/позиции ЗРК). Далеко не всегда требуется аннигилировать противника в пыль, в годы ВОВ основным калибром Люфтваффе были бомбы 50 кг, и этого вполне хватало для поражения большинства известных целей.


По свидетельствам самого Пентагона, большинство известных конфликтов могли быть успешно решены корабельной артиллерией. Во Вьетнаме расход составил один миллион снарядов. Самый успешный прецедент — огонь с моря по сирийским ЗРК в долине Бекаа (1983 г.)

Если борьба с береговыми целями не вызывает вопросов, то применение артиллерии в современном морском бою выглядит, как минимум, спорно. При встрече крупных боевых кораблей класса “эсминец” дальность прямой видимости составит не более 40 километров. Впрочем, при современном уровне развития беспилотников и квадрокоптеров, ничего не стоит увеличить эту дистанцию, как минимум, втрое. При этом, в отличие от ненадежных ракет, вероятность попадания у снарядов исчисляется двузначными значениями! При современном уровне вычислительных средств и приборов, способных определять расстояние с точностью до метра.

Приведенные выше факты свидетельствуют, что артиллерия имеет право быть равноправным партнером ракетного оружия, предназначенным для решения любых задач. Реальным подтверждением данной гипотезы стал ракетно-артиллерийский “Замволт” и планы по установке систем AGS на эсминцы “Берк” третьей подсерии.

В недалеком будущем, морская артиллерия обретёт еще большее значение с появлением электромагнитных “рельсотронов”. Гиперзвуковые скорости снарядов и дальность огня в три сотни километров обещают новую эру в истории флота.




Испытания боевого рельсотрона, 2008 г.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

265 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти